Бред

Бред

Бред — патологическое состояние человека, при котором он охвачен идеями или ощущениями, не соответствующими действительности. В этом состоянии человек глух к любым разумным доводам и доказательствам, опровергающим его утверждения, его невозможно разубедить в их истинности.

Слово «бред» вошло в обиход повседневной лексики. Мы говорим: «Это какой-то бред!», когда слышим от кого-то сомнительные утверждения, основанные на вымышленных фактах, или когда слова нашего собеседника лишены всякого здравого смысла. В психологии и, в частности, в психоанализе это слово употребляется в качестве научного термина для обозначения симптома ряда психических заболеваний.

Психологи различают бредовые состояния двух видов. В одном случае больной убеждает окружающих в истинности своих бредовых идей при помощи целой системы «доказательств», кажущихся ему убедительными. Например, человек, охваченный бредом ревности видит в каждом действии своей супруги подтверждение ее измены. Или, если это бред самоуничтожения, то человек считает любое ощущение своего тела признаком болезни. В другом случае бред сопровождается видениями и галлюцинациями. В этом случае больной «ясно видит перед собой» пришельцев с других планет или умерших людей, которые преследуют его и пытаются убить или, наоборот, передают ему сверхценные знания.

Кроме того, существуют различные виды бреда в зависимости от его содержания. При бреде величия человек одержим идеей, что он, к примеру, — Александр Македонский и готовится взойти на престол чтобы править миром; или желает осчастливить человечество каким-нибудь гениальным открытием. Когда человек охвачен бредом преследования, то он убежден, что все окружающие «что-то против него замышляют» и каждый их жест интерпретирует как «условный знак» или прямую угрозу. В случае бреда самоуничижения больной всецело погружен в страдания по поводу «своего ужасного прошлого», испытывает чувство вины за «страшные прегрешения», или убежден в своей неминуемой скорой кончине из-за «неизлечимой болезни» или козней «нечистой силы».

В психоанализе бред, как и любой другой симптом заболевания, рассматривается в качестве символа, в образной форме указывающего на причину заболевания. В этом смысле бред родственен сновидению: и в том и в другом случае мы имеем дело с проявлением сил бессознательного — мира непроявленных, скрытых эмоций и желаний. Содержание сновидения, как и содержание бреда, с психоаналитической точки зрения, определяется конфликтом между сознательными установками и бессознательными порывами нашей души. Безусловно, когда человек оказывается охвачен бредовыми идеями, то становится очевидным, что конфликт этот достиг столь сильного напряжения, что привел к психическому заболеванию. По содержанию бреда мы можем судить о характере этого конфликта. Приведем пример из психоаналитической практики. Пациентка, молодая девушка, страдающая бредом самоуничижения, считала себя виновной в смерти своего брата, который утонул в реке несколько лет назад. Она несколько раз пыталась покончить с собой. «Я не имею права жить, раз я не смогла уберечь от гибели своего брата, которого так любила,» — говорила она. На первых сеансах она рисовала исключительно радужные картины своей дружбы с братом, рассказывала, как много времени они проводили вместе, как понимали друг друга… Однако, глубинный анализ ее бессознательного позволил обнаружить, что их отношения с братом отнюдь не столь идилличны, как было изображено ее сознанием. В раннем детстве они довольно часто ссорились, пациентка ( тогда еще — пяти-шести-летняя девочка) часто обижалась на брата и выдумывала планы мести. С годами эти ссоры были забыты, к тому же чувства обиды и агрессивные импульсы не соответствовали сознательному «образу Я» пациентки. В следствии этого, они были вытеснены в бессознательное и дали себя знать при случайной гибели брата.

К.Г. Юнг, основатель аналитической психологии, предлагает интерпретацию содержания бреда не только на личностном уровне, но и в культурологическом и социальном аспектах. Дело в том, что в бредовых образах и идеях находят отражение не только личные проблемы больного, но и массовые настроения, свойственные целой социальной или этнической группе. К примеру, когда дело происходит в тоталитарном государстве, то мнимыми преследователями больного чаще всего бывают «тайные агенты», или «шпионы», в другом случае это могут быть «дьяволы», или «летающие тарелки» и т.д. Содержания бреда можно также интерпретировать и с точки зрения архетипических образов и сценариев, сравнивая их с мифологическими и сказочными сюжетами.

К.Г. Юнг, в отличие от классиков психоанализа, рассматривал сновидения, а так же фантазии и воображение как особого рода реальности, по степени своей «реалистичности» не уступающие никакой другой. С этой точки зрения бред также представляется содержанием особой реальности. Нельзя не согласиться с правомерностью этой точки зрения. Ведь человек, охваченный бредовыми идеями, зачастую представляет вполне реальную угрозу для окружающих. В социологии это явление известно под названием «теоремы Томаса». Она звучит так: «вымышленные причины имеют реальные следствия». В качестве примера он приводит поведение параноика, который нападает на случайных прохожих, будучи убежден, что они «что-то против него замышляют». В непосредственной реальности последствий этого бреда, увы, не приходится сомневаться.

Автор — Светлана Маслова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *