Гермафродит

Гермафродит

Гермафродит — обоеполое существо, символ первоначального единства, где мужское и женское начало слиты друг с другом.

Слово «Гермафродит» впервые появилось в древнегреческих мифах. Так звали сына вестника богов Гермеса и прекрасной Афродиты — богини любви. Гермафродита полюбила нимфа источника Салмакида, но юноша, увы, не ответил на ее чувства. Тогда боги, вняв мольбе нимфы, соединили ее навеки с возлюбленным — их тела срослись в одно двуполое существо.

Позже этот персонаж стал символом единения мужского и женского начала. В средние века алхимики писали о нем как о конечной цели трансформации — множества алхимических превращений, после которых человек приходит к своему истинному «Я». Это — совершение мистического брака, когда наступает конец всякой двойственности, всяким противоречиям.

Разделение на мужское и женское начала присуще и западной, и восточной культурам. На Востоке эти начала называют Инь и Ян. В любом явлении или предмете присутствуют эти два начала, они проявляются везде и повсюду и не существуют одно без другого. Инь — это женское начало, оно холодное, темное, земное, материальное. Ян — мужское начало, оно связано с теплом, светом, небом, духом. В любом человеке присутствуют оба этих начала, но одно из них преобладает (причем это связано не только с полом, но и с характером человека, родом его занятий и т.д.). Задача человека — поддерживать должный баланс между Инь и Ян в самом себе, иначе у него возникают болезни тела и духа. Многие восточные методы лечение заболеваний основаны именно на этих воззрениях — врач прописывает своему пациенту лекарства, физические упражнения и определенную диету с тем, чтобы восстановить баланс Инь и Ян. В восточной традиции символ такого единства — это мандала — магический круг, олицетворяющий взаимопроникновение мужского и женского начала, состояние мира и гармонии.

Западная культура традиционно считается более «воинственной», целиком построенной на конфликтах и противоречиях. Не случайно очень многие «люди Запада» на пути своего духовного поиска обращаются к мудрости даосов и буддистов, изучают культурные традиции Индии и Китая.

Стремление к миру и гармонии обще для всех людей и для любой культурной традиции. Западные мистики и эзотерики, древние и современные философы пишут о возвращении к изначальной целостности и один из символов этого состояния — образ Гермафродита. В определенном смысле, он схож с восточным изображением мандалы — гармонии между Инь и Ян. Гермафродита сравнивают также с египетским богом Озирисом — богом плодородия, олицетворявшем ежегодно умирающие и воскресающие силы природы. К образу Гермафродита не раз обращались в своих произведениях писатели-мистики.

Один из них — известный писатель конца прошлого века Густав Майринк, чей литературный жанр определяют как «черный романтизм», или «магический реализм». Устами одного из своих героев он рассказывает легенду об одной таинственной улице Старой Праги, где в конце времен должен поселиться Гермафродит. «Существует старинная легенда о том, — говорит этот герой, — что там наверху, на улице Алхимиков, стоит дом, видный только в тумане, да и то только счастливцам. Он называется: «Дом последнего фонаря». Тот, кто днем бывает там, видит только большой серый камень, за ним — крутой обрыв…

Под камнем, говорят, лежит огромный клад. Камень этот будто бы положен «орденом азиатских братьев» в качестве фундамента для дома. В этом доме, в конце времен, должен поселиться человек… лучше сказать Гермафродит… Создание из мужчины и женщины. У него в гербе будет изображение зайца… Между прочим, заяц был символом Озириса, и отсюда-то и происходит наш обычный пасхальный заяц». Эта легенда — иносказательное повествование о духовном пути человека. Только поднявшись над противоречиями и конфликтами повседневной жизни, соединив в гармонии мужское и женское начала, человек способен «овладеть кладом», поселиться в доме, невидимом для простого смертного, обрести свое «духовное Я».

Пожалуй, отношения между мужским и женским началом — основная тема большинства психоаналитических исследований и размышлений. К.Г.Юнг, отличавшийся особым интересом к древним эзотерическим доктринам, обращал внимание на интерес алхимиков к образу Гермафродита. Однако, он полагал, что алхимики заблуждались, выражая цель своих духовных исканий этим символом. Юнг считал образ Гермафродита грубым и уродливым и противопоставлял ему другой символ целостности (также заимствованный из древнегреческой мифологии) — образ Андрогина. Гермафродит, по мнению К.Г.Юнга, скорее олицетворяет изначальную целостность, когда мужское и женское просто еще не отделены друг от друга. Другой символ этого состояния — уроборос, змей, кусающий свой собственный хвост. Это — бессознательное слияние противоположностей, присущее тому состоянию, когда человек только что появился на этот свет и еще не успел осознать свою половую принадлежность. Этот образ олицетворяет темноту и саморазрушение, но при этом — плодородие и творческую потенцию. В этом смысле Гермафродит скорее символизирует то состояние первоначальной гармонии, которое существует еще до появления сознания, предшествует появлению противоположностей и конфликтов. Поэтому он — скорее «отправная точка» пути индивидуации, а вовсе не его цель.

