Как поддержать уверенность в себе и чувство собственного достоинства?

Как поддержать уверенность в себе и чувство собственного достоинства?

Уверенность

Очень часто одним из первых запросов клиента на терапии является переживание неуверенности в себе в ситуациях значимого контакта. Хочу с вами об этом сегодня поговорить…

О том, как стать уверенным в себе, написана куча литературы. Но, не смотря на то, что нас пытаются научить верить себе, в основном там рассказывают, по каким признакам «читать» другого. Конечно, умение видеть и слышать тех, от кого в данный момент тебе что-то надо, штука хорошая…Но таким «обобщенным» выводам – «если он смотрит влево – вверх, сжимая кулаки, значит он вспоминает то-то и то-то» – я бы верила с осторожностью… И свои представления – так, на всякий случай – пыталась бы проверить…Например, задавая вопрос: «Что для тебя значит, когда ты, говоря вот это, поднимаешь глаза влево — вверх и сжимаешь кулаки?»

Еще в подобной литературе нам предлагают «инструменты» для «манипулирования» средой. Ну чтобы она ВСЕГДА давала тебе то, что нужно… При этом почему-то часто «за кадром» остается факт, что в любом взаимодействии организма со средой есть только одно «ВСЕГДА» — а именно то, что в любом контакте всегда происходит ОБМЕН. И если ты хочешь получить – будь готов дать… Поэтому про успешное обучение именно «манипулировать» — читай заставлять – других делать то, что тебе надо – тут у меня всегда большие сомнения… Учиться договариваться, с учетом интересов обеих сторон – это да, здесь энергии и доверия много.

Критиковать мнения других – всегда легче, чем попробовать предложить свои варианты… Так вот, покритиковала, а теперь рискну.

Сначала – про неуверенность в социуме. Мы вдруг – или часто – сомневаемся, получится ли у нас убедить шефа, что мы – хороши для порученной нам работы, справимся ли мы с публичным выступлением, добьемся ли хороших результатов в переговорах. Сразу хочу оговориться, что волноваться «до» и «в» значимых жизненных ситуациях – абсолютно нормальная реакция психики. Здоровое волнение помогает нам «собраться», мобилизовать свои актуальные для ситуации ресурсы, стать более внимательными к «здесь и сейчас». Но если вместо проживания острого волнения мы «вязнем» в тревоге, попадаем в ступор, и наши ресурсы блокируются – здесь есть над чем подумать…

По моим ощущениям мы переполняемся тревогой тогда, когда весть фокус своих ожиданий, тревог и внимания переносим на другого. И бессознательно присваиваем ему (ей) статус такого… «строгого» оценщика. Да, например, при устройстве на работу, нас и правда оценивают. Насколько наши знания и умения подходят для работы, за которую работодатель предполагает платить нам деньги. Но, думаю, все согласятся, что мои качества, как работника – малая, в основном функциональная, часть моей личности. Мы приходим на собеседование и говорим: «Я – бухгалтер. Я – официант. Я – менеджер» И в такой момент, на волне тревоги, сочтут ли нас достаточно «качественным» по этой функции, можем просто забыть, что при этом «здесь и сейчас» мы остаемся при всех СВОИХ телесных, личностных и общечеловеческих ресурсах. На которые можем опираться ВСЕГДА, в любой жизненной ситуации.

уверенность

Итак, телесный ресурс. Тело – это то, что всегда с нами, пока мы живы. Все психические процессы начинаются с ощущений в теле. Чувствительность к своему телу у всех разная. Чем лучше я свое тело опознаю и ощущаю – его нужды, потребности, аппетиты и желания – тем проще мне ориентироваться в окружающей среде. Искать именно то, что в данный момент мне нужно.

Каждый момент жизни мое тело старается меня поддерживать и защищать. Это аксиома. Есть такая «крылатая фраза» — почва уходит из под ног. Моменты страха, волнения, тревоги иногда «переводят» нас в такое… «подвешенное» состояние. В такой ситуации помогает очень простая штука – вспомнить, что у тебя есть ноги. Которые тебя держат, опираясь на землю. Если в тревожной ситуации — хотя бы секунд на 15-20 — «уйти в ноги» и ощутить их надежность, почувствовать, как устойчиво и крепко ты стоишь на земле – волнение станет чуть меньше. Если ты сидишь – расположись на стуле «прочно», обопрись бедрами на сиденье, а спиной – на спинку, и устойчивости к ситуации станет чуть больше. Тело получит реальную поддержку и это телесное ощущение стабилизирует твой эмоциональный фон.

Если ситуация сильно напрягает – попробуй сделать полшага «из» — и понаблюдай за своим дыханием. Часто на тревоге мы просто перестаем дышать, или дышим поверхностно, чуть слышно… Да, это на какое-то время «притупляет» сильные эмоции, но и истощает наш энергетический ресурс. При недостатке воздуха мы однозначно хуже соображаем… Наше внимание так…рассеивается… 3-5 нормальных, внимательных вдохов – выдохов могут напомнить нам, что наше тело – по- прежнему «при нас». И что итог тревожной ситуации вряд ли критичен для нашей жизнедеятельности… И что при любом «раскладе» мы остаемся при своих сегодняшних ресурсах… А сейчас мы – по большому счету – проживаем один из миллиона возможных вариантов жизненных – общечеловеческих – процессов…

И тут я перехожу к другому ценному ресурсу – а именно к воспоминанию о том, что я всегда – часть человечества. Я – «один из»… И все мы – по большому счету – братья и сестры… И наши тревоги, проблемы и волнения очень похожи… И я сейчас, в своем остром и трудном переживании, вряд ли одинок – в эту же минуту на Земле то же самое пытаются сделать, и похожим образом переживают, еще как минимум тысяча человек… Или две тысячи… Или десять тысяч… Нас много… Мы – сила…J

От такого «обобщения» предлагаю вернуться к себе в поисках еще одного ресурса в ситуации острой тревоги и неуверенности в себе. Я уже писала выше, что как правило, в каждой, отдельно взятой жизненной ситуации, мы присутствуем какой-то своей частью. Например, рабочей функцией: «Я – бухгалтер». Или гендерной: «Я – женщина». Или родительской: «Я – отец». Но при этом часто ли мы помним о том, что наша личная ЦЕЛОСТНОСТЬ всегда при нас? Что в каждый момент жизни я – ЛИЧНОСТЬ? Которая включает в себя весь мой жизненный опыт, все, чему я научился, все, что я знаю и умею? Да, в данной ситуации я тренируюсь – пытаюсь получить что-то для реализации одной из своих сторон. Но опираться-то я могу на всего себя ЦЕЛИКОМ! Как? Да просто вспомнив, что я точно умею делать хорошо. В чем я устойчив. Что у меня получается. Можно даже выписать свои устойчивые качества на бумажку. Ну и перечитывать время от времени…В моменты уныния или недовольства собой …

стыд

Неуверенность в себе часто «загоняет» нас в стыд… В переживание себя как «отличного» от других. Кстати в категории «отличник» одиночества тоже с избытком… Но там это «вершина победителя». И мы получаем удовольствие от того, как и насколько отличаемся от других… А в стыде мы во «вселенском одиночестве» своего несовершенства. Есть такие «совершенные» ОНИ – а напротив Я – такой… «плохиш». Менее качественный…

Как поддержать себя в этом? Может, просто вспомнить о том, что человек – часть природы? А у природы «нет плохой погоды». И можно ли сказать, что цветение – это хорошо, а увядание – плохо? Что осеннюю слякоть надо отменить? Природа – как и человек – циклична. День – ночь, жар – холод… И это – естественно. Точно также и для нас естественно быть и сильным – и слабым, и удачливым – и нет… В разные моменты нашей жизни… В разных ситуациях… Меня например личные неудачи – в числе прочего — учат быть более терпимой и сострадательной к другим. Да и к себе тоже… Когда вдруг стало отчаянно одиноко – выгляни в окно. Посмотри на зябкую ветку, толстую ворону, попробуй поймать солнечный луч. И – через тело – ощущай, что ты – часть всего этого большого мира. Кстати, в ситуации экзамена – собеседования – выступления – это тоже может так… поддержать слегка…

Теперь буквально пару слов про нашу ранимость и неуверенность в себе в контакте с близкими. И как можно себя тут поддерживать.

В личных отношениях мы часто боимся негативных эмоций и отвержения. Потому что чаще всего СРАЗУ думаем, что если меня ругают, или отвергли – значит, я – плохой.

А может каждую такую негативную «оценку» имеет смысл «привязывать» к конкретной ситуации контакта? Что я сейчас такого СДЕЛАЛ? Кто тебя отталкивает, виноватит и стыдит? Зачем ему (ей) это делать? Из какого контекста «здесь и теперь» ТВОЙ ПОСТУПОК (твои слова, поведение) так оценили? Зачем тебе переводить негативное высказывание в свой адрес именно в отвержение? И зачем тебе так глубоко и искренне страдать по этому поводу? Ощущать себя целиком таким… негодным и недостойным? Почему ты отказываешь себе в праве на ошибку «здесь и сейчас»? Которую можно попытаться исправить?

И в другой раз, вместо того, чтобы привычно «сваливаться» из контакта в переживание своей неполноценности, «покинутости», «вселенского одиночества» может рискнете позадавать себе — и другому — эти вопросы? Думаю, ответы смогут вас приятно удивить…

В заключение хочу сказать, что для того, чтобы поддержать себя в уверенности, что Я, как человек, такой …хороший и вполне полноценный, можно просто вспомнить два добрых дела, которые я в своей жизни сделал (сделала). Это может быть все что угодно – перевел старушку через улицу, угостила конфеткой соседа, спас кому-то жизнь, утешила плачущего ребенка… Я уверена – в жизни каждого из нас много добрых дел, которые мы делали просто так… Просто потому, что мы – люди, а значит по определению ценные и для себя, и для других, и для Вселенной…

АвторИрина Лопатухина

Обсудить статью на Социофоруме

Про отвержение

Про отвержение

ОтвержениеОтвержение тоже часто попадает в регистр порицаемых и запрещенных чувств. Давайте попробуем разобраться, когда и как это происходит и реабилитируем это ценное качество.

Отвержение – один из важных механизмов выбора. Энергия – по самому большому счету – существует в 2 видах: энергия притяжения и энергия отталкивания. Когда эти два вектора сбалансированы, причем выборами самого человека, он становится таким… весьма устойчивым.

Мотор отвержения – чувство отвращения. Это чувство целиком основано на субъективном представлении. Мы начинаем фантазировать о, например, пенке с кипяченого молока – как она попадает к нам в рот… Бррр… У меня – с детсадовских времен – от такой фантазии горло сжимается… Ну и, соответственно, я от такого «деликатеса» точно откажусь… Если в раннем детстве моя мать избыточно тревожилась по поводу того, чтобы кормить меня «правильно» — полезными продуктами и строго по часам – она естественно сердилась и негодовала, встречаясь с моей детской функцией выбора, что, когда и как мне есть. Ну и всеми возможными способами мой выбор в точке моего отвержения «полезного» подавляла и фрустрировала. Я вряд ли хочу сейчас сказать, что надо целиком полагаться на выборы ребенка. Но и постоянно навязывать ему только свой выбор тоже, на мой взгляд, чрезмерно. Ребенку жизненно необходимы принятие и любовь матери. Поэтому когда мать устойчиво сердится на его определенные «капризы», и изо дня в день заставляет пить кипяченое молоко с пенкой, ребенку надо свое отвращение подавить. Как? Тут только один путь – перестать дифференцировать вкус «для себя», целиком и безоглядно положившись на выборы матери. Т.е. в определенной степени надо стать бесчувственным к себе и торопливым в поглощении еды. И жевать поменьше – вкусовые рецепторы ведь во рту – а так, заталкивать в себя пищу большими «глотками» И твердую в том числе… И тогда мама будет теплой и любящей… Может быть…

И постепенно складывается фиксированная установка, что проявлять свое отвращение, отвергая выборы другого – это по определению травматично. Всегда. Соответственно, я должен стараться принимать, поощрять, вообщем, быть таким «хорошим для других». И тогда вроде свою безопасность как-то прогарантирую… Но энергетический вектор отвержения ведь точно в человеческой природе есть! И его надо где-то размещать. И тогда – потихоньку, помаленьку – можно заиметь привычку отвергать себя… Свои потребности и нужды… Свои вкусы и предпочтения… Чтобы окружающим со мной было уютно и удобно… И если и чему-то сопротивляться – совсем без сопротивления ведь тоже нельзя – то делать это так…монотонно, скрытно и по возможности тихо… Пассивно – агрессивно… Вроде я и тут с вами соглашаюсь, но пока вот еще немного подумаю… Может, если паузу еще потяну – меня забудут и отстанут наконец…

Я часто встречаюсь с феноменом подавления отвращения в работе с пищевой зависимостью. Есть такое весьма распространенное мнение, что толстяки – в основном такие добряки. Но чтобы так…устойчиво стараться быть для других добряком, надо также устойчиво стараться себя в большинстве ситуаций «прогнуть» под окружающих. А как? Устойчивым с детства механизмом — отвергать и игнорировать свои выборы и предпочтения… Снова и снова «гасить» чувствительность к себе, к своим чувствам и эмоциям… Обесценивать себя снова и снова.

Разве тому, кто представляет для себя ценность, придет в голову так насиловать едой свое тело? Поглощая ее быстро, неразборчиво и в неимоверных количествах? Вряд ли… Но ведь СВОЯ чувствительность к выбору что, когда и как есть подавлена, и отвращение – один из основных инструментов выбора — с детских лет под запретом. Вот и получается замкнутый круг. Да еще и бессознательный бонус большого тела – оно такое устойчивое становится за счет своей массы. А та форма устойчивости, о которой я в самом начале упоминала – баланс притяжения – отвержения и ответственность за свои выборы прежде всего перед самой собой – это все психологи мутят… Неймется им, грешным…

Кто за реабилитацию и восстановление функции отвращения? Прошу поднять руки. :)

АвторИрина Лопатухина

Обсудить статью на Социофоруме

Витальная саморегуляция – что это такое?

Витальная саморегуляция – что это такое?

гармония Высшим уровнем регуляции всего человеческого существа является личность. Благодаря личности человек осуществляет и сохраняет свое единство, целостность организма, взаимосвязь и интеграцию двух центральных процессов бытия – ментального (интеллектуального) и витального (жизнеобеспечивающего). Благодаря личности человек вступает в контакт и взаимодействие с окружающей средой. В процессе жизни человек постоянно обменивается с окружающей средой, принимая и отдавая. В течение всей жизни происходит метаболический процесс обмена со средой.

Для гармоничной жизни личности крайне важны связанность и согласованность процессов, протекающих внутри – в пространстве личности, и снаружи – в среде, окружающей личность, будь то среда физическая или социальная. Никакое существование человека невозможно вне среды. А среда изменчива по своей природе.

Каждый организм вынужден отвечать на изменение среды, раз за разом, постоянно воссоздавая утрачиваемую гармонию. В этом, собственно, и заключается процесс жизни – в возникновении нужд и потребностей и выведении организма из равновесия таким образом и затем в восстановлении утраченного равновесия путем удовлетворения потребностей и нужд. Мы, люди, — нуждающиеся существа и благодаря этому мы живы. Именно как живые существа мы подчинены биологическим законам, а без адекватного пополнения наших жизнеобеспечивающих ресурсов жизнь становится страданием. Поэтому так важно понимать и сознавать важность способности личности поддерживать свое существование с помощью пополнения ресурсов.

Каким же образом происходит это пополнение? Очень естественно – за счет установления человеком контакта со своими потребностями благодаря обретению опыта жизни в принимающей, безопасной и питающей среде. Ведь среда может быть благоприятна, а может быть враждебна. Характеристики и качества среды могут нести как благоприятный опыт бессознательного восприятия ее, так и неблагоприятный. И любой опыт является обучающим, но учит разному.

В ту пору развития, когда человек еще зависим от среды, очень важен опыт именно благоприятного, питающего взаимодействия со средой. Именно такой опыт дает человеку возможность узнавать свои потребности и заботиться об их удовлетворении. И тот опыт запоминается как положительный. Как такое состояние психофизиологических условий существования, к восстановлению которого человек захочет стремиться всю оставшуюся жизнь.

Возникший на этой основе опыт становится опытом доверия миру и опытом доверия себе. Это опыт опознания условий, благоприятных для своего существования. Итог развития в таких условиях – обретение внеинтеллектуальной, бессознательной, т.е. витальной саморегуляции, а так же обретение способности обращаться за помощью в случае затруднений.

Это адекватное опознание и отреагирование своих потребностей и дает человеку тот ресурс, благодаря которому он поддерживает себя самого, решая разнообразные и трудные задачи бытия. При нехватке ресурса человек истощает и тело, и психику, заболевает или вынужден прибегать к различным допингам.

саморегуляция На интегративной потребности в витальной саморегуляции основана природа дуальности (дуальная природа) человека, как существа социального, нуждающегося в других для своего развития и роста. Для гармоничного развития всей личности. Но с повседневными, а не новыми задачами человек может справляться и сам.

Механизмы витальной саморегуляции, ее необходимость, могут быть осознаны, но сам процесс ее становления и дальнейшего протекания большей частью бессознателен, приобретается посредством получения опыта, актуального здесь-и-сейчас, на каждом этапе становления личности. И без такого опыта не рождается, как не рождается умение говорить без контакта с социальной средой.

В своем развитии витальная саморегуляция проходит первоначальный этап слияния (в материнской утробе) и зависимости (в период младенчества и детства) от заботящихся родителей, которые и организуют питающую, дающую среду. И без прохождения этих двух этапов слияния и зависимости невозможен следующий этап развития витальной саморегуляции – этап сепарации, т.е. отделения от питающих и заботящихся, от родителей и выхода из семьи в самостоятельную жизнь, в автономное существование. Только таким путем происходит естественное и благоприятное формирование способности самостоятельно заботиться о себе и прибегать к помощи других при необходимости. Этап сепарации – это актуализация способности человека быть самому себе родителем, одновременно не отрицая ребенка в себе.

Для осуществления этапа сепарации человеку необходимо интегрировать в себе два полюса человеческого бытия: — умение протягивать руку за помощью (как сохранение внутреннего ребенка – живые переживания потребностей настоящего момента; как удержание в своем восприятии образа заботящегося родителя) — способность к автономному существованию (как опознание самого себя в качестве заботящегося о себе родителя; как переход от витальной саморегуляции к способности ментальной – осознавать и приспосабливаться творчески, динамично к изменениям среды)

Особенно хочу подчеркнуть то обстоятельство, что дуал, выражаясь метафорически, не ловит рыбу за нас, не вскармливает постоянно, но дает в руку удочку и учит с ней обращаться примером собственного бытия. И «подкармливает» по мере необходимости. Удочка – это тот опыт, который невозможно почерпнуть идеальным путем (чрез чтение книг и рассказ – идеальные, а не материальные носители информации). Для обретения такого опыта необходим контакт, взаимодействие и пример повседневной жизни живого реального человека.

Образ заботящегося родителя – это не образ только конкретного родителя, а скорее это интегральный образ тех родительских фигур, которые предлагали нам заботу в течении жизни, а такие люди обязательно были в жизни каждого человека. Воспоминания о таких людях особенно важны, если их помощь и участие приходили в те периоды жизни, при таком состоянии души и тела, когда потребности именно витальные доминировали в жизни личности.

И не отказывайте себе в удовольствии отказываться от тех фигур, которые под предлогом помощи пытались поработить или привязать вас. Научитесь отличать одно о другого: родительская забота бескорыстна по сути своей, альтруистична; человек заботится о вас, помогает просто потому, что хочет этого, может это. Он дарит вам заботу. Поэтому пусть его забота не будет обязывающей, а ваша благодарность не будет и обязательной. Человек сделал то, что хотел и мог – примите этот дар и живите дальше. Учитесь принимать не чувствовать себя должником.

Витальная регуляция осуществляется за счет процесса удовлетворения своих витальных потребностей. Здоровый организм способен при одновременном возникновении нескольких потребностей дифференцировать (различать, отделять одну от другой) их и располагать по принципу иерархии потребностей (более важные, менее важные). Таким образом, в каждый момент времени личностью опознается одна доминирующая потребность, требующая удовлетворения наиболее остро, она выступает вперед, а остальные потребности уходят в фон (образуя контекст).

И нужно сказать еще о том, что чаще всего полное удовлетворение сложных потребностей невозможно, поэтому столь же опытным путем человек постепенно научается дифференцировать – насколько возможно удовлетворить потребность, а так же научается откладывать удовлетворение и переживать отсрочку удовлетворения или невозможность удовлетворения в данной среде.

В жизни человека гармония – это субъективное переживание благополучия, способность и желание восстанавливать это благополучие в случае его утраты. А так же способность к появлению автономной активности в задаче витальной саморегуляции и поиск той среды, которая способна помочь обрести утраченное или подарить новый развивающий опыт.

В отношении этого процесса обе части и ментальная и витальная работают слаженно, вместе осуществляя процесс пассивного витального и активного ментального приспособления. В условиях гармоничного существования человека, приспособление его к среде, взаимообмен являются творческими, динамичными. Поступающий ресурс тратится и пополняется вновь. Витальная саморегуляция лежит в основе ментальной, и дает неиссякаемую возможность пополнения сил. Два процесса витальный и ментальный, объединяясь, делают личность целостной и гармоничной.

АвторЕлена Заманская

Обсудить статью на Социофоруме

Четыре уровня общения

Четыре уровня общения

Четыре уровня общенияОдним из важнейших феноменов, изучаемых в рамках  гуманистической психологии является личность, рассматриваемая как продукт развития человеческого в человеке через его опыт. И, в частности, через опыт собственного бытия в разнообразном мире людей, через опыт общения.

Отличие взгляда гуманистической психологии на человека от воззрений других наиболее известных школ психологии, таких как психоанализ и бихевиоризм, заключается в том, что самым важным фактором, образующим личность, является не столько и не только окружающая действительность — среда, но прежде всего сам человек, его внутренние побуждения.

Один из ярких представителей нашей школы — французский психиатр и психолог П.Жане высказал как-то мысль о том, что «психика человека развивается в сотрудничестве с другими людьми». Только в контактах с другими людьми человек может доподлинно узнать самого себя и развить самого себя.

Личность человека можно условно поделить на три основные зоны:

I зона — внутренняя, ядро личности.

Ядро личности — это те врожденные свойства человека, с которыми он вступает в мир. Содержанием этой зоны является феноменом, который можно открыть в себе, но нельзя изменить сознательным усилием. Есть содержание существующее только во внутренней зоне. В этой зоне находятся чувства, ощущения, потребности, воспоминания. Именно эта зона синтезирует потребности, направляет их и мотивирует личность. Внутренняя зона способна реагировать на мир без искажений. Однако полноценный контакт с ней — это редкий случай гармонии у человека.

II зона — средняя, оболочка личности.

Оболочка личности — это те изменяемые качества личности, которыми она приспосабливается к изменяющимся условиям окружающей среды, в том числе и социальной среды. Ее основная функция — адаптационная. В этой зоне живут наше восприятие, представления, социальные нормы и те возможности личности, при помощи которых можно достигать опознания и удовлетворения потребностей. В этой же зоне обитают все наши психологические защиты, интерпретации опыта и проекции. Посредством ее мы, защищаясь, бессознательно манипулируем и искажаем мир. В этой же зоне обитают все «не наши» истины, то что мы приняли в себя как феномен окружающей среды — без критической обработки и осознавания, без чувствования, как факт жизни.

Психоанализ занимается именно этой зоной личности. Гуманистическая психология — всеми тремя зонами.

III зона — внешняя, граница личности.

Граница личности — это та часть личности, которой мы вступаем в контакт с окружающим миром, со всем, что не есть Я. В этой зоне обитает наша Персона и те осознаваемые модели поведения, а так же наш Эго-Идеал — такое представление о самом себе, которому хотелось бы соответствовать, кем бы хотелось выглядеть в контактах с миром, с окружающей средой. Эта зона несет нам информацию из реальности. Через нее из социального мира мы принимаем или отказываемся принять ту информацию, которая содержит представления, мнения других людей о нас, их оценки наших поступков, качеств и нашей личности в целом. При помощи этой зоны мы обучаемся, овладеваем навыками и реализуем потребности. Т.е. обмениваемся со средой.

В этой зоне мы — феномены внешнего мира. Хотя и обладаем при этом скрытым большей частью внутренним содержанием. Бихевиоризм занимался только этой зоной. Гуманистическая психология, как я уже сказала выше — занимается всеми тремя зонами личности.

В гуманистической психологии принято не рассматривать человека отдельно от среды. Человек как социальное существо контактирует с другими, находясь в поле своего окружения, своей истории. И сущностью этого поля является целостность отношений личность-среда. Все это вместе и создает то феноменологическое поле, которое является предметом изучения гуманистической психологии. Гуманистическая психология, рассматривая человека, решает такие вопросы: КАК человек воспринимает мир, КАК делает выбор, КАК создает собственный опыт, КАК организует мир и самого себя в нем. Важно, что все это рассматривается не с точки зрения структуры — некоей застывшей композиции свойств личности, а динамично — с точки зрения процесса адаптации к ситуациям и развития личности на основе приобретения нового опыта.

Хотя в гуманистической психологии есть и понятие — замороженная феноменология, т.е. застывшие паттерны поведения, которыми личность реагирует ригидно (негибко) на изменчивую среду, не зависящее от среды однотипное поведение. Проблема замороженной феноменологии — это проблема средней зоны, ее низкой адаптивной способности. Человек с замороженной феноменологией прекратил процесс своего развития, он не обменивается с внешней средой. Между оболочкой и ядром личности отсутствует необходимое для развития взаимодействие и взаимообогащение.

А теперь попытаемся рассмотреть более конкретно на примерах четырех возможных уровней общения то взаимодействие человека с миром, с окружающей социальной средой, которое инициирует процесс развития личности уже взрослого человека.

В зависимости от дистанции, на которой люди общаются друг с другом, принято выделять 4 уровня общения. Хотя деление это условно и принято для удобства понимания. В реальности все четыре уровня общения могут быть смешаны и представлять собой единый феномен.

Уровень 1. Информационно-интеллектуальный.

На этом уровне главными движущими факторами сближения являются интерес и то впечатление, которое люди получают друг от друга.

Здесь мы контактируем границами личностей, нашими Персонами, сознательными моделями поведения. По соционике — это блок Супер-эго: КНС и ролевая функции.

На этом уровне источник нашей активности — жизнь, мир. То, что мы получаем — практический опыт общения со всеми людьми. Мы получаем обратную связь. И реализуем свои самые общие представления о людях и ожидания от мира людей.

Проблемы, возникающие на этом уровне, связаны с тревожностью, возникающей из-за недоверия к миру, полученного в результате детской травмы. Сформированный страх перед миром, искажает представления о мире и лишает возможности обретения нового опыта — человеку хочется сделать свою границу личности непроницаемой для внешних воздействий. К такому же приблизительно эффекту может привести недостаток общения с людьми или миром.

КНС и ролевая работают в этом случае как стражи, не допускающие новый развивающий опыт. И как внутренний ограничитель. А не как защитники от излишней агрессии мира, что происходит в случае благополучного развития и обретения чувства доверия к миру.

Уровень 2. Социальный.

На этом уровне главными движущими факторами выступают потребность во внешней оценке и социальном принятии. Тут же мы и сами выносим оценки окружающим и осуществляем выбор тех социальных контактов, которые наиболее приемлемы. Здесь развиваются такие отношения как партнерство, симпатии, флирт, приятельство, и многие традиционные формы контакта — родственные, религиозные, национальные, корпоративные…

И здесь мы реализуем потребность в принятии со стороны социального окружения. А так же сами строим свое социальное окружение.

С точки зрения психологии тут задействуются средняя и внешняя зона.

С точки зрения соционики — блоки Эго (целевая и творческая функции) и Супер-эго. Они взаимодействуют и помогают этим взаимодействием решать задачу выбора своей социальной среды в условиях изменчивого и разного в этой изменчивости мира. Так же на этом уровне мы продолжаем защищать себя от внешней агрессии. Но делаем это еще и интерпретируя поведение окружающих людей, а так же вынося им личностные оценки.

Проблемы этого уровня общения могут включать в себя проблемы предыдущего уровня и формироваться на их основе — в этом случае человек не переходит к нормальному функционированию блока Эго, постоянно оставаясь в напряженности информационного контакта с миром по Супер-эго, в состоянии постоянного недоверия, распространяющегося уже и на мир социальных связей.

Но так же проблемы могут сформироваться уже только на этом уровне. В числе самых актуальных проблем (а все я не буду рассматривать сейчас — это предмет для отдельного исследования) — недооценка окружающими качеств, значимых для самого человека, приводящая к потере его самоуважения; уничтожающие личность жесткие установки ближайшего социального окружения — что приводит к преобладанию оболочки личности над ее ядром; нехватка идентификаторов, т.е. людей, с которыми чувствуешь себя схожим) — приводит к ощущению изоляции.

КНС и ролевая в этом случае продолжают работать как стражи, а развитие блока Эго подвергается деформации. Человек видит иллюзорно людей, себя и интерпретирует их и свое поведение неверно, манипулирует посредством своих сильных функций. Возникает множество ригидных защит. Дальнейшее сближение с людьми замораживается, пребывая на манипулятивно-информационном уровне.

В случае благополучного развития и прохождения этой фазы развития Эго развивается во взаимодействии с Супер-эго, формируется устойчивое ядро личности и мобильная, гибкая оболочка для адаптации в социальных контактах. Человек подготавливается для перехода к следующему уровню сближения. Он умеет выбирать людей и обмениваться с миром людей качествами — обретать новые для себя, отказываться от старых на основе сознательного выбора собственной личности, ее ядра. И человек умеет выбирать те условия, в которых ему комфортно жить и развиваться. Но это пока выбор Эго и Супер-эго — контролирующих частей личности.

Уровень 3. Психологический.

На этом уровне человек реализует потребность в дружбе, принятии и непринятии. А так же потребность во влюбленности и поверхностных физических контактах — таких как рукопожатие, объятие, прикосновение, танцы и других, включая исследовательские сексуальные эксперименты.

Источником этого уровня общения являются более близкие контакты, связанные со сближением, узнавание друг друга, более ли менее длительными и глубокими отношениями, открытостью, эмоциями и даже чувствами.

И помешать всему этому великолепию человеческого общения могут те проблемы которые накопились за два предыдущих этапа социального развития. Проблемы эти уже окрепли, и превратились во внутренние конфликты. В силу динамичности процесса у человека всего два выбора — деградация в виде укрепления и ужесточения ригидных защит или развитие, связанное с избавлением от ригидных защит.

Внутренняя зона чувств, потребностей и ощущений находится под диктатом средней и внешней зон. И через этот диктат все самое живое в человеке пробивается с огромным трудом или с большим искажением.

Внутренняя зона, представленная блоком Супер-Ид (в соционике — детским блоком: суггестивной и референтной функциями) подавляется. И человек по сути лишается возможности испытывать свои желания напрямую. Желания проходят сквозь сито внутренней и внешней цензуры. (все перипитии этого процесса описать тут нет возможности). Человек приучается удовлетворяться манипулятивным способом. И основные проблемы выглядят как — неумение и невозможность общаться на близкой дистанции; страх отвержения; невозможность адекватно отреагировать негативный опыт; зависимости; неврозы; связи с неподходящими травмирующими партнерами и т.д. Искажается уже не только внешняя реальность, но и внутренняя.

При хорошей работе внутренней зоны человек научается доверять своим побуждениям, у его возникают желания, и энергия для их реализации. Он успешно выбирает подходящего партнера. Умеет и брать и отдавать в отношениях — обменивается и взаимодействует. Внутренняя зона, ядро личности находится во взаимообогащающем взаимодействии со средней зоной, адаптирующейся к изменяющимся условиям. Происходит необходимая интеграция личности, ее гармонизация. И человек становится готов к следующей — последней и самой близкой стадии общения.

Уровень 4. Психофизиологический.

На этом уровне человек реализует потребности в единении, длительной дружбе и любви как длительных развивающих и насыщающих отношениях. Потребности в самораскрытии и доверии конкретному человеку, но и потребность в одиночестве и адаптации к потере отношения или доверия.

На этом уровне человек может наиболее полно реализоваться как человек, т.е. во всем многообразии и глубине своей человечности. На этом этапе человек обретает максимум гармонии и интеграции собственной личности.

Здесь человек лучше и глубже всего познает и себя и другого.

Взаимодействие блоков Эго и Ид дает возможность глубоко чувствовать и ощущать. Познать все трудности и радости любви и секса. И благодаря именно такому глубокому чувствованию человек становится способен познавать мир и себя на совершенно ином качественном уровне.

Ну а проблемы в случае неблагоприятного развития тоже крепнут и становятся совсем невыносимыми в связи со сложностью актуальных задач. Это все многообразие проблем личности, знакомое психологам и психиатрам, да и просто врачам, поскольку возможна психосоматика. Это садистические отношения, отношения слияния, истерии, аногразмия и импотенция, неврозы, психотические и пограничные состояния, амбивалентные чувства, убийства и самоубийства и, увы, многое многое другое… К сожалению, на уровне близких отношений как нигде человек чувствует свою несостоятельность и уязвимость. И в по-настоящему близкие отношения люди вступают не так часто, как может показаться на первый взгляд. Чаще всего развитие отношений и общения заканчивается на социальном уровне. Влюбленность, симпатия как недолгий всплеск с переходом на уровень психологический и далее — спад и функционирование пары в рамках социальных стереотипов. Так люди защищаются от близких отношений, способных обострить внутренние проблемы и подвергнуть деформации внутреннюю зону.

Ну а те, кому повезло или те, кто проработал свои проблемы (везунчиков, попавших в благоприятные для развития условия среды, по статистике около 5%) или решил их, не прибегая к осознаванию (это тоже редко, но возможно), или самостоятельно — те ощущают полноту жизни, полноту своей человечности, единение с людьми и веру в себя.

Позже я собираюсь рассмотреть разнообразие видов или типов любви. Так же с привязкой к зонам личности и соционическим функциям. Тема животрепещущая и, думаю, актуальная для многих.

АвторЕлена Заманская

Обсудить статью на Социофоруме

Ловушки для интеллекта

Ловушки для интеллекта

интеллектВсем нам знакомы выражения: «вы так расстроены, возьмите отгул, все равно наделаете много ошибок», «в ярости он не владел собой», «от страха я ничего не соображала», «он обезумел от боли», «я была как в тумане».

Эти выражения довольно точно описывают состояние выключенности интеллекта или довольно явного сбоя его работы в условиях острого стресса.

Интеллект можно определить как механизм, принимающий, обрабатывающий поступающую информацию и принимающий решение о том, как поступить.

В вышеописанных ситуациях острых переживаний этот механизм давал сбой. Когда человек испытывает острый стресс, он перестает понимать, осмысливать, дифференцировать чувства и ощущения. Большая часть резерва психики направляется на обеспечение выживания и обретение равновесия. И способ переработки информации в таких острых ситуациях кардинальным образом меняется. Информация из окружающего мира продолжает поступать, и человек продолжает ее воспринимать, но захваченность собственными переживаниями не позволяет поступающую информацию адекватно обрабатывать, «раскладывать по полочкам», «разжевывать». Информация поступает в виде «информационного кома». Ситуация перестает быть тем материалом, из которого человек способен извлечь выводы и найти адекватный способ решения проблемы.

В таком состоянии весь непереваренный ком информации, со всеми событиями, неприятными ощущениями и тягостными чувствами (со всем комплексом внутренних переживаний) воспринимается без обработки, как будто записывается на пластинку. И информация поглощается человеком, остается в его пользовании в таком вот недифференцированном виде и сложна к осознаванию. А жизнь движется дальше. Запутанный клубок мыслей, действий, ощущений и чувств остается запутанным клубком не разлепленного комплекса внутренних переживаний и картины внешней действительности.

И следующее столкновение с похожей по каким-то параметрам ситуацией происходит по уже воспринятому сценарию – пластинка проигрывается вновь и человек вновь испытывает весь комплекс отрицательных переживаний, хотя ситуация может быть иной, она всего лишь похожа, но несмотря на это она снова становится травматичной для человека. И теперь уже эта, по сути новая ситуация вкладывается в уже имеющийся ком, клубок запутывается еще больше.

Эти ситуации внеинтеллектуальны, так как когда человек целиком поддается переживаниям, захвачен ими, у него не работает механизм переработки информации и решения проблем – интеллект. А ком становится больше благодаря способности мозга образовывать ассоциативные связи. К не пережитой и не переработанной до конца ситуации добавляется похожая, к ней еще похожая и так далее. Что-то смутное внутреннее выбирает за человека, решает его проблемы. И такое положение дел не добавляет уверенности, еще больше увеличивает тревогу, а тревога подавляется, ведь человеку нужно жить дальше, функционировать, решать проблемы, несмотря на наличие стрессов – жизнь требует этого.

Таким образом в интеллектуальной деятельности человека возникают своеобразные ямы и выбоины, такие части внутренней картины мира, которые человеку не известны доподлинно, не разъяснены, не пережиты, не прочувствованы, не осмыслены. Это и есть своеобразные ловушки для интеллекта – такая реакция человека на события внешнего мира, когда включается внеинтеллектуальный способ решения проблем. И способ этот стереотипен, не гибок, похож на своеобразный костыль, при помощи которого человек преодолевает сложный для себя участок жизненного пути.

Но неужели это так серьезно мешает интеллектуальной деятельности?

По оценкам американских психологов, среднестатистический взрослый человек, добившийся в жизни успеха, использует всего 10% исходных ресурсов своего интеллекта. Остальные 90% расходуются на поддержание и воспроизведение стереотипов поведения и чувствования, сложившихся благодаря не переработанной интеллектом информации о прошлых неприятностях и перегрузках.

Испытав стресс, человек создает модель поведения не столько решающую проблему как таковую, сколько избавляющую от тягостных переживания и мыслей. Модель при столкновении с реальностью со временем становится стереотипом. Человек перестает чувствовать стресс, включая созданный стереотип, автоматически защищающий от перегрузок и привычно решающий проблему. И таким образом человек раз за разом воспроизводит прошлый опыт, контактируя с ситуацией не как с новой, а как со старой.

Причем большая часть готовности к стереотипному действию скрыта, пластинка ждет своего часа, чтобы включиться. А запутанный ком пребывает внутри, принося привычный и уже не ощущаемый дискомфорт, но еще больше запутываясь год от года.

Стереотипные действия блокируют потенциал человека, снижают его интеллектуальную активность, но не определяют его поведение, пока ситуация не напомнит предыдущие (и изначальную) стрессовые. Например, запись «страх перед публикой» или «боязнь близких отношений» включаются лишь локально – в присутствии стрессогена. Только тогда, когда нечто внутри нас опознает ситуацию как похожую. И пластинка определяет поведение в сходной ситуации.

Признаки такого состояния интеллекта можно косвенно определить как:

  • От решения проблемы человек не получает удовольствия
  • Не испытывает интереса к проблеме
  • Не возникает состояние творческой активности и желания решать проблему
  • Мысли, чувства, ощущения и другие проявления интеллекта замораживаются, какое-то из них или несколько отключаются, реакции теряют живость.

Состояние нетворческой реактивности в противовес творческой активности с присущей ей инициативой в поиске решения и обработке информации до обретения ясности, к счастью, не является фатальным. Хотя от стрессов уберечься невозможно.

Но подчиняют стереотипам свою жизнь, свое поведение далеко не все люди. У всех нас есть свои стереотипы, свои погружения в туман, но у кого-то их больше, у кого-то меньше; у кого-то они лишь мешают интеллекту совершенно свободно творить или закрывают часть информации (не давая возможности получать целостную картину происходящего), а у кого-то серьезно блокируют весь интеллект (человек воспринимает информацию искаженной, соответствующей набору собственных стереотипов).

Процесс наращивания кома не переваренных событий и упрочения стереотипного, непроизвольного поведения (Ф.Перлз) может быть обратим. Интеллект и способность к творчеству могут быть восстановлены, если человек проделает определенную работу.

Если он научится распознавать те пластинки, о которых было рассказано выше; если захочет научиться переживать до конца свои чувства и ощущения, отделять их от мыслей, а мысли от действий. Если создаст благоприятные условия для работы своего интеллекта. Отнесется к себе с вниманием и заботой, поверит, что жить можно с удовольствием, воспринимать проблемы как интересные задачи, искать свои способы их решения. Если обнаружит те ситуации, которые служат выключателями для интеллектуальной активности. И взглянет на них по-новому, создав себе для этого подходящие условия.

Отдельно хотелось бы сказать о внешних факторах, способствующих формированию активной интеллектуальной жизненной позиции. А так же о тех факторах, которые эту активность способны заблокировать.

Первый из могущественных факторов, влияющих на способность человека пользоваться собственным интеллектом – переживание эмоций до конца.

Социальные стереотипы воспитания послушных, управляемых детей не позволяют детям спонтанно выражать эмоции и познавать их. Родители тут же бросаются или утешать, или ругать, или каким-то образом вмешиваться в процесс эмоционального реагирования, прерывая его, лишая ребенка возможности увидеть и почувствовать конец этого процесса. Узнать, что чувства имеют не только начало, но и конец. Научиться опираться на чувства как на необходимую часть информации, поступающую для работы интеллекта. Научиться использовать чувства для оценки ситуации и выбора решения.

Взрослые люди не менее настойчиво не позволяют друг другу выплакаться или рассердиться. И это одна из причин, по которой мы, цивилизованные культурные люди, не находимся в контакте с чувствами. Мы постоянно вынуждены их прерывать. Что приводит к необходимости давиться эмоциями, проглатывать их, заталкивать внутрь себя как нечто грешное, запрещенное, неприятное окружающим. Но подавленные чувства не исчезают бесследно, освобождают человека только лишь чувства пережитые до конца. Естественно закончившиеся и столь же естественно регулируемые (перерабатываемые и используемые) человеком. Принимаемые окружающими. Людей, не боящихся собственных эмоций и позволяющих другим открыто выражать чувства, к сожалению, довольно мало. И практически в каждом из нас есть ком, частично состоящий из не пережитых чувств, накрепко соединенный с недодуманными мыслями, не пережитыми ощущениями и недоделанными делами.

Ну а если мы не научаемся чувствовать, тогда стресс для нас – слишком серьезное испытание. Ведь мы сталкиваемся не только с неприятной ситуаций, но и с неизвестным собой. Чувства захватывают, страшат и мы стремимся подавить их. Не научившись с детства взаимодействовать со своими чувствами, мы спешим чувства подавлять, не дожидаясь обретения внутреннего равновесия, комфорта, и избегать ситуации, способные принести чувственный дискомфорт. А ведь это именно те ситуации, которые развивают интеллект. Но вместо этого привычнее включить старую заезженную пластинку, сведя новую ситуацию к травматично окрашенной старой.

Восстановительная процедура здесь заключается в обретении контакта с чувствами, обретении умения различать собственные чувства и лояльно к ним относиться. Чувства способны возродить взрослого человека, придать интерес его интеллектуальным занятиям, оживить творческую активность.

Второй важный фактор, способствующий активности интеллекта, — контакт со своими телесными проявлениями.

В этот аспект человеческого бытия культура так же привнесла свои запреты и ограничения. Современный человек лишен возможности испытывать весь спектр ощущений, который был доступен нашему не столь отдаленному предку. Например, ощущения холода до дрожи или сколько-нибудь продолжительного чувства голода практически исчезли из опыта повседневной жизни. Нам не хватает движений. Приучение к гигиене отторгает нас от естественных запахов человеческого тела, а так же от естественных физиологических ритмов. Мы с самого раннего детства вынуждены приспосабливаться под общий режим, следовать моде, нося не слишком удобные вещи, дышать загрязненным воздухом и глотать таблетки при малейшем телесном дискомфорте. И все эти приметы цивилизации, с одной стороны, дают нам стабильность и ощущение безопасности, защищенности, но с другой, — не додают нам ощущений такого количества и качества, которые могли бы научить нас ориентироваться в мире и слышать себя. И благодаря такой своеобразной недостаче впечатлений многие из нас совершенно беспомощны перед стрессом. А большинство из нас не знакомы со своими телесными реакциями на отличающиеся от привычных внешние и внутренние раздражители.

Психологическая напряженность, возникающая от вынужденной работы над поддержанием общественно заданных стереотипов, настолько высока, что встреча с немного изменившимися внешними условиями, вызывает тревогу, повышенный уровень которой выключает, а не включает интеллект.

И поэтому в интересах живой и активной деятельности интеллекта – не удовлетворяться тем стереотипным набором ощущений, который предоставляет цивилизация. И если вам удастся познакомиться ближе с ощущениями и состояниями телесного комфорта и дискомфорта, научиться отличать одно от другого, научиться выбирать свое: свой режим, свою пищу, удобную вам одежду, необходимые вам (а не только социально приемлемые) ощущения — количество стрессогенных факторов уменьшится. И тот барьер, за которым наступает выключение интеллекта, для вас будет существенно более высоким. Устойчивость к стрессу увеличится. И одна из ниточек, составляющих ком не переваренных событий станет нитью, указывающей путь и помогающей выбирать поведение. Ощущения принесут свою часть информации интеллекту и помогут обработать ее, не прерывая контакта с телесной жизнью. Пять чувств будут работать на обеспечение гибкости и активности вашего интеллекта.

И последний фактор, на который хотелось бы обратить внимание – это фактор сугубо социальный. Он связан с тем способом, которым мы обучаемся интеллектуально функционировать.

В этом отношении у нас тоже образуется своеобразный стереотип. Начиная со школы, интеллект работает в основном на поглощение информации. Мы привыкаем глотать куски информации. Которые всего лишь необходимы. И это глотание порой связано и с сопровождающими негативными эмоциями, с неприятными ощущениями, со стрессами, обусловленными вынесением и проставлением оценок. Все это присуще процессу обучения, является социальной нормой, оправдано существующей системой образования и привычно. Но часть интеллектуального процесса остается без применения и, следовательно, с ней большинство из нас тоже мало знакомо. Речь идет о самостоятельном «пережевывании», т.е. переработке информации и принятии решения как с ней поступить, нужна она или не нужна.
Учащиеся запоминают информацию, мыслят, решают задачи, но им эта информация предоставляется в виде заданий, выполнение которых затем оценивается. Свободный, произвольный контакт с информацией остается малодоступен, время загружено заданным. Информационные события стандартизированы, стереотипны. Интеллекту не на чем развернуться произвольно. Основная задача — не переваривать, а поглощать. Нет возможности выбирать и отказываться. Приходится заставлять себя изучать все предметы без выбора, без разбора.

И несмотря на то, что стрессы при обучении чаще всего не являются острыми, но их постоянный характер способствует формированию привычки к фиксированию стереотипа.
Удовольствия от живой интеллектуальной деятельности маловато, желания решать задаваемые проблемы еще меньше, возможности к самостоятельной активной интеллектуальной работе учащийся практически не имеет (если учится в обычном учебном заведении системы среднего и высшего образования). И с таким багажом многолетней привычки человек выходит в жизнь, туда, где ему предстоит столкновение с ситуациями острого стресса. А способ интеллектуальной обработки поступающей информации в таких условиях не освоен. Поэтому нет ничего удивительного в том, что большинство людей мыслят стереотипно, не пользуясь всем потенциалом своих интеллектуальных способностей и избегают ответственности за выбор решения.

Зная о механизме формирования стереотипов поведения, чувствования и мышления, можно изменить привычный подход к получению и переработке информации. И сделать это можно в любом возрасте, при любом уровне образования, независимо от того, как долго действовали стереотипные подходы.

Познакомившись с только вам присущими чувствами, ощущениями, научившись отделять их от мыслей, освобождая мысль для творческого поиска, подключив эти резервы, можно обнаружить живейший интерес к проблемам вместо привычной необходимости. Можно получать большое удовольствие от растущих проявлений собственной творческой активности и в конечном итоге решать проблемы не только интеллектуальные, но и житейские — эффективнее, с минимум попаданий в ловушки для интеллекта. Радоваться новому, незнакомому и уверенно чувствовать себя в процессе творческой интеллектуальной деятельности.

АвторЕлена Заманская

Обсудить статью на Социофоруме

Встреча с гештальтом

Встреча с гештальтом

гештальтНебольшое вступление

По прошествии года занятия гешьтальт-терапией я понимаю, как много она мне дала. Первоначальный смутный интерес к представлениям и методам Фрица Перлза, его уникальной личности, воспринимаемой мной как бытие человека, с дополняющими мои качествами, перевоплотился в интерес предметный, а затем в живой и полезный опыт узнавания «другой стороны луны». Та острота различий в восприятии мира и себя в мире, которая существовала поначалу при первом знакомстве с его книгами, сменилась на другую – остроту интереса и попытки постичь и приобрести этот, столь необходимый и многообещающий опыт.

Приходя на обучающий тренинг по гештальт-терапии, я осознавала свою слабость, свою неприспособленность к восприятию мира через то, что является основой гештальта по Перлзу: ощущения и навык ими пользоваться в повседневной жизни практически отсутствовали в моем осознавании. Поэтому мне было страшновато и волнительно. Но несмотря на то, что опасения стали реальностью – действительно оказалось сложно «видеть то, что видимо, слышать, то, что слышимо» и работать с этим, сегодня я чувствую себя гораздо увереннее. Фантазия добавляла страха, реальность оказалась более комфортной. И думаю, что это было моя основная личная задача в процессе тренинга – отличать фантазию и реальность. Обживать реальность, вступать в контакт с ней.

Процесс оказался интересным и временами даже захватывающим, если говорить о переживаниях, а результат – впечатляющим для меня. И сегодня я с удовольствием вспоминаю дни проведенные в тренинговом процессе, использую в работе и жизни то, что сумела приобрести в нем.

Свое общее впечатление мне хочется выразить сказочной метафорой, потому что происходившее и происходящее со мной на гештальте действительно похоже на одну сказку . Попав на тренинг, сначала я была как в темном и холодном лесу – об этом говорили мои сомнения. Как героиня сказки «Двенадцать месяцев» я искала подснежники, но не была уверена, что это мой выбор, мое желание. Направляла меня в этот темный лес, скорее, внутренняя «мачеха» необходимости и недостаточности. И я довольно смутно представляла себе – что это за подснежники, как они выглядят, как пахнут, каковы на ощупь, но главное – что делать, чтобы их найти и что делать с ними дальше. Но попав к нашему «костру» — в наш круг, я забыла о первоначальной задаче. Происходившее на поляне вокруг костра было важнее, больше и насыщеннее! И не только потому, что там горел огонь настоящих чувств, согревающих или обжигающих.. Еще и из-за того, что каждый из девяти месяцев давал опыт изменений, открытий в себе, в других и мире вообще. Каждый месяц нас ждал другой мир. Мир становился другим, хотя и оставался тем же. И мы становились другими, вернее, узнавали о себе другое, настолько разное, насколько лето может отличаться от зимы, а весна от осени. И в каждом из «времен года» было очень полезное содержание. Общий же вектор развития я бы назвала – размораживание и отогревание души.

Этот опыт оказался настолько важным для меня, что описать его по-настоящему могут только теплые чувства благодарности и предвкушения, связанные с будущей работой на следующих ступенях тренинга и в жизни.

А как же подснежники? А они растут. Это живые цветы. Я научаюсь заботиться о них, получать от них удовольствие и делиться ими. Подснежники тоже преобразовались. Они стали МОИМИ цветами, а не цветами, которые я должна кому-то принести.

И этим небольшим вступлением мне хочется предварить основные теоретические представления гештальт-терапии. Зачем? Наверное, для того, чтобы в стройных и холодных лесах теории, показать тот живой спонтанный огонек, который существует в гештальт-терапии. Отклик души, тела, личности на его живое горение – это то, чем и занимается наше направление психотерапии. В действии и взаимодействии все гораздо легче и проще, чем выглядит в теории. Но еще и насыщеннее, и объемнее.

АвторЕлена Заманская

Обсудить статью на Социофоруме

Молитва Перлза

Молитва Перлза

молитваЯ делаю свое дело, а ты делаешь свое дело.
Я живу в этом мире не для того, чтобы соответствовать твоим ожиданиям.
И ты живешь в этом мире не для того, чтобы соответствовать моим ожиданиям.
Ты — это ты.
А я — это я.
И если нам случилось встретить друг друга — это прекрасно.
А если нет — этому нельзя помочь.

Обсудить на Социофоруме