Гермафродит

Гермафродит

Гермафродит — обоеполое существо, символ первоначального единства, где мужское и женское начало слиты друг с другом.

Слово «Гермафродит» впервые появилось в древнегреческих мифах. Так звали сына вестника богов Гермеса и прекрасной Афродиты — богини любви. Гермафродита полюбила нимфа источника Салмакида, но юноша, увы, не ответил на ее чувства. Тогда боги, вняв мольбе нимфы, соединили ее навеки с возлюбленным — их тела срослись в одно двуполое существо.

Позже этот персонаж стал символом единения мужского и женского начала. В средние века алхимики писали о нем как о конечной цели трансформации — множества алхимических превращений, после которых человек приходит к своему истинному «Я». Это — совершение мистического брака, когда наступает конец всякой двойственности, всяким противоречиям.

Разделение на мужское и женское начала присуще и западной, и восточной культурам. На Востоке эти начала называют Инь и Ян. В любом явлении или предмете присутствуют эти два начала, они проявляются везде и повсюду и не существуют одно без другого. Инь — это женское начало, оно холодное, темное, земное, материальное. Ян — мужское начало, оно связано с теплом, светом, небом, духом. В любом человеке присутствуют оба этих начала, но одно из них преобладает (причем это связано не только с полом, но и с характером человека, родом его занятий и т.д.). Задача человека — поддерживать должный баланс между Инь и Ян в самом себе, иначе у него возникают болезни тела и духа. Многие восточные методы лечение заболеваний основаны именно на этих воззрениях — врач прописывает своему пациенту лекарства, физические упражнения и определенную диету с тем, чтобы восстановить баланс Инь и Ян. В восточной традиции символ такого единства — это мандала — магический круг, олицетворяющий взаимопроникновение мужского и женского начала, состояние мира и гармонии.

Западная культура традиционно считается более «воинственной», целиком построенной на конфликтах и противоречиях. Не случайно очень многие «люди Запада» на пути своего духовного поиска обращаются к мудрости даосов и буддистов, изучают культурные традиции Индии и Китая.

Стремление к миру и гармонии обще для всех людей и для любой культурной традиции. Западные мистики и эзотерики, древние и современные философы пишут о возвращении к изначальной целостности и один из символов этого состояния — образ Гермафродита. В определенном смысле, он схож с восточным изображением мандалы — гармонии между Инь и Ян. Гермафродита сравнивают также с египетским богом Озирисом — богом плодородия, олицетворявшем ежегодно умирающие и воскресающие силы природы. К образу Гермафродита не раз обращались в своих произведениях писатели-мистики.

Один из них — известный писатель конца прошлого века Густав Майринк, чей литературный жанр определяют как «черный романтизм», или «магический реализм». Устами одного из своих героев он рассказывает легенду об одной таинственной улице Старой Праги, где в конце времен должен поселиться Гермафродит. «Существует старинная легенда о том, — говорит этот герой, — что там наверху, на улице Алхимиков, стоит дом, видный только в тумане, да и то только счастливцам. Он называется: «Дом последнего фонаря». Тот, кто днем бывает там, видит только большой серый камень, за ним — крутой обрыв…

Под камнем, говорят, лежит огромный клад. Камень этот будто бы положен «орденом азиатских братьев» в качестве фундамента для дома. В этом доме, в конце времен, должен поселиться человек… лучше сказать Гермафродит… Создание из мужчины и женщины. У него в гербе будет изображение зайца… Между прочим, заяц был символом Озириса, и отсюда-то и происходит наш обычный пасхальный заяц». Эта легенда — иносказательное повествование о духовном пути человека. Только поднявшись над противоречиями и конфликтами повседневной жизни, соединив в гармонии мужское и женское начала, человек способен «овладеть кладом», поселиться в доме, невидимом для простого смертного, обрести свое «духовное Я».

Пожалуй, отношения между мужским и женским началом — основная тема большинства психоаналитических исследований и размышлений. К.Г.Юнг, отличавшийся особым интересом к древним эзотерическим доктринам, обращал внимание на интерес алхимиков к образу Гермафродита. Однако, он полагал, что алхимики заблуждались, выражая цель своих духовных исканий этим символом. Юнг считал образ Гермафродита грубым и уродливым и противопоставлял ему другой символ целостности (также заимствованный из древнегреческой мифологии) — образ Андрогина. Гермафродит, по мнению К.Г.Юнга, скорее олицетворяет изначальную целостность, когда мужское и женское просто еще не отделены друг от друга. Другой символ этого состояния — уроборос, змей, кусающий свой собственный хвост. Это — бессознательное слияние противоположностей, присущее тому состоянию, когда человек только что появился на этот свет и еще не успел осознать свою половую принадлежность. Этот образ олицетворяет темноту и саморазрушение, но при этом — плодородие и творческую потенцию. В этом смысле Гермафродит скорее символизирует то состояние первоначальной гармонии, которое существует еще до появления сознания, предшествует появлению противоположностей и конфликтов. Поэтому он — скорее «отправная точка» пути индивидуации, а вовсе не его цель.

Использование образа Гермафродита Юнг считал уместным лишь на самых начальных стадиях работы с клиентом. Истинной же целью духовной работы он полагал не бессознательное единство противоположных начал, а их сознательный синтез. Дело в том, что невозможно обрести свое неповторимое «духовное Я», не пройдя все стадии алхимической трансформации, не прожив в своем личном опыте все присущие миру противоречия и не найдя своего собственного способа справиться с ними. Или, пользуясь терминами К.Г.Юнга, для того, чтобы прийти к своей самости (аналог «духовного Я») необходимо полностью пройти весь путь индивидуации со всеми его ступенями. Если Андрогин символизирует гармонию между сознанием и бессознательным, а достижение этого состояния требует согласованных усилий ума и интуиции, то образ Гермафродита — это скорее пассивное растворение в бессознательном. Образы Андрогина и Гермафродита во многом сходны друг с другом, они символизируют очень похожие по внутреннему ощущению состояния души, но соответствуют разным этапам духовного пути человека.

Автор — Светлана Маслова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *