Мужчина и женщина

Мужчина и женщина

Что хочет мужчина?

Ответ на этот волнующий вопрос ищет каждая женщина, но порой его так и не находит. При этом она совсем не догадывается, что он-то лежит как раз на поверхности.  Ведь каждому мужчине, хоть он и не хочет показаться слабым, хочется всегда иметь поддержку и внимание со стороны своей женщины. Ведь кто может лучше придать сил и уверенности в завтрашнем дне, чем та, которая любит и любима. Главное, чтобы женщина ценила своего мужчину и старалась понять, в чем именно он нуждается.

Так чего же собственно хотят мужчины и как построить гармонические отношения со своим избранником?

Поддержка в делах, особенно в новых начинаниях.

Мужчины, как и женщины, иногда тоже бывают неуверенными, но тщательно умеют это скрывать. Поэтому если мужчина задумал открыть свой собственный бизнес, решил нарисовать картину, необходимо помочь сделать первый шаг. Не отговаривать, что у него не получиться, а как раз поддержать: раз решил – пусть действует. И даже, если случится полный провал задуманного, все равно ошибка – это дочь опыта, а значит дорога к успеху уже наполовину открыта.  Дать возможность побыть в одиночестве.

Если любимая команда вашего мужчины проиграла матч или на работе аврал, не стоит успокаивать его, что следующая игра пройдет лучше, а сложная ситуация разрешится. Просто нужно дать ему побыть наедине, собраться с мыслями, прийти в себя. Но ни в коем случае не расспрашивать, не задавать назойливых вопросов. Одним словом, нужно выждать, когда мужчина сам захочет поделиться с вами и услышать, наверняка, ваше дорогое для него мнение.

Чтобы женщины обладали терпением.

Даже, если мужчина говорит нам то, с чем мы категорически не согласны, не стоит спорить и доказывать обратное. Вы же не на войне, где все средства хороши, и победа в споре вам совсем не должна быть нужна, если, конечно, вы не стремитесь найди повод, чтобы расстаться. Выждите время, дайте ему возможность выговориться, потому как каждый человек имеет право на собственное мнение. И, возможно, совсем скоро ваш мужчина осознает, что был не прав.

Одобрения и похвалы со стороны.

Сильный пол, как правило, в меньшей степени хвастается своими заслугами, но тем не менее в глубине души каждому мужчине так и хочется похвалы, доброго слова и комплимента о том, что он самый лучший! А значит, любимого нужно хвалить, даже за то, что он только что вбил свой первый гвоздь или вынес мусор. Маленькое поощрение в виде нежного поцелуя сподвигнет его к новым «подвигам», дабы еще раз получить одобрение с вашей стороны.

Возможность быть самим собой.

Мужчина всегда хочет быть самим собой. Чтобы его любили таким, каким он есть, со всеми слабостями и недостатками, не упрекая, не унижая и не переделывая, а помогая мягко и тактично исправить его промахи. Если женщина мудра и принимала в период знакомства его пристрастие к тем же футбольным матчам по выходным, то она в будущем не будет удивляться и отменять его хобби в пользу совместного романтичного пикника.

Желания мужчин также индивидуальны, как и вкусы. И ответить на вопрос, чего хочет любимый, гораздо легче именно женщине, поскольку мужчины более постоянны в своих желаниях.

Главное, чтобы прекрасный пол научился чувствовать своих мужчин, беречь и уважать этих неприручаемых «существ» с другой планеты.
и еще:

Красота души ценнее.

Красота, как известно – понятие субъективное. Кому-то нравятся худенькие и изящные, а кто-то предпочитает девушек с пышными формами и аппетитными пропорциями. Но как часто бывает, что женщины с идеальными симметриями, правильными чертами лица так и остаются в «вечном поиске», а ни чем особо внешне непримечательные женщины, порой с заурядной внешностью, невысоким ростом и зачастую с лишним весом, находят мужчин, совершающих ради них безумные поступки, и любящие их бесконечной любовью. В чем же состоит успех этих женщин? Что делает их неотразимыми в глазах своих возлюбленных? И хватает ли для этого только лишь внешней красоты? Попробуем в этом разобраться.

Заметьте, когда у женщины нет настроения, она, как правило, не хочет смотреться в зеркало. Морщинки становятся видными, уголки губ опущенные, да и волосы никак не укладываются. А это значит, наш внутренний мир напрямую связан с внешним. Хроническая неудовлетворенность образом жизни, достигнутыми результатами, отношениями в семье приводит к тому, что их внешность становиться в качестве «козла отпущения» своих внутренних психологических проблем. Отсюда вывод, разве может женщина стать красивее, если на лице её будет лежать отпечаток грусти, раздражения, обиды… Однозначно нет.

Вывод напрашивается сам по себе, что исходит изнутри — отражается снаружи. Недаром в романе Оскара Уайльда, черты лица Дориана Грея, поглощенного злостью, ненавистью, пороками, искажались, оставляя неизгладимый след на его портрете. Ведь что может быть отвратительнее, чем уродливая, злая, глупая душа, заключенная в прекрасном теле?… Внутреннее уродство искажает даже самое красивое лицо, в то время как внутренняя красота освящает и превозносит самые неудачные черты так, что они становятся незаметными.

Недаром в русской фольклорной традиции соизмеряли требования идеальной внешности с внутренними качествами. Каждую из своих любимых героинь А.С. Пушкин соотносил с этим требованием, считая без красоты душевной красота внешняя – ничто, ибо сверху – то ясно, а с исподу – то не красно или личиком белёнек, да душой чернёнек.

Наверняка, женщины начнут сейчас сетовать, мол, все это неверно, природу не обманешь, если лицо, фигура, волосы и вправду далеки до совершенства. Но дело тут совсем не в этом. В природе нет некрасивых женщин, есть так называемые, как считают психологи «оптимистические» и «пессимистические» женщины.

Разница их в том, как они чувствуют себя в своем теле и принимают ли они себя. «Пессимистических» женщин всегда можно узнать по потухшему взгляду, неуверенной походке, ссутулившимся плечам. Они, как правило, никогда не замечают достоинств своей внешности, а всячески недовольны собой, обвиняя свои реальные и мнимые дефекты. Пытаясь скорректировать свою внешность «пессимистическая» женщина требует от себя соответствия «идеала», достичь которого они, естественно не в состоянии. Не легче ли создать собственный имидж, под названием женская индивидуальность, единственный на все века идеал женственной привлекательности? То ли дело, «оптимистическая» женщина. Вы думаете, что её спасает иллюзия по поводу собственной неземной красоты? Ничего подобного! Тут дело в акцентах. А акцент оптимистическая женщина ставит именно на свои достоинства. Она умеет подчеркнуть те особенности своей внешности, которые действительно являются выигрышными. Тем самым она сама создает свою привлекательность.

Далее следует то, чем собственно занимаются женщины? Есть ли у них любимое дело, занятие, хобби? Проведенные исследования ученых из чикагского центра психоционики доказали, что люди с тривиальной внешностью, становились во много раз красивее, если занимались тем, что приносило им огромное удовольствие. Опрошенные, исходя из фотографий, киносъемок порой не узнавали недавно еще заурядных «красоток», которая преображались и на глазах становилась прекраснее, расцветая тем самым изнутри.

Внутренняя красота — это нечто больше внешней, которая уже уходит на второй план, она преображает, делает человека, как говорят в народе обаятельным. А если к этому подключиться еще и улыбка, которая исходит из сердца, то она скрасит любую женщину, даже супермодель, которая зачастую имеет неживое, холодное лицо.

И самое главное, женская красота идет рядом с любовью и счастьем. Ведь так часто говорят, счастливая и любимая женщина по-настоящему красива. Красота женщины — это не эстетика ее лица, а гармония её души, которая исходит из неё и отражается во вне. И даже, если молодость уходит, красота женщины растет с годами…Не зря ведь, тонко подметила Шанель, считая, что каждая женщина к 30 годам способна сделать из себя истинную красавицу. Но изнутри, только изнутри, не путем изменения и усовершенствуя свое лицо поверхностными внешними «поправками», а уйти в себя, в глубину, чтобы услышать там пение ангелов, где кроется доброта и благородство, открытость и милосердие, сочувствие и сопереживание, которое вскоре зазвучит из вашей души. Ведь оживляет, заставляет цвести и отражать людям свет именно она. Именно она и внутренняя красота делает внешнюю гармоничность истинной прелестью.

Если все это будет излучать ваши глаза, искренняя улыбка и живой характер, то все ваши неправильные черты превратятся в пленительные и таинственные для окружающих.

Автор — Стрюкова Наталия

Мои недостатки – мои достоинства

Мои недостатки – мои достоинства

Бог, творя женщину уже шестой день, работал сверхурочно. Показавшийся ангел поинтересовался:
— Почему ты так много времени над работой с ней?

На что Бог ответил:
— А ты видел инструкцию? Она должна не бояться влаги, но не быть пластмассовая; она должна держаться на кофе и на остатках еды; её колени должны быть такими, чтоб на них сразу помещалось двое детей, но когда она встанет, она должна выглядеть грациозно; её поцелуй должен вылечить всё, начиная от царапины и заканчивая разбитым сердцем; она должна иметь три пары глаз.
— А это для чего? – удивленно спросил ангел.

На что Бог ответил:
— Одна пара глаз нужна, чтоб мать могла видеть сквозь закрытую дверь, когда будет спрашивать детей, чем они занимаются, хотя она и так уже знает. Вторая пара, чтобы видеть, что ей надо знать, хотя другие об этом даже не догадываются. А третья пара – для того, чтоб взглянув на избалованного ребенка, без слов сказала, что любит и понимает его.

Ангел подошел и прикоснулся к женщине.
— Бог, но она такая нежная?
— Да, нежная, – согласился творец. – Но я её сотворил и крепкой. Не представляешь, сколько она может вытерпеть и сколько всего сделать.
— А она умеет думать? – спросил ангел.
— Она умеет не только думать, но и аргументировать и доказывать.

Ангел что-то заметил и приблизился к модели женщины и прикоснулся к щеке.
— Ой, кажется, ваша модель пропускает воду – удивился ангел.
— Не протекает, – опровергнул творец. – Это слеза.
— А зачем ей слеза? – не унимался ангел.
— Через слёзы она может проявить свою радость, переживания, боль, разочарования, одиночество, милосердие и благородство.

Ангел был восхищен!

— Господь, да ты гений! Вы учли всё, чтобы сделать женщину СОВЕРШЕННЫМ созданием!
— Вы правы. Я доволен. Почти… – уточнил Господь.

Но и этих аргументов мало мужчинам, чтобы с этим полностью согласиться. Да, и чтобы они делали с этим идеалом, который, как и ежедневный шоколад надоел бы им через неделю. Потому как не бывает идеальных людей, а если и бывают, то, наверняка, всего лишь пластмассовые подделки. Настоящая же женщина превратит даже самые свои большие недостатки в маленькие женские слабости, которые настоящий мужчина сможет оценить, понять и полюбить. Ведь, если мужчина, как говорит Д. Х. Джебран, не прощает женщине маленьких недостатков, никогда не насладиться их великими достоинствами.

— И пускай женщина ходит по магазинам, даже если у неё все вешалки в шкафу заняты, запомните, настоящей женщине «всегда нечего одеть». Поэтому не стоит доказывать её обратное, иначе рискуете остаться ничего непонимающим.

— Давайте своей любимой выговориться! Молчание пугает их, поэтому они и норовят скорее заполнить этот «вакуум», даже если им и нечего сказать…

— Сплетничает? Ну и пускай! Она же по-доброму! Просто она еще раз желает от вас услышать, что она лучше Светки, «любовь которой дорогого стоит».

— Не умеет хранить тайны? Просто говорите ей те секреты, которые не боитесь «раскрыть её подругам».

— Секс – не настолько уж необходимое для неё занятие. Да, да…мужчины. Это факт. Но не спешите делать печальные выводы. Женщины в отличии от мужчин привлекает не только физическая природа, но и эмоциональная. Поэтому она получает психологическое удовольствие даже от осознания того, что вы и так хотите заняться с ней любовью.

— Рюши, шпильки и цветочки вовсе не являются признаком недалекости и наигранной женственности. Просто женщина создание тонкое и ранимое, а вышеперечисленные «розовости» признак её богатой и нежной души.

— И даже, если ваша женщина не любит футбол, не разбирается в машинах, не видит разницы в разных сортах пива, и в ванной комнате, как показали исследования, держит 437 принадлежностей, в отличии от мужчин, у которых определили всего лишь 6, (включая бритву и зубную пасту), даже в этом есть свои прелести. Поэтому ваша задача, дорогие мужчины, состоит в том, чтобы проявить перед этим милым, кротким и хрупким созданием свою терпимость, внутренний потенциал, мужскую харизму и дать почувствовать женщине слабой на вашем сильном мужском плече. И как говорил В. Брюсов: «Ты – женщина, и этим ты права!

P. S. А как вы думаете получилась ли у творца СОВЕРШЕННАЯ женщина?… Почти… У неё есть единственный недостаток… Она забывает о своих достоинствах.

Автор — Стрюкова Наталия

Причины возникновения сексуальных проблем

Причины возникновения сексуальных проблем

Причины возникновения сексуальных проблем и их связь с распространением в интернете изображений обнажённых тел.

В XIX веке неприкрытая платьем женская щиколотка, вызывала невольный трепет у мужчин, в XX веке длина юбки резко укоротилась, а декольте сделались совсем открытыми, и женщина перестала быть загадкой, в XXI веке никакой тайны не осталось вовсе. К чему ведёт такая обнажённость? Почему самыми высокочастотными запросами в Интернете является слово: «порно» (количество запросов в месяц по данным Яндекс.Директ — 34 180 334, «эротика онлайн» — 144 136, для сравнения слово «живопись» — 79 541)?

Результаты психологических исследований сексуальных проблем и интереса к эротике приводят к ужасным выводам: дети всё раньше начинают интересоваться обнажёнными телами и легко находят доступ к их изображениям в интернете. В этой статье мы постараемся показать то, как порно-продукция инфицировала жизнь каждого из нас, и почему мы игнорируем её распространение.

Приведём некоторые выдержки из писем психологам и психотерапевтам, которые приходят  на сайт  психологического центра ,  Просвет люди, столкнувшиеся с этой проблемой. «Мой восьмилетний сын и его друг приходят на кухню из детской пить чай. Я, влекомая любопытством, к тому, чем занимались они весь вечер за компьютером, отправляюсь в детскую и смотрю историю поиска в компьютере. Сначала смеюсь, увидев там слово «сиськи». И прихожу в панику, когда вижу результаты поиска: 15-летняя девочка занимается анальным сексом с пожилым мужчиной и, одновременно, делает минет другому….».

Мы перестали замечать так же, что современная реклама впитала в себя все принципы и образы порно — индустрии: «Заглянула в почтовый ящик, вынула оттуда очередные рекламные журналы, а в них изображены полуголые женщины, с пухлыми губками и вызывающими взглядами». Те проблемы, которые могли вызвать психологический шок или показаться несоответствующими для разворота новостного журнала несколько лет назад, едва ли удивят нас сейчас.

Сексуальные изображения, чаще женские, глядят на нас с рекламных плакатов, телевизионных и журнальных реклам, в сопровождении скучных сообщений о страховании автомобилей, продаже диванов или поездках в жаркие страны. Изображения обнажённых тел стали порнографическими «обоями» современного мира, в то время как само порно стало более жестким, насильственным и оскорбительным.

«Мой муж давно интересуется эротикой”, — написала нам 35-летняя женщина, обратившаяся за психологической помощью в психологический центр Просвет: “Он просматривал картинки, на которых женщин били и насиловали несколько мужчин. Я ужаснулась, увидев это. Он сказал: «Это просто фантазии». Музыкальные клипы сексуальны до предела, порно-звезды снимаются в видео играх и подростковых фильмах. Особенно это распространено в США (однако мы заимствуем большую часть телевизионной продукции из США).

Многие люди, зависимые от интернета, понимают наличие проблемы и чувствуют глубокое беспокойство из-за того, что их влечение опредмечивается с помощью фото- и видеопродукции и, всё больше, отрываются от реальности. Даже, если Вы, молча, удивляетесь, почему, вместо того, чтобы прийти к Вам в постель, Ваш мужчина предпочтёт просматривать фотографии недоступных незнакомых женщину он-лайн, Вы всё же неохотно заговорите о том, что это Вас беспокоит.

Другая женщина написала о картинках, которые её муж оставил на рабочем столе компьютера: «…на них были изображены девушки с огромными грудями, большими, чем я, когда-либо видела. Я чувствую себя неспособной соответствовать женщинам из его фантазий.» Многие сталкивались с тем, что просмотр эротических образов может разрушить у женщины уверенность в себе. Женщины испытывают непрерывный стресс, от того что сравнение с изображениями в интернете снижает их чувство собственной сексуальной ценности, а так же и их реальную сексуальную ценность.

Вместо того, чтобы говорить об этих проблемах с психологом, люди погружаются в чувства вины и неполноценности. «Как я могу избавиться от гнева к бывшему парню за его порно-зависимость? Его отказ от меня в сексуальном плане заставил меня почувствовать себя непривлекательной. Он предал меня», — это сообщение о недавно было прислано на сайт психологического центра «Просвет».

Мало кто знает, что восстановить утраченный интерес к реальному сексу непросто, в силу того, что влечение, будучи многократно подкреплено сменяющимися изображениями в интернете, очень трудно поддаётся «возвращению» в реальный мир с его недостатками, запахами и прикосновениями.

Психологическое исследование сексуальных проблем, проведенное в США в 2009 году показало, что порно ведет мужчин к большей недооценке внешности реальных женщин и снижает интерес к реальному сексу. Женщины так же заявили о негативных последствиях порнографии, включая неудовлетворенность собственной внешностью и принуждения к совершению унизительных актов со стороны мужчины. Мужчины видят идеальных партнерш, которые будут делать всё, что угодно по их требованию и реальных партнерш, которые отказываются это делать. Порно подстрекает постоянно искать следующую девушку и новые формы сексуального опыта, но это уже не отношения. Как пел Виктор Цой «но это не любовь…»

Влияние порно проявляются в самых разных аспектах интимной жизни. Иногда неожиданных: например, парни ожидают мгновенного оргазма от своих девушек потому, что женщины в порно симулируют его. Нередко мужчины требуют от женщин, чтобы они стонали. Причина этих просьб лежит в том, что так делают женщины в видео-роликах.

Отдельно нужно отметить, что осуществляется подспудное обучение молодых людей тому, что должно доставлять женщинам удовольствие, а на самом деле наносит им физические и психологические травмы и приводит к отчуждению партнёров. Исследования показывают, что эротика может сделать мужчину довольным на несколько минут, но обязательно приведёт к снижению самооценки и проблемам в сексе.

Пропасть, между тем как другие видят нас, и как мы сами себя воспринимаем, может быстро превратиться в спираль ненависти к себе. 32-летний Р., столкнувшийся с проблемами в сексе, говорит: «Я стал лицемерным, моя девушка говорит мне, что я прекрасный парень и стану замечательным отцом, она не знает, что я ухожу на работу каждое утро, чтобы проверить обновления на сайтах, где размещают фотографии секса втроём».

Порно порождает желания, от которых у Фрейда вывалилась бы курительная трубка изо рта! У некоторых людей любимые картинки, врезаются в память, подобно тому, что случается, когда люди имеют посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР) — даже закрыв глаза, человек видит такие изображения, начинает видеть их даже во сне. Ну, это ли не любовь?

Современные нейробиологические исследования показывают, что регулярный просмотр эротики изменяет химию нашего мозга, высвобождая гормоны удовольствия. Некоторые учёные сравнивают эти изменения с тем, что происходит при употреблении наркотиков. Изучение людей с подобными проблемами показало, что состояние больных людей близко к «абстинентному» синдрому.

Для реабилитации пациента необходимы условия изоляции от сексуальных изображений. До тех пор пока частые просмотры откровенных образов и мастурбация не будут прекращены, не возникнет возможность для нормальных сексуальных контактов. После некоторого периода воздержания от эротики, человек может восстанавливать утраченные навыки и заново учиться реальным способам сближения – общения, прикосновений, ласк.

В работе с зависимыми пациентами, поворотным пунктом становится момент, когда человек начинает замечать реальное страдание и неудовольствие своего партнера. После этого появляется возможность возобновления взаимных интимных отношений.

Молодых мужчин в возрасте становления представлений об интимных отношениях, порно может привести к неправильным убеждениям: «секс мгновенно доступен», «женщина — просто объект», «грубый секс — нормален» и т.п.

Итак, порно сопутствует нашей жизни. Оно везде. Каждый человек может попытаться очистить от него то пространство, которое ему под силу: защитить свою семью, друзей, одноклассников, школу, в которой учатся дети. Вы скажете, что подросток всегда найдет то, что ему запрещают.

Это в том, случае если он будет искать и думать об этом как о запретном и приятном плоде, а если родители своевременно знакомят ребёнка с физиологией, психологией, искусством, учат его любить, и рассказывают, что плохо, а что хорошо. И не хихикают, отвечая на вопрос «Откуда берутся дети?», в этом случае ребенок не полезет набирать в интернете буквы, которые построят для него стену, отгораживающую от реального мира.

Сейчас в интернете 40 миллионов страниц изображений обнажённых тел. Ежегодный оборот в этой индустрии составляет около 50 миллиардов долларов. 50 % всего интернет трафика связано с сексом и порнографическими сайтами. Возможно, интернет вирус нападёт на эту заразу или мы защекочем себя до смерти?

Наиболее вероятно, что нам придется жить с порнографией и учить наших детей и партнеров, что изображения не ответят на их любовь взаимностью. Порно разделяет людей, отталкивая их друг от друга.

Автор — Мартынов Сергей

Конфликт

Конфликт

Когда конфликт близок…

Семейную жизнь можно сравнить с собиранием картинки из пазлов. Все знают, что в конце должна получиться идеальная сцена семейного уюта. Но фрагментов очень много. Далеко не всегда сразу удается подобрать нужный.  И чем больше людей участвуют в этом занятии, тем сложнее избежать споров и недовольств.  К сожалению, не у всех хватает терпения довести игру до победного конца. И некоторые семьи так и остаются на стадии незавершенности своего счастливого сюжета.

Как исправить ситуацию, когда конфликты в семье случаются все чаще? Когда взаимопонимание уступает место обидам и разочарованиям? Давно известно, что в любой ссоре виноваты обе стороны. Но не все знают, что для исправления ситуации зачастую достаточно правильного и осознанного поведения даже одного участника конфликта.

Как зарождаются конфликты

Так уж устроена несовершенная система под названием «человек», что какие бы первопричины ни лежали в основе его агрессивных побуждений, страдать от них будут в первую очередь самые близкие и родные. Большая часть семейных конфликтов разгораются по причине того, что кто-то из супругов (а чаще – оба) приносят в дом негативные переживания, зародившиеся вовне.

Например, муж, не получивший ожидаемого повышения на работе, не может выразить своей злобы на начальство. И вот он копит агрессию,  бережет ее. И, конечно же, несет домой к супруге, к самому близкому человеку, которому он доверяет, в любви и преданности которого он уверен. Потому что только такой человек примет на себя весь груз тяжких переживаний, и при этом не бросит, не предаст.

В то же время жена, у которой не состоялась очень важная встреча, тоже идет домой не с пустыми руками. Она несет свой тяжкий груз. И также не может его никому доверить. Никому, кроме Него, любимого и единственного. Не стоит описывать, насколько грандиозной будет встреча двух этих агрессивных зарядов. Тут же вспомнятся все не приготовленные ужины, не приколоченные полки и все «испорченные тобой праздники».

А если при этом домой вернется их ребенок-подросток, обуреваемый сомнениями в собственной значимости, переживающий очередную неразделенную страсть или просто уставший от постоянных требований школьных учителей. Испорченное настроение всему семейству на пару дней – гарантировано.

Как себя вести

Так что первое, о чем стоит подумать в момент, когда сталкиваешься с агрессией близкого человека, это то, что злится он вовсе не на тебя. А на кого-то или на что-то совершенно постороннее, далекое, ему неподвластное. И вот таким образом он демонстрирует, что у него есть проблема, что ему сложно, что он не справляется. Но сказать такое напрямую способен не каждый. Кто-то слишком горд. А кто-то просто не догадывается, что столь тяжкие переживания можно просто выговорить.

И тут мы можем помочь. Только нужно собрать свою волю в кулак и не подаваться соблазну вступить в конфликт. Все, что мы слышим в такие моменты от дорогих нам людей, нам нужно постараться прочитать между строк. Услышать не то, что человек говорит, а то, что его тревожит. И вернуть ему его же переживания в словесной форме.

Например, на раздраженные реплики мужа, пришедшего с работы в дурном настроении, вместо того, чтобы сразу занимать оборонительную позицию, можно ответить: «тебя что-то очень расстроило».  Причем не стоит произносить эти слова с вопросительной интонацией. Ведь любой вопрос – это уже принуждение к разговору. А любое принуждение, даже продиктованное самыми лучшими чувствами, будет расценено агрессивным человеком как нападение. А вот простое замечание, даже если оно окажется не вполне точным, продемонстрирует участие и готовность к диалогу.

Даже если разговор начинается с тех самых не приколоченных полок, не нужно копать слишком глубоко. Для начала можно констатировать: «ты расстроена тем, что я не сделал то, о чем ты просила». Таким образом, показав собеседнику, что мы понимаем и принимаем его чувства, гораздо легче будет перейти к спокойному обсуждению конструктивных предложений по устранению волнующей его проблемы. При этом стоит обратить внимание не столько на причину, сколько на то, какое именно чувство по этому поводу испытывает ваш близкий человек. Иногда можно не отличить обиду от разочарования, злобу от страха и т.д. Но даже если высказанное предположение будет ошибочным, оно сыграет свою положительную роль.

Конфликтующий подросток

Полезно будет применять это правило в общении с детьми, особенно, подростками. Ведь как бы ребенок ни противостоял родительским правилам, как бы ни отстаивал свою независимость и взрослость, ему просто жизненно необходимо ощущать любовь и поддержку родителей. Просто дайте ему понять, что Вы здесь, рядом. И насколько бы шокирующими ни были заявления ребенка-подростка, помните, он проверяет Вас. Вашу любовь и готовность принять его таким, какой он есть. В данном возрасте все предстает в новом свете. Все меняется. Помните об этом, и оставайтесь тем незыблемым основанием, той прочной опорой, на которую Ваш ребенок сможет положиться в самых нелегких жизненных ситуациях.

Когда сын говорит матери о том, что она «лезет не в свое дело», он просто показывает, что хочет сам разобраться в возникшей проблемной ситуации. Не стоит расспрашивать о деталях и участниках расстроившего его события. Просто покажите свое присутствие, свою готовность к поддержке: «Ты чувствуешь себя достаточно взрослым, чтобы самому решать свои проблемы». Конечно, это не волшебная формула. И произнесение данных слов не изменит вашего ребенка в одно мгновение. Его поведение останется вызывающим, как и полагается подростковому возрасту. Просто теперь он будет уверен в том, что даже когда что-то не заладится, он всегда сможет положиться на Вас. И это чувство, формирующееся в данный период, останется навсегда.

Таким образом, уловив в голосе близкого человека зарождающуюся агрессию или даже просто претензию, не вступайте в бой. Не защищайтесь. Не оправдывайтесь. Станьте зеркалом. Но отражайте не форму, а суть. Не агрессию (как следствие), а переживание (как первопричину). Разделите это переживание, прочувствуйте его. И конфликт будет предотвращен. А взаимопонимание восстановлено.

Многим людям кажется, что принимать чужую сторону в нарастающем конфликте – это признак слабости. Но данное заблуждение рассеивается, как только приходит осознание того, что в семейных делах «чужих» сторон не бывает. И, так или иначе, но конечная цель всех перипетий, всех выяснений отношений между домочадцами одна – построение той самой картинки счастья и гармонии между любящими друг друга людьми.

Автор — Ермоленко Татьяна

Психологические фильмы

Фильмы о психологах, психотерапевтах, психиатрах и психоаналитиках

  1. Принц приливов (Реж. Барбра Стрейзанд, США, 1991)
  2. Комната сына (Реж. Нанни Моретти, Франция-Италия, 2001)
  3. Кушетка в Нью-Йорке (Реж. Шанталь Акерман, Франция-Германия-Бельгия, 1996)
  4. А как же Боб? (Реж. Фрэнк Оз, США, 1991)
  5. Анализируй это (то) (Реж. Гарольд Рэмис, США, 1999, (2002))
  6. Другая женщина (Реж. Джеймс В. Керн, США, 1951)
  7. Мой лучший любовник (Реж. Бен Янгер, США, 2005)
  8. Убить Фрейда (Реж. Хоакин Ористрель, Италия-Испания-Германия, 2004)
  9. Умница Уилл Хантинг (Реж.Гас Ван Сэнт, США, 1997)
  10. Окончательный анализ (Реж. Фил Джоану, США, 1992)
  11. Злая (Реж. Карло Лидзани, Италия, 1991)
  12. Сабина (Реж. Роберто Фаэнза, Италия — Франция — Великобритания, 2002)
  13. Принцесса Бонапарт (сериал) (Реж. Бенуа Жако, Франция, 2004)
  14. Приключения трупа (Реж. Бенекс Жан-Жак, Франция, 2000)
  15. Грехи отца (Реж. Том МакЛафлин, Канада-США, 2001)
  16. Шестое чувство (Реж. М. Найт Шьямалан, США, 1999)
  17. Две жизни (Реж. Алан Берлинер, США, 2000)
  18. Психоаналитик Дона (Реж. Дэвид Джэблин, США, 1997)
  19. Управление гневом (Реж. Питер Сигал, США, 2003)
  20. Цвет ночи (Реж. Ричард Раш, США, 1994)
  21. Жертва любви (Реж. Джерри Лондон, США, 1991)
  22. Просчет во времени (Реж. Николас Роуг, Германия, 1980)
  23. Странные родственники (Реж. Грег Гленн, США, 2006)
  24. Целитель Адамс (Реж. Том Шедьяк, США, 1999)
  25. Готика (Реж. Матье Кассовиц, США, 2003)
  26. Мрачное время (Реж. Пол Фокс, Канада, 2005)
  27. Фрейд (Реж. Мойра Армстронг, Великобритания, 1984)
  28. Завороженный (Реж. Альфред Хичкок, США, 1945)
  29. Что нового, Киска? (Реж. Клив Доннер, Ричард Талмадж, США-Франция, 1965)
  30. Антихрист (Реж. Ларс фон Триер, Германия-Дания-Швеция-Франция-Италия-Польша, 2009)

Фильмы о психологическом или психиатрическом лечении

  1. Полет над гнездом кукушки (Реж. Милош Форман, США, 1975)
  2. Прерванная жизнь (Реж. Джеймс Мэнгоулд, США, 1999)
  3. В трезвом уме и твердой памяти / Чистый и трезвый/ (Реж. Гленн Гордон Кэрон, США, 1988)
  4. 28 дней (Реж. Бетти Томас, США, 2000)
  5. Ножницы (Реж. Фрэнк де Фелита, США, 1991)
  6. Эрос (Реж. Вонг Карвай, Стивен Содерберг, Микеланджело Антониони, Франция-США-Великобритания, 2004)
  7. Безумство (Реж. Дэвид МакКензи, Великобритания-Ирландия, 2005)
  8. Мистер Джонс (Реж. Майк Фиггис, США, 1993)
  9. Доверься мужчине (Реж. Барт Фрейндлих, США, 2005)
  10. Дон Жуан де Марко (Реж. Джереми Ливен, США, 1995)
  11. Неотразимая Марта (Реж. Сандра Неттельбек, Австрия-Германия-Италия-Швейцария, 2001)
  12. Дорога на Веллвил (Реж. Алан Паркер, США, 2004)
  13. Босиком по мостовой (Реж. Тиль Швайгер, Германия, 2005)
  14. Чужая ошибка (Реж. Карло Вердоне, Италия, 2003)
  15. Опиум: Дневник сумасшедшей (Реж. Янош Сас, Германия-США-Вергрия, 2007))
  16. Я киборг, но это нормально (Реж.Пак Чхан-ук, Южная Корея, 2006)
  17. Лечение (сериал) (Реж. Родриго Гарсия, Пэрис Барклай, Мелани Мейрон, Крис Мисиано, Райан Флек, США, 2008-2009)

Фильмы о психопатологии

  1. Игры разума /Выдающийся ум/ (Реж. Рон Ховард, США, 2001)
  2. Человек дождя (Реж. Бэрри Левинсон, США, 1988)
  3. Рука, качающая колыбель (Реж. Куртис Хэнсон, США, 1992)
  4. Бойцовский клуб (Реж. Дэвид Финчер, США, 1999)
  5. Король-рыбак (Реж. Терри Гиллиам, США, 1991)
  6. Грязная, грязная любовь (Реж. Адриан Шерголд, Великобритания, 2004)
  7. Пианистка (Реж. Михаэль Ханеке, Франция — Австрия, 2001)
  8. Секретарша (Реж. Стивен Шейнберг, США, 2002)
  9. Романс Х (Реж. Катрин Брейя, Франция, 1999)
  10. Идиоты (Реж. Ларс фон Триер, Дания, 1998)
  11. Плюшевый синдром (Реж. Венсан Де Брю, Франция, 2005)
  12. Дровосек (Реж. Николь Кассель, США, 2004)
  13. Доказательство (Реж. Джон Мэдден, США, 2005)
  14. Молчание ягнят (Реж. Джонатан Демми, США, 1991)
  15. Заводной апельсин (Реж. Стэнли Кубрик, США, 1971)
  16. Основной инстинкт (Реж. Пауль Верхувен, США, 1992)
  17. Кровь с молоком (Реж. Адам Бернстайн, США, 1997)
  18. Киска с двумя головами (Реж. Жак Ноло, Франция, 2002)
  19. Далекие голоса, застывшие жизни (Реж. Теренс Дэвис, Великобритания, 1988)
  20. Любит, не любит (Реж. Лецития Коломбани, Франция, 2002)
  21. Автокатастрофа (Реж. Дэвид Кроненберг, США, Канада-Франция-Великобритания,1996)
  22. Лучше не бывает (Реж. Джеймс Л. Брукс, США, 1997)
  23. День восьмой (Реж. Жако Ван Дормель, Бельгия-Франция, 1996)
  24. Дьяволы (Реж. Кристоф Ружжиа, Франция, 2002)
  25. Птаха (Реж. Алан Паркер, США, 1984)
  26. Цыпочки (Реж. Азия Арджетно, США-Великобритания, 2005)
  27. Отвращение (Реж. Роман Полански, Великобритания, 1965)
  28. Ущерб (Реж. Луи Маль, Великобритания-Франция, 1992)
  29. Одержимость (Реж. Энн Тернер, Австралия, 2006)
  30. Голоса (Реж. Ден МакКормэк, США, 2000)
  31. Трансамерика (Реж. Дункан Такер, США, 2006)
  32. Рэй (Реж. Тэйлор Хакфорд, США, 2004)
  33. Авиатор (Реж. Мартин Скорсезе, США-Япония-Германия, 2004)
  34. Кактус (Реж. Жерар Бито, Франция, 2005)
  35. Страна приливов (Реж. Терри Гилльям, США-Канада, 2006)
  36. Сестричка Бэтти (Реж. Нил ЛаБьют, США-Германия, 2000)
  37. Дура (Реж. Максим Коростышевский, Россия, 2004)
  38. Я-Дина (Реж. Оле Борнедаль, Франция-Германия-Норвегия-Швеция-Дания, 2002)
  39. Лабиринт Фавна (Реж. Гильермо дель Торо, Испания-Мексика-США, 2006)
  40. Висячие сады (Реж. Том Фиджеральт, Канада,2005)
  41. Маленькие дети (Реж. Тодд Филд, США, 2006)
  42. Тишина (Реж. Джейми Бэббит, США, 2006)
  43. Керель (Реж. Вернер Фассбиндер, Западная Германия-Франция,1982)
  44. В руках Бога (Реж. Лодж Керриган, США, 2004)
  45. Безумие (Реж. Ян Шванкмайер, Чехия, 2005)
  46. Паук (Реж. Дэвид Кроненберг, Франция — Канада — Великобритания, 2002)
  47. Дикий мессия (Реж. Марио Адзопарди, Канада, 2002)
  48. Персонаж (Реж. Марк Форстер, США, 2006)
  49. Синдром Стендаля (Реж. Дарио Ардженто, Италия, 1996)
  50. Ангелы вселенной (Реж. Фридрик Тор Фридрикссон, Исландия, 2000)
  51. Мертвая мама (Реж. Жуанма Бахо Уллоа, Испания, 1993)
  52. Слова убийцы (Реж. Лаура Манья, Испания, 2003)
  53. Загадочная кожа (Реж. Грегг Араки, США-Нидерланды, 2004)
  54. Реквием по мечте (Реж. Даррен Аронофски, США, 2000)
  55. Снежный пирог (Реж. Марк Эванс, Канада-Великобритания, 2006)
  56. Сияние (Реж. Стэнли Кубрик, США-Великобритания, 1980)
  57. Закрытые пространства (Реж. Игорь Ворксла, Россия, 2008)
  58. Влюбленный Тома (Реж. Пьер-Поль Рендер, Франция-Бельгия, 2000)
  59. Эквус (Реж. Сидни Люмет, США-Великобритания, 1977)
  60. Пи (Реж. Даррен Аронофски, США, 1997)
  61. Я — Сэм (Реж. Джесси Нельсон, США, 2001)

Психологические фильмы

  1. Б. Бертолуччи: «Последнее танго в Париже», «Расколотое небо», «Ускользающая красота», «Мечтатели»
  2. П. Пазолини: «Арабские сказки», «Сало или 120 дней Содома», «Декамерон»
  3. Ф. Феллини: «Город женщин», «Джульетта и духи», «Сатирикон»
  4. Д. Джармен: «Витгенштейн», «Караваджо»
  5. С. Гинсбур: «Шарлота навсегда», «Я тебя больше не люблю»
  6. А. Ходоровский: «Святая кровь», «Священная гора»
  7. К. Рассел: «Измененные состояния», «Малер», «Любители музыки», «Мартину»
  8. Х. Медем: «Земля», «Красная белка», «Беспокойная Анна»
  9. К. Кислевский: «Три цвета»
  10. Дж. Кемпион: «Пианино», «Священный дым»
  11. Л. Бунюэль: «Дневная красавица», «Этот смутный объект желания»
  12. Д. ДеВито: «Война Роузов»
  13. К. Розенберг: «Полусвет»
  14. Н. Шьямалан: «Таинственный лес»
  15. А. Аменабар: «Море внутри»
  16. Р. Миллер: «Баллада о Джеки и Роуз»
  17. С. Кубрик: «С широко закрытыми глазами»
  18. Ш. Ауэрбах: «Дорогой Франки»
  19. В. Уорд: «Куда приводят мечты»
  20. А. Корно «Страх и трепет»
  21. П. Стеттнер«Бизнес незнакомцев»
  22. Й. Хеден «Ожидание в Нью-Йорке»
  23. Кен Квапис «Сексуальная жизнь»
  24. Эдвард Блум «Сцены сексуального характера»
  25. София Коппола «Девственницы-самоубийцы»
  26. Ричард Кертис «Реальная любовь»
  27. Оскар Релер «Элементарные частицы»

Источник

Обсудить фильмы на Социофоруме

Взрослые дети и их родители

Взрослые дети и их родители

Какие у Вас отношения с родителями? Вы все время ругаетесь, конфликтуете, доказываете свою точку зрения, или сохраняете спокойствие и нейтралитет, но не более определенного времени. Возможно, наоборот, вы друзья не разлей вода, и плохо представляете свою жизнь без них, потому что мама это лучшая подруга, которая всегда выслушает и поймет, а отец лучший друг, с которым всегда есть, что обсудить, и не одно важное решение в своей жизни Вы не принимаете, не посоветовавшись с родителями. Вероятно, по ответу на этот вопрос можно судить об уровне Вашей взрослости и независимости, о Вашем психологическом возрасте.

Какие у Вас отношения с Вашими взрослыми детьми? Вам кажется, что они слабы и беспомощны и без Вашей помощи не смогут существовать? Однако, помощь Ваша не ценится и Вам в очередной раз кажется, что Вас используют, и что самое обидное, не спросив Вашего разрешения и забыв по благодарить за оказанную услугу. Все чаще кажется, что Вы что-то упустили тогда, когда дети были детьми, чего-то не до дали, чему-то не научили. И Вы чувствуете свою ответственность, за то, что еще надо дать, сказать, научить… Но почему-то взрослые дети все чаще и чаще демонстрируют свое неуважение, все выше и выше выстраивая забор, не позволяющий Вам влиять на их жизнь, такую неправильную. Возможно, наоборот, Вы так мало видите и слышите своих взрослых детей, что порой начинает казаться, что они Вас не любят, совсем забыли, не уважают. Вы чувствуете одиночество, обиду, и где-то глубоко в душе опять это чувство вины, за то, что не правильно воспитал, чего-то не до дал, упустил. Вероятно, по ответу на это вопрос можно сказать насколько Вы созависимый человек, то есть человек, чья жизнь, эмоциональное спокойствие зависит от степени и успешности Вашего влияния на жизнь близких Вам людей, Ваших детей.

Детско-родительские отношения это уникальная система, которая имеет свое развитие во времени. В идеале эти отношения меняются от полной зависимости маленького новорожденного существа до полной независимости взрослого человека от своих родителей. Помните, как часто в сказках молодой человек уходит из дома в поисках счастья? В общем, это некоторая иллюстрация того, как человек, становясь взрослым, может существовать отдельно от родителей даже в самых сложных условиях. В нашей стране «квартирный вопрос всех испортил», молодые люди не имеют возможности территориального отделения от родителей, и, довольно длительный период времени, оказываются зависимы от родителей не только в эмоциональном плане, но и в финансовом.
Однажды на одном психологическом семинаре мы выполняли упражнение в парах. Надо было нарисовать генеалогическое древо своих родственников и родственников мужа, написать каждому девиз и болезни, которыми болеет или болел (упражнение на выявление причин психосоматических заболеваний). Каково же было мое удивление, когда девушка, работающая со мной в паре, показала мне результат своих трудов. С одной стороны были родственники мужа, у них был девиз «Мы самые лучшие, вперед к победе» — они все жили отдельно друг от друга и четко соблюдали свои границы – никто из них ничем не болел. С другой стороны были родственники моей напарницы, они жили большой семьей на одной площади, все друг другу помогали и были зависимы друг от друга. Мать и тетка, моей напарницы были своеобразными центрами каждая своей семьи — «кулак» — назвала маму моя напарница и перечислила список болезней, которыми она болела: астма, сахарный диабет и другие… Тогда я подумала, что отстаивая свое право на самостоятельную жизнь, не зависимую от старших родственников и детей, выстраивая свои границы территориальные и психологические, научаясь быть эмоционально независимыми от своих детей, родителей и прародителей, мы ведем более здоровый образ жизни, как психологически, так и физиологически, так как одно зависит от другого.

Мы впервые общались на психологическом форуме. Она жаловалась, что дочь не хочет учиться и все советы, которые ей давали прежде – дать ребенку свободный выбор – не привели не к чему хорошему. Дочь все равно плохо учится, провалила экзамен. Много гуляет с мальчиками, грубит, врет, не слушается. А когда они уехали на три дня из дома, она пыталась пригласить домой мальчика! В маминых словах чувствуется много горя и страха, от того что дочь не соответствует Ее ожиданиям и пониманию того как должна вести себя девушка.

Форумная общественность, узнав, что дочери 19 лет, очень агрессивно стала обвинять Ее в том, что Она не дает жить свободно дочери и мешает ее личной жизни. Такие заявления только рождали в Ней бурю возмущения, так как Она и так дала дочери очень много свободы и вероятно, сейчас пожинает плоды этой свободы. Вывод Она делает только один – больше контролировать дочь, больше решений принимать за нее, больше заставлять учиться.Наше с ней общение началось с того, что мы поговорили о том страхе и ужасе за будущее ее дочери, который живет в каждой матери. О том, что очень тяжело, когда ребенок не соответствует твоим ожиданиям. О том, как страшно чувствовать свою беспомощность во влиянии на судьбу ребенка. Для меня было очень важно, что Она готова что-то делать, что-то менять, чтобы изменить ситуацию и помочь своей уже почти взрослой дочери.

Много бесед подряд мы разговариваем с Ней о том, что чтобы человек стал самостоятельным ему надо совершать самостоятельные поступки, ошибаться, пробовать заново и нести ответственность за свои решения. Встреча за встречей мы обсуждаем передачу ответственности за свою жизнь и судьбу самой девочке. Я говорю, что с точки зрения созревания личности, намного полезней, если сейчас она ошибется (не сможет получить образование), а потом сама столкнется с последствиями своей ошибки и сама исправит ее – получит образование позже, когда созреет для этого. Я говорю о том, что если человека принудить делать то, что он не хочет, он, прежде всего, узнает, что его можно заставить (то есть сломать), что его желания не ценны, что он не имеет право делать то, что нравится ему самому. Будет ли счастлив такой человек? Сомневаюсь. Много ли он добьется в жизни? Только того к чему его будут толкать с невероятными усилиями, так как он, совершенно логично будет сопротивляться.

Встреча за встречей мы обсуждаем передачу ответственности дочери за ее учебу, за то, каких людей она выбирает для общения, за то, что ест и как выглядит. Это очень не просто, и мы говорим о том, что Она очень переживает за дочь, о том, что очень хочет помочь ей, о том, что чувствует себя виноватой, что вовремя что-то не сказала, чему-то не научила. О своем бессилии от того, что хочет для дочери только самого лучшего, и каждый раз с ужасом сталкивается с границей своих возможностей – ну не может Она прожить жизнь за дочь и заставить жить дочь так, как Ей хочется.

Это далеко не единственный случай в моей практике, когда в районе 20-ти летнего возраста «детей», проблемы и конфликты с родителями становятся более очевидны, чем прежде. Скорее всего, это характерно для определенного типа взаимоотношений дети-родители, когда ребенок в подростковом возрасте не отстоял право принятия собственного решения, не отделился от родителей в силу каких-то причин. Возможно, в силу того, что родители психологически сильнее и просто не позволили подростку начать какую-то самостоятельную жизнь, принимать ряд решений, касающийся исключительно его личной жизни. К 20-ти годам в таком случае этот кризис как бы созревает повторно, в силу развития его социальных навыков, уменьшения потребности в финансировании (так как есть возможность зарабатывать самостоятельно), личностного развития, требующего большей свободы в принятии решения и не переносящего регулярных вторжений во внутренний мир в личную жизнь.

Обычно, для родителей зависимый «ребенок» является некоторой эмоциональной подпиткой. Ведь тогда они становятся более значимы и нужными. Тогда у них на долгие годы есть задача в жизни – помогать детям. Задача, на самом деле опасная, так как дети зачастую хотят жить сами и не любят, когда лезут в их дела, так как дети плохо видят в этой помощи помощь, так как родители ребенком вообще плохо воспринимаются как помощники, которых надо благодарить за услугу. Согласитесь странно, что мать, которая помогала есть, помогала одеваться, помогала учиться, помогала просто потому, что она мать и это ее основная функция, вдруг начинает обижаться за то, что ей не сказали спасибо за то, что она приготовила ужин. В общем, не то что бы я неблагодарная дочь, но я даже плохо замечаю, когда мне помогают родители. Наверное, вопрос помощи, вообще, достоин отдельной темы для рассмотрения, на моем опыте люди больше и дольше помнят, когда помогают сами, чем когда помогают им.

Опасность этой задачи еще в том, что на себя энергия тратится все меньше и меньше, и соответственно ощущение жертвы растет с каждым днем, а ресурсы с каждым днем кончаются.

Ей был уже 21 год, когда она вдруг осознала, что родители больше не могут оказать ей психологической поддержки, что они, несмотря на всю их взаимную любовь, далеки от нее. Не понимают, что она хочет сказать. Не хотят ее лишний раз выслушать. И в страхе, что она ошибется где-то по жизни, как будто заранее недовольны Ею. Она вдруг почувствовала себя одной в этом мире, стало неприятно возвращаться домой, все дома, такое родное прежде, вдруг стало каким-то чужим и неприятным. Она пришла на психологический форум с вопросом, что со мной происходит?

Она жаловалась на игнорирование со стороны мамы, мама, вдруг перестала быть другом и сказала, решай свои проблемы сама. А ей так хотелось еще поплакаться ей и получить поддержку от нее. Но мама устала, у нее свои заботы и тратить энергию на выслушивания в очередной раз истории о том, как несчастна ее дочь, потому, что ее никто не любит, она явно не собиралась.

Интересно, что довольно часто родители взрослых детей сами начинают демонстрировать некоторое отделение: отказывают в эмоциональной и финансовой поддержке. Родитель как бы говорит, «я больше не хочу вкладывать в тебя, я устал, может я успею сделать еще что-то для себя в этой жизни». В случае когда «ребенок» к этому не готов, он начинает испытывать некоторый дискомфорт, зачастую это переживается как отсутствие родительской любви. Это своеобразная тревога, а смогу ли я выжить без родителей. Вроде уже не ребенок, но еще очень не крепко стоит на ногах и мало уверенности в собственных силах.

ОН был уже взрослым мальчиком, заканчивал институт, но родители его постоянно были им не довольны: ничего не умеешь делать, не сможешь заработать денег, куда ты годишься, как ты будешь жить, ведь ты совсем не приспособлен к жизни. И все из-за того, что он не умеет, как отец все делать руками, и выбрал совсем не «ручную» профессию историка. Он ужасно страдал, так как ощущение неудачника медленно, но верно проникало внутрь его, и ему все сложнее и сложнее было с эти бороться.

Родителям сложно контролировать свою тревогу за будущее детей. Успешность детей присваивается родителями как своя успешность и соответственно неуспешность как свои промахи. Если уже взрослый ребенок не соответствует ожиданиям родителей, у них повышается тревога, все их надежды опереться на ребенка в старости растворяются, и первый кого хочется обвинить в этом это свой же ребенок. Свое беспокойство родители часто выражают через своеобразный террор. Они опираются на иллюзию, что если ребенку указать на все его ошибки, он сможет исправится. Реальность же заключается в том, что человеку свойственно ошибаться и исправить все ошибки не возможно, важно понимать, почему ты делаешь то или другое, что движет тобой. А гнет родительского террора создает ощущение слабости и не способность самостоятельно стоять на ногах и принимать собственные решения.

Отношения с родителями – это отношения длиною в жизнь. Даже после смерти родителей, наши отношения с ними влияют на нас. Наши родители это первые люди, с которыми мы общаемся, и на первом жизненном этапе они составляют для нас весь мир. Именно по этому, все наши дальнейшие отношения с миром мы бессознательно рассматриваем через призму отношений с родителями. Одна из задач, которую я ставлю перед собой и своими клиентами – это осознавать где и как мы поступаем в силу своего детского неосознанного опыта общения с родителями. Мы выбираем партнера по жизни, опираясь на этот опыт, мы зачастую ищем фигуру родителя в партнере или в учителе, но задача нашей психики стать самим для себя отцом и матерью, чтобы твердо стоять на ногах и не находиться в зависимости от отношений с другими людьми.

Автор — Смирнова Анна

Какие у Вас отношения с родителями? Вы все время ругаетесь, конфликтуете, доказываете свою точку зрения, или сохраняете спокойствие и нейтралитет, но не более определенного времени. Возможно, наоборот, вы друзья не разлей вода, и плохо представляете свою жизнь без них, потому что мама это лучшая подруга, которая всегда выслушает и поймет, а отец лучший друг, с которым всегда есть, что обсудить, и не одно важное решение в своей жизни Вы не принимаете, не посоветовавшись с родителями. Вероятно, по ответу на этот вопрос можно судить об уровне Вашей взрослости и независимости, о Вашем психологическом возрасте.
Какие у Вас отношения с Вашими взрослыми детьми? Вам кажется, что они слабы и беспомощны и без Вашей помощи не смогут существовать? Однако, помощь Ваша не ценится и Вам в очередной раз кажется, что Вас используют, и что самое обидное, не спросив Вашего разрешения и забыв по благодарить за оказанную услугу. Все чаще кажется, что Вы что-то упустили тогда, когда дети были детьми, чего-то не до дали, чему-то не научили. И Вы чувствуете свою ответственность, за то, что еще надо дать, сказать, научить… Но почему-то взрослые дети все чаще и чаще демонстрируют свое неуважение, все выше и выше выстраивая забор, не позволяющий Вам влиять на их жизнь, такую неправильную. Возможно, наоборот, Вы так мало видите и слышите своих взрослых детей, что порой начинает казаться, что они Вас не любят, совсем забыли, не уважают. Вы чувствуете одиночество, обиду, и где-то глубоко в душе опять это чувство вины, за то, что не правильно воспитал, чего-то не до дал, упустил. Вероятно, по ответу на это вопрос можно сказать насколько Вы созависимый человек, то есть человек, чья жизнь, эмоциональное спокойствие зависит от степени и успешности Вашего влияния на жизнь близких Вам людей, Ваших детей.
Детско-родительские отношения это уникальная система, которая имеет свое развитие во времени. В идеале эти отношения меняются от полной зависимости маленького новорожденного существа до полной независимости взрослого человека от своих родителей. Помните, как часто в сказках молодой человек уходит из дома в поисках счастья? В общем, это некоторая иллюстрация того, как человек, становясь взрослым, может существовать отдельно от родителей даже в самых сложных условиях. В нашей стране «квартирный вопрос всех испортил», молодые люди не имеют возможности территориального отделения от родителей, и, довольно длительный период времени, оказываются зависимы от родителей не только в эмоциональном плане, но и в финансовом.
Однажды на одном психологическом семинаре мы выполняли упражнение в парах. Надо было нарисовать генеалогическое древо своих родственников и родственников мужа, написать каждому девиз и болезни, которыми болеет или болел (упражнение на выявление причин психосоматических заболеваний). Каково же было мое удивление, когда девушка, работающая со мной в паре, показала мне результат своих трудов. С одной стороны были родственники мужа, у них был девиз «Мы самые лучшие, вперед к победе» — они все жили отдельно друг от друга и четко соблюдали свои границы – никто из них ничем не болел. С другой стороны были родственники моей напарницы, они жили большой семьей на одной площади, все друг другу помогали и были зависимы друг от друга. Мать и тетка, моей напарницы были своеобразными центрами каждая своей семьи — «кулак» — назвала маму моя напарница и перечислила список болезней, которыми она болела: астма, сахарный диабет и другие… Тогда я подумала, что отстаивая свое право на самостоятельную жизнь, не зависимую от старших родственников и детей, выстраивая свои границы территориальные и психологические, научаясь быть эмоционально независимыми от своих детей, родителей и прародителей, мы ведем более здоровый образ жизни, как психологически, так и физиологически, так как одно зависит от другого.
Мы впервые общались на Психологическом форуме. Она жаловалась, что дочь не хочет учиться и все советы, которые ей давали прежде – дать ребенку свободный выбор – не привели не к чему хорошему. Дочь все равно плохо учится, провалила экзамен. Много гуляет с мальчиками, грубит, врет, не слушается. А когда они уехали на три дня из дома, она пыталась пригласить домой мальчика! В маминых словах чувствуется много горя и страха, от того что дочь не соответствует Ее ожиданиям и пониманию того как должна вести себя девушка.
Форумная общественность, узнав, что дочери 19 лет, очень агрессивно стала обвинять Ее в том, что Она не дает жить свободно дочери и мешает ее личной жизни. Такие заявления только рождали в Ней бурю возмущения, так как Она и так дала дочери очень много свободы и вероятно, сейчас пожинает плоды этой свободы. Вывод Она делает только один – больше контролировать дочь, больше решений принимать за нее, больше заставлять учиться.Наше с ней общение началось с того, что мы поговорили о том страхе и ужасе за будущее ее дочери, который живет в каждой матери. О том, что очень тяжело, когда ребенок не соответствует твоим ожиданиям. О том, как страшно чувствовать свою беспомощность во влиянии на судьбу ребенка. Для меня было очень важно, что Она готова что-то делать, что-то менять, чтобы изменить ситуацию и помочь своей уже почти взрослой дочери.
Много бесед подряд мы разговариваем с Ней о том, что чтобы человек стал самостоятельным ему надо совершать самостоятельные поступки, ошибаться, пробовать заново и нести ответственность за свои решения. Встреча за встречей мы обсуждаем передачу ответственности за свою жизнь и судьбу самой девочке. Я говорю, что с точки зрения созревания личности, намного полезней, если сейчас она ошибется (не сможет получить образование), а потом сама столкнется с последствиями своей ошибки и сама исправит ее – получит образование позже, когда созреет для этого. Я говорю о том, что если человека принудить делать то, что он не хочет, он, прежде всего, узнает, что его можно заставить (то есть сломать), что его желания не ценны, что он не имеет право делать то, что нравится ему самому. Будет ли счастлив такой человек? Сомневаюсь. Много ли он добьется в жизни? Только того к чему его будут толкать с невероятными усилиями, так как он, совершенно логично будет сопротивляться.
Встреча за встречей мы обсуждаем передачу ответственности дочери за ее учебу, за то, каких людей она выбирает для общения, за то, что ест и как выглядит. Это очень не просто, и мы говорим о том, что Она очень переживает за дочь, о том, что очень хочет помочь ей, о том, что чувствует себя виноватой, что вовремя что-то не сказала, чему-то не научила. О своем бессилии от того, что хочет для дочери только самого лучшего, и каждый раз с ужасом сталкивается с границей своих возможностей – ну не может Она прожить жизнь за дочь и заставить жить дочь так, как Ей хочется.
Это далеко не единственный случай в моей практике, когда в районе 20-ти летнего возраста «детей», проблемы и конфликты с родителями становятся более очевидны, чем прежде. Скорее всего, это характерно для определенного типа взаимоотношений дети-родители, когда ребенок в подростковом возрасте не отстоял право принятия собственного решения, не отделился от родителей в силу каких-то причин. Возможно, в силу того, что родители психологически сильнее и просто не позволили подростку начать какую-то самостоятельную жизнь, принимать ряд решений, касающийся исключительно его личной жизни. К 20-ти годам в таком случае этот кризис как бы созревает повторно, в силу развития его социальных навыков, уменьшения потребности в финансировании (так как есть возможность зарабатывать самостоятельно), личностного развития, требующего большей свободы в принятии решения и не переносящего регулярных вторжений во внутренний мир в личную жизнь.
Обычно, для родителей зависимый «ребенок» является некоторой эмоциональной подпиткой. Ведь тогда они становятся более значимы и нужными. Тогда у них на долгие годы есть задача в жизни – помогать детям. Задача, на самом деле опасная, так как дети зачастую хотят жить сами и не любят, когда лезут в их дела, так как дети плохо видят в этой помощи помощь, так как родители ребенком вообще плохо воспринимаются как помощники, которых надо благодарить за услугу. Согласитесь странно, что мать, которая помогала есть, помогала одеваться, помогала учиться, помогала просто потому, что она мать и это ее основная функция, вдруг начинает обижаться за то, что ей не сказали спасибо за то, что она приготовила ужин. В общем, не то что бы я неблагодарная дочь, но я даже плохо замечаю, когда мне помогают родители. Наверное, вопрос помощи, вообще, достоин отдельной темы для рассмотрения, на моем опыте люди больше и дольше помнят, когда помогают сами, чем когда помогают им.
Опасность этой задачи еще в том, что на себя энергия тратится все меньше и меньше, и соответственно ощущение жертвы растет с каждым днем, а ресурсы с каждым днем кончаются.
Ей был уже 21 год, когда она вдруг осознала, что родители больше не могут оказать ей психологической поддержки, что они, несмотря на всю их взаимную любовь, далеки от нее. Не понимают, что она хочет сказать. Не хотят ее лишний раз выслушать. И в страхе, что она ошибется где-то по жизни, как будто заранее недовольны Ею. Она вдруг почувствовала себя одной в этом мире, стало неприятно возвращаться домой, все дома, такое родное прежде, вдруг стало каким-то чужим и неприятным. Она пришла на психологический форум с вопросом, что со мной происходит?
Она жаловалась на игнорирование со стороны мамы, мама, вдруг перестала быть другом и сказала, решай свои проблемы сама. А ей так хотелось еще поплакаться ей и получить поддержку от нее. Но мама устала, у нее свои заботы и тратить энергию на выслушивания в очередной раз истории о том, как несчастна ее дочь, потому, что ее никто не любит, она явно не собиралась.
Интересно, что довольно часто родители взрослых детей сами начинают демонстрировать некоторое отделение: отказывают в эмоциональной и финансовой поддержке. Родитель как бы говорит, «я больше не хочу вкладывать в тебя, я устал, может я успею сделать еще что-то для себя в этой жизни». В случае когда «ребенок» к этому не готов, он начинает испытывать некоторый дискомфорт, зачастую это переживается как отсутствие родительской любви. Это своеобразная тревога, а смогу ли я выжить без родителей. Вроде уже не ребенок, но еще очень не крепко стоит на ногах и мало уверенности в собственных силах.
ОН был уже взрослым мальчиком, заканчивал институт, но родители его постоянно были им не довольны: ничего не умеешь делать, не сможешь заработать денег, куда ты годишься, как ты будешь жить, ведь ты совсем не приспособлен к жизни. И все из-за того, что он не умеет, как отец все делать руками, и выбрал совсем не «ручную» профессию историка. Он ужасно страдал, так как ощущение неудачника медленно, но верно проникало внутрь его, и ему все сложнее и сложнее было с эти бороться.
Родителям сложно контролировать свою тревогу за будущее детей. Успешность детей присваивается родителями как своя успешность и соответственно неуспешность как свои промахи. Если уже взрослый ребенок не соответствует ожиданиям родителей, у них повышается тревога, все их надежды опереться на ребенка в старости растворяются, и первый кого хочется обвинить в этом это свой же ребенок. Свое беспокойство родители часто выражают через своеобразный террор. Они опираются на иллюзию, что если ребенку указать на все его ошибки, он сможет исправится. Реальность же заключается в том, что человеку свойственно ошибаться и исправить все ошибки не возможно, важно понимать, почему ты делаешь то или другое, что движет тобой. А гнет родительского террора создает ощущение слабости и не способность самостоятельно стоять на ногах и принимать собственные решения.
Отношения с родителями – это отношения длиною в жизнь. Даже после смерти родителей, наши отношения с ними влияют на нас. Наши родители это первые люди, с которыми мы общаемся, и на первом жизненном этапе они составляют для нас весь мир. Именно по этому, все наши дальнейшие отношения с миром мы бессознательно рассматриваем через призму отношений с родителями. Одна из задач, которую я ставлю перед собой и своими клиентами – это осознавать где и как мы поступаем в силу своего детского неосознанного опыта общения с родителями. Мы выбираем партнера по жизни, опираясь на этот опыт, мы зачастую ищем фигуру родителя в партнере или в учителе, но задача нашей психики стать самим для себя отцом и матерью, чтобы твердо стоять на ногах и не находиться в зависимости от отношений с другими людьми.

Любовь. Иллюзия и реальность

Любовь. Иллюзия и реальность

Приглашаю вас 10 мая, принять участие в презентации моего нового тренинга.

«Любовь. Иллюзия и реальность. Механизмы построения отношений».

Тренинг про любовь и отношения. Феномен «спасательства». Наши отношения с родителями. Как любить не разрушаясь, не спасая, не мучая, не жертвуя. Любовь и дети. Право на не любовь.

Основные темы:

  1. Любовь в нашей жизни. Первый опыт. Грабли, на которые мы всегда наступаем. Регулярные ошибки. Ожидания от партнера. Как я люблю. Как я хочу, чтобы меня любили.
  2. Адам и Ева. Отношения наших родителей как первый и самый важный пример. Наши отношения с родителями, как первый опыт любви.
  3. Спасти другого, быть спасенным кем-то или спасти себя самого. Отношения мучитель-жертва-спасатель, как феномен нашего общества.
  4. Любовь и дети. Дети как следствие любви. Любовь к детям, ее рождение, поддержание, умирание. Долженствование в любви. Право на нелюбовь.
  5. Страх, вина и ответственность – три айсберга в море отношений.
  6. Они жили долго и счастливо. Иллюзия вечности чувств. Конечность отношений. Завершение отношений.

Более подробная информация asmirnay_psy@mail.ru и по телефону 8-903-156-82-08

Мои бесплатные онлайн-консультации

Смирнова Анна

Планета, на которой любовь зарабатывают

Планета, на которой любовь зарабатывают

Маленькому принцу было грустно. Чем дальше он отдалялся от своей планеты, тем роднее и дороже она была для него. Его утомили странствия. Ему хотелось домой. Ему хотелось найти друга…

На планете, на которую он только что прибыл, день клонился к вечеру. Маленький принц заприметил небольшой холм. «Я поднимусь на него и посмотрю, как заходит солнце», – подумал он. На своей планете, когда ему было грустно, он любил смотреть на закат.

Холм был невысоким, и маленький принц быстро взошел на него. Он лег в траву и загляделся на небосклон – солнце как раз коснулось горизонта…

Здесь его и нашла юная обитательница планеты.

– Кхе, кхе, – услышал он за спиной и обернулся. В роскошном красном платье, туфлях на высоких каблуках стояла еще совсем юная девочка с раскрашенным лицом и улыбалась. Впрочем, улыбка ее была какая-то особенная – девочка как будто усилием старалась как можно шире растянуть свои ярко накрашенные губы.

– Ты так раскрасила свое лицо – у вас что, карнавал? – маленький принц испугался, что заблудился.

– Это для того, чтобы подчеркнуть мою красоту, – сказала девочка и захлопала глазами, еще сильнее растягивая при этом губы.

– Но ведь краски так много, что она не подчеркивает красоту, а, наоборот, скрывает ее, — сказал маленький принц и тут же пожалел о сказанном.

– Тебе не нравится моя косметика! – сказала возмущенно девочка, нахмурила брови и свела напряженно губы. Так она показывала, что очень обиделась.

– Извини… – промолвил маленький принц и подумал: «С ней нужно быть очень осторожным, ее так легко обидеть…»

Девочка еще интенсивнее свела губы. На этой планете любили мучить других, вызывая в них чувство вины.

– Извини, – еще раз промолвил маленький принц.

– Ты обидел меня, а теперь думаешь, что скажешь: «Извини» — и все. Проси прощения на коленях! – с негодованием произнесла девочка, отвернувшись от маленького принца.

Он задумался. Ему не нравилась эта игра с самоунижением.

– Ну хорошо, я прощаю тебя! – великодушно промолвила девочка, испугавшись, что маленький принц может уйти. И снова изо всех сил растянула губы и захлопала глазами. Она чего-то ждала.

«Она бы была намного красивее, если бы не улыбалась так искусственно…» – подумал маленький принц. Он еще не знал, что на этой планете нужно очень стараться, для того чтобы тебя полюбили.

– Ты любишь смотреть, как заходит солнце? – в конце концов спросил он, снова не угадав, что хотела услышать девочка.

– Разве я не красивее, чем солнце?! – проговорила она, величественно выпрямилась и обернулась вокруг, чтобы ее можно было лучше рассмотреть.

«И на этой планете люди думают только о себе…» – грустно признал маленький принц и прибавил, чтобы не обидеть девочку:

– Да, ты красивая…

Девочка еще чаще захлопала глазами и сделала еще один оборот. Она явно ждала комплиментов.

«Она, наверное, тоже никогда не видела, как красив закат солнца», – подумал маленький принц. Он молчал, потому что не любил хвалить неискренне.

– И все?! – наконец разочарованно воскликнула девочка. – Это все, что ты можешь сказать обо мне?

– Но я же тебя еще совсем не знаю. Я не знаю, какие цветы ты любишь и в какие игры играешь, не знаю, любишь ли ты бабочек, кто твои друзья, какое у тебя сердце…

– Но я и не спрашиваю тебя о моем сердце. Я спрашиваю, как тебе моя красота, моя внешность. Как тебе моя прическа, мое платье?

«Но ведь сердце куда важнее внешности!» – подумал маленький принц, но ничего не ответил, он понял – это не то, что хочет услышать девочка.

– Ну хорошо, если я тебя так интересую, – сказала она, – я расскажу тебе о себе. Я красивая, я добрая, я всем помогаю – моя семья, мои друзья просто обойтись не могут без моей помощи. Я просто не знаю, что бы они без меня делали. Я много умею и много знаю. Я всем даю полезные советы. А еще я очень скромная, бескорыстная и самокритичная. А еще я хорошо пою и танцую. А еще у меня очень много поклонников. А цветы? Да, я очень люблю цветы. Когда мне их дарят поклонники.

Она замолчала и для того, чтобы маленький принц мог лучше разглядеть, какая она скромная, еще и смиренно склонила голову и пожала плечами.

«Она любит не цветы, а внимание других к себе, – подумал маленький принц. – Я сомневаюсь, что она когда-нибудь любовалась цветком в поле».

– А ты прибыл на нашу планету, чтобы стать еще одним моим поклонником? – снова заговорила девочка. Ее не так уже и огорчала молчаливость маленького принца. Он хоть и молчал, тем не менее слушал. А она любила, когда ее слушали, – тогда она долго могла говорить о себе.

– А что значит быть поклонником?

– Ну, это значит все время думать обо мне, дарить мне цветы, ходить за мной, говорить мне, какая я красивая, исполнять все мои желания, делать мне много подарков, во всем со мной соглашаться, быть готовым всем пожертвовать ради меня, и вообще, чтобы для тебя не было ничего важнее меня в мире!

«Это не дружба, – подумал маленький принц. – Это больше похоже на рабство… Но рабы не только ее поклонники, она сама является рабой своих желаний».

– Я не могу, – сказал он, – мне нужно отправляться дальше, – а потом задумался и прибавил: – Но я тебя не забуду никогда.

Если бы лицо девочки не было покрыто краской, он увидел бы, как она зарделась от удовольствия…

История этой планеты

На этой планете люди заучили с детства одну вещь: любовь не дается просто так, ее нужно заработать тяжелым трудом. Тому были разные причины: кто-то рос без родителей, кто-то недополучил от родителей тепла и внимания, кто-то постоянно чувствовал себя отвергнутым, кто-то – забытым. Вот так согласно хорошо известной по историям других планет логикой ребенок делал вывод: такой, какой я есть, я не стою любви, я плохой… Это поражает в самовосприятии многих детей-сирот: они считают, что их оставили родители, потому что они были плохими детьми.

Но вы же знаете, что ребенок сильно нуждается в любви и что он пойдет на все, чтобы привлечь к себе внимание родных. Он старается изо всех сил стать хорошим, внимательно прислушивается к своим родителям, чтобы почувствовать, каким именно он должен стать, чтобы оказаться нужным, и  изо всех сил старается стать таким. И если родителям нужен ребенок-помощник, ребенок, который отставит свои личные потребности на задний план, а главным для себя сделает потребности родителей, – он готов на это. Если надо научиться готовить еду, прибирать, присматривать за младшими братьями, сестрами (соответственно социальным стереотипам, такие ожидания чаще ложатся на девочек), – он готов. Если родители еще не созрели для родительства и сами нуждаются в тепле и внимании, – ребенок готов им это дать. Он готов сыграть любую роль, лишь бы оказаться нужным, принятым, важным. С одной стороны, это развивает отзывчивость к другим людям –интересующиеся людьми, такие дети становятся тонкими «психологами», мгновенно прочитывают желания и потребности других, знают, как ими можно манипулировать. С другой – развивает в них артистические, театральные способности, умение на ходу подстраиваться под других, играть необходимую роль, демонстрировать необходимые чувства.

И вновь они жертвуют своим сердцем, своей подлинностью ради того, чтобы быть принятыми другими. Боль отчуждения, страх, что не стоят любви, они вытесняют вместе со своим сердцем, стараются о нем забыть. Образ себя как плохого, недостойного любви стараются вытеснить образом идеального человека – бескорыстного, доброго, который обо всех заботится, который всем помогает, без которого  никто обойтись не может, – просто святого.

Но ведь чем больше ты хочешь что-то забыть, скрыть, тем более ты становишься этим одержим. Стараясь вытеснить чувство, что они недостойны любви, они становятся одержимы потребностью постоянно видеть, что другие их любят.

Это определяет их стиль отношений с другими людьми – они постоянно флиртуют, раздаривают улыбки, комплименты в надежде получить то же в ответ. Они сентиментальны и слащавы: «Ой, лапочка, ой, рыбка, ой, садитесь, ой, извиняюсь, ой, как же я вас рада видеть!» Они бесчувственно демонстрируют любовь и заботу, стараясь в ответ получить то же.

Однажды меня попросили проконсультировать дома шестнадцатилетнюю умственно отсталую девочку, которая, как мне сказали, чрезмерно агрессивна и бьет свою маму. Вопрос стоял о назначении какого-то сильного успокоительного лекарства. Девушка жила со своей мамой вдвоем. Та встретила меня с распростертыми объятиями и еще с порога начала осыпать комплиментами, говорить о том, какой я хороший врач, и  так далее. Она категорически заявила, что ни о какой консультации не может быть и речи, пока я не поем, потому что я с работы, а значит, должен быть голоден. Несмотря на мои протесты,  меня усадили за стол, и уже просто видя, как для нее это важно, я должен был уважить кухню женщины. При этом она чуть не силой накладывала мне на тарелку значительно больше, чем я просил. И все это время женщина рассказывала мне о себе и своей трудной жизни. Когда же я попросил позвать дочку, она сказала, что лучше этого не делать, что лучше пообщаться с ней потом. Но и после угощения женщина не хотела присутствовать при общении с дочкой (у той была умеренная умственная отсталость, и она очень мало говорила, но на бытовом уровне почти все понимала). И когда я наконец заставил маму присоединиться к нам с дочкой, раскрылась очень интересная картина. Дочка спокойно сидела на диване, мы общались с ней, а мама начала назойливо и насильно обнимать дочку и просить: «Олеся, ну обними маму, ну покажи, как ты меня любишь!» Неудивительно, что после нескольких попыток та грубо оттолкнула мать…

Желание таких людей добиться от других проявлений любви заставляет их постоянно стараться оказаться в центре внимания. Они в буквальном смысле стараются подойти к другим на близкую физическую дистанцию, а также стремятся стать близкими эмоционально. Они яркие, шумные и артистичные. Они везде должны показать себя. В любой среде их нельзя не заметить: они говорят громче других, они самые эмоциональные, интенсивнее всех жестикулируют, больше всех говорят. Им нужны проявления внимания, постоянные знаки восхищения и принятия. Без них они испытывают муки, схожие с абстинентным синдромом.

Их ужасно мучит ревность, когда знаки внимания уделяют не им, а кому-то другому. Тогда они ведут себя еще ярче и громче, а если это не помогает, есть запасной вариант: привлечь внимание с помощью слез, входя в образ обиженных и недооцененных мучеников. Им нравится показать свои слезы, а потом исчезнуть, спрятаться в надежде, что кто-то бросит все и пойдет их искать.

Чтобы понравиться, они умеют устраивать потрясающие «представления» – подсознательно улавливая, какой именно образ может поразить, захватить собеседника или всю компанию, они мгновенно входят в необходимую роль, и так достоверно, что не поверить в их искренность очень трудно. Причем они могут играть абсолютно противоположные роли: где-то быть сдержанными, набожными, где-то – сексуальными, раскованными, «современными». Но наибольший парадокс в том, что они сами (за редким исключением) перестают замечать, насколько вся их жизнь превратилась в игру. Они начинают верить в реальность тех образов, которые создали. Чтобы «украсить» себя, легко фантазируют, привирают, но опять же — сами очень часто забывают, что из их истории правда, а что — вымысел.

С обманом у них, кстати, проблемы всегда: они не только с его помощью украшают себя, но и скрывают за ним свои «темные пятна» – ошибки, нехорошие поступки, зло, причиненное другим. Признать перед другими свою вину, попросить прощения для них немыслимо, ведь они так боятся, что если другие увидят их несовершенными, то отвернутся от них, отвергнут. Именно из-за этого они не воспринимают критику, замечания – они трактуют их как проявления отвержения, а поэтому реагируют бурно, эмоционально, тут же оправдывая себя и обвиняя других в ответ. Впрочем, они обманывают не только других, они очень легко обманывают сами себя. У них есть удивительная склонность: очень легко забывать все, что им не хочется о себе помнить.

Желая видеть проявления заботы по отношению к себе, они вместе с тем затрудняются открыто о чем-то попросить, им приятно, если другие сами догадываются об их желаниях. Возможно, так проявляется выученный ими в детстве урок о том, что свои потребности надо ставить на задний план. Но в любом случае такой стиль общения создает им немало проблем, потому что неизбежно приводит к разочарованию другими людьми, к обидам.

Привычка ставить свои потребности на задний план порой порождает для них еще целый ряд проблем, связанных со словом «эгоизм». Считая свою «бескорыстную» деятельность альтруизмом, они постоянно разочаровываются, видя эгоизм и неблагодарность других. Кто-то же настолько идентифицирует себя с ролью «альтруиста», что становится неосознанным узником этой роли: не может отказать другим, когда у него что-то просят (даже тогда, когда нужно отказать, чтобы человек научился самостоятельно решать свои проблемы), не может открыто отстаивать свои потребности и интересы, всегда будет жертвовать ими ради интересов других (в противном случае испытывает сильное чувство вины за «эгоизм»), не может позволить себе необходимый отдых, заботу о себе (и доводит себя до полного истощения). Для них иметь в жизни собственные потребности и стремления кажется эгоизмом, подумать о них они могут позволить себе только после того, как удовлетворят все потребности других.

Для того чтобы быть замеченными, оказаться в центре внимания, понравиться, они большое внимание уделяют своей внешности. «Ведь чтобы тебя любили, – думают они, – нужно быть привлекательным, красивым». Конечно же, невозможно не согласиться с Чеховым: «В человеке все должно быть прекрасно: и лицо, и одежда, и душа, и
мысли». Но проблема на этой планете в том, что подсознательно люди чувствуют себя некрасивыми, недостойными любви, – вот и становятся одержимыми внешней красотой, но никаких украшений им не хватит, пока не будет исцелена глубокая рана в их сердце. Неудивительно потому, что в украшении себя они нечувствительны, лишены чувства меры. Косметики уже столько, что даже режет глаза, а они накладывают еще и еще. Фигура прекрасная, а все равно борются с ожирением, страдают, что какая-то часть тела «не такая». И одежды им никогда не может быть достаточно. И им всего будет мало, им всегда будет казаться, что еще чего-то не хватает…

Потребность привлекательно выглядеть касается не только одежды и телесной красоты, но и их стиля поведения. Они проводят много часов перед зеркалом, подбирая необходимую улыбку, мимику, жесты, движения. Они стараются выработать определенный стиль поведения, который мог бы привлечь других.

Одержимость внешней красотой заставляет их панически бояться старости. Они готовы платить бешеные деньги за то, чтобы скрыть морщины на своем лице. И чем больше признаков старости, тем интенсивнее они стараются ее скрыть, тем более «молодежную» одежду выбирают, иногда выставляя себя при этом на посмешище.

Потребность в знаках любви создает для женщин на этой планете проблемы с мужчинами. Последние могут легко их «купить», обмануть с помощью таких знаков, – а тогда уже манипулировать ими, как захотят. Роскошные цветы, обещания, дорогие подарки ослепляют женщину, и она думает, что это и есть настоящая любовь. Прозрение наступает позднее, когда ею воспользуются, а потом бросят…

Впрочем, даже если им посчастливится и их действительно будут любить, супружеского счастья им все равно не испытать. Какой бы совершенной ни была любовь (хотя, в конце концов, кто из людей может любить совершенной любовью?), им все равно ее всегда будет мало, никакие знаки заботы и внимания не смогут заполнить их внутренней пропасти, пока сердце будет оставаться подавленным. А значит, рано или поздно начнутся упреки, претензии, разочарование, ревность, скандалы –  затем развод и поиск нового «идеального» партнера. И так за жизнь несколько раз…

Проблема с ослеплением ума чувствами касается не только романтических отношений. Такие люди все воспринимают скорее не умом, а чувствами. Они делают выводы на основе того, что говорят им их чувства (путая их при этом с настоящей интуицией сердца), и не утруждают себя анализом ситуации. Они вообще не любят утруждать свой ум и скорее поверят своему «впечатлению», чем будут обдумывать и анализировать. Как и в случае с роскошными цветами и дорогими подарками, эмоционально реагируя на какую-то деталь, они не видят ситуации в целом. А потому без ясного видения всей картины ошибочно трактуют  отдельные детали.

Но вернемся к роли и образу «альтруиста». Человек отождествляет себя с этой ролью, так как надеется, что его полюбят, если он окажется полезным и нужным. С помощью своей заботы он хочет сделать других зависимыми от себя и заработать себе право на признательность и любовь в ответ. Таким образом, он становится одержимым потребностью быть нужным. Вот и лезет везде со своими услугами. Из-за этого его забота о других нечувствительна. Это особенно явно проявляется в материнстве, когда, подсознательно желая сделать ребенка зависимым от себя, мать чрезмерно его опекает, делает все за него, ни на шаг от себя не отпускает – и так калечит его душу, делает несамостоятельным, ленивым, беспомощным, приучает к паразитизму. Предлагает везде свои советы, считая, что без них другие не решат ни одной ситуации. На самом же деле компетентность таких людей во многих сферах довольно сомнительна, вот и получается «слышал звон, да не знаю, где он…» Потребность во все вмешиваться делает из них также навязчивых свах, распространителей сплетен и интриг и так далее.

Потребность быть нужными делает их также подвластными манипуляции и использованию со стороны других, ведь они никому не могут отказать. Обещая всем, кто просит, свою помощь, они порой берут на себя больше, чем реально могут сделать. И со временем приходят к полному истощению. Или же, неспособные кому-то отказать, начинают забрасывать другие свои обязанности, иногда куда более важные. Или же помогают там, где совсем этого не следует делать, – как, например, когда «вытягивают» из проблем человека, который сам туда влез и должен сам исправить свои ошибки .

Потребность быть нужным определенным образом фокусирует человека на людях, которые постоянно нуждаются в помощи, – эмоционально незрелых, зависимых, «проблемных». Не в этом ли парадоксальный механизм взаимозависимости, существующий в некоторых семьях, где муж — алкоголик?  Жена подсознательно нуждается в том, чтобы муж таковым и остался, она не хочет, чтобы его проблемы решались, ведь тогда он станет более зрелым и самостоятельным и не будет уже так от нее зависеть. Возможно,  таким же образом мать чрезмерно опекает своего ребенка, все делает за него, словно боится, что если ребенок станет самостоятельным, то не будет больше нуждаться в ней и оставит ее. В детской психиатрии даже существует синдром, при котором мать приписывает ребенку болезнь, которой на самом деле нет, и сама верит в присутствие этой болезни, потому что нужно иметь больного, зависимого ребенка, о котором она может всецело заботиться.

Такую свою активную помощь другим человек объясняет для себя тем, что другие  реально не могут обойтись без него, нуждаются в нем. И считая своим мотивом чистый альтруизм, они вместе с тем ждут признания и признательности в ответ и очень обижаются, когда их забудут поблагодарить или не оценят их заботу надлежащим образом. В действительности же многим далеко не по душе такая назойливая опека и непрошенные советы, и они начинают либо резко отказываться от этого, либо незаметно обходить человека стороной. Но ведь незаметно его обойти невозможно – он улавливает изменение отношения своими чувствительными внутренними локаторами, и это тоже ранит его, ведь его снова отвергают…

И тогда есть запасные стратегии: если тебя не любят даже полезным, надо добыть любовь любой ценой.

Один из способов – слезы. Войти в роль мученика. Показать другим, как они тебя обидели и ранили, как сильно ты из-за них страдаешь.

Если не поможет и это – можно войти в роль больного. Тебя не просто обидели, но еще и довели до болезни. И это уже будет совсем бессердечно — не беспокоиться о больном человеке!

Таким образом можно «раздуть» реальную болезнь. Можно придумать болезнь и самому поверить в ее реальность. Я знал одну женщину, у которой, после того как сын вступил в брак и стал жить отдельно, развилось убеждение, что она больна раком мозга, – и таким образом она нашла способ вернуть себе сына, чтобы он каждый день о ней заботился, проведывал ее.

А еще можно самому вызвать у себя реальную болезнь. Я знал девушку с легким физическим отклонением (у нее была несколько нарушена походка), которая была сиротой и выросла в интернате, – в возрасте примерно двадцати пяти лет она сама (как впоследствии оказалось) вводила себе шприцем грязь в разные части тела и вызывала у себя абсцессы-гнойники, из-за которых неоднократно лежала в хирургических отделениях. Таким образом она периодически оказывалась в центре внимания своих друзей, знакомых, вынужденных проведывать ее, волноваться за нее. В психиатрической литературе есть немало описаний таких случаев, когда человек просто живет в больнице по собственной воле.

Понятно, что обман рано или поздно раскрывается. Постоянное требование внимания, претензии и обиды начинают отталкивать других. Навязчивая бессмысленная опека тоже мало кому приятна. Со временем становится очевидна и искусственность поведения. Таким образом получается, что, изо всех сил стараясь расположить к себе других людей, человек на самом деле их еще сильнее от себя отталкивает. И наконец остается с тем, чего больше всего боялся, – с одиночеством. И тогда прорывается злость, которая клокочет внутри, как вулкан. Человек мстит и наказывает, унижает и обвиняет, оговаривает и осуждает (для себя же, конечно, красиво называет это «справедливым гневом и негодованием»: «А как бы вы чувствовали себя на моем месте?»). И «святая» превращается в ведьму – одержимую ненавистью и желанием мести…

Наибольшая проблема на этой планете — в том, что, подавив свое сердце, а с ним и свою способность бескорыстно любить, человек становится зависимым от любви других, ищет и жаждет ее, думая, что она может сделать его счастливым. Да, любовь других – это большой дар. Но по-настоящему наслаждаться этим даром, в то же время не попадая в зависимость от него, может только тот, у кого свободное сердце, кто может любить сам. Ведь в конце концов глубина счастья и полнота жизни состоит не в том, что мы получаем от других, а в том, что можем сами им подарить.

* * *

Маленький принц еще раз посмотрел на заходящее солнце. Из-за горизонта выглядывала уже лишь его половина.

«Когда наше сердце свободно, – подумал он, – в нем есть любовь, похожая на солнце. Ведь солнце одинаково щедро дарит себя всем – благодарны мы ему или нет, замечаем его или совсем не обращаем внимания. Даже если бы кто-то обиделся на солнце или обозвал его, оно не перестало бы светить. Оно светит, потому что такова его природа. И оно просто счастливо быть собой».

Маленький принц улыбнулся тому, что понял нечто очень важное. – «А природа сердца – любить, любить любовью, похожей на солнце…»

И лицо его засияло, и сердце громко забилось в груди…

Послесловие к описанию планет

Знания о разных планетах и типах людей, живущих на них, порой могут больше навредить, чем помочь нам. Существует много опасностей  относительно того, как эти знания могут быть неверно восприняты и использованы. Именно поэтому автор видит необходимость в этом небольшом послесловии.

Первая опасность – в том, что читатель может начать анализировать черты характера окружающих  его людей в попытках отнести их к какому-либо «типу». Тогда его любимой забавой становится «игра в психоаналитика» – попытка каждому человеку поставить диагноз, рассовать всех своих знакомых по ящичкам с разными названиями: миролюб, воин, миссионер…

Автор не хотел этого. Именно поэтому он  избегал любых психиатрических диагностических терминов, которые наше эго с таким наслаждением могло бы превратить в ярлыки и навесить на окружающих. И тогда уже все – за этикеткой мы не видим больше человека…

Кажется важным также подчеркнуть, что названия обитателей планет («честолюбец», «страдалец» и др.) – это лишь дань литературной форме, и их не стоит переносить на реальных людей. Каждая планета скорее представляет определенный психологический конфликт, определенную задачу развития, с которой сталкивается каждый человек, нежели какой-либо отдельный тип людей. Каждый из нас мог «застрять» на какой-то одной планете или даже на нескольких, определенные типы конфликтов могут быть не решены и поэтому сильнее держать нашу душу в плену. Врожденные особенности темперамента и история детства могут заострять и осложнять разрешение этих конфликтов. Но опять же, все планеты существуют внутри каждого человека, и задача нашего роста состоит в том, чтобы разрешить внутри себя все эти конфликты и разногласия.

Ведь проблемы обитателей каждой из планет есть лишь обратная сторона неудовлетворенности одной из основных потребностей человеческого сердца, потребностей, с которыми мы рождаемся в этот мир, которые являются составной частью человеческой природы.

Так, все мы нуждаемся в эмоциональной близости. Я люблю слова Жана Ванье: «Наше сердце, такое как оно есть, не нуждается ни в славе, ни во власти, ни в успехе, ни в почестях. Единственная его потребность – это любовь и единение с сердцами других людей»[1]. И нам необходимо пройти долгую дорогу в своем развитии, чтобы достичь внутренней зрелости, а с ней — способности к бескорыстной, безусловной любви. И тогда мы можем открыть, что лекарство от одиночества не в том, чтобы рядом всегда был кто-то, кто тебя любит, а в том, чтобы быть способным любить самому. Потому что если ты любишь – в твоем сердце заключен целый мир и ты никогда не будешь одинок. А без этой любви, будь ты с людьми или один, тебе везде будет одиноко. На планете, где зарабатывают любовь, потребность в эмоциональной близости не развивается в способность любить, а блокируется страхом одиночества, отчуждения. Отсюда – навязчивая потребность быть нужным, отсюда – желание привязать других к себе…

На планете же миссионеров страх ошибки, страх отчуждения не дает человеку возможность удовлетворять его потребность знать правду и жить согласно с ней. Согласитесь, мы все в этом нуждаемся. И если свободным сердцем можем искать правду, то постепенно растем в праведности. Если же нет — карикатурой на праведность становятся морализаторство и нетерпимость миссионера.

Планета страдальца представляет собой другой конфликт. Все мы нуждаемся в том, чтобы быть настоящими, независимыми, быть самими собой. И когда наше окружение дает нам возможность такими стать – мы можем свободно развиваться, и тогда наша жизнь становится творчеством, потому что творчество и развитие – это всего лишь разные названия одного и того же процесса. И вы знаете, как красив свободный человек, который не живет по шаблонам, который реагирует спонтанно, который беспрерывно создает свою жизнь, для которого мир – это постоянное чудо. Такой человек не обязательно бывает художником, но такой человек всегда бывает творцом. На планете страдальца страх оказаться никем делает человека одержимым потребностью быть особенным.

Планета интеллекта – это еще одна история неудовлетворенной потребности – потребности понимать этот мир и с пониманием жить и действовать в нем. Когда эта потребность удовлетворяется естественным образом, человек вырастает в той добродетели, которую мы обычно называем мудростью. Речь идет не об эрудиции, образованности или интеллектуальности. Речь идет о глубоком понимании основных жизненных истин; речь идет не только о знании, но и об умении мудро жить. И это ничего общего не имеет с академическим образованием. Часто наши малограмотные бабушки и дедушки оказываются намного мудрее академиков. На планете интеллекта эта потребность удовлетворяется искаженным образом, и страх перед жизнью ведет к изоляции человека в башне интеллекта и заключении в мире абстрактного теоретизирования.

Другая наша потребность – в чувстве безопасности. При естественном развитии ее удовлетворение ведет к формированию веры в собственные силы и, в более широком понимании, — веры как добродетели духовной. На планете страха этот процесс искажается, и отсутствие чувства безопасности перерастает в ощущение неуверенности в себе. Отсюда – потребность во внешней опоре, страх и все связанные с этим феномены.

Стремление к счастью, которое при естественном развитии воплощается в жизнерадостности – умении видеть и глубоко чувствовать все радости жизни (вспомним, что самые ценные из них бесплатны), на планете карнавала превращается в жадный гедонизм и крайние формы эгоизма.

Желание жить во внешней и внутренней гармонии, которое при здоровом развитии проявляется во внутренней целостности человека, его естественности, его духовном единстве с миром, на планете миролюба преобразуется в пренебрежение правдой ради покоя, в тупое равнодушие.

На планете войн, не открыв высшей силы любви, ее жители потребность бороться с силами зла, являющимися частью этого мира, могут реализовать лишь единственным образом – через неудержимую жестокость и властолюбие. Настоящие сила и мужество, рожденные из глубины сердца, из глубины правды и любви, так никогда и не станут им известны.

Еще одна потребность – в реализации своих даров, в плодоношении, продуктивности – на планете аплодисментов превращается в неудержимый карьеризм и тщеславие. Радость от самого процесса творческой работы, не подкрепленная аплодисментами, на этой планете неизвестна.

Можно также сказать, что каждая планета представляет собой неверный способ поиска чего-то, что на самом деле для нас очень важно. И получается так, что, осуществляя поиск в неверном направлении, мы на самом деле еще дальше отдаляем сами себя от цели. И в конце концов вместо того, что искали, находим то, чего больше всего боялись и изо всех сил стремились избежать.

Вспомним, например, как на планете, где зарабатывают любовь, человек начинает навязывать себя другим, изо всех сил стараясь понравиться, привлечь к себе внимание, – и в конце концов этим лишь больше отталкивает всех от себя. И чем больше он навязывает себя, чем больше стремится сделать других от себя зависимыми, тем большее количество людей, которые не могут выдержать такое нездоровое отношение, отдаляет от себя; и наконец человек становится по-настоящему одиноким. И наоборот, человек, который любит зрелой любовью, дарящий эту любовь, а не стремящийся сделать других зависимыми, присвоить их себе, очень приятен в общении, и другие тянутся к нему.

Таким образом, планеты не столько описывают типы людей, сколько разные типы наших внутренних конфликтов. Некоторые же типологии, напротив, ставят перед человеком задачу определить свой единственный тип характера и таким образом заставляют его втискивать себя в рамки, ограничивают открытость к самопознанию.

Второй вариант неправильного обращения с содержащимися в книге  знаниями – использование их для осуждения других людей. Мы все так любим этим заниматься… И каждый раз, когда не хотим чего-то видеть в себе, становимся одержимы поиском этого в других. Желая избавиться от ощущения ничтожности, нуждаемся в унижении других, выискивании в них недостатков. Чтобы чувствовать себя «хорошими», нам так нужно видеть других «плохими»…

И может быть теперь, детально проанализировав разные черты характера людей, вы легче сможете видеть, как часто людьми руководят их нездоровые потребности, их психологические зависимости. Для вас станет более видимой эгоцентричность людей, даже если она тщательно скрыта за псевдоальтруизмом миролюба или тех, кто зарабатывает любовь путем беспрерывного служения другим.

Впрочем, автор надеется, что эта книга поможет лучше чувствовать не только проблемы людей, но и их боль, их страдание. Возможно, описание каждой из планет пробудит понимание и сочувствие к ее обитателям. Пробудит желание не осудить, а понять, не отвергнуть, а принять, желание не кары, а исцеления. И может быть тогда сквозь все уродливые и страшные панцири, которые мы порой надеваем на себя, мы сможем разглядеть друг в друге подавленное, раненое сердце ребенка. Сердце, которое не хочет ни власти, ни почестей, – только жизни, любви, единения…

Вас никогда не удивляло, что об одном человеке двое ваших знакомых могут иметь совсем разные мнения? Я знаю одну женщину с очень чистым сердцем, она часто говорит о ком-то: «Какой хороший человек…» Нет, не подумайте, что речь идет об идеализации. Эта женщина реально видит людей, их слабости и ограничения. Но она умеет сочувствовать человеческой слабости и сквозь нее видеть человеческое сердце. И, наверное, поэтому она бывает так часто до слез тронута, когда смотрит на людей. О том же человеке все окружающие могут твердить: «О, какая это ужасная личность!» Ведь все зависит от того, как мы смотрим на людей: сердцем или через искажающие очки эго. Не потому ли говорят: «Когда твое сердце освободится – весь мир вокруг тебя станет другим…» На самом деле это не мир станет другим, это просто ты в конце концов увидишь его неискаженным…

Одна из самых больших проблем, связанных с осуждением, состоит в том, что, осуждая, мы перестаем видеть человека и начинаем реагировать уже только на тот ярлык, который мы на него навесили. Мы воспринимаем человека и все, что он делает, через призму «диагноза», который ему поставили. И начинаем «подрезать человека до размеров плаща»… Но ведь живые люди никогда не отвечают карикатурным образам ни одной из типологий. Каждый человек неповторим, и все то, что делается в его душе, является тайной. Мы же очень часто и очень легко приписываем себе роль экспертов и думаем, что все знаем и понимаем.

Чудом является также то, что в каждом человеке присутствуют одновременно и свет, и тьма. И в один момент мы способны на поистине святые поступки, в другой же… Поэтому действительно нам не стоит судить друг друга. Помните: «Кто без греха, пусть первым бросит камень…» Именно знание собственной темной стороны, осознание собственной убогости делает нас не осуждающими друг друга, а, скорее, солидарными, и тогда наше сочувствие становится не пренебрежительной, унизительной жалостью, а действительно со-чувствием…

Третья опасность состоит в том, что мы можем привязаться к нашим теориям и механически переносить их на жизнь. Любые теоретические знания в некоторой степени отражают реальность, но в конце концов мы совершаем свое путешествие в реальном мире, а не в мире теорий. Поэтому если окажется, что реальность является иной, чем указывают  теории (в частности и те, которые содержатся в этой книге), – стоит отбросить их, не позволять им ослепить вас. В этом проявляется большое мужество: верить в то, что ты видишь сам, а не в то, что другие подсказывают тебе.

В этом опасность всех психологический теорий и духовных учений. Как часто можно встретить людей,  намертво привязанных к своим теориям. Наверное, вы видели не одного психоаналитика, который во всех человеческих проблемах видит лишь страх кастрации или неразрешенный Эдипов комплекс. И это касается любого учения. Поэтому пользуйтесь знаниями из этой книги, если они действительно помогают вам понять вашу реальность. Но смело отбросьте их, если они этому не служат. Познаем жизнь сердцем. Поверим ему, а не теориям.

