Ранний детский аутизм

Ранний детский аутизм

Ранним детским аутизмом (от греческого  слова autos — «сам») называют аномальное  психическое развитие ребенка, характеризующееся главным образом особенностями в сфере контакта с окружающими людьми и миром в целом.  Начиная с первого научного описания  симптомов  11 случаев аутизма  (Л. Каннер, 1943),  среди которых выделялись врожденная неспособность ребенка к установлению аффективного контакта посредством взгляда, мимики, жеста; стереотипность поведения;  необычные реакции на раздражители (дискомфорт или поглощенность впечатлениями); нарушения речевого развития; раннее проявление заболевания, научный интерес к пониманию причин этого редкого и загадочного расстройства неуклонно растет.

Однако, несмотря на существенное расширение клинической картины  аутизма, выделение в отдельные нозологические единицы нескольких «синдромов аутистического спектра»  (детский аутизм,  атипичный аутизм,  синдром Аспергера и др.),  однозначных ответов на вопросы  «Что такое аутизм?», и с чем связано возникновение особенностей развития в случае аутизма, не существует. Проявления заболевания – лишь внешние выражения состояния ребенка, понять которые порой не под силу даже его родителям.

Один ребенок разговаривает, обнаруживает одаренность в одной или нескольких областях, другой лишь вокализирует, произносит отдельные слова и не проявляет никакого интереса к тому, что предлагается ему окружающим миром. Спорно объединять таких детей под общим титром «аутизм», руководствуясь только набором необходимых для постановки диагноза симптомов.  Однозначно можно сказать только то, что у детей- аутистов  особые отношения с окружающей нас действительностью, они иначе воспринимают явления, действия, даже предметы с очевидным для нас функциональным значением . Например, ребенок может долгое время однообразно вертеть в руках карандаш, быть полностью поглощенным этим занятием, потому что в его психическом мире это вовсе не карандаш, а некий предмет, который, возможно, является продолжением его собственного тела, и, с помощью действий с этим предметом, ребенок  устанавливает отношения с самим собой. А это значит, что в попытках социализировать и адаптировать таких детей к окружающей действительности, дать им собственное, социально принятое представление о действительности, теряется возможность  заглянуть по ту сторону  аутизма, в особый мир, созданный самим ребенком.

Понимать ребенка слишком быстро, приписывать его действиям «культурные, общественные» значения, значит не признавать его как субъекта, отказать ему в праве на собственный путь к пониманию себя и своего места в мире. В случае такого подхода можно «обучить» аутичного ребенка действиям в тех или иных ситуациях, даже научить говорить «подходящие» фразы в нужных местах разговора, однако не уподобляем ли мы его при этом механической машине? Психоаналитическая работа с аутизмом исходит из индивидуального подхода к каждому конкретному случаю, руководствуясь не столько знаниями специалиста, а тем, что сам ребенок позволяет о себе узнать. Это не значит, что ребенку не нужна помощь, однако помочь здесь можно только отказавшись от нашего стандартного «понимания», позиции «знающего как должно быть». Только не понимая, что происходит с ребенком, задаваясь вопросом, чем является для него то или иное действие, тот или иной предмет, то есть, только позволив ребенку «научить» нас его понимать, можно вместе с ним исследовать те «странности», которые он демонстрирует в поведении. Обратить его внимание на собственные действия – значит обозначить что-то для него самого, что-то, что он сможет встроить в свой собственный мир, чтобы лучше понять окружающий.

Автор – Замятина Ирина

Статья также размещена на Голосе

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *