Отношения со сверстниками

Отношения со сверстниками

Насколько важны для ребенка в этот период взаимоотношения со сверстниками? С одной стороны они во многом опосредуются взаимоотношениями с учителем, то есть принимаемый им ребенок будет популярен среди школьников. И, наоборот, отвергаемый педагогом ребенок вероятнее всего станет классным изгоем.

─       Кать, а у вас в классе все ребята хорошие?

─       Нет, есть и бестолковые, ну, например, Васька Лисицын.

─       А почему ты считаешь, что он бестолковый?

─       Ну, это его так учительница называет.

─       А почему?

─       А у него в тетрадках сплошная грязь, и почерк ужасный, читать невозможно.

(С Катей семи лет беседовала Еремян Ж.)

С другой стороны, младшие школьники — это все еще дети, которым необходимо играть. Поэтому невозможность пообщаться, а значит, и поиграть с ребятами воспринимается остро.

─       А в какие игры вы играете?

─       Да в разные. В прятки. Вчера в дочки-матери играли. На резиночках прыгали. А еще в школу играем. Только Танька-двоечница ничего не знает, а еще хочет учительницу играть.

(С Катей семи лет беседовала Баранова Л.)

─       Однажды на продленке мы устроили себе на дереве наблюдательный пункт: набрали досок, коробок, прикрепили их к веткам. Один пацан принес из дома бинокль, и мы наблюдали за прохожими.

(С Вовой десяти лет беседовала Слученкова О.)

─       А во что вы сейчас девочками играете?

─       В дочки-матери. Я — мама, я забочусь о своих девочках.

─       А папа в вашей игре есть?

─       Нет, папы у нас нет. Да и не нужен он нам. А зачем? Я и сама со всем справлюсь. Я — богатая мама.

(С Юлей восьми лет беседовала Иванова О.)

Примерно со второго-третьего класса дружба между детьми начинает постепенно освобождаться от влияния взрослых. Дети оценивают привлекательность сверстников уже по собственным критериям.

─       У меня в классе есть один мальчик, который все время дергает Марину за косички. А ей больно. Я за нее заступилась. Дала ему сдачи, а он расплакался. Зато теперь он к Марине не пристает. Но я же правильно сделала, ведь она моя лучшая подруга.

(С Лизой восьми лет беседовала Орлова И.)

─       С кем ты дружишь в школе?

─       Ну, конечно, с мальчишками, так как девчонки совсем не то.

(С Кириллом семи лет беседовала Солдатова Е.)

Общение происходит в основном в однополых группах: девочки с девочками, мальчики с мальчиками. Хотя детский игровой интерес к противоположному полу сохраняется, включая в себя любопытство к половым органам друг друга.

─       Привет. Костик.

─       Привет. Знаешь, Маш, я тебя люблю…еще я, правда, люблю другую Машку, Женьку. Ну, тебя сильнее. Вот вырасту и женюсь на тебе.

─       Ты что, я уже буду старая для тебя.

─       Ничего не старая. Женюсь и все. Прикинь, мою мамку как-то в школу вызывали.

─       А что ты натворил?

─       Ты что? Нет. Я просто с девчонками целовался. Только не думай, что в щечку, нет. По-настоящему.

─       Кто же тебя научил?

─       Никто. Я в кино видел. Хочешь, покажу?

(С Костей восьми лет беседовала Иванова М.)

Когда мы на физкультуре раздеваемся, мальчишки всегда подглядывают. А почему бы нам не посмотреть? …Я мальчиков голыми видела. Когда проходила мимо раздевалки, там на корточках сидел голый мальчик.

(С Юлей восьми лет беседовала Никитина С.)

И в заключение обсуждения факторов риска нарушения психологического здоровья в младшем школьном возрасте хочется упомянуть одну из важнейших проблем — проблему сохранения «внутреннего Ребенка». Преобладание в традиционной системе школы обучения по образцам, поощрение значимыми взрослыми в ребенке «взрослых качеств» и наказание «детских» может привести к потере контакта с «внутренним Ребенком». Однако, по мнению К. Юнга, именно Ребенок прокладывает путь к будущему преобразованию личности, синтезирует противоположности (качества характера) и высвобождает новые возможности, придающие жизнеспособность человеку. Ребенок умеет радоваться, бескорыстно любить, он оптимист, умеет «видеть сердцем». Потеря контакта со своим «внутренним Ребенком» может обернуться не только существенными нарушениями психологического здоровья, но и приведет к снижению способности к творчеству и продуктивности. Именно об этом писал Антуан де Сент-Экзюпери, когда рассказывал о летчике, показывавшем всем своим знакомым рисунок удава, проглотившего слона. Он задавал всем один и тот же вопрос: «Что изображено на рисунке?» Но все отвечали стандартно: «Шляпа». И летчик прятал рисунок обратно.

Действительно, многие взрослые забыли о существовании Ребенка в себе, расплачиваясь за это потерей вкуса, радости к жизни. Поэтому взрослым имеет смысл начать с себя, а потом бережно поддерживать искреннего, спонтанного, интуитивного Ребенка в наших детях.

Автор — Хухлаева Ольга

Отношения с учителем

Отношения с учителем

Но особо значимы для младшего школьника взаимоотношения с учителем. На него изливается часть любви, которая отрывается от родителей (особенно в первом классе). Можно сказать, что ребенок обожествляет учителя, считает его совершенством. Учитель, по его мнению, знает и умеет абсолютно все, не должен иметь никаких недостатков.

─       Ты знаешь какую-нибудь смешную игру?

─       Даже не знаю. Надо подумать.

─       Ты должна все знать.

─       Почему?

─       Ты же на учительницу учишься. Значит, должна знать все и обо всем.

─       Но все и обо всем знать невозможно.

─       А ты должна!

( с Ирой девяти лет беседовала Арбузова Н.)

─       Как ты думаешь, как училась твоя учительница?

─       Она лучше всех училась. Она много знает и нам рассказывает.

(с Олей восьми лет беседовала Малышева Е.)

Часто учитель становится для ребенка объектом подражания. Он замечает мельчайшие детали прически, одежды любимого учителя и даже типичные жесты и позы.

─       А еще у нашей учительницы на пальце кольцо с часами. Я у мамы прошу купить такое же. А она говорит, что я маленькая. Ну, какая же я маленькая? Я уже во второй класс хожу. А еще она все время с распущенными волосами ходит. Я тоже так хочу. А нам в школе не разрешают, заставляют в бантиках ходить.

(С Катей семи лет беседовала Баранова Л.)

─       Тебе нравится учиться?

─       Очень. Так интересно с Еленой Вячеславовной. Я когда вырасту, буду учительницей, как она.

(С Ритой семи лет беседовала Тараскина К.)

Учитель во многом определяет мнения, стремления младшего школьника. Глазами учителя ребенок видит себя, сверстников, школьную жизнь.

Мне не нравится в школе, что мальчишки Анну Павловну расстраивают. Надо, чтобы все были хорошие и послушные.

(С Дашей семи лет беседовала Волокова А.)

Учительницы должны быть серьезными. И они так говорят, чтобы все обращали внимание только на нее, ни на что больше. На доску. На нее. Все! Больше ни на кого! Кто входит — должны вставать. Не встанут — значит такой класс невнимательный. Вот так вот.

(С Антоном восьми лет беседовала Чекунова Н.)

Поэтому оценка учителя для ребенка особо значима; она может способствовать формированию у него уверенности в себе или же, наоборот, чувства собственной неумелости, беспомощности. Последнее может порождать у ребенка обиду и даже злость.

Мне в школе хорошо, правда по утрам приходится рано вставать. Но зато меня вчера учительница похвалила. Я первый в классе задачу решил.

(С Витей семи лет беседовал Телепов А.)

─       Тебе нравится в школе?

─       Да, нравится. У нас такая учительница хорошая. Она меня все время хвалит.

─       У тебя, наверное, все получается?

─       Да, почти все. Вот только в прописи некоторые буквы плохо получаются. Но я стараюсь их красиво писать. И учительница говорит, что скоро они у меня тоже получатся.

(С Викой семи лет беседовала Кормилицына М.)

─       Сережа, ты был сегодня в школе?

─       Был.

─       Ну и как там?

─       Мы там лепили сегодня… А математичка просто какая-то тупая. Она знаешь, что сделала? Она нам целых три упражнения задала. Я не буду их делать! Она плохая! Ее никто не любит! Она всех достала! Не буду ничего делать. А ее убил бы. Если бы у меня пистолет был бы. Таких не должно быть!

(С Сережей восьми лет беседовала Никитина О.)

Действительно, учитель, с одной стороны, любим, уважаем, но с другой, нередко внушает страх, являясь источником столь болезненно переживаемой ребенком оценки. В норме в младшем школьном возрасте начинают активно развиваться социальные страхи: страх не соответствовать общепринятым нормам, образцам поведения (страх сделать что-то не так, опоздать и т.п.). Появляется опасность перерождения нормальных страхов в невротические, и первым признаком этого можно назвать появление страха перед учителем.

Необходимо помнить также, что в младшем школьном возрасте должна произойти дифференциация значимых фигур. Началом этого процесса (обычно это начинается во втором классе) является стремление ребенка заметить и обсудить достоинства и недостатки педагога, окончанием — умение сравнивать своего педагога с другими педагогами и родителями.

─       Как дела в школе, Стас?

─       Никак…плохо…опять эта дура-учительница меня наругала. Не понимаю, за что она меня ненавидит. Все хихикают. А замечание только мне делает. Какая же она бестолковая, прибить мало!!1 А еще она ко мне на перемене сегодня приставала: «Стас не бегай! Стас, не бегай!» А я знаю, она мне просто завидует. Она толстая и как я бегать не умеет. А если она побежит, то у нас в школе пол провалится.

─       Сегодня вам много задали?

─       Нет или да, не знаю. Но сегодня я делать ничего не буду. Я в отпуске и ты ко мне с уроками не приставай. (Стас грозно на меня посмотрел.) О, забыл сказать. Сегодня я на физкультуре самый первый прибежал. Все девчонки на меня смотрели, даже Катя!

─       Тебе же Вика нравилась?

─       Я ошибся. Вика — дура. Она вчера «тучу» получила. Она тупая. А Катька — так себе. Она похуже меня учится. Но ничего, она «тучи» не получает.

Стас задумался и замолчал, а потом почти шепотом сказал мне:

─       Смотри, там бабушка идет с большими сумками. Хоть учительница и дура, но старым надо помогать, тут я с ней согласен.

(Со Стасом семи лет беседовала Гадалова Л.)

Таким образом, для сохранения психологического здоровья ребенка необходимо помочь ему избежать развития страха перед учителем, помочь увидеть учителя как обычного человека со своими достоинствами и недостатками, и как следствие этого — принять его.

Автор — Хухлаева Ольга

Отношения с родителями

Отношения с родителями72-10

Теперь рассмотрим изменения в общении ребенка с родителями, которые характерны для  начального периода обучения ребенка в школе. Можно сказать, что в это время родители как бы становятся «новыми людьми», поскольку во многом взаимоотношения родителей с ребенком теперь опосредуются школой. Как отмечает А.И. Луньков (1995), если родитель понимает сущность изменений в ребенке, то статус ребенка в семье повышается, и он включается в новые взаимоотношения. К сожалению, чаще отношения между ребенком и родителями становятся более конфликтными.

─               Здравствуй, Миша.

─                  Здрасьте.

─                  Чем занимаешься?

─                  Уроки делаю.  Надоело. Я не успеваю прийти из школы, а меня все ругают и заставляют целый день делать уроки.

─                  А ты не хочешь?

─                  Я хочу гулять с мальчишками во дворе. Хочу играть в футбол. Я хочу стать футболистом. Но из-за этих уроков… — Миша заплакал и убежал в другую комнату.

(С Мишей семи лет беседовала Орлова М.)

…Ненавижу, когда бабушка с мамой заставляют меня делать уроки. Прихожу с продленки, хочу спать. А они требуют. Чтобы я все сделала. Иногда плачу из-за этого.

(С Аней восьми лет беседовала Разживина А.)

У родителей может актуализироваться собственный страх перед школой. Корни этого страха лежат в коллективном бессознательном, так как появление учителей на социальной арене в древности было знаком того, что родители не всемогущи, их влияние ограниченно (см. Луньков, 1995).

Следует также иметь в виду, что многие современные родители стремятся удовлетворить свое социальное честолюбие через школьную успешность ребенка. Становится престижным не только иметь загородный дом и иномарку, но и ребенка, который учится в гимназии, лицее, дорогой частной школе или, в крайнем случае, в классе с каким-нибудь уклоном и обязательно на «пятерки». Соответственно ребенок обязан достигать успехов, чтобы соответствовать ожиданиям родителей. Успешность награждается любовью, неуспешность приводит к ее лишению.

…Я недавно получила «двойку» по контрольной. Мама со мной поссорилась. Я в последнее время стала часто приносить «двойки»! Мы с мамой как бы удаляемся друг от друга, потому что наши отношения зависят от того, как я учусь. Если я получу «пять», мы с ней разговариваем, вместе гуляем с собакой. . А если получу «два», мы с ней как чужие. Мне становится обидно, так как хотелось бы, чтобы у нас всегда были дружеские отношения.

(с Машей девяти лет беседовала Доронина М.)

Такого ребенка часто можно узнать по одежде: он одет, как кукла, не всегда в удобную, но обязательно дорогую одежду. Получается, что он вынужден жить желаниями своих родителей, а не своими. Однако наиболее тяжелой является ситуация, когда предъявляемые родителями требования не соответствуют возможностям ребенка. Она становится фактором риска и может привести к нарушениям психологического здоровья.

На взаимоотношения с родителями помимо школы влияет переход ребенка в так называемый латентный возрастной период. Происходит разочарование в родителях, их идеальный образ развеивается. Признаком этого процесса становится появление детских фантазий, в духе «семейных романов» — ребенок считает, что он не родной, а усыновленный. Следует отметить возможные осложнения этого периода: возможно, падение интереса к школе, появление школьных страхов и тоски по дому. Кроме того, усталость детей вследствие школьных перегрузок может приводить к регрессивному поведению. Они начинают вести себя как маленькие дети, отвечают агрессивными выпадами или требуют нежности и ласки. Такие проявления – нормальные защитные реакции, помогающие снять усталость, но если регрессии проявляются регулярно, они могут перерасти в патогенные факторы (вызвать агрессивность, плаксивость). Таким образом, от родителей требуется чуткость и понимание потребностей детей, в противном случае становится вероятным развитие тех или иных нарушений психологического здоровья.

В младшем школьном возрасте дети начинают постепенно оценивать реальные качества своих родителей, а к концу 4 класса в преддверии подросткового возраста у них может появиться желание спорить с родителями, действовать наоборот.

Я хочу, чтобы дети были как взрослые, а взрослые — как дети. Тогда бы я командовала: «Выпрями спину, одевай капюшон, когда гуляешь. Уроки быстрей учи».

( С Люсей девяти лет беседовала Котова Е.)

Сына в последнее время как будто подменили. Раньше был такой ласковый, добрый, во всем меня слушался. А теперь не ребенок, а комок негативных эмоций. С отцом постоянно спорит. Пытается доказывать свою правоту. Стал краснеть и отворачиваться, когда я его целую, особенно в присутствии посторонних. А приходя из школы, каждый раз разбрасывает свои вещи. И на мои просьбы убрать отвечает с раздражением, что уберет позже. Тем самым он как будто пытается сделать мне вызов своим поведением. Я в ответ не могу сдержаться и начинаю на него кричать. В результате ничего хорошего из этого не выходит.

(С мамой Сережи девяти лет беседовала Лисова К.)

Я еще я хочу быть хорошей девочкой. Когда я вырасту, я не проколю себе в носу сережку.

(С Лизой восьми лет беседовала Серякова К.)

Автор — Хухлаева Ольга

Младший школьный возраст

Младший школьный возраст

Начало обучения в школе – один из наиболее значимых моментов в жизни человека. Дети обычно долго39bec16b3a7b608f62dd633d5117362e ждут этого события, ждут одновременно с радостью и волнением.

─                   Ты помнишь, как первый раз пошел в школу? Какие у тебя были чувства?

─                   У меня такие… взволнованные были чувства. Меня там еще до школы учили, как надо цветы давать. Я вместо цветов брал зонт. И я маме давал как учительнице. У меня все не получалось. Я так взволновался, что всю ночь не спал.

─                   Ты всю ночь думал, как цветы подарить?

─                   Да, думал, как я вообще в школу пойду. Я представлял, что там будут большие ребята, больше меня. А учительница, мне казалось, будет строгая. Сильно строгая. С указкой ходит там и за ухо будет всех поднимать.

(С Антоном восьми лет беседовала Чекунова Н.)

В древности начало систематического обучения считалось периодом качественного изменения состояния, своеобразной точкой перехода к новому состоянию. Помимо начала ученичества такими точками являлись рождение, взросление, женитьба (замужество), смерть. Простое сопоставление событий, которые находятся в одном ряду с началом учения, подчеркивает то значение, которое придавалось последнему в традиционной культуре.

Сегодня же, на наш взгляд, многие педагоги и родители недооценивают качественные изменения, происходящие в ребенке в период обучения в начальной школе. Гораздо больше внимания уделяют количественному накоплению знаний и умений детей. Однако именно качественные изменения очень важны для ребенка, они могут сыграть как позитивную, так и негативную роль, могут укрепить психологическое здоровье или же нарушить его. И если пробелы в знаниях, можно впоследствии легко восполнить, то возникшие психологические нарушения могут иметь стойкий характер, с трудом поддаваться коррекции.

Формирование самосознанияхулиганы-б


Наиболее существенные изменения происходят в сфере самосознания младших школьников. Согласно концепции В.С. Мухиной, самосознание – это некое единство, психологическая структура, состоящая из, различных звеньев: имя человека, его физическая сущность; потребность в социальном признании; психологическое время личности (ее прошлое, настоящее и будущее); социальное пространство личности (права и обязанности); половая идентификация. В младшем школьном возрасте, как правило, наиболее интенсивно развиваются три звена самосознания: потребность в признании, осознание прав и обязанностей, осознание времени. Раскроем условия и динамику их развития.

Начнем с потребности в признании. Ребенок в школе впервые попадает в ситуацию социально оцениваемой деятельности. Он должен соответствовать установленным в обществе для детей данного возраста нормам чтения, письма, счета для детей этого возраста. Он впервые получает возможность объективного сравнения своей деятельности с другими через систему оценок, принятую в школе.

Когда мы вошли в здание школы, Катюша выбежала нам навстречу с криком: «А у меня сегодня три звездочки!» Когда я поинтересовалась, что они означают, Катя с важным видом принялась растолковывать систему оценок, придуманную находчивой учительницей: «Если в тетрадке все чисто и ошибок нет, то это звездочка, если ошибка или помарка — квадратик, если их много — треугольник, ну а если совсем плохо — то палочка». Потом мы отправились в раздевалку. Девочка продолжала посвящать меня в школьную жизнь: «Видишь, девочка в синей куртке — это моя подруга Маша. Она очень красиво пишет. И у нее в тетрадках одни звездочки».

(С Катей семи лет беседовала Еремян Ж.)

Вследствие этого некоторые дети неизбежно впервые осознают свое «невсемогущество». А значит, возрастает зависимость от оценок взрослых, и в первую очередь учителей. Особенно важно, что самосознание и самооценка ребенка впервые получают жесткие основания для своего развития, поскольку появляются четкие критерии успеваемости и поведение в школе. Дети начинают оценивать самих себя с «официальных» позиций.

«Я хороший мальчик. Я не бегаю на перемене, помогаю дежурным убрать класс».

«Я пишу красиво. Я думаю, что я хорошая».

«Я хорошая, потому что очень хорошо читаю, хорошо решаю задачи и пишу их красиво».

У ребенка формируется высокая самооценка, когда его школьная успешность соответствует внешним официальным критериям, то есть когда он получает частые похвалы учителя и родителей.

Мне нравится учиться в школе — меня хвалит Надежда Борисовна, у меня получается лучше других. И когда мама была на собрании, меня тоже хвалили. И мама пришла домой очень счастливая. Моя учительница очень хорошая. Никогда на меня не кричит. Я ее люблю.

(С Антоном семи лет беседовала Мататова П.)

У нас такая хорошая учительница по рисованию, Ольга Ивановна. Она говорит, что у меня лучше всех получается. А на конкурсе рисунков я второе место заняла. Ольга Ивановна меня очень хвалила. Даже маме позвонила и поздравила.

(С Лизой девяти лет беседовала Махрова И.)

Через призму собственного «у меня получается» ребенок выстраивает свое отношение к отдельным урокам и к школе в целом.

В школе мне нравится заниматься математикой. Я быстрее всех в классе решаю примеры. Правда, во втором классе мне не нравилось, но когда я стал ходить на продленку, то быстро научился все-все решать. Мне даже учитель говорит, что стану знаменитым математиком.

(Сергей девяти лет записал, беседовала Морева А.)

─       Тебе нравится учиться?

─       Мне нравится учиться, потому что все получается и учительница хвалит.

( С Настей восьми лет беседовала Морева А.)

Мне не нравится английский, потому что ничего непонятно

( С Ирой девяти лет беседовала Арбузова Н.)

Ребенку очень важно хотя бы в чем-то, в каких-то учебных действиях быть одним из лучших, знать, что он что-то может делать хорошо. Тогда он ощущает себя состоятельным, у него возникает чувство уверенности в своих силах и возможностях.

Но не все дети в школе попадают в ситуацию успеха в силу того, что набор критериев, по которым оцениваются действия детей, ограничен. А длительный неуспех обычно приводит к значительному снижению самооценки детей. Ребенок воспринимает свои школьные неудачи как неумение «быть хорошим».

«Я не люблю себя, потому что плохо учусь»

«Я плохо читаю. Я плохой, но я могу исправиться».

Хотя поначалу у ребенка сохраняется вера, что он сможет стать хорошим в будущем, постепенно эта вера пропадает: «Я — плохой и исправиться не могу».

Но ребенок еще хочет быть хорошим:

«Я плохой мальчик, потому что надоел учительнице и ребятам. Я хоть и самый большой в классе, а ума у меня нет. Я стараюсь исправиться, но мне не удается. Я хочу быть послушным мальчиком»

«Я нехороший. Я не могу стать хорошим, потому что не умею решать задачи».

В ситуации стойкого длительного неуспеха ребенок может не только осознать свою неспособность «стать хорошим», но уже потерять к этому стремление: «Я плохой. Но мне это безразлично».

Депривация потребности в признании может вызвать у младших школьников не только снижение самооценки, но и появление неадекватных защитных реакций. При активном типе поведения защита оборачивается агрессией к одушевленным и неодушевленным предметам, компенсацией в других видах деятельности. При пассивном типе появляются неуверенность в себе, стеснительность, лень, апатия, уход в фантазии или болезни — реальные или симулированные. Иногда ребенок начинает скучать по детскому саду

В воскресенье к нам в гости приехали наши друзья с семилетним внуком Мишей. Я стала расспрашивать его о семье, о том, чем он увлекается. Он очень эмоционально и увлеченно рассказывал мне, что любит играть в компьютерные игры, описал подробно каждую из них, приглашал в гости поиграть вместе. Но когда я спросила, нравится ли ему в школе, он весь сжался и буркнул: «Нет». Я спросила: «А что тебе там не нравится?» «Не нравится и все», — ответил ребенок, еще больше зажимаясь. «А в садике было лучше?» — спросила я. «Да! Там была такая здоровская воспитательница. И мы играли. И она давала нам рисовать то, что мы хотим. Она давала нам сколько угодно бумаги, карандашей, фломастеров, и все такое яркое. Однажды мой рисунок даже на стенку повесила!» — рассказывал он. По мере рассказа Миша все более воодушевлялся, начал улыбаться и снова потянулся ко мне. «Ты, наверное, очень старался, когда рисовал?» — спросила я.«Да не очень. А она повесила и сказала, что очень красиво. На меня все ребята смотрели, некоторые просили подарить им рисунок. Но я подарил его воспитательнице. Она очень обрадовалась» «Тебе бы хотелось вернуться в детский сад?» — «Да!»

( С Мишей семи лет беседовала Трошина Е.)

Кроме того, если ребенок воспринимает результаты учебы как единственные критерии собственной ценности, он приобретает «ограниченную идентичность» (по Э. Эриксону: «Я есть только то, что я могу делать»). Малейшее снижение результатов учебы приводит к чувству неполноценности, которое может негативно повлиять на актуальную ситуацию ребенка и сформировать неблагоприятный жизненный сценарий.

Я все три года учился на одни «пятерки» и был одним из лучших. Но в прошлой четверти получил сразу две «четверки». Это очень плохо. Я боюсь, что меня разлюбит учительница. И ребята не будут уже так слушаться. И в играх я уже не буду главным. Ведь у меня есть две четверки, значит я уже не самый лучший. Я буду стараться, чтобы в этой четверти у меня были все «пять».

(С Юрой девяти лет беседовала Канахина М.)

Рассмотрим особенности прав и обязанностей младших школьников. У детей появляется сразу множество обязанностей: не опаздывать, сидеть спокойно, не разговаривать, не играть на уроках, не бегать, не кричать, выполнять домашние задания и т.п. Чтобы ребенка считали хорошим, он должен беспрекословно выполнять свои обязанности. При этом о своих правах ребенок осведомлен гораздо меньше.

─       А что ты можешь делать в школе, на что имеешь права, что тебе разрешают?

─       Ага. Что я могу. Нам разрешают не пить воду из-под крана. А еще разрешают помогать ловить первоклассников, чтобы не бегали. Позволяют шутить, приносить игрушки в школу.

(С Аней десяти лет беседовала Олейник М.)

Большинство школьных обязанностей, как правило, направлены на воспитание послушания и на сдерживание естественных потребностей в игре, в движении, в общении. Обязанности, касающиеся отношений между людьми, обычно осознаются значительно меньше. Получается, что обязанности в представлении детей связываются в основном со школой и семьей, а права — с улицей. В последствии это может привести к формированию стойкого негативного отношения к школе в сочетании с потребностью полностью «раскрепощаться» на улице.

Время младшего школьника становится более структурированным, и неизбежно меняется осознание времени. Ребенок, как и в дошкольном возрасте, устремлен в будущее, но оно для него довольно абстрактно и не побуждает к конкретным действиям, не влияет на его поведение. Например, мечты о будущей профессии и т.п., как правило, не подкрепляются никакими усилиями в этом направлении.

Когда я вырасту, у меня будут длинные волосы. Я буду высокая, буду носить костюм и папку с документами. Как моя двоюродная сестра Анжела. Я буду работать юристом и ездить по странам. В квартире у меня будет как во дворце; большие картины, золотые люстры, красивые ковры.

(С Дашей семи лет беседовала Волокова О.)

Я когда вырасту, то буду банкиром и буду зарабатывать много денег.

(С Костей восьми лет беседовала Иванова М.)

─       Когда я буду взрослым, у меня будет много машин. Тань, а у тебя есть машина?

─       Нет.

─       Не расстраивайся. Когда я буду взрослым, я заработаю денег и куплю тебе. Какую ты хочешь машину?

(С Димой семи лет беседовала Юдина Т.)

Я беседовала со второклассниками о том, кто кем хочет быть. Дети рассказывали поочередно. Начал Коля.

─       Я хочу быть водителем трамвая

─       Почему?

─       Это интересно возить людей.

─       Как ты себе представляешь водителя трамвая?

─       Он в оранжевой жилетке. Обязательно в форме.

Тут в разговор вмешался Толя:

─       Ты что! Тоже мне водитель. Ты же там в трамвае замерзнешь. И там мало платят.

─       А где платят много?

─       Ну, это смотря какая работа. Если будешь стоматологом, там много. А если водителем трамвая, то он с голоду помрет.

…Дети продолжали рассказывать. Наконец, когда до Толика дошла очередь, он рассказал:

─       Я буду бензозаправщиком.

─       Почему?

─       Ты ничего не делаешь и получаешь большие деньги.

─       Ты думаешь, что это легко?

─       Конечно. Да там делать нечего. Стоишь и бензин заливаешь. Это же не то, что глупый водитель трамвая.

В разговор вступил Коля:

─       Ну, ты че меня оскорбляешь? А у тебя бензин вдруг прольется и взорвется. А ты убежать не успеешь. Ха-ха-ха!

(С детьми семи лет беседовала Юшваева И.)

Однако в 1-м классе может наблюдаться и ориентация на прошлое. Часть детей испытывает желание вернуться в детство.

«Хочу быть маленьким, послушать, как меня мама успокаивает»

«В детском саду было лучше, там много играли»

«В детстве меня мама много-много целовала».

Появление подобных ностальгические настроений свидетельствует о нарушении адаптации к настоящему. Интересно, что ориентация на прошлое также свойственна старшим школьникам в период адаптации к новым условиям жизни, нередко она проявляется в период кризиса «середины жизни», в пожилом возрасте – при нарушении адаптации к старости.

Если младший школьник по каким-либо причинам сталкивается с ситуацией смерти близких людей, то у него может сформироваться страх собственной смерти, который внешне открыто не проявляется, но будет заметен при углубленном диагностическом обследовании.

У меня есть бабушка, которую я очень люблю, ее зовут баба Галя. У нее всегда очень вкусные пирожки, и она любит нас с мамой. Но сейчас она болеет и лежит в больнице. Мы с мамой ее навещаем. Мама говорит, что бабы Гали может скоро не стать. Как же так? Получается, что и мамы может не стать, и меня? А если нас всех не будет, кто же останется? И зачем тогда все надо, если никого не будет?

(С Наташей семи лет беседовала Морозова Н.)

Важным в этот период является и процесс осознания ребенком своего имени, достаточно вспомнить, какое значение имени человека придавалось в традиционной культуре. В современной школе ребенка чаще всего называют по фамилии, что негативно сказывается на его отношении ребенка к самому себе.

Завершая обсуждение структуры самосознания младших школьников, хотелось бы подчеркнуть, что систематические ситуации неуспеха приводят к появлению у детей тревожности, агрессивности, трудностям в общении со взрослыми и сверстниками, формированию других негативных личностных новообразований.

Автор — Хухлаева Ольга

Как сохранить психологическое здоровье дошкольников

Как сохранить психологическое здоровье дошкольников

Как сохранить психологическое здоровье дошкольников

Цель настоящей книги — привлечь внимание взрослых к психологическому здоровью детей и к необходимости организации специальных воздействий по его сохранению. С этой позиции рассмотрены содержание психологического здоровья, факторы риска его нарушения. Представлена организационная структура психологической поддержки дошкольников. Подробно описаны групповые развивающие занятия для трех возрастных групп.

Книга может быть использована родителями, воспитателями, психологами дошкольных учреждений.

Введение

А Вы когда-нибудь были маленькими?

Ну, конечно же, были. И конечно, вы помните себя маленького в детском саду или дома с мамой, а может быть, на улице в песочнице. У вас еще были такие интересные формочки. Конечно, вы помните и свою любимую игрушку: мишку, слоника, куклу или что-то еще. Интересно, а что с ней стало теперь? А как-то раз вам подарили что-то удивительно интересное… Вот радости было!

А теперь у вас свои дети. Кто вы — мама, воспитательница или психолог? И у вас один ребенок или целая группа? Но это не важно. Главное, вы помните себя маленькими, и поэтому вы стремитесь, чтобы ваш ребенок вырос веселым и активным, самостоятельным и доброжелательным, помогающим и любознательным, инициативным и уверенным в себе, открытым и сопереживающим, — то есть прежде всего психологически здоровым. Если вы действительно этого хотите, тогда эта книга для вас. Она расскажет о том, что такое психологическое здоровье и как вырастить психологически здорового ребенка. Но главное, она поможет организовать игры, необходимые для психологического здоровья дошкольников. Игры разбиты на три возрастные группы: для младших, средних и старших дошкольников, поэтому легко можно выбрать подходящие для ваших детей. Психолог найдет для себя поурочное планирование занятий, воспитатель может использовать отдельные игры-упражнения. Ну а родителям можно сразу обратиться к части 2. Можно не только проигрывать со своими детьми отдельные упражнения или целые занятия, но и включать их в домашние праздники.

Интересно, а как относятся к психологическим занятиям сами дети и те взрослые, которые «непсихологи»?

Вот что говорит воспитанник дошкольного отделения Ломоносовской школы г. Москвы Коля Назаров: «Мне нравится, что с нами играют. Нравится чувства изучать. Весело». А его мама Ольга Петровна соглашается с ним: «На занятиях дети становятся дружнее, меняется общение между ними. А еще мне кажется, что меняется и отношение к родителям. В лучшую сторону, разумеется». Директор Тамара Николаевна Чечина обращается к своим коллегам — руководителям детских учреждений с предложением «дать зеленый свет» психологическим занятиям: «С каждым годом все больше детей с трудностями в развитии: тревожных, агрессивных, замкнутых. Моим детям очень помогает психология. Попробуйте, поможет и вашим».

Оглавление

Часть 1. Теоретические основы психологической работы с детьми

  • Глава 1. Психологическое здоровье как цель и критерий успешности психологической поддержки детей
  • Глава 2. Оптимальные условия формирования психологически здорового ребенка
  • Глава 3. Возрастные особенности дошкольников
  • Глава 4. Факторы риска и типология нарушений психологического здоровья детей
  • Глава 5. Формы и содержание групповой психологической поддержки дошкольников

Часть 2. Программа групповых занятий с дошкольниками

  • Глава 6. Программа занятий с детьми 3 — 4 лет
    1. Чувства. Введение в мир психологии (занятия 1—7)
    2. Чувства нужно уметь распознавать (занятия 8—12)
    3. Полезные чувства: радость, любовь, забота (занятия 13-14)
    4. Вредное чувство — обида  (занятия 15 — 16)
    5. Ссора. Какие чувства приводят к ссоре (занятия 17 — 19)
    6. Какие чувства живут в природе (занятия 20 — 25)
  • Глава 7. Программа занятий с детьми 4 — 5 лет
  1. Кто я? (занятия 1 —4)
  2. Я — хозяин своих чувств (занятия 5 — 10)
  3. Мои чувства (занятия 11 —21)
  4. Что такое счастье? (занятия 22 — 25)
  • Глава 8. Программа занятий с детьми 5 — 6 лет
  1. Трудное чувство «дружба» (занятия 1—6)
  2. Как можно изменить чувства другого человека (занятия 7 — 8)
  3. Герои русского фольклора — какие они? (занятия 9—15)
  4. Сильный человек — это человек с сильной волей (занятия 16—17)
  5. Школа — это трудный и радостный путь к Знаниям (занятия 18 — 25)
  • Приложение. Рассказывают дети

Глава из книги в нашем журнале

(публикуется с согласия издательства)

  1. Возрастные особенности дошкольников

Купить книгу в Интернет-магазине издательства Генезис

Тропинка к своему я: Как сохранить психологическое здоровье дошкольников. – 2-е изд. — М.: Генезис, 2009. — 173 с.

Автор — Хухлаева Ольга

Шуварикова Елена

Шуварикова ЕленаШуварикова Елена Владимировна

Кандидат психологических наук

Сертификат гештальт-терапевта GATLA (Гештальт Ассоциация Тренеров Лос-Анжелеса).

Директор Центра «Здесь и Теперь».

Руководитель Школы экзистенциально-гуманистической терапии и консультирования.

Главный редактор журнала «Мой психолог».psyholog

Ведет обучающие программы 2 и 3 ступеней «Гештальт-подход в русле экзистенциально-гуманистической терапии», авторские женские группы «Как позволить себе любить».

Консультирует по проблемам поиска смысла жизни, создания близких отношений и утраты эмоционального равновесия.

Статьи

  1. Как позволить себе любить

Подростковая субкультура

Подростковая субкультураailcqbjgqok

Согласившись с важностью общения со сверстниками для развития подростка, обсудим пространство, в котором оно осуществляется — подростковую субкультуру. Существуют различные научные и бытовые точки зрения в отношении функций, социальной значимости подростковой субкультуры, ее роли в образовании асоциальных объединений. Мы же попробуем описать собственное понимание функций подростковой субкультуры на основе анализа одной из ее неотъемлемых составляющих — ненормативной лексики, матерной брани. Ее специфика заключается в широкой распространенности в подростковой среде, с одной стороны, и древнейшем происхождении, с другой. Как утверждает Б. Успенский, матерная брань в славянском язычестве имела культовую функцию. Она была широко представлена в различных обрядах: свадебных, сельскохозяйственных. Позже в некоторых случаях она использовалась эквивалентно молитве. «Так, для того чтобы спастись от домового, лешего, черта и т.п., предписывалось либо прочесть молитву, либо матерно выругаться». (Антимир русской культуры. М., 1996. С. 19). В целом же она являлась частью анти-поведения, то есть символизировала нарушение культурных запретов.

Широкое использование матерной брани современными подростками, как нам представляется, также обозначает их стремление освободиться от требований культуры, является своего рода анти-поведением. По-видимому, пребывание в позиции «анти», то есть частичное разрушение культурных норм является необходимым для развития подростков. Обращаясь к истории, можно вспомнить, что в традиционной культуре существовали разрешенные формы анти-поведения. Так, во многие славянские праздники включались ритуальные бесчинства, пьянство, разгул и т.п., участвовали в которых преимущественно подростки.

Современные подростки, не имея возможности осуществить анти-поведение в социально приемлемых формах, то есть через соответствующие праздничные обряды, проявляют в повседневной жизни и через использование матерной брани и через другие формы, включающие, как правило, агрессивные действия.

Можно предположить, что через анти-поведение осуществляется знакомство подростков со своей темной стороной, «тенью», что необходимо для достижения их личностной целостности.

Однако подростковая субкультура не только способствует личностному развитию подростков. Ее значение намного больше. Частичное отрицание, разрушение культурных норм и ценностей предупреждает культурную стагнацию, обеспечивает культурный прогресс общества в целом.

Поэтому следует допустить некоторую асоциальность подростковой субкультуры, тем более что чаще всего она носит временный характер. Хотя безусловно, в некоторых случаях она может стать источником стойкого асоциального поведения. Но случаи эти определяются не самой культурой, а прежде всего семьей подростка и его личностными характеристиками.

Подводя итоги обсуждению влияния общения со сверстниками на развитие личности подростка, еще раз напомним следующие основные направления позитивного воздействия.

Первое — это содействие формированию самостоятельности как предпосылки умения принять ответственность за свою жизнь на самого себя через предоставление опыта реальной жизни.

Второе — это содействие формированию эго-идентичности через предоставление подростку возможности выбора образцов для идентификации, с одной стороны, и усиление Я на основе самоутверждения в подростковой среде, с другой.

Третье — расширение самосознания, развитие способности к внутреннему диалогу через самораскрытие в общении с партнером того же пола.

Автор — Хухлаева Ольга

Формирование идентичности и проблемы в общении

Формирование идентичности и проблемы в общении

33

Итак, влияние общения со сверстниками на развитие личности подростка весьма существенно. Необходимо вовремя замечать тех, кто испытывает трудности в общении, и стараться понимать причины этих трудностей.

Большинство трудностей в общении у подростков связаны с нарушениями прохождения ими нормативного кризиса и формирования у них эго-идентичности.

Так, если в результате кризиса  у подростка сформируется слабая идентичность, слабое Я, которое боится потерять себя в близких отношениях, то он прибегнет к самоизоляции и формализации взаимоотношений со сверстниками или будет вступать в большое количество достаточно поверхностных контактов, не приносящих ему удовлетворения, не дающих ощущения близости.

«Боюсь потерять себя. Мне кажется, что, общаясь с другими, я слишком подстраиваюсь под них. Меня как будто уже нет в этот момент. Поэтому предпочитаю одиночество, которое для себя называю гордым». Агния, 16 лет

Достаточно часто трудности в общении появляются у подростков с неуверенной идентичностью, то есть с отсутствием уверенности в своих силах и возможностях. В этом случае они недовольны собой в целом, может быть своей внешностью, ощущают свое отличие от сверстников. Другие кажутся ему более уверенными, привлекательными полноценными. Чувство неполноценности подростка иногда приводит к частым конфликтам с родителями. Находясь в атмосфере безопасности, он может с помощью конфликтов попытаться доказать свою полноценность. Со сверстниками неуверенный в себе подросток может проявлять себя двумя путями.

Первый путь — это застенчивое поведение. Такие подростки внешне не проявляют своих чувств, живут в своем внутреннем мире. Окружающим они кажутся абсолютно спокойными, однако в душе они могут испытывать  сильнейшие переживания и неудовлетворенные желания. Как правило, они обладают повышенной склонностью к самоанализу и поэтому постоянно сравнивают себя с другими, чувствуя, что не соответствуют желаемым стандартам. Особенность таких ребят — склонность к самоуничижению. Даже если школьная успеваемость у них не хуже, чем у остальных, они приводят как доказательства другие аргументы, например: «Я не умею много говорить на уроке, как другие ребята», «Я не такой способный как они» и т.п. И хотя может показаться, что они не стремятся к общению, что им нравится одиночество, на самом деле они глубоко страдают от невозможности близких контактов.

«У меня очень серая и скучная жизнь, так как все дни похожи друг на друга как две капли воды. Утром в школу, из школы домой. Это потому, что у меня нет друзей. У меня есть знакомые девочки во дворе, но они не хотят меня брать с собой, так как я не похожа на них. Я чувствую себя плохо в их компании, они другие, у них другие интересы. Девочки часто пьют пиво и курят, а я этого не воспринимаю. Поэтому там никто на меня не обращает внимания. Можно сказать, что не замечают меня». Алена, 15лет

«Я не хочу больше учиться в этом классе. Вот доучусь год и уйду. У меня там нет друзей. Я вообще говорить ни с кем не могу. Мне кажется, что всякий раз, когда открываю рот, я говорю какую-нибудь глупость. Они все смеются и издеваются надо мной. Ну не издеваются, но все время вопросы дурацкие задают». Инна, 15 летnefor1

При этом возможна ситуация, когда подросток не имеет трудностей в общении с родителями. Более того, он может обращаться к родителям за помощью в налаживании контактов со сверстниками. Возможно, к неуверенности в себе здесь добавляется несформированность эмоциональной децентрации, то есть умения встать на позицию другого человека, взглянуть на проблему его глазами, приспособиться к окружающим. Это часто происходит в ситуации, когда ребенок имеет опыт благополучного общения с родителями в ущерб опыту общения со сверстниками. Родители, стараясь приспосабливаться к подростку, всегда понимать его, не учитывают того, что ему также необходимо уметь понимать других и уметь взаимодействовать с ними.

«Да, я знаю о сложившейся в классе ситуации. Я не хочу обижать других детей, сказать, что они отстают в развитии, нет. Просто они с дочерью находятся на разных уровнях восприятия окружающего мира. Этим они разнятся, и поэтому у них нет общих тем для бесед». Светлана Васильевна, мама 15-летней Инны

Второй путь — это чрезмерное стремление к лидерству, носящее в этом случае защитный характер: через лидерство подростки пытаются доказать окружающим, но в первую очередь самим себе, собственную компетентность, полноценность, силу. Понятно, что такой путь приводит к частым конфликтам между подростком и сверстниками, поскольку из-за неуверенности в себе, спрятанной от себя и окружающих, подросток не может выполнять лидерские функции.

«Мне нравится быть в центре внимания. Всегда хочется быть лидером. Ощущение, что кто-то может быть лучше меня, очень тяготит. Я пытаюсь успевать во всем (в школе отличница). Я просто требую внимания к себе не только со стороны молодых людей, но и стороны моих подружек. Наверное, это из-за того, что дома на меня внимания особого не обращают. Я — средняя дочь. Да еще мама меня ругает, постоянно во всех ее проблемах я виновата, что в разводе, что в других неудачах». Оля, 17 лет

Конечно, возможно и сочетание проявлений застенчивости и стремления к лидерству. Этот путь наиболее тяжел, потому что ни подросток, ни окружение не понимают, чего он хочет на самом деле.

«У меня складывается впечатление, что я не такая как все, что никто не хочет со мной общаться из-за моих недостатков, которых у меня море. И поэтому у меня нет хороших друзей, на которых я могла бы положиться. А близкой подруги у меня никогда не было и посекретничать не с кем. А недостатки…У меня их так много, что всех не перечислишь. Вот, например, я веду себя чересчур эгоистично. Всегда и во всем хочу быть первой. Я понимаю, что этого невозможно добиться. Я уже и сама запуталась, чего мне хочется на самом деле». Лиза, 13 лет

Если результатом кризиса станет формирование идентичности, размытой во времени, то есть неумение установить гармоничное отношение к прошлому, настоящему и будущему (гордиться прошлым, принимать настоящее, стремиться к будущему), то трудности в общении обусловит прежде всего такой аспект, как боязнь взросления. В этом случае подростки пытаются «прятаться» за семью избегают глубоких контактов со сверстниками, которые пугают их и представляются рискованными.

«У меня нет особых подруг. Это потому, что все сейчас грубые, пьют, курят. Мне хорошо дома, и никто не уговорит меня пойти, например, на дискотеку. И вообще, я с тревогой думаю о будущем. Мир такой страшный. Я боюсь встречаться с ним». Инга, 15 лет

Если у подростка формируется «иллюзорная» идентичность,  идентификация с идеальными героями, то общение осуществляется в основном с кумирами (вернее, это не общение, а его иллюзия, поскольку происходит оно в мечтах и фантазиях подростка). Отношения со сверстниками в этом случае, хотя и бесконфликты, но достаточно поверхностны, хотя субъективно трудности в общении с ними подростком не переживаются.

«У меня есть лучший друг — это Виктор Цой. Больше мне никто не нужен. Я могу часами слушать его песни, пою и играю их сам. Мне кажется, что он слышит меня и доволен мной. Это лучшее, что есть у меня в жизни». Вадим, 17 лет

При внимательном рассмотрении можно заметить, что, как правило, наличие трудностей          в общении со сверстниками у подростка сопровождается теми или иными проблемами внутрисемейного общения, причем последние при этом могут существенно усиливаться.

«У меня нет подруг. Одна подруга меня часто использовала. А другая хотела, но я не позволила. Она общалась со мной, только когда ее подруга куда-нибудь уезжала. Обращалась со мной на вечеринках как с ребенком. А вообще я хочу быть похожей на девочку из нашего класса. У нее идеальная внешность, одежда, прическа. Она может делать все, что хочет, и все воспринимают ее как надо. Я хочу, но не стараюсь быть на нее похожей. Я хочу быть собой.

Меня все кругом раздражает. Меня часто раздражает моя одежда, как она на мне плохо сидит. Еще лицо мое не нравится. Все идут на дискотеку, а я дома сижу. Мама всегда спрашивает: «А ты почему не ходишь?» Она просто заставляет чувствовать себя неполноценным человеком. Не могу же я припереться туда одна. Ну, я и начинаю психовать». Марьяна, 16 лет

«В последнее время дочка стала очень раздражительной. Часто плачет, взрывается, устраивает истерики примерно раз в две недели. Как правило, по выходным.. Причины понять не могу. На мои вопросы не отвечает, разговаривает грубо, даже кричит, предъявляет какие-то требования. Говорит, что ей нечего одевать. Хотя в магазин с ней ходить невозможно. Она уходит, как только я начинаю спрашивать что-либо у продавца. Говорит, что я кричу на весь магазин». Эдита Алеексеевна, мама16-летней Марьяны

Автор — Хухлаева Ольга


Почему общение со сверстниками так важно для подростка

Почему общение со сверстниками так важно для подростка

1217477397_00m

Говорить о подростках невозможно без учета роли общения со сверстниками в развитии и становлении их личности. Некоторые исследователи считают такое общение решающим — как в позитивном, так и в негативном смыслах. Действительно, общение может содействовать успешной социализации подростка, но может и подтолкнуть его к асоциальному поведению.

Согласимся, что роль общения со сверстниками в становлении подростка велика, хотя влияние внутрисемейного общения на его развитие продолжает оставаться достаточно сильным. Воздействие на личность подростка во многом опосредуется его семьей. Доверительные отношения в семье могут компенсировать те или иные трудности в общении со сверстниками, помочь подростку определить свою внутреннюю позицию по отношению к асоциальным тенденциям его друзей. Однако верно и обратное — непонятый и не принятый в семье подросток пойдет искать тепло и внимание на улице. Подросток, унижаемый близкими, будет компенсировать свою низкую самооценку насмешками, издевательствами над более слабыми ребятами. Таким образом, можно сказать, что характер общения со сверстниками во многом определяется взаимоотношениями в семье подростка.

Итак, отметив непрямой характер влияния сверстников на подростка, перейдем к обсуждению того, на какие аспекты личности осуществляется это влияние?

Прежде всего, необходимо отметить, что общение может содействовать реальному или иллюзорному усилению Я подростка через возможность самоутверждения среди сверстников, достижение и поддержание высокого общественного статуса. Реальное усиление Я возможно в случае наличия у подростков действительных достижений в какой—либо области — спорте, музыке и т.п. — значимой в подростковой среде. Иногда некоторое усиление Я осуществляется не за счет реальных успехов, а через ощущение принадлежности к группе, позволяющее подростку почувствовать сильное «Мы».

«Ты знаешь, я спешу. Мы сегодня собирались пойти в компьютерный клуб. Кто это мы? Мы — это наша компания. Мои друзья». Дима, 15 лет

Поэтому подростки столь остро воспринимают критику взрослых в отношении своей компании. Испытывают тревогу при возможности потери друзей. Переживают, если взрослые при них оказывают те или иные воспитательные воздействия. Это равносильно ослаблению их собственного Я.

«Источник моих проблем — мама. Вот вчера позвонила Вика и предложила потусоваться в нашем логове. А мама меня не пустила. Она всячески портит мне отношения с друзьями. Ну, как она не понимает? Я так совсем останусь одна и не буду никому нужна». Света, 15 лет

«Родители все время на работе. Поэтому у них мало времени на меня. Но когда они приходят, то тут же при друзьях начинают учить меня. Это меня просто бесит». Даня, 14 лет

Однако часто группа сверстников дает лишь иллюзию силы. Но если кто-то прибегает к этой иллюзии, значит она им необходима. Действительно, к такому лжестатусу стремятся подростки с несформированной из-за слишком быстрого отделения от семьи, и отсутствия этапа идентификации с родителями эго-идентичностью. Часто это происходит в тех семьях, где взрослые сами не ощущают своей личной значимости. Внешне это может выглядеть как социальная или семейная неуспешность, например, плохо оплачиваемая работа или отсутствие полноценной семьи, конфликты в ней. Поэтому и подростки полагают, что эти взрослые не могут быть образцами поведения, поскольку не обеспечили даже себе достойную жизнь. Другая причина слишком быстрой эмансипации — это отсутствие в семье чувства защищенности, поиск которой осуществляется в группе сверстников.

Рассмотрим основные способы, которые используют подростки для  создания иллюзии силы.

Первый можно условно назвать поиск «общего враг». В этом случае для ощущения собственной силы подростковой группе обязательно требуется общий враг, вокруг которого концентрируются их объединенные агрессивные воздействия. Иллюзия собственной силы ощущается в этом случае подростками через наличие рядом с собой более слабого человека, в отношении которого можно позволить себе совершать объединенные насильственные действия.

Другой вариант — это вступление в неформальные группы — стихийно образующиеся компании подростков на основе общего интереса, увлечения, вида досуговой деятельности, подражания выбранному типу поведения («фанаты», «хиппи», «панки», рокеры, «металлисты» и т.д.). Неформальные объединения обычно нигде не зарегистрированы, у них нет своего устава или положения. Условия членства в них не оговорены, численность группировок колеблется. В то же время эти объединения являются достаточно устойчивыми и жизнеспособными, для их членов существуют свои правила, ненаписанные, но обязательные для исполнения.

В чем причина стремления подростков к неформальным группам? С одной стороны принадлежность к группе дает поддержку еще достаточно слабому Я подростка, заменяя его сильным «МЫ». Таким образом, у подростка возникает иллюзия собственной силы. С другой стороны, она дает ему иллюзию свободы. Подростки, принадлежащие к подобным организациям, считают себя исключительно свободными людьми, независимыми от родителей и общества. В реальности же группами руководят сильные лидеры, стремящиеся подавить всех остальных членов.

Если сравнить этот вариант иллюзорного усиления Я с предыдущим, то можно заметить наличие в них общего аспекта: объединения вокруг определенной идеи, действий, и тем не менее, в них есть существенное отличие. В первом варианте усиление ощущается за счет ослабления другого (с позиции сверху вниз), во втором — за счет присоединения к сильному лидеру или группе (с позиции снизу вверх).

В связи с неформальными группами необходимо остановиться на таком важном вопросе, как наличие взаимосвязи между личностными особенностями подростков и принадлежностью к определенной неформальной группе. Так, сравнительное исследование последователей панк-рока (панков) и хип-хопа (реперы) показало, что уровень физической агрессивности у реперов существенно выше, чем у панков. И это понятно, так как панк-культура проповедует философию ненасилия как в психическом, так и в физическом смыслах. В то же время, если исключить физическую агрессию, то в целом панки более агрессивны. Они более раздражительны, склонны к отрицанию норм и правил и проявлению словесной или косвенной агрессии. Отличаются панки и реперы и по некоторым другим личностным показателям. Пока неясно, что первично: личностные особенности или влияние неформальной группы — группа влияет на их формирование или же подростки с определенными характеристиками выбирают определенные группы, но принимать во внимание такую взаимосвязь необходимо.Red_Bull_Street_Style_2

Помимо воздействия общения со сверстниками на реальное или иллюзорное усиление Я подростков, необходимо отметить влияние общения на представление подростков об идеальном Я, то есть об образе, которому хотелось бы соответствовать. Это особо значимо для тех подростков, которые отвергают родителей в качестве образца для построения собственного Я. В этом случае безусловными эталонами становятся наиболее популярные и сильные лидеры их компании. Можно сказать, что их влияние на ценности и установки молодых людей часто оказывается более значимым, чем влияние родителей, школы, религиозных организаций или любых социальных структур.

Общение влияет на становление новой взрослой позиции подростка. Интересно, что первый этап ее — как раз отрицание взрослости в традиционном варианте, то есть отвержение характерных для взрослых моды, увлечений и даже лексики — украшения подростков, стиль их причесок, музыка и даже ненормативная лексика отражают дистанцированность от родителей и всего того, что связано с миром взрослых. Но если внимательно всмотреться в это отрицание, то становится понятной его роль. Для подростков в этом возрасте главная привлекательность взрослости состоит в возможности неподчинения, свободе от детской зависимости. Они еще не очень понимают, что любая свобода имеет обратную сторону — ответственность. Поэтому именно в неподчинении, отвержении законов жизни взрослых им видится доказательство своей собственной взрослости.

Необходимо отметить возможность существенного расширения самосознания подростков через дружбу с партнером того же пола. Это обусловлено тем, что подросток открывает свой внутренний мир, который определяет его индивидуальность и неповторимость. Этот мир еще слишком хрупок, и у подростка возникает необходимость в одобрении, принятии его значимыми другими, чтобы подтвердить его право на существование. Помимо этого, необходимо иметь в виду, что способность к внутреннему диалогу, то есть размышлению о себе самом, в раннем подростковом возрасте недостаточно развита. Поэтому подростку легче рассказывать о себе другому человеку, чем самому размышлять о себе. Как известно, такой внешний диалог является преддверием внутреннего, поэтому можно заключить, что через общение с другом в этом случае осуществляется самопознание подростка.

«У меня много друзей, и нет особых проблем найти, с кем тусануться. В общем, я одна никогда не остаюсь. Это хорошо, но хочется найти настоящего друга, который помогал бы мне и понимал меня». Яна, 14 лет

Понятно, что основная потребность, реализуемая в дружбе, это потребность в самораскрытии, то есть стремлении посвятить другого в свои душевные тайны. Однако нужно помнить, что подросток не только стремится к самораскрытию но одновременно оберегает внутренний мир от вторжения других, поскольку он является для них неким интимным таинством. Поэтому столь важным для него является атмосфера безопасности в дружбе, а одно из наиболее значимых качеств друга — умение не предать, сохранить доверенную тайну.

«Я очень скрытная. Я видела, как моя сестра переживает из-за своей открытости, и поэтому я боюсь, что раскрою перед человеком свою душу. А по ней пройдутся грязными сапогами. Хотя внешне я этого никогда не покажу! Пусть лучше меня считают человеком- загадкой». Ксения, 14 лет

«Друг — это человек, с которым ты общаешься. Друг должен быть один — человек, которому можно довериться. У меня на самом деле есть один друг и одна подруга. Мы с ней еще с 1 класса знакомы. Мы с ней как брат и сестра стали. Абсолютное доверие». Илья, 14 лет

Говоря о подростковой дружбе, необходимо коснуться еще одной ее функции — содействии психосексуальному развитию подростков. Особенно это значимо для девочек. Имеется в виду, что выбор объекта любви часто проходит у подростков так называемую фазу гомосексуального выбора, которая внешне выглядит как страстная дружба, напоминающая влюбленность. К примеру, на переменах девочки ходят с друг другом обнявшись, пишут друг другу записочки, ревнуют и т.п.

Интересно, что мотивы выбора друзей с возрастом меняются. Младшие подростки, как правило, выбирают друзей на основе общности занятий, дел, которыми можно вместе заниматься. Для старших большее значение приобретают личностные качества партнеров. Некоторые выбирают друзей по сходству качеств, или по похожести друг на друга. Другие — по принципу идеального Я, — в этом случае выбирается друг с наличием тех качеств, которые хотелось бы иметь у себя.

Автор — Хухлаева Ольга

Формы и содержание групповой психологической поддержки

Формы и содержание групповой психологической поддержки

_

Программа групповых занятий для подростков должна, с одной стороны, обеспечить формирование психологического здоровья в соответствии с его трехкомпонентной структурой, а с другой — выполнение возрастных задач развития. Основные направления групповой работы: аксиологическое, инструментальное, потребностно-мотивационное и развивающее.

Аксиологическое направление учит ребенка принимать самого себя и других людей, при этом адекватно осознавая свои и чужие достоинства и недостатки. Инструментальное направление формирует умение осознавать свои чувства, причины поведения, последствия поступков, строить жизненные планы, то есть помогает личностной рефлексии ребенка. Потребностно-мотивационное направление для подростков предполагает, прежде всего, развитие умения сделать выбор, готовности нести за него ответственность, а также формирование потребности в самоизменении и личностном росте.

Развивающее направление отличается своим наполнением для учащихся разных классов, но в целом оно обеспечивает формирование к концу подросткового возраста эго-идентичности (Э. Эриксон), половой идентичности и личностного самоопределения (Л.И. Божович). При этом под эго-идентичностью, согласно Э. Эриксону, понимается ощущение собственной целостности, активности и жизненной силы, осознание собственной ценности и компетентности. Половая идентичность это представление о своем поло-ролевом поведении. Личностное самоопределение, по мнению Л.И. Божович, связано с формированием внутренней позиции взрослого человека, которая проявляется в осознании себя как члена общества и в понимании необходимости самому принимать решения относительно своего будущего. Оно предполагает сформированность у старших подростков определенной смысловой системы представлений о мире и самом себе, постановку вопроса о смысле собственного существования, а также выбор профессии.

Рассмотрим основные методические средства, используемые при разработке программы групповых занятий.

Психологическая информация

Для подростков, начиная с 6 класса, достаточно эффективным методом, способствующим углублению их самосознания, является изучение некоторых важных для этого возраста психологических понятий. Сообщаемая информация стимулирует подростка к размышлению о себе. Кроме того, такая форма подачи материала придает занятию сходство с уроком — привычной для ученика формой деятельности, а следовательно, позволяет тревожным подросткам чувствовать себя в безопасности, воспринимать ситуацию как подконтрольную. Детям, склонным скрывать свой внутренний мир от окружающих, такая работа позволяет избегать прямых высказываний о себе, но в то же время, обсуждение нередко сопровождается серьезной внутренней работой. Необходимость ведения записей в тетради позволяет улучшить дисциплину на занятии, а также дает возможность вернуться к ранее рассмотренным вопросам.

Интеллектуальные задания7297

Эти задания полезно давать в начале занятия в качестве разогревающих, настраивающих на работу, организующих ее.

─       Обычно мальчики проявляют меньший, чем девочки, интерес к занятиям. Игровая форма заданий позволяет им активно включиться в происходящее. Важно также отметить, что интеллектуальные задания как форма работы являются достаточно безопасными, поэтому позволяют легко и быстро включить в дискуссию даже закрытых подростков. Интеллектуальные задания способствуют расширению лексического запаса учащихся в области психологии, помогают им овладевать необходимыми понятиями.

«Найди слово». Подростки должны найти лишнее слово: страх, злость, ненависть (страх); страх, беспокойство, злость (злость); доброта, спокойствие, доверие (спокойствие).

«Психологические примеры». Дети говорят о том, как они понимают следующие психологические примеры, и по желанию предлагают свой вариант «решения» какого-либо примера (понятно, что вариантов решения может быть несколько).

Зависть + Высокомерие =Одиночество;

Доверие + Хорошее Настроение = Счастье;

Неуверенность + Тревога = Злость.

«Самое длинное». Подросткам предлагается составить самое длинное предложение со словом «воля», затем со словом «терпение», и наконец — со словом «сочувствие».

Ролевые методы

Общеизвестно, что для обеспечения психологического здоровья необходимо адекватное ролевое развитие. Основные нарушения ролевого развития у детей и подростков это ролевая ригидность — неумение переходить из роли в роль, ролевая аморфность — неумение принимать ту или иную роль, отсутствие ролевой креативности — неумение продуцировать новые образы, принятие негативных ролей, например «козел отпущения» или «классный шут».

Ролевые методы предполагают принятие подростком ролей, различных по содержанию и статусу; проигрывание необычных ролей; проигрывание своей роли в гротескном, то есть усиленном варианте.

Ролевые методы можно разделить на две подгруппы: ролевую гимнастику (ролевые действия и принятие ролевых образов) и ролевые ситуации.

С подростками чаще работают с помощью метода принятия ролевых образов: социальных и семейных ролей (учителя, директора, друзей и недругов, мамы, бабушки и т. п.), образов неодушевленных предметов (стола, шкафа, машины, лодки и т. п.). Персонаж изображается при помощи мимики и жестов, может озвучиваться.

В ролевых ситуациях учащиеся сталкиваются с положениями, релевантными тем случаям, которые характерны для их реальной (и значимой для них) деятельности, и ставятся перед необходимостью изменить свои установки. Тем самым создаются условия для формирования новых, более эффективных коммуникативных навыков.

Приведем примеры упражнений из этой группы.

«Беседа». Подростки делятся на пары, каждой из которых нужно организовать диалог на разные темы из роли взрослых, обращаясь друг к другу по имени, отчеству. Примерные темы: «Как надо воспитывать детей», «Как быть, если ребенок не хочет учить уроки».

«Встреча». Ведущий разыгрывает с несколькими участниками ситуацию: «Встреча через 10 лет на станции метро “Кунцевская”». При этом он задает подростку различные вопросы. Чем ты сейчас занимаешься? Где бываешь по выходным? Живешь один или с родителями? Чем увлекаешься? и т.п. После нескольких ситуаций задавать друг другу вопросы могут сами ребята.

«Агрессивный… продавец». Группа делится на две команды. Один из членов каждой команды показывает без слов агрессивного человека в той или иной социальной или семейной роли: учитель, продавец, шофер, отец, мать, брат. (Перед этим представитель каждой группы вытягивает карточку с названием роли.) Остальные участники должны отгадать, в какой роли он выступает. Выигрывает та команда, представители которой были наиболее выразительны и роли которой верно угаданы. Затем игра повторяется с теми же персонажами, но уже не в агрессивном, а в «добром» состоянии.

Коммуникативные игрыhurt1

Коммуникативные игры делятся на три группы:

1)            игры, направленные на формирование у подростка умения увидеть в другом человеке его достоинства и дать ему вербальное или невербальное поглаживание;

2)            игры и задания, способствующие углублению осознания сферы общения;

3)            игры, обучающие умению сотрудничать.

Приведем примеры упражнений.

1 группа. «Волшебное зеркало». Группе нужно посмотреть в него, постараться увидеть по очереди каждого участника и разглядеть в зеркале все сильные стороны, за которые его уважают родители, учителя, друзья.

2 группа. «Одиночество в классе». Ведущий говорит подросткам о том, что одиноким себя можно чувствовать, даже находясь среди людей, например, в классе. Он просит придумать ситуации, в которых один из учеников чувствует себя одиноким. Далее подростки по очереди «превращаются в одинокого», стараясь как можно ярче описать его мысли и чувства. Некоторые чувства и мысли можно записать на доске. После все вместе определяют, кому удалось наиболее точно сыграть роль одинокого человека.

3 группа. «Конфликтные ситуации». Далее ведущий задает учащимся конфликтные ситуации, а они, разделившись на три команды, придумывают и проигрывают варианты их развития (наступление, обсуждение, отступление, уход).

«Учительница Нина Петровна сделала Толе несправедливое замечание»;

«Мама лишила Толю на неделю компьютера за несправедливое замечание в дневнике»;

«Ваня подговорил ребят обстрелять Толю на прогулке горохом из трубочек».

Игры, направленные на развитие воображения

Их можно разделить на две группы: вербальные и невербальные игры.

В вербальных играх подростки придумывают окончание к той или иной необычной ситуации (что произойдет, если учительница припрыгает в класс на одной ножке?), либо все вместе сочиняют сказки или подбирают различные ассоциации к какому-либо слову.

Невербальные игры предполагают изображение подростками по-разному «как можно интереснее» того или иного живого существа или неживого предмета, то есть несколько пересекаются с ролевыми методами.

Вербальные игры. «Ассоциации». Ведущий предлагает учащимся обратиться к изучению другой группы изменений, которая была названа «Развитие». Для этого проводится игра в ассоциации. Подростки придумывают, каким бы они могли быть цветком сейчас и в будущем. Ведущий спрашивает подростков почему и как менялись их ассоциации. Делается вывод о том, что в подростковом возрасте каждый человек развивается, важно осознавать процесс этих изменений.

«Ассоциации». Ведущий говорит о том, что вера в себя, или уверенность в себе, у каждого свои, и чтобы ребята осознали это, предлагает игру в ассоциации. Он задает вопросы: «Если бы ваша вера в себя была деревом, то каким?», «Если погодой, то какой?»

Невербальные игры. «Превратись в животное». В соответствии с полученными карточками учащиеся превращаются в различных животных и ищут себе пару (слон — слониху, муравей — муравьиху, козел — козу и т.п.) с помощью только невербальных средств (в первом туре), используя только звуки (во втором туре).

«Превратись в возраст». Ведущий раздает подросткам карточки с указанием возраста человека. Дети должны невербально изобразить человека, доставшегося им (0, 5, 10, 15,20, 40, 60, 80 лет), остальные определяют возраст. Во втором туре карточки перемешиваются, и подростки из разного возраста произносят слово «Здравствуйте».

«Если я камушек». Ребятам предлагается рассказать, что они могут увидеть вокруг себя, что почувствовать, если превратятся в камушек, травку, облако, потолок. Делается вывод о том, что из разных позиций один и тот же предмет или явление видятся по-своему.

Задания с использованием терапевтических метафор

Подростковый период — это резкий скачок в развитии, дающий ребенку большие возможности осознания себя. Поэтому так важно использовать в работе с подростками основанные на терапевтических метафорах сказки и притчи.

К компонентам терапевтической метафоры относятся:

─                     метафорический конфликт — появление ситуации, в которой герою становится плохо из-за имеющейся у него проблемы (непохожести на других, наличия страхов и т. п.);

─                     метафорический кризис — наступление невыносимой для героя ситуации, несущей символику смерти;

─                     поиск и нахождение ресурсов внутри себя — открытие героем в себе новых возможностей, необходимых для разрешения кризиса;

─                     торжество и праздник — переживание ситуации успеха, признания со стороны окружающих.

Говоря о метафорах, можно выделить две основные группы. Первая группа направлена на работу с типичными проявлениями или/и трудными ситуациями подросткового возраста, например, чувством одиночества, стремлением к получению внимания (пусть даже негативного) взрослых. Вторая группа включает в себя сказки скорее развивающего, чем терапевтического характера, способствующие решению ими возрастных задач развития, приобретению гуманистической жизненной философии. Помимо разрешения трудных ситуаций и содействия развитию подростков, систематическая работа с метафорами приведет к усвоению основной идеи метафоры: в сложной ситуации необходимо искать ресурсы внутри самого себя, и это обязательно приведет к успеху. Таким образом, у подростка формируется «механизм самопомощи» — «ищи силы для разрешения конфликта в самом себе, ты их обязательно найдешь и ты наверняка преодолеешь трудности».

Помимо терапевтических сказок-метафор достаточно продуктивно использовать для обсуждения с подростками притчи. Они, как достаточно неопределенный стимульный материал, позволяют выйти на проблемные области.

Задания на формирование «эмоциональной грамотности»

Эти задания предполагают обучение распознаванию эмоциональных состояний по мимике, жестам, голосу; умению принимать во внимание чувства другого человека в конфликтных ситуациях.

Необходимость данных умений можно понять, обратившись к рассмотрению феномена алекситимии как предпосылке психосоматических расстройств. Сегодня алекситимия понимается в первую очередь как неспособность человека выразить и описать в словах свои внутренние переживания, неспособность к дифференциации чувств и телесных ощущений, недостаточность воображения, ригидность. Приведем примеры упражнений из этой группы

«Закончи предложение». Подростки бросают друг другу мяч и называют те или иные чувства, каждый раз начиная со слов: «Я имею право на… (страх, радость, гнев…) и т.д.»

«Подросток рассердился». Подростки делятся на две команды. Каждая получает по одной картинке неопределенного содержания (можно использовать стимульный материал ТАТ). Командам нужно придумать рассказ о подростке, который очень сильно на кого-то рассердился или обиделся.

«Копилка эмоциональных реакций». Учащимся предлагается вспомнить любые провоцирующие фразы (типа «Выйди вон», «Ты — дурак бестолковый») и указать всевозможные ответные реакции: крик, слезы, смех и т.д. Таким образом, набирается «копилка» эмоциональных реакций.

Когнитивные методы

Эти методы основываются на утверждении, что причиной эмоциональных расстройств является наличие у человека некоторых мешающих ему убеждений. Исходя из этого, необходим пересмотр мировоззрения. Когнитивные психотерапевты полагают, что наиболее важным является освобождение от абсолютистского мышления, содержащего убеждение о том, что люди и весь мир должны принадлежать индивиду или же, наоборот, сам индивид должен полностью принадлежать окружающим.

«Подростки не понимают… Родители не понимают…» Ведущий бросает подросткам поочередно то синий, то красный мячик. Те, кому попадает в руки синий мячик, заканчивают предложение «Подростки не понимают, что родители…» Те, кому попадает красный — «Родители не понимают, что подростки…»

В результате обсуждения игры делается вывод, что необходимо искать точки понимания в семье, учиться договариваться.

Дискуссионные методы

Одним из ведущих методов, используемых в социально-психологическом тренинге, является групповая дискуссия. Она позволяет реализовать принцип субъект-субъектного взаимодействия, выявить различные точки зрения на какую-либо проблему.

«Зачем люди мечтают». Ведущий рассказывает ребятам об одних родителях, которые «приходили к нему на консультацию». И вот они поспорили друг с другом. Отец сказал: «зачем вы учите моего сына фантазировать. Зачем учите мечтать? Это совершенно бесполезное занятие, денег оно не приносит. Лучше развивайте его память». А мама возражала: «Разве может человек жить без мечты?»

Ведущий спрашивает ребят, с кем мы они согласились и почему.

* * *

Подводя итоги описанию методов групповых занятий с подростками, можно сделать вывод, что основа этих занятий — это обучение учащихся жизненно важным навыкам, психосоциальной компетентности — способности индивида к сохранению состояния психического благополучия и его проявлению в гибком и адекватном поведении при взаимодействии с внешним миром. И включение подростков в такие занятия будет способствовать не только сохранению психологического здоровья, но и повышению учебной мотивации, работоспособности, стабилизации внимания и памяти, снизит риск наркомании и алкоголизации.

Автор — Хухлаева Ольга