Никакие представленные в книге схемы не могут отобразить неповторимый жизненный путь отдельного человека, его уникальный внутренний мир. Ни одна книга не откроет нам нашей тайны. Книга может быть лишь приглашением к путешествию внутрь себя в поисках собственной правды, она может лишь приоткрыть двери, но дальше — у каждого своя дорога.

Эта книга написана для того, чтобы затронуть сердце читателя, она не является учебником, который должен дать новые схемы и формулы. Книга является в первую очередь приглашением к путешествию – потому что изучение карты никогда не заменит путешествия реального.

Четвертая сложность — в том, что, открывая в себе отрицательные черты, которых не замечали до этих пор, мы можем невзлюбить себя. Многие из нас воспитаны таким образом, что мир в нашем восприятии делится на черное и белое, и, соответственно,  мы сами можем быть только либо хорошими, либо плохими. Не все знают, что люди на самом деле разноцветные, в каждом из нас – смесь света и тьмы. А мы боимся отвержения и поэтому создаем для других и для себя какой-нибудь идеальный образ своего «я». За ним скрываем наши раны, наши слабости, наше несовершенство. Не воспринимаем критику, вечно оправдываемся, проецируем вину на других, боимся признать собственные ошибки. Не хотим знать правду о себе, хотим  верить, что мы на самом деле такие идеальные, какими себя представляем.

Возможно, у кого-то эта книга вызовет разочарование в самом себе. И это будет прекрасно. Это огромный ресурс — избавление от потребности постоянно носить маску. Возможно, это разочарование будет как землетрясение, которое разрушит памятник, который мы себе воздвигли, свергнет нас с пьедестала. И это тоже прекрасно. Для чего он нам?

Но утратить иллюзию о себе — совсем не значит невзлюбить себя. Ведь под маской мы увидим свое настоящее лицо. Возможно, нам не сразу откроется его красота. Возможно, первое, что бросится нам в глаза, – это те шрамы, которыми оно покрыто. И это может пробудить в нас сочувствие к себе, которое будет проявлением любви, заботы. Потому что по-настоящему блаженны те, кто осознает свою убогость, кто знает, что нуждается в исцелении. И возможно, нам даже станет хуже, наши раны от прикосновения заболят с новой силой. Но через эту боль все-таки стоит пройти – ради жизни, ради свободы, ради того, чтобы когда-нибудь из-под этих ран все же проступило наше настоящее лицо – созданное по образу и подобию Бога… И если эта книга разбудит боль – доверимся ей, позволим ей стать болью потуг, которые будут выталкивать нас к новой жизни…

Пятый опасный момент касается цели, с которой можно использовать эти знания.

Кто-то может использовать их для того, чтобы манипулировать людьми. Если ты знаешь слабости и зависимости других, тебе легче подобрать подход к каждому, чтобы получить от него то, что тебе нужно. Пусть Бог бережет нас от этого!

Кто-то  бросится «лечить» других, читая им лекции об их проблемах. Реальность быстро его охладит. Люди боятся знать правду о себе. Мы открыты услышать правду только тогда, когда, с одной стороны, сами созреем для этого, а с другой — когда она будет идти из уст человека, который, как мы чувствуем, действительно любит нас и заботится о нас. Поэтому, может быть, стоит просто любить, нежели читать лекции… Стоит помнить, что лучше всего менять мир, начиная с себя.

Об этой дороге к себе, к собственному сердцу, и будет говориться в следующей части книги.

Автор — Романчук Олег

Дорога любви

Дорога любви

Когда рождается ребенок с ограниченными возможностями, семья сталкивается с множеством проблем, связанных не только с развитием малыша, но и с семейными взаимоотношениями, с недоверием и неприятием общества. Как справиться с трудностями? Как помочь своему ребенку? Как найти путь к счастью?

На эти вопросы и пытается ответить автор. Он подчеркивает ценность жизни каждого ребенка с особыми потребностями, необходимость раскрытия его талантов, его права любить и быть любимым. Книга проникнута размышлениями о счастье, судьбе человека, о той дороге, которую предстоит пройти ему и его родным.

Адресована родителям и всем тем, кого волнуют проблемы детей с ограниченными способностями.

Глава из книги в нашем журнале (публикуется с согласия издательства Генезис)

Семья и мир

Дорога любви. Путеводитель для родителей детей с особыми потребностями и тех, кто идет рядом. М.: Генезис, 2010. — 168 с.

ISBN 978-5-98563-215-6

Оглавление

  • БУДЕМ ЖИТЬ. 10
  • ЧТО ДАЛЬШЕ?. 19
  • ВАЖНЕЙШИЕ ЛЕКАРСТВА.. 27
  • ОПЛАКИВАНИЕ ПОТЕРИ.. 38
  • ВОЗВРАЩЕНИЕ К ЖИЗНИ.. 42
  • СЧАСТЬЕ БЫТЬ ВМЕСТЕ. 53
  • БЫТЬ БРАТОМ, БЫТЬ СЕСТРОЙ.. 63
  • ОДНА БОЛЬШАЯ СЕМЬЯ.. 75
  • СЕМЬЯ И МИР. 81
  • ВСЕ ПОБЕЖДАЕТ ЛЮБОВЬ. 94
  • ИСЦЕЛЕНИЕ СЕРДЦА.. 104
  • ДОРОГА ЛЮБВИ 111
  • Приложение 1. Путешествие в Голландию.. 127
  • Приложение 2. Соловей с одним крылом   138

Предисловие к третьему изданию

Прошло почти десять лет с того времени, когда была написана эта книга, когда она отправилась своей дорогой в мир. Я радовался, наблюдая за ее путешествием, и благодарю всех тех, кто с теплом принял ее и сказал доброе слово в ее адрес. А теперь я рад, что ее странствие продолжается с этим новым изданием,  надеюсь, что она и дальше будет вести читателя дорогой любви…

Оглядываясь на эти десять лет, я понимаю, что вдохновила меня на создание  книги любовь родителей к своим детям с особыми потребностями. Их мудрость и преданность глубоко тронули меня, и я собрал истории разных семей, с которыми познакомился, в небольшую книгу. Тогда я очень надеялся, что это издание станет опорой другим родителям, которые только отправляются в путь со своим особенным ребенком, ведь семья – это основная, определяющая жизнь ребенка среда, от которой зависит его судьба. Без любви и поддержки родителей ребенок не может преодолевать жизненные препятствия. Ни одна реабилитационная методика, никакие современнейшие лекарства не могут заменить этого. А потому, стараясь помочь детям с особыми потребностями, мы должны прежде всего поддержать их родителей. Оказавшись перед фактом особых потребностей ребенка, семья сталкивается с многочисленными трудностями и испытаниями, и, чтобы справиться с ними, она нуждается в поддержке ближайшего окружения, специалистов, общества в целом… Поэтому книга адресована как самим родителям, так и всем тем, кто призван помочь им и их детям выбрать на жизненном перепутье ту дорогу, которая ведет к развитию, к любви, к счастью…

На протяжении тех лет, которые прошли со дня первого издания книги, я как детский психиатр и психотерапевт, руководитель отделения развития ребенка учебно-реабилитационного центра «Джерело» во Львове имел счастье находиться рядом со многими семьями детей с особыми потребностями. Мне и моим коллегам была предоставлена уникальная возможность идти вместе с родителями и их детьми, быть их партнерами на этом пути – вместе открывать его для себя. Обновленное, третье издание этой книги обогащено и дополнено новыми открытиями, новыми историями, новым пониманием событий. Хочу признать, что из первого издания некоторые фрагменты пришлось изъять или обновить их, так как они были написаны с позиции специалиста и несколько односторонне отображали опыт семей (или же не были до конца осознаны).

Особую благодарность хочу выразить другу и коллеге Людмиле Аннич – маме ребенка с особыми потребностями. Именно ее комментарии всегда помогали нам, специалистам отделения, посмотреть на этот путь с другой точки зрения – точки зрения родителей; понять, как отличается наше профессиональное видение от восприятия родителей, как лучше выполнять свою роль в поддержке семьи и ребенка. И еще одна особая благодарность Оксане Винярской – коллеге и товарищу, социальному педагогу и семейному психотерапевту, без которой наше отделение никогда не стало бы таким, какое оно есть. В частности, я признателен Оксане за преданность семейно-центрированному подходу, за умение налаживать взаимодействие с родителями, за профессиональное сопровождение детей с особыми потребностями и за любовь к ним.

Дополняя, дорабатывая, готовя эту книгу к третьему изданию, я вновь и вновь задумывался над сущностью того пути, который прокладывают ребенок с особыми потребностями и его семья. В центре «Джерело» мы часто говорим, что наше призвание состоит в том, чтобы помочь такому ребенку стать собой и исполнить в этом мире свою миссию. Мы верим в значимость и ценность жизни каждого ребенка, какими бы ни были его ограничения, мы признаем его неоспоримое право быть любимым и ценимым как личность, его потребность любить в ответ, мы дорожим его желанием развивать и реализовывать свои способности и таланты. Из всего этого вытекает и то, что мы должны помогать не только детям и семьям, что в реабилитации нуждается все наше общество. Оно должно создать надлежащие условия для людей с особыми потребностями, чтобы они смогли осуществить свое предназначение. Радует, что за эти десять лет произошли многие важные перемены в обществе. Но в то же время необходимо изменить еще так много!..

Однако при всей важности надлежащей поддержки и помощи со стороны специалистов и общества в целом, родители будут играть главную роль в жизни ребенка с особыми потребностями. Семья оказывается на перепутье перед выбором дальнейшего направления движения, и мы понимаем, что от того, какую дорогу выберут родители, в значительной мере будет зависеть жизненный путь ребенка.

Недавно встретил точную цитату, которая образно описывает суть жизненного выбора. Это – слова Хелен Келлер, слепоглухой женщины, которой пришлось преодолеть множество испытаний и все же прожить, по ее мнению, счастливую и полноценную жизнь: «Когда одни двери счастья закрываются, открываются другие; но мы часто не замечаем их, поскольку не можем оторвать глаз от закрытых дверей». Одна из дорог, которая ведет в тупик, – дорога нереальных ожиданий: стучать в запертые двери, бесконечно искать и испытывать всевозможные методы лечения, лишь бы ребенок стал «нормальным». Другая дорога, которая тоже заканчивается тупиком, – дорога отчаяния, депрессии: если «двери счастья» закрылись и не удается их открыть, жизнь воспринимается как трагедия, как утрата возможности быть счастливым. Есть и третья дорога. Она связана с теми другими «дверями к счастью», которые мы, возможно, пока еще не видим, которые скрыты, до которых нам порой следует еще внутренне дорасти, но которые всегда есть. А за ними – возможность прожить другую, «незапланированную» жизнь и найти неожиданное счастье. Счастье, которого не может лишить человека ни одна форма болезни – счастье, которое есть в любви, в отношениях, в радости взаимоподдержки, общего творения жизни. Эта книга о дороге любви… И всем нам – счастливого пути на ней!..

Львов, 3 мая 2009 года

Автор — Романчук Олег


Купить книгу в Интернет-магазине издательства Генезис

Семья и мир

Семья и мир

Ни одна семья не существует изолированно. Мы связаны с окружающей нас средой, — друзьями, соседями, коллегами по работе, жителями нашего села, города, с людьми одной национальности, веры, системы взглядов. Хотим мы того или нет, все мы являемся частью общества, оно влияет на нас, мы — на него. Все, что происходит внутри семьи, отражается на ее отношениях с внешним миром. Все, что происходит в обществе, отражается и на том, что творится внутри семьи.

Семья, где живет ребенок с особыми потребностями, не исключение. Его присутствие не может долго оставаться семейной тайной. А потому рано или поздно родителям придется увидеть реакцию соседей, коллег, друзей и просто людей на улице на болезнь их ребенка. Кто-то будет советовать отдать ребенка и спасать свою жизнь; кто-то больше не будет приходить в гости, а кто-то, наоборот будет приходить чаще, чтобы поддержать, помочь. Одни друзья станут еще более близкими, другие, наоборот отдалятся. И в этом нет ничего удивительного, ведь всем известно, что настоящая дружба познается в беде…

А испытаний будет немало. Одним из них, связанным с окружающим миром, будет «улица»: все те общественные места, где ребенок с ограниченными возможностями попадает под «обстрел» взглядов, насмешек, жалостливых замечаний, комментариев и т.п. А потом будет еще школа и широкий мир социальных отношений…Чего только не придется услышать ребенку и его семье!

«Зачем с таким ребенком выходить на люди?! Его нужно дома держать, незачем людей пугать…»

«Мама, почему они все так на меня смотрят?..»

«Водитель автобуса сказал нам: “Что вы лезете с ним в автобус?.. Таких надо при рождении убивать, какая от них польза?”»

«В санатории нам сказали, чтобы мы не ходили есть в столовую со всеми, “так как другим будет неприятно на вас смотреть”,— и что нам будут приносить еду в номер».

«Профессор-психиатр сказал нам: “Это же зверь, а не ребенок, зачем он вам”?»

«Они подходят и дают нам деньги, как будто мы вышли на улицу просить милостыню…»

«В школе меня часто высмеивали. Многие со мной не водились, чтобы над ними тоже не насмехались. За все время учебы у меня была лишь одна настоящая подруга, которая не стыдилась быть рядом. Я очень любила литературу, особенно стихи, но в утренниках я не участвовала. Я очень хотела играть в вертепе, но учительница отказала. Я случайно услышала, как она говорила обо мне своей коллеге: «Ну как я выпущу ее на сцену – это же неэстетично». А еще были некоторые девочки, которые просто специально устраивали мне разные пакости – помню, как они развлекались, обгоняя меня и будто бы ненарочно толкая со ступенек, когда звучал звонок и я спешила на урок – при моей медленной походке это означало, что я точно опоздаю и мне сделают замечание», – рассказывает о своем опыте учебы в общеобразовательной школе девушка с ДЦП.

Понятно, что такое отношение будет способствовать желанию отгородиться от людей, от мира…

«Я выехал с товарищем погулять, – рассказывает прикованный к коляске мальчик с ДЦП. – Был хороший весенний день, цвели сады, и я чувствовал себя необычайно счастливым. И тут подходит ко мне в слезах женщина: “Боже, ребенок, какой ты несчастный!..” И я уже не знаю, радоваться мне тем садам или сидеть и плакать. Я не знаю, почему люди не могут понять, что мы, инвалиды, не хотим, чтобы нас жалели. Я знаю, что я не хожу и не буду ходить, но я смирился с этим и вопреки этому хочу быть в жизни счастливым… И не надо меня жалеть! Может, я нашел счастье в чем-то другом!..»

Сталкиваясь с враждебностью, насмешками, непониманием, ребенок, в конце концов, может полностью замкнуться в себе, оградиться от других стеной отчуждения…

«Когда мой сын был еще маленьким, его болезнь замечали немногие, – рассказывает мама мальчика с незначительной интеллектуальной недостаточностью. – Он ходил на занятия детского хора, хорошо пел, он любил петь. Но когда он пошел в школу и начал значительно отставать по математике, кто-то из детей узнал об этом и сказал во время занятия хора: “Смотри, как поет, а не может, дурак, таблицу умножения выучить!” И после этого я не могла его больше туда затащить, он перестал петь…»

И не удивительно, что тогда семья оказывается как в гетто: изолированная, отвергнутая, не имея отношений с окружающим миром. Родители начинают понимать, что в этом мире нет места их ребенку, общество не нуждается в нем, не видит в нем человека, не видит ценности его жизни…

«Я не могу разглядеть для своего сына будущего в этом мире. Он же такой добрый, отзывчивый, всем хочет помочь – выходит во двор, идет к детям, а они смеются над ним: “Эй, дебил, псих”, – он приходит домой и плачет. Я делаю их родителям замечание, а они мне: “А вы держите его дома, нечего ему с нашими детьми играть…” Я не знаю, как он будет жить в этом мире…»

«Мне казалось, что со своим сыном и со своими проблемами я одна. Кому мы нужны? Кто хочет нам помочь? Кому мы не безразличны, наша жизнь? Мы чувствовали тогда такое безграничное одиночество!..»

Почему в нашем обществе существует это гетто для людей с ограниченными возможностями? Почему так часто их воспринимают как менее ценных, как людей низшего сорта, как общественное бремя? Почему существует столько барьеров, которые мешают людям с особыми потребностями быть полноценными членами общества, интегрированными во все аспекты его жизни — от архитектурных, делающих невозможным доступ людей в коляске в разные общественные места, до психологических, мешающих нам общаться на равных, становиться друзьями? Не является ли все это свидетельством глубокой душевной болезни нашего общества?..

Наш мир становится все более индивидуализированным. Самым значимым для человека стала его карьера, его обогащение — славой ли, материальными ли ценностями, большей властью, высоким социальным статусом. Наше общество ценит в людях интеллект, силу, высокое положение, независимость, власть. Поэтому и не удивительно, что люди более слабые, которые не могут сами о себе позаботиться и нуждаются в помощи других, являются в нем людьми менее ценными. Мы перестали понимать, что главное, в человеке — это не интеллектуальные способности, не умение работать, а возможность любить, сочувствовать, осознавать нашу общую ответственность друг за друга. И никакая форма болезни не может лишить личность человечности… И, что порой даже парадоксально, мы видим большую человечность именно в людях с ограниченными возможностями… Известный защитник прав умственно отсталых людей философ и антрополог Жан Ванье даже предложил новое определение человека как биологического вида: вместо homo sapiens/«человек разумный» – человек любящий… Ведь то, что делает человека человеком – это не интеллект (вспомним, сколько было в истории высоко интеллектуальных нелюдей и тиранов!), а гуманность – способность к сочувствию, любви… А эта способность, как показывает опыт, непосредственно не связана с коэффициентом интеллектуальности…

Изоляция людей с ограниченными возможностями лишь подкрепляет отрицательные стереотипы о них. Как свидетельствуют психологические исследования, негативные представления о людях с ограниченными возможностями в большинстве случаев складываются у людей, которые сами с ними никогда не сталкивались, а просто попали под влияние распространенных стереотипов. И, возможно, в этом одна из миссий родителей детей с особыми потребностями — открываться  миру, чтобы все больше людей могли встретиться с такими детьми, ближе узнать их. Тогда общество, наконец, сможет осознать, что за отличиями, бросающимися в глаза, прежде всего, стоит такой же человек, как и любой из нас, стремящийся любить и быть любимым, дарить себя другим, реализовать себя в этом мире, который так же, как и мы, знает радость и грусть, боль и надежду, веру и страх. Тогда, возможно,  наше общество начнет постепенно меняться…

«В санатории ко мне подошел мужчина и спросил с удивлением: “Вы так любите своего ребенка?..” – рассказывает мать прикованного к коляске мальчика с ДЦП. – А я его люблю, потому что он у меня просто необыкновенный, с ним так приятно, интересно общаться, он очень любящий сын. Недавно меня не было дома три дня, и он не знал, когда я должна вернуться. И вот я вхожу, а он говорит: “Мама, я знал, что ты сегодня приедешь!” Я спрашиваю: “Откуда же, сынок?” – “Сердце мне говорило…” Я думаю, наше общество должно увидеть, что общение с таким ребенком может быть радостным, и возможно тогда оно перестанет жалеть людей с особыми потребностями… Я не говорю, что не надо сочувствовать детям с ограниченными возможностями, когда им тяжело, но не надо их жалеть, потому что жалость унижает…»

А пока что надо научиться жить в мире, который не всегда тебя понимает. Научиться жить самим и научить ребенка, его братьев, сестер. Иногда поражает та мудрость, мужество и терпение, с которым некоторые родители помогают своим детям спокойно принимать эти «взгляды», не злясь на людей и вместе с тем не стыдясь себя. Поражает их умение привить ребенку внутреннюю свободу быть самим собой и эмоционально не зависеть от того, как тебя воспринимают окружающие.

«Раньше, когда мы выходили на люди, а они все на нас смотрели –  это ужасно злило: чего они вытаращились, чего они от нас хотят, почему не оставят в покое?

Но прошло время, и меня это уже совсем не раздражает, я понимаю, что им просто непривычно видеть такого ребенка, и я не держу на них зла. И сын мой спокойно это воспринимает».

«На людей не надо злиться, сынок, им нелегко нас понять, надо прощать…»

«Я поняла, что нельзя держать нашу больную дочь всегда в доме. Если она увидит, что мы не стыдимся ее, то и она не будет себя стесняться».

«Меня злили когда-то люди в трамвае: до четырех лет я носила свою дочь на руках, так как она не ходила. А люди говорили: “О, она хочет, чтобы ей уступили место…” То же в гастрономе – думали, что я хочу, чтобы меня без очереди пустили. А потом я разобралась, что они просто не понимают. Раньше я, наверное, тоже бы так думала. И со временем я перестала обращать на это внимание и уже не виню их, что они такие…»

«Когда мы переехали на новую квартиру, мы с Настей (девочка с ДЦП, в коляске) обошли всех соседей: “Меня зовут Настя, мы будем вашими соседями, надеемся – хорошими”, – и это очень помогло и нам, и им. Все здороваются, Настю можно оставлять одну во дворе, с ней разговаривают, общаются – она принята. Чтобы иметь хорошие отношения, важно не только ждать шага со стороны других, важно самим сделать первый шаг…»

«Однажды, когда мы стояли с Настей в супермаркете, поджидая на выходе мужа, который вернулся, потому что нужно было еще что-то докупить, к нам подошла женщина и дала Насте гривну. Мы не обиделись – мы просто засмеялись и объяснили женщине, что мы пришли не просить милостыню – и что нам не нужна гривна, но нам будет приятно просто с ней познакомиться. Та стушевалась сначала, но потом мы хорошо поговорили. Важно при каждой возможности помогать другим людям лучше понять детей с особыми потребностями, освободиться от отрицательных стереотипов…»

Родителям еще важно уяснить, что иногда проблема социальной изоляции обусловлена не столько враждебностью окружающего мира, сколько собственными реакциями – стыда, страха, депрессии… Иногда чувство обиды становится своего рода социальной ролью, нам может нравиться чувствовать себя «жертвами и мучениками», которых отвергает этот «жестокий мир»… Порой этот мир не так уж жесток, часто бывает столько добрых людей вокруг, которые готовы поддержать и помочь, но двери нашего дома закрыты изнутри…

«Когда родилась наша дочь, мы затворились от всего мира в том, что тогда мы называли “нашим горем”. А через какое-то время мы осознали, что потеряли всех наших друзей, и на самом деле причина была не в них, а в нас – они старались приходить, звонить по телефону, приглашали нас к себе. Но мы изолировались. Мы не хотели никого видеть. На самом деле это наши друзья потеряли нас… Только через пятнадцать лет мы это поняли и начали восстанавливать общение, выходить в люди…»

«Эти первые три года я  была так подавлена тем, что у моей дочери синдром Дауна, что даже перестала праздновать ее и свой день рождения, приглашать гостей, ходить в гости. Теперь, когда я смогла выйти из этого подавленного состояния, когда я начинаю видеть своего ребенка не как “дауна”, а как красивую девочку со своими ограничениями и своими способностями, я хочу впервые отметить ее день рождения как положено. Я хочу созвать много гостей, чтобы она видела, что мы рады, что она есть в этом мире, и я хочу, чтобы у нее, кроме меня, была и семья, и друзья…»

Родителям важно выстроить этот круг позитивных социальных отношений вокруг семьи, «сплести» вокруг семьи и ребенка сеть доброго отношения и поддержки. Однако, с другой стороны, никто из нас не может надеяться на то, что будет жить там, где его всегда понимают, уважают, желают добра. Не может на это надеяться и ребенок с особыми потребностями. А потому одна из задач родителей — подготовить его к жизни в нашем мире. Это значит научиться уважать себя даже тогда, когда другие тебя не уважают; уметь твердо стоять на ногах, не падать духом, когда столкнешься с равнодушием, несправедливостью, когда тебя осуждают, отвергают; уметь отстаивать себя, не держать в сердце зла, прощать… Но родители могут научить этому своего ребенка только тогда, когда умеют это делать сами…

Возможно, труднейшая из наук — наука прощения. Речь идет совсем не о том, чтобы все всем позволять и потакать плохим поступкам, не умея отстаивать себя, противостоять неправде. И не о том, чтобы наивно доверять тем, кто злоупотребляет нашим доверием. Прощение – это, прежде всего, отказ от мести, это желание разобраться в позиции  другого человека, чтобы помочь ему освободиться от зла. Прежде всего, простить необходимо нам самим, чтобы наше сердце смогло исцелиться, освободиться от ненависти…

«Я любила парня. Мы вместе мечтали о свадьбе. И вот однажды в воскресенье случайно встречаю его, и узнаю, что он идет под венец с другой… Тогда во мне будто что-то внутри сломалось. Долгое время меня просто разрывала ненависть к нему — как он мог так подло со мной поступить? Но в какой-то миг я ощутила, каждой клеткой своего тела ощутила, что должна его простить. Иначе я просто не смогу жить, ненависть разъест меня изнутри…»

Что может помочь нам простить? — Сочувствие, понимание и смирение. Сочувствие, так как человек, который причинил нам зло, иногда сам очень обижен, несчастен. Понимание, так как человек обычно «не ведает, что творит» — вспомним того дедушку, который стыдился своей внучки с синдромом Дауна… Смирение, потому что мы тоже часто обижаем других, хотя совсем того не желаем — так кто мы такие, чтобы осуждать других, чтобы выносить им приговор?..

Прощение открывает сердце другим, открывает двери к примирению. Оно помогает нам преодолевать стены недоразумения, вражды и строить другой мир — единства и любви…

Однако прощение вовсе не означает пассивность и терпимость по отношению к отрицательным действиям других в адрес ребенка с особыми потребностями. Родителям важно быть ассертивными, «положительно агрессивными» в отстаивании и защите прав своих детей. И не только родителям, но и всем нам. Мы не можем лишь «все прощая» наблюдать насмешки, негативные высказывания и другие формы ущемления и дискриминации. Важно делать замечания и выходить на марши протеста, обращаться в суды и в международные правозащитные органы. Тем не менее, это нужно делать не из ненависти и слепой обиды, а из чувства любви и необходимости отстоять правду – только тогда такая активность будет в силе изменить мир и общество…

Вспоминаю кампанию, организованную небольшой группой родителей детей с ДЦП в колясках, которые решили искать способы решения наболевшей проблемы: водители отдельных маршрутных автобусов не останавливались, когда видели, что пассажиром должен быть ребенок в коляске. Так вот, родители решили активно выражать признательность тем водителям, которые останавливались, как лично, так и через печать, через письма благодарности на фирму, где эти водители работают, признательные звонки руководству за качество обслуживания… С другой стороны, родители решили обязательно записывать номера автобусов, которые не останавливались, и звонить по телефону с жалобами руководству и т.п.

Если отношение к миру позитивное, родители и ребенок получают возможность обнаружить, как много в нем хороших людей, которые понимают, которые стремятся помочь, которые умеют дружить по-настоящему. Они есть везде — по соседству и на работе, в больнице и школе, в церкви и просто в трамвае. Они становятся теми мостками, через которые осуществляется прорыв из гетто ограничений в большой, широкий, свободный мир…

«Когда-то я стыдилась своего сына, прятала его от людей. Я думала: “Кому он нужен?” Я боялась, что над ним будут смеяться, что его не поймут и этим ранят. И вот, когда ему было четыре года и мы с ним впервые поехали в санаторий, я была поражена: его там все полюбили, их не смущало, что он в коляске, всюду брали его с собой, приглашали на дни рождения, и ко мне очень хорошо относились. Это были обычные люди, обычные дети, не инвалиды. Тогда я поняла, что в мире есть много хороших людей и нам не надо прятаться. И действительно, благодаря тому, что у меня такой ребенок, я встретила в жизни столько замечательных людей! У нас с сыном сейчас много друзей. Я поняла, что это зависит от нас: если ты идешь к людям не со злостью, обидой, а с добром, то и они открываются тебе…»

Этот прорыв, этот выход из изоляции не всегда бывает легким, не всегда просто найти мостики согласия с миром. И здесь могут особенно помочь другие родители, которые тоже имеют ребенка с особыми потребностями и которые уже «прорвались», высвободились. Именно друг в друге родители могут найти источник понимания, поддержки. Идя теми же путями, они могут поделиться друг с другом ценным опытом, предупредить о возможных тупиках и ловушках на дороге жизни… Часто между такими семьями формируется прочная многолетняя  дружба…

«Выезд с дочерью в летний лагерь, организованный для семей, где есть ребенок  с особыми потребностями, стал переворотом в моей жизни. Я встретила людей, которые меня понимают – это было такое облегчение высказать все, что наболело, накопилось в сердце за все эти годы!.. Мы крепко подружились между собой, теперь я уже не одна. Я многому научилась от других родителей, смотрела, как они относятся к своим детям, и поняла некоторые свои ошибки… Мне очень понравилась программа лагеря: у нас были танцы, карнавал, олимпиада – было очень весело. Я столько не смеялась, наверное, с детства, и мне после этого стало легче на душе, я освободилась от какого-то внутреннего груза…»

«Наши семьи тесно сдружились между собой, у нас теперь как будто одна семья: мы во всем помогаем друг другу, вместе празднуем праздники, ездим отдыхать. Мы любим детей друг друга, как своих родных…»

Родители детей с особыми потребностями могут дать друг другу то, чего не может дать им никто другой – чувство солидарности, чувство, что ты не один. Понимание, которое они находят друг в друге, создает между ними особое единство. И это единство дает им необыкновенную силу – силу изменять этот мир. Изменять не из ненависти, чувства обиды или жажды отомстить, а из любви к ребенку и из желания помочь ему найти свое место в этом мире, быть счастливым в нем…

И это очень важно, ведь во всем мире движущей силой общественных преобразований на пользу детей с особыми потребностями были объединения родителей. Именно в родительском сообществе формируются убеждения, что важно преодолевать социальные препятствия, свой страх или стыд и интегрировать своих детей в общество, а также изменять общество, делать его открытым и толерантным по отношению к людям с особыми потребностями, помогать другим видеть способности их детей. Таким образом, родители могут объединяться в отстаивании прав своих детей, в достижении необходимых изменений, реформ. И именно движение «Родители для родителей» дает ощущение их силы, заключенной в единстве. Мы знаем, что во всех странах, где были проведены нужные реформы, их двигателем были именно родители.

В рамках движения взаимоподдержки родители могут быть друг для друга источником важной информации, направлять в организации, где могут оказать  необходимую помощь. Вместе родители могут преодолевать разные испытания и искать решение общих проблем, давать друг другу советы, подсказки согласно собственному опыту.

И, без сомнения, в атмосфере взаимоподдержки у родителей формируется «новая философия жизни», взаимопомощь становится источником формирования у родителей гуманистических ценностей, нового восприятия ограничений, испытаний, своего жизненного пути.

Вот как одна из участниц нашего семинара «Родители для родителей», мама девочки с синдромом Дауна, подытоживает свой опыт в письме, которое она написала организаторам уже по возвращении домой:

«Три года я жила за запыленным стеклом, причем слой пыли был таким толстым, что, хотя я и знала, что за окном весна, но не могла ее видеть; я знала, что идет снег, но он был серый, не праздничный. А теперь я словно вышла из этой коробки на волю, и все краски вливаются в меня и все звуки, и душа снова дрожит, вибрирует, замирает от радости…

Скажите, как это случилось? Мы как будто пропускали через себя всю боль, тоску, но потом приходило ощущение силы, желание жить и радоваться. Большое вам спасибо! Я думала, что моя жизнь уже теперь всегда будет такой серой. Но нет! Ко мне вернулась, точнее, снова возвращается радость жизни. Я всех люблю! И всех прощаю, и тех, кто причинил мне боль тоже. И прошу прощения. Я хочу жить. Спасибо».

Движение взаимопомощи «Родители для родителей» является действительно серьезной силой как в отношении поддержки семей, так и в отношении изменения общества…

«Мы верим в то, что родители детей с особыми потребностями могут помочь друг другу понять, что рождение ребенка с ограниченными возможностями это – не конец всего, а на самом деле лишь начало новой дороги. И на этой новой дороге они не одни – рядом есть другие семьи… И именно встреча с другими родителями детей с особыми потребностями может стать началом выхода из изоляции, отчаяния и уныния… <…> Программы “Родители для родителей” будут продолжать изменять жизнь семей во всем мире, так как эти программы основываются том, что с верой и любовью семья может справляться с любыми трудностями и более того – превращать их в положительный опыт, возможность внутреннего роста, в начало новой жизни..»

Автор — Романчук Олег