Гермафродит

Гермафродит

Гермафродит — обоеполое существо, символ первоначального единства, где мужское и женское начало слиты друг с другом.

Слово «Гермафродит» впервые появилось в древнегреческих мифах. Так звали сына вестника богов Гермеса и прекрасной Афродиты — богини любви. Гермафродита полюбила нимфа источника Салмакида, но юноша, увы, не ответил на ее чувства. Тогда боги, вняв мольбе нимфы, соединили ее навеки с возлюбленным — их тела срослись в одно двуполое существо.

Позже этот персонаж стал символом единения мужского и женского начала. В средние века алхимики писали о нем как о конечной цели трансформации — множества алхимических превращений, после которых человек приходит к своему истинному «Я». Это — совершение мистического брака, когда наступает конец всякой двойственности, всяким противоречиям.

Разделение на мужское и женское начала присуще и западной, и восточной культурам. На Востоке эти начала называют Инь и Ян. В любом явлении или предмете присутствуют эти два начала, они проявляются везде и повсюду и не существуют одно без другого. Инь — это женское начало, оно холодное, темное, земное, материальное. Ян — мужское начало, оно связано с теплом, светом, небом, духом. В любом человеке присутствуют оба этих начала, но одно из них преобладает (причем это связано не только с полом, но и с характером человека, родом его занятий и т.д.). Задача человека — поддерживать должный баланс между Инь и Ян в самом себе, иначе у него возникают болезни тела и духа. Многие восточные методы лечение заболеваний основаны именно на этих воззрениях — врач прописывает своему пациенту лекарства, физические упражнения и определенную диету с тем, чтобы восстановить баланс Инь и Ян. В восточной традиции символ такого единства — это мандала — магический круг, олицетворяющий взаимопроникновение мужского и женского начала, состояние мира и гармонии.

Западная культура традиционно считается более «воинственной», целиком построенной на конфликтах и противоречиях. Не случайно очень многие «люди Запада» на пути своего духовного поиска обращаются к мудрости даосов и буддистов, изучают культурные традиции Индии и Китая.

Стремление к миру и гармонии обще для всех людей и для любой культурной традиции. Западные мистики и эзотерики, древние и современные философы пишут о возвращении к изначальной целостности и один из символов этого состояния — образ Гермафродита. В определенном смысле, он схож с восточным изображением мандалы — гармонии между Инь и Ян. Гермафродита сравнивают также с египетским богом Озирисом — богом плодородия, олицетворявшем ежегодно умирающие и воскресающие силы природы. К образу Гермафродита не раз обращались в своих произведениях писатели-мистики.

Один из них — известный писатель конца прошлого века Густав Майринк, чей литературный жанр определяют как «черный романтизм», или «магический реализм». Устами одного из своих героев он рассказывает легенду об одной таинственной улице Старой Праги, где в конце времен должен поселиться Гермафродит. «Существует старинная легенда о том, — говорит этот герой, — что там наверху, на улице Алхимиков, стоит дом, видный только в тумане, да и то только счастливцам. Он называется: «Дом последнего фонаря». Тот, кто днем бывает там, видит только большой серый камень, за ним — крутой обрыв…

Под камнем, говорят, лежит огромный клад. Камень этот будто бы положен «орденом азиатских братьев» в качестве фундамента для дома. В этом доме, в конце времен, должен поселиться человек… лучше сказать Гермафродит… Создание из мужчины и женщины. У него в гербе будет изображение зайца… Между прочим, заяц был символом Озириса, и отсюда-то и происходит наш обычный пасхальный заяц». Эта легенда — иносказательное повествование о духовном пути человека. Только поднявшись над противоречиями и конфликтами повседневной жизни, соединив в гармонии мужское и женское начала, человек способен «овладеть кладом», поселиться в доме, невидимом для простого смертного, обрести свое «духовное Я».

Пожалуй, отношения между мужским и женским началом — основная тема большинства психоаналитических исследований и размышлений. К.Г.Юнг, отличавшийся особым интересом к древним эзотерическим доктринам, обращал внимание на интерес алхимиков к образу Гермафродита. Однако, он полагал, что алхимики заблуждались, выражая цель своих духовных исканий этим символом. Юнг считал образ Гермафродита грубым и уродливым и противопоставлял ему другой символ целостности (также заимствованный из древнегреческой мифологии) — образ Андрогина. Гермафродит, по мнению К.Г.Юнга, скорее олицетворяет изначальную целостность, когда мужское и женское просто еще не отделены друг от друга. Другой символ этого состояния — уроборос, змей, кусающий свой собственный хвост. Это — бессознательное слияние противоположностей, присущее тому состоянию, когда человек только что появился на этот свет и еще не успел осознать свою половую принадлежность. Этот образ олицетворяет темноту и саморазрушение, но при этом — плодородие и творческую потенцию. В этом смысле Гермафродит скорее символизирует то состояние первоначальной гармонии, которое существует еще до появления сознания, предшествует появлению противоположностей и конфликтов. Поэтому он — скорее «отправная точка» пути индивидуации, а вовсе не его цель.

Использование образа Гермафродита Юнг считал уместным лишь на самых начальных стадиях работы с клиентом. Истинной же целью духовной работы он полагал не бессознательное единство противоположных начал, а их сознательный синтез. Дело в том, что невозможно обрести свое неповторимое «духовное Я», не пройдя все стадии алхимической трансформации, не прожив в своем личном опыте все присущие миру противоречия и не найдя своего собственного способа справиться с ними. Или, пользуясь терминами К.Г.Юнга, для того, чтобы прийти к своей самости (аналог «духовного Я») необходимо полностью пройти весь путь индивидуации со всеми его ступенями. Если Андрогин символизирует гармонию между сознанием и бессознательным, а достижение этого состояния требует согласованных усилий ума и интуиции, то образ Гермафродита — это скорее пассивное растворение в бессознательном. Образы Андрогина и Гермафродита во многом сходны друг с другом, они символизируют очень похожие по внутреннему ощущению состояния души, но соответствуют разным этапам духовного пути человека.

Автор — Светлана Маслова

Бред

Бред

Бред — патологическое состояние человека, при котором он охвачен идеями или ощущениями, не соответствующими действительности. В этом состоянии человек глух к любым разумным доводам и доказательствам, опровергающим его утверждения, его невозможно разубедить в их истинности.

Слово «бред» вошло в обиход повседневной лексики. Мы говорим: «Это какой-то бред!», когда слышим от кого-то сомнительные утверждения, основанные на вымышленных фактах, или когда слова нашего собеседника лишены всякого здравого смысла. В психологии и, в частности, в психоанализе это слово употребляется в качестве научного термина для обозначения симптома ряда психических заболеваний.

Психологи различают бредовые состояния двух видов. В одном случае больной убеждает окружающих в истинности своих бредовых идей при помощи целой системы «доказательств», кажущихся ему убедительными. Например, человек, охваченный бредом ревности видит в каждом действии своей супруги подтверждение ее измены. Или, если это бред самоуничтожения, то человек считает любое ощущение своего тела признаком болезни. В другом случае бред сопровождается видениями и галлюцинациями. В этом случае больной «ясно видит перед собой» пришельцев с других планет или умерших людей, которые преследуют его и пытаются убить или, наоборот, передают ему сверхценные знания.

Кроме того, существуют различные виды бреда в зависимости от его содержания. При бреде величия человек одержим идеей, что он, к примеру, — Александр Македонский и готовится взойти на престол чтобы править миром; или желает осчастливить человечество каким-нибудь гениальным открытием. Когда человек охвачен бредом преследования, то он убежден, что все окружающие «что-то против него замышляют» и каждый их жест интерпретирует как «условный знак» или прямую угрозу. В случае бреда самоуничижения больной всецело погружен в страдания по поводу «своего ужасного прошлого», испытывает чувство вины за «страшные прегрешения», или убежден в своей неминуемой скорой кончине из-за «неизлечимой болезни» или козней «нечистой силы».

В психоанализе бред, как и любой другой симптом заболевания, рассматривается в качестве символа, в образной форме указывающего на причину заболевания. В этом смысле бред родственен сновидению: и в том и в другом случае мы имеем дело с проявлением сил бессознательного — мира непроявленных, скрытых эмоций и желаний. Содержание сновидения, как и содержание бреда, с психоаналитической точки зрения, определяется конфликтом между сознательными установками и бессознательными порывами нашей души. Безусловно, когда человек оказывается охвачен бредовыми идеями, то становится очевидным, что конфликт этот достиг столь сильного напряжения, что привел к психическому заболеванию. По содержанию бреда мы можем судить о характере этого конфликта. Приведем пример из психоаналитической практики. Пациентка, молодая девушка, страдающая бредом самоуничижения, считала себя виновной в смерти своего брата, который утонул в реке несколько лет назад. Она несколько раз пыталась покончить с собой. «Я не имею права жить, раз я не смогла уберечь от гибели своего брата, которого так любила,» — говорила она. На первых сеансах она рисовала исключительно радужные картины своей дружбы с братом, рассказывала, как много времени они проводили вместе, как понимали друг друга… Однако, глубинный анализ ее бессознательного позволил обнаружить, что их отношения с братом отнюдь не столь идилличны, как было изображено ее сознанием. В раннем детстве они довольно часто ссорились, пациентка ( тогда еще — пяти-шести-летняя девочка) часто обижалась на брата и выдумывала планы мести. С годами эти ссоры были забыты, к тому же чувства обиды и агрессивные импульсы не соответствовали сознательному «образу Я» пациентки. В следствии этого, они были вытеснены в бессознательное и дали себя знать при случайной гибели брата.

К.Г. Юнг, основатель аналитической психологии, предлагает интерпретацию содержания бреда не только на личностном уровне, но и в культурологическом и социальном аспектах. Дело в том, что в бредовых образах и идеях находят отражение не только личные проблемы больного, но и массовые настроения, свойственные целой социальной или этнической группе. К примеру, когда дело происходит в тоталитарном государстве, то мнимыми преследователями больного чаще всего бывают «тайные агенты», или «шпионы», в другом случае это могут быть «дьяволы», или «летающие тарелки» и т.д. Содержания бреда можно также интерпретировать и с точки зрения архетипических образов и сценариев, сравнивая их с мифологическими и сказочными сюжетами.

К.Г. Юнг, в отличие от классиков психоанализа, рассматривал сновидения, а так же фантазии и воображение как особого рода реальности, по степени своей «реалистичности» не уступающие никакой другой. С этой точки зрения бред также представляется содержанием особой реальности. Нельзя не согласиться с правомерностью этой точки зрения. Ведь человек, охваченный бредовыми идеями, зачастую представляет вполне реальную угрозу для окружающих. В социологии это явление известно под названием «теоремы Томаса». Она звучит так: «вымышленные причины имеют реальные следствия». В качестве примера он приводит поведение параноика, который нападает на случайных прохожих, будучи убежден, что они «что-то против него замышляют». В непосредственной реальности последствий этого бреда, увы, не приходится сомневаться.

Автор — Светлана Маслова

Астрология

Астрология

Астрология — древнее учение о звездах и планетах и их влиянии на человеческую жизнь и судьбу. Название происходит от двух греческих слов: astron — звезда и logos — учение, понятие.
Астрология была широко распространена еще несколько десятков тысяч лет тому назад. Древние легенды гласят, что это знание было принесено на Землю мудрыми учителями из иных миров. Астрология была распространена в древнем Египте и в Халдеи, в Индии и в Китае, в Древней Греции и в Вавилоне. Древние жрецы обращались к мудрости звезд, чтобы узнать грядущую судьбу своего владыки, или о днях, благоприятных для сражений или важных переговоров. В Европе астрология достигла своего расцвета в XIV — XV вв.

Несколькими веками позже наука стала постепенно вытеснять древние эзотерические учения, в том числе — и астрологию. Теперь если ее и вспоминали, то только как предшественницу астрономии — научного знания о звездах. Но сегодня это древнее учение вновь обрело широкое признание и популярность. Во всем мире проходят астрологические семинары и конференции, издаются книги и журналы по астрологии, существуют академии, где можно познакомиться с этим древним учением и стать профессиональным астрологом… Звезды оказывают свое влияние на человека — с этим вряд ли сегодня кто-нибудь станет спорить. Ученые изучают эти таинственные воздействия своими методами, астрологи — своими. Запись Древнего Халдейского оракула гласит: «Хотя судьба может быть записана на Небесах, миссия божественной души — возвысить человеческую душу над кругом необходимостей».

Это стремление стать хозяином своей судьбы, не просто узнать о влиянии звезд, но изучить его, использовать в своих ежедневных поступках и решениях возвращает человека к мудрости древних жрецов. Желание стать свободным, постигнув взаимосвязи между внутренним и внешним мирами, роднит астрологию и психотерапию.

Многие знахари и целители, а также профессиональные медики проявляли интерес к астрологическим знаниям. Среди них — известный средневековый врач Парацельс, которого К.Г. Юнг считал одним из своих духовных учителей. Ф-А  Месмер — один из предшественников возникновения психотерапии — использовал свои познания в области астрологии для лечения своих пациентов. К.Г. Юнг не раз обращался к учениям астрологов, когда размышлял о загадках человеческой души. Многие современные авторы создают синтез древнего знания и современного, обращаются к мудрости тысячелетий, чтобы лучше понять новейшие научные открытия. Психотерапевты используют данные астрологии для обсуждения с клиентом его проблем, а астрологи обращаются к книгам психологов, чтобы глубже постигнуть мудрость звезд. При этом одни психотерапевты относятся к обсуждению гороскопа как к удобному проективному методу, позволяющему лучше познакомиться с духовным миром клиента, его ценностями и предпочтениями, вникнуть в суть его проблем. Для других же гороскоп — вполне независимый источник информации о клиенте.

Психотерапевты самых разных направлений используют в своей работе астрологию — она оказалась уместной и в психодраме (здесь появился даже самостоятельный метод — астродрама, его автор — современный астролог Джефф Джоэр (США)), и в гештальттерапии, и в телесноориентированной терапии… Но, пожалуй, наиболее плодотворным оказалось сочетание этого древнего знания с идеями К.Г. Юнга. Вот несколько примеров очень удачного синтеза этих двух областей знания. Английский астролог Д. Радьяр изучает происхождение психологических проблем и комплексов, используя при этом астрологическую символику, описания свойств планет и знаков. Он пишет, что в его астро-психологическом исследовании «астрология дает структуру, а психология — содержание». Американский астролог Элис О. Хоувелл — автор книг «Юнговский символизм в астрологии» и «Юнговская синхронность в астрологических знаках и эпохах». Она размышляет о психологическом значении знаков зодиака, о смене эпох и тех изменениях, которые происходят в умах и душах современных людей. Работы К.Г. Юнга о синхронии, о символах, о взаимосвязи мира человеческой психики с пространством культуры, его мифами, традициями и ритуалами вдохновили этого автора на интереснейшие гипотезы и предположения о путях культуры и цивилизации.

Пожалуй, среди древних эзотерических знаний астрология по своей популярности занимает сегодня первое место. Астрологи предлагают свои услуги в газетах и по телевидению, открываются астрологические и астро-психологические консультации. Иногда это древнее учение используется для глубоких философских размышлений, иногда — для вполне однозначных прогнозов и рекомендаций, а в некоторых случаях оказывается удобным орудием для обмана и мистификаций. Тем не менее, интерес людей к загадочным флюидам планет и созвездий не ослабевает и, по всей видимости, до окончательной разгадки этих тайн нам еще очень далеко.

Автор — Светлана Маслова

Алхимия

Алхимия

Алхимия — средневековое учение, относящееся в равной степени и к миру природы, и к миру человеческой души. Одной целью алхимиков было превращение неблагородных металлов в благородные — золото или философский камень. Другой, не менее важной их задачей было освобождение духа от пут материи. Тем самым алхимик стремился развивать свою собственную духовную силу и получить власть над миром природы.

В психоанализе алхимию рассматривают прежде всего как прародительницу современных исследований бессознательного. К.Г. Юнг обратил внимание на то, что символика сновидений, те загадочные образы, которые мы видим во сне, во многом схожи с алхимическими символами. В своих работах он часто использовал алхимические символы для обозначения тех или иных психологических состояний человека. Например, в алхимии часто упоминается три мира — черный, белый и красный, которые необходимо пройти человеческой душе. Каждому из этих миров присущи свои собственные образы и переживания. Юнг обратил внимание на то, что и сновидение можно отнести к одному из этих трех миров, чтобы понять, на каком этапе своего духовного пути находится этот человек.

Первый из этих миров, черный, носит название нигредо. В этом мире страшно, жутко, тоскливо, его наполняют отвратительные образы: кучи навоза, скелеты, змеи, крысы, акулы, наручники, канализационные трубы… Словом, то, что мы обычно видим и переживаем в ночных кошмарах. Такие сны бывают связаны с трагическими моментами жизни, например, когда человек теряет кого-то из своих близких, или разочаровывается в прежних ценностях, не знает, как ему жить дальше. Эти жизненные ситуации связаны с тяжелыми переживаниями, однако они по-своему необходимы, и даже полезны. Ведь не пережив разрушение старого, не простившись с ним, невозможно двигаться дальше.
Когда старые отношения (или ценности) уже изжили себя, нужно позволить им разрушиться, уйти в прошлое для того, чтобы на освободившемся месте выстроить что-то новое. Нигредо называют миром тьмы — человек будто оказывается погруженным в ночную мглу, где нет ни звезд, ни лунного света.

Второй мир, белый, носит название альбедо. О переходе из мира нигредо в мир альбедо К.Г.Юнг писал так: «Неясность слегка рассеивается, как мрак ночи при появлении на небосклоне луны… Этот робкий свет относится к альбедо, лунному свету». Этому миру присуще задумчивое, мечтательное настроение, отсутствие сильных эмоций. Когда человек находится в таком состоянии, то во сне он может увидеть поверхности вод и зеркал, плавание без руля и ветрил; жемчуг, стекло и хрусталь. Животные, населяющие этот мир — белые медведи и овцы, мотыльки, совы и бабочки, лягушки и саламандры. На этой стадии алхимического процесса распад старого уже завершен, а новое еще только начинает появляться. Не случайно в это время во сне часто появляются образы беременных женщин или птиц, высиживающих яйца. Это — период пассивного ожидания, когда в душе человека едва начинают складываться новые ценности и ориентиры.

Третий мир, рубедо, — это мир Солнца. То, что вынашивалось и созревало в мире альбедо, теперь появляется на свет. В этом мире царит ясность и порядок, определенность во всех поступках и отношениях. Это царство рассудка, здравого смысла. Если миры нигредо и альбедо символизируют жизнь бессознательного и происходящие в нем процессы, то мир рубедо — это символ сознания. Рубедо — это мир активных действий, бурного развития отношений, особенно — отношений между мужчиной и женщиной, почему в психоанализе его и называют миром либидо. «У алхимиков этот мир называется рубедо, — пишет К.Г. Юнг, — В нем происходит брак рыжего мужчины и беднолицей женщины. Противоположности не только взаимоотталкиваются, но и стремятся друг к другу, потому что бесконечная вражда несовместима с жизнью и не может продолжаться вечно.» Образы сновидений, сопровождающих стадию рубедо — парящие высоко в небе птицы, ракеты и космические корабли; трамплины, фонтаны, огонь, вулканы; солдаты, лошади и повозки; великаны и атлеты.

Рубедо — это мир бурных эмоций и переживаний. Для того, чтобы находиться в этом мире, необходимо научиться правильно выражать свои эмоции, уметь хорошо контролировать свои поступки и отношения с людьми при помощи сознания. Нельзя позволять разряжаться своему внутреннему миру за счет внешнего. Например, если человек не в состоянии контролировать свои вспышки гнева и позволяет себе грубые выходки с окружающими, то это приведет к разрушению отношений и он довольно скоро останется в полном одиночестве. Тем самым он снова окажется в мире нигредо — во мраке и пустоте.

Современные психоаналитики используют символику алхимии в своей работе с пациентами. Дело в том, что изучение древних алхимических трактатов предоставляет новые возможности не только для интерпретации сновидений, но и для понимания отношений между пациентом и аналитиком. К.Г. Юнг неоднократно задавался вопросом о том, какая роль отводится аналитику в процессе работы над сновидением, а какая — пациенту. Он был не согласен со своим учителем, З. Фрейдом, полагавшим что психоаналитик обладает неким абсолютно истинным знанием о психической жизни пациента. Он говорил, что психотерапевтический сеанс подобен для пациента «беседе со своим добрым ангелом» , когда он получает ответы на свои вопросы, из глубин собственного бессознательного, а аналитик лишь помогает ему в этом, создает необходимые условия. Понять истинный смысл происходящих с ним событий каждый человек способен лишь самостоятельно, однако присутствие другого при этом все же необходимо. Об этом знали и алхимики — каждый из них всегда работал в паре с помощником, называемым «мистической сестрой», причем это мог быть как реальный человек, так и воображаемый.
Многие современные психотерапевты утверждают, что постижение древних мистических знаний необходимо психотерапевту для успешной работы не меньше, чем изучение научной психологии и психиатрии.

Автор — Светлана Маслова

Активное воображение

Активное воображение

воображениеАктивное воображение — свободное фантазирование, мечтания, «сны наяву». Один из методов работы с проблемой пациента в аналитической психологии. Цель активного воображения — познакомиться с теми частями личности, мыслями и желаниями, которые скрыты в бессознательном и потому недоступны человеку в повседневном опыте.

Впервые этот метод был предложен К.Г.Юнгом в 1935 году, когда он читал лекции в одной из Лондонских клиник и рассказывал о разных видах воображения: мечтах, грезах, фантазиях и т.п. Активное воображение отличается от обычных мечтаний, хорошо знакомых каждому человеку. Основное отличие в том, что в активном воображении сочетается работа сознания и бессознательного. Поэтому активное воображение отличается и от бесцельных фантазий и от сознательного вымысла. Психотерапевт просит своего пациента сосредоточиться на чем-то определенном — взволновавшем его событии, или на своих чувствах, или на заинтересовавшей его картине, или сюжете художественного произведения… Одно из важных достоинств этот метода в том, что «отправной точкой» для активное воображение  может стать все что угодно, нужно лишь быть внимательным к своим переживаниям и правильно сделать выбор. Затем пациент рассказывает обо все своих фантазиях, образах и чувствах, которые у него возникают, когда он сосредоточен на выбранной теме. Эти образы обретают свою собственную жизнь, выстраиваются в определенный сюжет со своей внутренней логикой. Вымыслы и фантазии, ранее не связанные между собой вдруг обнаруживают неожиданное сходство, становятся более отчетливыми. Так в этом опыте человек знакомится со скрытыми ранее частями своей души, которые в аналитической психологии называют тенью, анимой, анимусом, а также с миром своих архетипов.

Очень важно, чтобы это новое знание, полученное в опыте активного воображения, не исчезло бесследно, чтобы человек смог хорошо запомнить его и тем самым расширить свои реальные возможности. Для этого в конце такой работы психотерапевт обычно предлагает своему пациенту нарисовать рисунок, написать стихотворение или небольшой рассказ об этом новом опыте, чтобы лучше запомнить его и осмыслить. Причем, даже если это произведение никоим образом не интерпретируется, оно все равно обладает особой «целительной» силой для пациента. Ведь оно становится особого рода символом, напоминающем ему об этой встрече с неизвестными ранее внутренними персонажами, своеобразной «дверцей» к этому новому опыту.

Метод активного воображения включает две стадии. Сперва человек как бы «грезит наяву», рассказывая психотерапевту обо всех своих видениях и переживаниях, а потом они вместе обсуждают этот опыт. На первой стадии, по словам К.Г.Юнга «создается новая ситуация, в которой бессознательные содержания оказываются на виду в бодрствующем состоянии» пациента. В этом — отличие от обычных сновидений. А затем пациент размышляет об этих образах, о том, что они могут обозначать почему они появились в его сегодняшнем опыте. Например, в активном воображении человек рассказывает свою фантазию об отважном охотнике, который бесстрашно сражается с дикими зверями. Такой сюжет, конечно, архетипичен, поэтому можно вспомнить мифы и сказки на эту тему чтобы лучше понять, что означают образы охотника, диких животных и так далее в определенной культуре, в коллективном бессознательном всего человечества. Но кроме того, этот сюжет имеет отношение и к сугубо личным переживаниям пациента, говорит о его сложностях и проблемах, а так же — указывает возможные пути их решения. Беседуя с психотерапевтом, он обнаруживает взаимосвязь этих образов и этого сюжета со своими собственными жизненными коллизиями, сам оценивает их значимость и находит в них свой собственный, уникальный смысл.

К.Г.Юнг применял активное воображение как правило на заключительном этапе своей работы с пациентом, когда он был уже достаточно хорошо знаком с миром его образов по работе с его сновидениями. Активное воображение оказалось эффективным методом при лечении неврозов, однако лишь в сочетаниями в сознательными интерпретациями и беседами. Он предполагает не бесконтрольное выплескивание всех образов бессознательного, но так же активную и творческую работу сознания.

Метод активного воображения имеет и свои ограничения, поскольку содержит некоторые «подводные камни». Одна из опасностей — «пойти на поводу» у бессознательного и наблюдать игру образов, часто — с очень увлекательным сюжетом и красивыми картинками. Однако смысл всего происходящего остается непроясненным, проблема — не решенной, хотя и складывается обманчивое впечатление проделанной работы. Другая опасность — это скрытые, непроявленные части личности пациента. Они могут обладать слишком большой силой, «запасом энергии» и тогда, оказавшись на свободе, полностью овладевают пациентом, он теряет контроль над собой и оказывается на грани психического срыва.

Активное воображение — интересный и красивый метод работы с психологическими проблемами. Однако он содержит целый ряд скрытых опасностей и потому его использование под силу лишь специалисту, не следует его воспринимать как забавное салонное развлечение.

Автор — Светлана Маслова

Ребенок отказывается ходить в школу

Ребенок отказывается ходить в школу

отказВ моей работе было несколько случаев, когда основной причиной записи на консультацию было стойкое нежелание и решительный отказ ребенка ходить в школу. Иногда это сопровождалось явными психосоматическими реакциями: тошнотой, рвотой, а также болями в животе. Детей буквально «тошнило» от школы или они  «не могли переварить» то, что там происходит.

Все мы знаем, что школьная система действительно содержит в себе столько изъянов и стрессовых ситуаций, что адаптироваться к ней ребенку достаточно сложно. Ребенок, у которого в силу тех или иных причин снижены возможности адаптации или не хватает поддержки, попадает в сложную ситуацию. Однако школа в какой-то мере является моделью общества. Здесь ребенок учится многому такому, без чего он не сможет прожить во взрослой жизни. Поэтому ребенку необходимо войти в эту систему и оставаться в ней.

Обычно в семье функции поддержки обеспечиваются матерью, в то время как отношения с системой, да и вообще с реальностью, возможность подчиниться ее требованиям, (я называю функцией смирения) обеспечивает отец. Но в семьях, где дети отказываются ходить в школу, есть нарушения этих функций.

Западные культурные традиции предписывают ни в коем случае не давать таким детям избегать неприятных переживаний и оставлять их дома, иначе, как считают психологи,  социализировать их будет очень сложно. С этой точки зрения подобный ребенок ставит взрослых в тупик, потому что его пищеварение буквально не справляется с предлагаемой пищей, но если не настаивать на том, чтобы ребенок «проглотил» то, что ему предлагает общество, он в будущем умрет с голоду.

Я работаю в основном с младшими школьниками. Проанализировав собственный опыт, я разделила все случаи отказа детей  от посещения школы, с которыми я работала,  на две группы.

В первую группу вошли дети, находящиеся в особенных отношениях симбиоза или слияния с  родителями. Такому ребенку всегда страшно, когда он  выходит из домашней атмосферы, и у него часто болит живот, где, как известно, и «живет» страх.

Вторую  группу составили ребята, которые в семье обладают достаточно большой властью, с легкостью манипулируют родителями, добиваясь своего любыми доступными средствами, в том числе и через болезнь. Этих детей от школы тошнит и рвет, т.е. преобладающей эмоцией является отвращение.

Чтобы наглядно увидеть особенности обоих случаев, я собрала в таблицу следующие данные: феноменология поведения мамы и ребенка на приеме; возможные переживания и чувства ребенка; особенности обеспечения в семье функций поддержки и смирения или фрустрации; отношения с другим или возможность диалога с другим.

Случаи

Ребенок в симбиозе

со взрослым

Ребенок-манипулятор

Феноменология

поведения

на приеме

Ребенок боится, не спешит

устанавливать контакт,

скучает, не проявляет

особого интереса

к новой ситуации

Ребенок слабо контактирует

с психологом, иногда

вплоть до игнорирования.

Активно демонстрирует

свое нежелание

общаться и стремится

властвовать над ситуацией.

Иногда может быть

низкоэнергетичным,

зачастую пытается

переключить внимание

мамы на себя

Возможные

переживания и

чувства ребенка

Страх, тревога,

скука, непереносимость

напряжения


Протестные реакции:

скука, напряжение,

капризы

Психосоматические

реакции

Боли в животе

Отвращение,

рвота

Функции поддержки

и смирения

Поддержка со стороны

матери проявляяется в

возможности участвовать

в переживаниях

ребенка, как будто

родитель испытывает те же

чувства, что и ребенок.

Забота матери безгранична,

ребенок задыхается

в ее объятиях.

Мать поддерживает отказ

ребенка от посещения

школы, часто неосознанно.

Отец отсутствует как

значимая фигура, он

находится на

периферии семьи.

Дефицит материнской

поддержки (игнорирование

переживаний ребенка,

стремление любыми

путями изменить

ситуацию к лучшему);

снижение эмпатии.

слабый авторитет

отца (он не научил

ребенка здоровому

осознанному

подчинению и смирению,

не стимулирует

чего-либо добиваться)

Диалог со значимым

другим

Невозможен из-за

слияния с другим и

невозможности

выделить его из фона.

Эгоцентрическая позиция

ребенка.

Сосредоточенность

на своей фигуре, своих

пережиниях, сложность

учета чужих желаний

и потребностей.

Диалог с другим

невозможен.

В работе с детьми обеих групп я опираюсь на гештальт-подход и потому не пытаюсь вычленять причины такого поведения. Скорее, я внимательно вглядываюсь в феноменологию поведения детей и родителей для того, чтобы выявить их неудовлетворенные потребности, понять значение симптома, выгоду, получаемую ребенком и родителем. Свою задачу я вижу в том, чтобы отыскать ресурсы, с помощью которых ребенок все же может найти в себе силы ходить в школу, а может быть, и начать получать от этого какое-то удовольствие.

Работа проводится в четыре этапа, каждый из которых может продолжаться в течение нескольких встреч. На каждой из них мы решаем с ребенком и родителем определенные задачи. Я даю рекомендации родителям по поводу того, как лучше организовать жизнь ребенка. Иногда я работаю отдельно с ребенком и родителем, иногда с детско-родительской парой.

Я также придумала упражнение, которое в сжатом виде содержит в себе все четыре этапа работы. Исходя из задач каждого этапа, любой психолог может придумать собственные техники и игры.

смятениеПервый этап работы. Он очень актуален для детей из первой группы, находящихся в состоянии слияния. Для них окружающий мир представляет собой весьма расплывчатую и недифференцированную среду, часто враждебную, вызывающую общее состояние напряжения. Ребенку очень важно сориентироваться в этой среде и структурировать неопределенную ситуацию, то есть сделать ее более предсказуемой. Неопределенность должна смениться четким разделением на плюсы и минусы среды. Вызывающая страх и напряжение ситуация должна разделиться на то, что приятно и точно неприятно. Нужно выделить полюса, зоны наибольшего напряжения и зоны удовольствия.

На приеме можно дать ребенку задание нарисовать любимое или безопасное место в школе и нелюбимое, опасное. Затем прояснить, что конкретно там вызывает напряжение или радует, какие чувства с этим связаны.

Наряду с этим я даю реальное задание родителю и ребенку походить по школе и изучить ее пространство, неторопливо разглядеть, какие места, вещи, помещения есть в школе, обратить внимание на картинки, стены, растения и т.д.

Что касается упражнения, то на первой стадии инструкция к нему такова: «Вспомнить и записать не менее пяти пунктов которые не нравятся или не нравились в школе, были опасны».

поддержкаВторой этап работы. Здесь мы должны актуализировать функцию поддержки, которая, как известно, обеспечивается мамой. Здесь мы должны поработать с мамой и научить ее присоединяться к переживаниям ребенка, сочувствовать ему, обеспечивать ему надежную опору. Если мама не может эмоционально быть на стороне ребенка в силу тех или иных причин, необходимо проработать с ней невозможность этого сочувствия, то есть также присоединиться к ее переживаниям. Задача мамы здесь – не уговаривать ребенка идти в школу, не переубеждать, не стыдить, а защищать его.

Работа с ребенком состоит в том, чтобы понять, удовлетворение каких потребностей наиболее фрустрировано у ребенка. Мы можем попросить ребенка описать то место, в котором он учился бы с удовольствием, нарисовать его, построить, населить его различными игрушками и существами. Далее мы расспрашиваем ребенка, что он будет со всем этим делать, как он это будет делать, таким образом отыскивая неудовлетворенные потребности.

Инструкция к упражнению на втором этапе звучит так: «Мы придумываем идеальную школу. На ваших листочках написано то, что вам не нравилось в школе. Попробуйте превратить эти пункты в противоположность, найти полярность тому, что вам не нравилось. Теперь нарисуйте такую школу, в которой было бы возможно существование этих противоположностей. Теперь ответьте на вопросы. Кто здесь есть, какие они, что они делают, о чем говорят?». Обсуждение может касаться неудовлетворенных потребностей и взаимоотношений с теми людьми, взрослыми или сверстниками, которым они адресованы.

смирениеТретий этап работы. На этом этапе задача психолога, ребенка и родителя заключается в том, чтобы разделить ситуацию на то, что можно изменить и то, что изменить нельзя ( что нужно принять и смириться или найти какие-то положительные моменты). Здесь важно активизировать отцовскую функцию, предъявить реальность такой, какая она есть. И в реальной жизни на сцене здесь появляется отец. Я даю рекомендации отцу отводить ребенка в школу.

Работая с ребенком, мы говорим о тех потребностях и желаниях, которые у него не удовлетворены. Мы можем проигрывать ситуации, вызывающие тревогу в школе, и пытаемся найти в них что-то интересное.

Мы также говорим о том, что невозможно изменить, и работаем с агрессией, которая может появиться у ребенка в связи с этим. Еще мы работаем с тем, что мешает ребенку смириться.

Инструкция к упражнению на этом этапе. Мы можем поговорить о том, чего не хватает ребенку в реальной школе по сравнению с идеальной, и о том, что можно и чего нельзя изменить.

поведение ребенкаЧетвертый этап работы.
Задача этого этапа – работа, направленная на изменение поведения ребенка. Следует заметить, что это изменение будет скорее побочным эффектом, следствием нашего общения с ребенком, а не итогом наших сознательных усилий и транслирования ребенку того, что он обязан измениться. Работа происходит в двух направлениях: поиск путей удовлетворения потребностей и поиск ресурса, помогающего ребенку выдерживать напряжение школьной ситуации

Поговорив о том, чего не хватает в реальной школе, мы можем попытаться отыскать того, кто может помочь удовлетворить ту или иную потребность: учителя, родителя, старшего брата, сверстника, кого-то еще. Ребенку также важно научиться вовремя понимать, что ситуация вызывает неудобство, и уметь обращаться за помощью. В процессе работы мы учимся все это делать в ситуации «здесь и теперь». Мы также даем задание родителям побуждать детей к тому, чтобы ребенок делился возникающими у него затруднениями и в случае необходимости просил помощи.

В упражнении на заключительном этапе можно пойти двумя путями:

1) Обсудить, кто может помочь справиться с трудностью и удовлетворить потребность в школе, к кому можно было бы обратиться за помощью.

2) Найти в идеальной школе существо, которое «будет помогать всегда, когда тебе будет трудно», обязательно воплотить его (нарисовать, слепить, сделать из мелочей). Выявить послание, пожелание, которое может дать это существо. Написать это послание на открытке. Проговорить вслух: «Всегда, когда тебе будет трудно, ты будешь слышать его голос».

Этот голос может интернализоваться как голос поддержки. Таким образом мы взращиваем в ребенке внутреннюю опору, голос самоподдержки. В отличие от традиционного интроекта, транслирующего запрет или критику, этот внутренний голос звучит как позитивный, одобряющий интроект, который помогает ребенку выдерживать напряжение трудной ситуации.

Родителям я даю задание напоминать ребенку об этом существе, на занятиях с ребенком мы также вспоминаем его слова.

Заключение. В реальной работе с детьми и родителями я конечно же не всегда придерживалась столь четкой схемы. Скорее, эта схема появилась в результате обобщения работы по данной проблеме, и мне показалось полезным концептуализировать эти случаи и поделиться наработками с коллегами.

Я не претендую на истинность сделанных мной заключений. Тому есть две причины: во-первых, недостаточность выборки и, во-вторых, особенности подхода, в котором я работаю, скорее описательного, чем доказательного, не подразумевающего научной строгости и проверки гипотез статистическими критерями.

Остается много вопросов, которые можно было бы исследовать. Возможно, у кого-то есть свой опыт работы с этими случаями. С удовольствием узнала бы мнение коллег.

АвторЮлия Дунаева

Обсудить статью на Социофоруме

Чем помогает гештальт-терапия

Чем помогает гештальт-терапия

Гештальт-терапия – особенное направление психологической практики, основанное на большем интересе к миру субъективных переживаний и восприятий конкретного человека. К сожалению, в текучке современной жизни мы незаметно, неосознанно обрастаем стереотипами реакций и поведения, не задумываясь, не задаваясь вопросом – а что я сейчас чувствую на самом деле? Что, например, происходит со мной в ответ на конкретную житейскую ситуацию? Свои решения и выборы мы основываем на прежнем опыте, своем или даже чужом, забывая, что ситуация для нас выглядит уже совершенно иначе.

Гештальт-терапевт помогает клиенту сконцентрироваться на его собственных чувствах и ощущениях, без которых невозможен выбор, ведущий к удовлетворенности.

Гештальт-терапевт, обучившийся ценить чувства и ощущения свои, встретившийся на практике с разнообразием чувств других людей, имеет возможность поддерживать ваши чувства, обучает чувствовать и ценить то, что чувствуете именно вы. Подмечает те моменты, когда вы прерываете свое чувствование, предлагает остановиться именно тут и почувствовать. Вроде бы просто? Да нет, не так просто, как кажется.

В гештальт-подходе человек видится многомерно — не только как существо социальное, душевное и духовное. Очень большая часть нас живет в области, которую принято считать биологической и даже животной. Именно в этой части обитают наши эмоции, ощущения и берут начало импульсы. В психоанализе человек так же многомерен, но есть и существенная разница. Нас интересует не столько структура психики – что в нас относится к духовному, что к биологическому и так далее. Больше мы сфокусированы на том, как человек действует и откуда что берется именно для осуществления действий. Мы наблюдаем и исследуем вместе с вами процесс вашей жизнедеятельности.

Эмоции и ощущения как составляющие биологической части нашего опыта имеют большое значение. Они нужны для сразу нескольких важнейших задач, о которых я сейчас расскажу.

1. Контакт с собой

Чтобы понять – что вы хотите, для начала совершенно необходимо услышать себя. Как вам сейчас? Что вы чувствуете и ощущаете? Чего вам не хватает? Или наоборот – избыточно?

Информацию об этом нам поставляют чувства. Ощущение дискомфорта важно чувствовать и различать – что именно не так для вас. Когда вы наедине с собой, услышать себя, значит – узнать свою потребность, то, что вы хотите.

Казалось бы, что тут сложного? Оказывается, что частенько мы пропускаем чувства – не осознаем их, а значит теряем контакт с собой. И заблуждаемся насчет своих настоящих желаний или узнаем только половину их.

2. Реакция на ситуацию

Вот что-то случилось. Приятное или не очень. Если изменить случившееся мы не можем, оказывается, снизить возникшее напряжение можно при помощи чувств. Отреагировав чувства, легче принимаешь реальность. Даже чувства, обычно называемые негативными, нужны нам для заботы о внутренней экологии. Поделившись чувствами, испытываешь еще большее облегчение. Вы наверняка вспомните это из своего опыта или можете попробовать, чтобы убедиться.

3. Импульс к действию

Вот вроде бы уже пора делать уборку, писать курсовую или заняться зарядкой. Это же так привильно и так надо! Но почему-то нет никакой энергии. И вы опять смотрите кино или ложитесь на диван. Знакомая ситуация? Мне точно знакома.

Секрет тут в том, что действие обязательно дожно поддерживаться возникающей энергией для его совершения. Откуда же она возьмется? Вы верно догадаетесь, предположив, что из чувствования.

Секрет тут прост – чтобы захотеть по-настоящему, нужно прочувствовать. Почувствовать, что некомфортно и тогда тело само захочет двигаться, а вы получите удовольствие или хотя бы удовлетворение от сделанного.

АвторЕлена Заманская

Обсудить статью на Социофоруме

Стремление к идеалу или…как страшно жить!

Стремление к идеалу или…как страшно жить!

идеал

Каждый день с рекламных щитов, с экранов телевизоров далекие красавицы снисходительно взирают на нас… Дразнят нас своими изящными формами, соблазняют лёгкими путями достижения совершенства… Вся реклама для женщин пытается нам внушить, что с помощью прокладки, йогурта, дезодоранта мы сможем присвоить себе внешность рекламирующей его модели… Если мы осознанно подумаем над такой идеей, то сочтем ее бредом… Но наше бессознательное живет образами – на что и нацелены рекламные картинки и слоганы. В бессознательном есть только желания — быть здоровой, красивой, умной, успешной… И стремление получить «все и сразу», без долгих усилий и труда…

Вот нам и предлагают удовлетворить желания таким проверенным детским способом – съешь, помажь, одень… При этом гарантируют НЕМЕДЛЕННЫЙ успех … Съесть или помазать, конечно, можно, но ко всему этому хорошо бы еще и задуматься, зачем мы стремимся к идеалу? И что такое идеал?

По-моему, идеал — это то, что должно нравится АБСОЛЮТНО ВСЕМ! А давайте разберемся – такое вообще в жизни бывает?

Вот, например, супер модель Клаудиа Шиффер… Кто-то скажет: «Да, идеальная!» А кто-то: «Нее, слишком она рыжая…!» Или Наоми Кэмпбел… Кто-то скажет: «Да, просто СУПЕР!» А кто-то: «Нее, слишком она загорелая…»

Может, мы стремимся к идеалу, потому что верим — у идеальных всегда все хорошо? Фильмы с реалистичным финалом – где есть и боль, и радость, и победы и поражения – крайне редко встречаются на широком экране… У красавиц жизнь – это сплошной праздник – победа – фурор и успех… «Я тоже так хочу!» — включается наша детская зависть… Причем также легко — быстро – без труда — и с удовольствием…

А вы когда–нибудь задумывались о том, что путь к идеалу – это восхождение на пик? Чем выше карабкаешься, тем меньше попутчиков… И площадка «для идеальных» обычно величиной с носовой платок – ты там одна, тебя видно ВСЕМ, и, балансируя на этом крошечном пятачке, тебе надо ежеминутно напрягаться – контролировать – конкурировать с теми, кто «на подходе», доказывать себе и миру свою исключительность… А слава так мимолетна…Увы…

Давно доказано, что идеальный стандарт женского тела «90-60-90» — это мерки портновского манекена, облегчающие работу Кутюрье… И нам – далеким от модельного бизнеса женщинам – стремление к этой пропорции только добавляет тревоги, занижая нашу и без того хрупкую самооценку…

Зачем нам навязывают идеальные стандарты тела более-менее понятно…Чтобы «великим портным» было удобней шить…Или чтобы мы с готовностью тратили наши денежки на супер — крема, супер – таблетки и проч. А вот зачем нас самим – и такое к сожалению бывает – стремиться к идеалу? Истязать себя жесткими тренировками и голодными диетами? Зачем нам пытаться понравится ВСЕМ?

Тут только одно более-менее внятное объяснение в голову приходит – если всем нравлюсь – значит в безопасности… Никто не заругает, не обидит, да и не предаст… Ведь с идеалом так приятно быть рядом… А приятно ли? И что идеалы делают с нами – реальными – у которых может, к примеру, болеть голова, быть плохое настроение в ПМС, да просто тушь размазаться или соринка в глаз попасть?

Идеалы – настаиваю – рушат нам самооценку! Что бы мы ни делали, как бы ни старались – в природе идеалов – живых во всяком случае – точно нет! Значит если мы остервенело к нему стремимся – мы раз за разом в себе – живой – разочаровываемся… И  что бы мы ни сделали – нам все равно мало…Мы худеем до…килограммов, но вот сантиметры… Или складочка… Или родинка… Или бугорок…опять отбрасывают нас в незавершенность нашего действия… А для психики хуже незавершенности придумать что-нибудь сложно…

А как выживать рядом с идеальной?  Мужчине, например? Или ребенку? Это же надо ПОСТОЯННО пытаться соответствовать…В таком же бешеном темпе карабкаться…Или быть пожизненно виноватым за свои слабости – читай человечность…

А может ну их – идеалы? Может посмотреть на себя ласково да и… похвалить себя? Просто так?

Когда ваш малыш учился ходить – вы радовались его неуклюжим попыткам? Сияли ему навстречу любовью? Поддерживали его? Утешали, когда он падал? Или постоянно рычали на него: «Вот неумеха!» Думаю вряд ли… Так почему же к себе – любимым и единственным — мы так часто БЕСПОЩАДНЫ? Кто этот злобный критик внутри нас, отвергающий нас? Обесценивающий нас — таких, какие мы есть? Если это – голос нашей строгой матери – может пора сказать ей: «Мама, стоп! Я уже давно взрослая девочка, и мне есть, чем гордиться!»

Предлагаю сесть, и обстоятельно, без спешки выписать себе на листочек 10 пунктов: « Я собой горжусь, т.к. я умею…»  «Я собой горжусь, т.к. я могу…»  « Я собой горжусь, потому что я — …!»  И в трудную минуту тоски по недостижимости  «идеала» этот список держать под рукой…

И еще – нас точно есть за что любить… Мы ценные просто по факту нашего рождения… Потому что мы – женщины, труженицы, матери, жены, соратницы, выручательницы и умницы… Только давайте об этом помнить…. Особенно тогда, когда будем готовы на себя привычно разозлиться за складочку, сантиметр, килограмм или бугорок…

И у нас все получится – если цели будут НАШИ. Соответствующие реальности НАШЕЙ ЖИЗНИ.

Я веду бесплатную рассылку: «Раба еды? Восстание рабов!» и, готовя материалы к этой статье, провела опрос среди пятнадцати тысяч своих подписчиц «Какое тело для вас — идеальное?» Подавляющее большинство отказалось «сотворять себе кумиров» — равняться на фотомоделей и звезд. Идеальное женское тело – по результатам моего опроса – отвечает следующим качествам:

1.      Телесное здоровье
2.      Тонус мышц
3.      Упругость формы
4.      Легкость движений
5.      Подвижность, гибкость

К большой моей радости сантиметры и килограммы оказались вторичны по сравнению с телесными ОЩУЩЕНИЯМИ – легкости, подвижности, комфорта…Чего и вам от души желаю!

Удачи вам!

АвторИрина Лопатухина

Обсудить статью на Социофоруме

Жить здесь и сейчас…

Жить здесь и сейчас…

здесь и сейчас

В последнее время я все больше проникаюсь старой, как мир, идеей, что НАШЕ самое главное – то, что происходит с нами ЗДЕСЬ И СЕЙЧАС.

Нам обычно очень трудно удерживаться в настоящем моменте…Нас «утаскивает» в прошлое незавершенность некоторых его ситуаций, нас «вышибает» в будущее его неопределенность…

Самый большой враг нашего «сегодня» — тревога…Именно она нашептывает нам: «А давай СЕЙЧАС подумаем, как мы будем жить или действовать завтра? На совещании через неделю? Как мы проведем отпуск через полгода? А помнишь пять лет назад?»

Я вряд ли призываю вас совсем перестать вспоминать и мечтать…Вот разве что поменьше тревожиться о том, что уже позади – а вдруг аукнется? Или проводить жизнь в судорожных попытках заглянуть в «завтра»…

Мы можем оценить счастье нашего сегодня, если мы к примеру завтра заболеем…Тогда завтра мы с сожалением будем думать: «Вот какая я…Вчера печалилась и тревожилась, а оказывается так все хорошо было!» Или, попав в какую-нибудь гадкую ситуацию, мы думаем: «Как я еще вчера была спокойна и счастлива…»

Но ведь завтра наше сегодня станет – увы -прошлым…Безвозвратным…Недостижимым…

Жизнь в настоящем расширяет горизонт чувств…Ты вдруг замечаешь дрожание ветки в распахнутом окне, или луч утреннего солнца, или капли дождя на ветровом стекле…И это – совсем чуть – чуть, на полшажка, сдвигает барометр настроения – от скуки, тревоги, пустоты — к маленькому удовольствию… От того, что все это НАСТОЯЩЕЕ вокруг тебя может быть ласковым, интересным, задумчивым, грустным… И ты – часть этого такого большого и такого маленького мира…

Общее восприятие жизни складывается из маленьких, сиюминутных ощущений, образов, переживаний. Происходящих с нами сегодня.

Меня в «здесь и сейчас» из привычного бега по колесу тревоги возвращает очень простая вещь… Я в какой- то момент просто начинаю наблюдать за своим дыханием… Хотя бы пару минут… Кстати, в ситуации напряжения – если об этом есть силы вспомнить – помогает хотя бы на полшага «выйти» из проблемной зоны – и ты получаешь возможность увидеть ситуацию и себя в ней как-бы «со стороны»… Эмоции как-то «подсобираются»… Да и решение – как себя повести – приходит легче…

Так что понаблюдайте над своим дыханием – вдох – выдох – вдох – выдох… Хороший ритм… Успокаивает… И возвращает в реальность… Дает возможность осознанно прожить пару-тройку минут… Заметить то, мимо чего всегда бежал… …Остановись, мгновенье…

АвторИрина Лопатухина

Обсудить статью на Социофоруме

Зависть – это плохое чувство?

Зависть – это плохое чувство?

завистьВ нашем обществе довольно распространено делить человеческие чувства на плохие и хорошие. Из числа совсем мало-одобряемых – зависть. Давайте попробуем разобраться, откуда она берется, настолько ли плоха и можно ли извлечь из нее хоть какую-то пользу.

На мой взгляд, корень зависти – в общечеловеческой потребности сравнивать себя с другими. Мы – существа общественные. Для удовлетворения своих потребностей нам надо постоянно взаимодействовать друг с другом. «Какой он – другой? Чем на меня похож? Чем отличается?» — на эти вопросы – сознательно или бессознательно мы отвечаем ежедневно по многу раз… Мы меряемся силами, умениями, знаниями, материальными возможностями…Когда сравнение – по нашим ощущениям – в «нашу пользу», или мы опознаем себя «на уровне» других — это, как правило, вызывает чувство удовлетворения и иногда радости. Когда мы ощущаем, что в чем-то проигрываем – может возникнуть зависть.

Как и у каждого другого человеческого чувства, у зависти есть свой диапазон, шкала регистров. Грустный вариант зависти – когда она в большинстве случаев побуждает обесценивать того или тех, кто ее вызывает. Ну, например, дети в песочнице. Олечка принесла новые яркие формочки. Светочке формочки очень нравятся, и хочется в них поиграть, но попросить Олечку поделиться или взять ее в свою игру – страшно. Просить другого – всегда риски. Но можно раз из раза пробовать – и тогда это путь к формированию способности договариваться с другими. Конечно, раниться в случае отказа. Но потом, в другой ситуации, все равно пробовать. А можно сразу себе сказать: «Олька – жадина и задавака, она мне точно откажет». И забояться даже пытаться с Олечкой контакт наладить. И тут опять – таки несколько возможностей: загрустить – опечалиться – пойти домой погоревать, или удовлетвориться на сегодня своими игрушками и поиграть с другими детьми, а вечером маму попросить такие же формочки купить. Или озлиться — и Ольке сообщить, кто она есть на самом деле… И пожелать ей ее формочки растерять…

Обесценив того, у кого есть предмет вашего сегодняшнего вожделения, вполне вероятно, можно успокоиться на какое-то время… Выровняться в сравнении… Но если способ контакта, построенный на обесценивании, станет такой… привычной рамкой общения – думаю, мало кто удовольствие от общения с таким человеком получит… Да и любить такого – тяжкий труд… Вот и складывается потихоньку этакий «непризнанный гений». Тот, который всем очень любит «глаза раскрывать» на их слабости и недостатки… Такой критик – готовый критиковать из любой позиции без запроса на его «отдельно взятое» мнение…Если вы у него спросите, завистлив ли он – в ответ получите праведное негодование. Он – в своих представлениях – исключительно трудится над «прозрением широких масс населения» А реакцию этого самого населения в ответ на свои попытки «вывести их на чистую воду» он отнесет к тому, что «правда глаза режет»…

завистьА есть ли ресурсный вариант зависти? На мой взгляд – безусловно. Например, сравниваю я себя с другим, и ощущаю, что он лучше меня в каком-то профессиональном вопросе разбирается. И если вместо обиды и желания его хоть как-нибудь зацепить – обесценить у меня возникает любопытство: «Как это так у него классно выходит? А что мне мешает так? Чему подучиться? На чем сфокусироваться?», то я попадаю в поиск своих личных ресурсов. И, вполне вероятно, по прошествии какого-то времени, потрудившись, я научусь решать этот вопрос «на уровне».

Тут, по-моему, есть еще одна существенная разница между этими 2 вариантами. В первом случае я постоянно сфокусирован на другом. Я занят тем, что его оцениваю – обесцениваю. Ну и сразу себя этим так… «приподнимаю» — ведь если оцениваю — значит, как минимум, ему ровня… А во втором варианте я достаточно быстро к себе возвращаюсь, чтобы подумать – примериться, как бы самому попробовать получить заманчивое для себя качество или способность… И энергия зависти вполне может обернуться в вектор возможного развития.

Есть еще и третий вариант, о котором хочу упомянуть… Так бывает, что получить то, что есть у другого – невозможно по определению… Ну например я иногда молодым завидую… Их упругости, внешности, легкости, раскованности… Но в 40 выглядеть на 20, даже при серьезных хирургических вмешательствах, нереально… И в этом случае может помочь как ретроспекция ресурсов своего возраста, так и забота о своей душе и теле, чтобы и в 40 чувствовать себя легкой и упругой… Если завидуешь явно для себя недостижимому – это часто такой… вполне подходящий момент на себя оглянуться и задать себе, к примеру, парочку вот таких вопросов: «От чего в своей реальности я так стараюсь убежать , заглядываясь на Эльбрусы и Анды?» или «А что такое я умею, могу, чем владею, чтобы пока успокоиться?»

И еще одно важное для меня наблюдение: запрещенные, заблокированные или игнорируемые чувства требуют, как правило, очень много контроля. А контроль эмоций – достаточно энергоемкое дело… Нам и так часто приходится себя в обществе других сдерживать – контролировать. Но одно дело – кратковременно, сообразно текущей ситуации или своей актуальной потребности, и совсем другое дело – в категориях «всегда» или «никогда». «Всегда быть доброй и чуткой» «Никогда никому не завидовать». Вытесненная энергия ощущения требует еще больше энергии контроля. Это однозначно повышает уровень базовой тревоги. И во внутреннем энергетическом поле появляются фантазии о катастрофичности возможного выплеска удержанной эмоции или чувства. А ведь можно как-то и попроще, а? Например, хотя бы фантазию свою отпустить «на волю», и разрешить себе прожить ту же самую свою зависть по-максимуму. Стать – на какое-то время – очень-очень завистливой… Вы удивитесь, насколько это время окажется коротким, и насколько просто вам будет принять эту свою часть… Проверено на личном опыте.

Я коснулась лишь нескольких аспектов, которые на сегодняшний день в этой теме для меня – значимые…

АвторИрина Лопатухина

Обсудить статью на Социофоруме