Использование образа Гермафродита Юнг считал уместным лишь на самых начальных стадиях работы с клиентом. Истинной же целью духовной работы он полагал не бессознательное единство противоположных начал, а их сознательный синтез. Дело в том, что невозможно обрести свое неповторимое «духовное Я», не пройдя все стадии алхимической трансформации, не прожив в своем личном опыте все присущие миру противоречия и не найдя своего собственного способа справиться с ними. Или, пользуясь терминами К.Г.Юнга, для того, чтобы прийти к своей самости (аналог «духовного Я») необходимо полностью пройти весь путь индивидуации со всеми его ступенями. Если Андрогин символизирует гармонию между сознанием и бессознательным, а достижение этого состояния требует согласованных усилий ума и интуиции, то образ Гермафродита — это скорее пассивное растворение в бессознательном. Образы Андрогина и Гермафродита во многом сходны друг с другом, они символизируют очень похожие по внутреннему ощущению состояния души, но соответствуют разным этапам духовного пути человека.

Автор — Светлана Маслова

Бред

Бред

Бред — патологическое состояние человека, при котором он охвачен идеями или ощущениями, не соответствующими действительности. В этом состоянии человек глух к любым разумным доводам и доказательствам, опровергающим его утверждения, его невозможно разубедить в их истинности.

Слово «бред» вошло в обиход повседневной лексики. Мы говорим: «Это какой-то бред!», когда слышим от кого-то сомнительные утверждения, основанные на вымышленных фактах, или когда слова нашего собеседника лишены всякого здравого смысла. В психологии и, в частности, в психоанализе это слово употребляется в качестве научного термина для обозначения симптома ряда психических заболеваний.

Психологи различают бредовые состояния двух видов. В одном случае больной убеждает окружающих в истинности своих бредовых идей при помощи целой системы «доказательств», кажущихся ему убедительными. Например, человек, охваченный бредом ревности видит в каждом действии своей супруги подтверждение ее измены. Или, если это бред самоуничтожения, то человек считает любое ощущение своего тела признаком болезни. В другом случае бред сопровождается видениями и галлюцинациями. В этом случае больной «ясно видит перед собой» пришельцев с других планет или умерших людей, которые преследуют его и пытаются убить или, наоборот, передают ему сверхценные знания.

Кроме того, существуют различные виды бреда в зависимости от его содержания. При бреде величия человек одержим идеей, что он, к примеру, — Александр Македонский и готовится взойти на престол чтобы править миром; или желает осчастливить человечество каким-нибудь гениальным открытием. Когда человек охвачен бредом преследования, то он убежден, что все окружающие «что-то против него замышляют» и каждый их жест интерпретирует как «условный знак» или прямую угрозу. В случае бреда самоуничижения больной всецело погружен в страдания по поводу «своего ужасного прошлого», испытывает чувство вины за «страшные прегрешения», или убежден в своей неминуемой скорой кончине из-за «неизлечимой болезни» или козней «нечистой силы».

В психоанализе бред, как и любой другой симптом заболевания, рассматривается в качестве символа, в образной форме указывающего на причину заболевания. В этом смысле бред родственен сновидению: и в том и в другом случае мы имеем дело с проявлением сил бессознательного — мира непроявленных, скрытых эмоций и желаний. Содержание сновидения, как и содержание бреда, с психоаналитической точки зрения, определяется конфликтом между сознательными установками и бессознательными порывами нашей души. Безусловно, когда человек оказывается охвачен бредовыми идеями, то становится очевидным, что конфликт этот достиг столь сильного напряжения, что привел к психическому заболеванию. По содержанию бреда мы можем судить о характере этого конфликта. Приведем пример из психоаналитической практики. Пациентка, молодая девушка, страдающая бредом самоуничижения, считала себя виновной в смерти своего брата, который утонул в реке несколько лет назад. Она несколько раз пыталась покончить с собой. «Я не имею права жить, раз я не смогла уберечь от гибели своего брата, которого так любила,» — говорила она. На первых сеансах она рисовала исключительно радужные картины своей дружбы с братом, рассказывала, как много времени они проводили вместе, как понимали друг друга… Однако, глубинный анализ ее бессознательного позволил обнаружить, что их отношения с братом отнюдь не столь идилличны, как было изображено ее сознанием. В раннем детстве они довольно часто ссорились, пациентка ( тогда еще — пяти-шести-летняя девочка) часто обижалась на брата и выдумывала планы мести. С годами эти ссоры были забыты, к тому же чувства обиды и агрессивные импульсы не соответствовали сознательному «образу Я» пациентки. В следствии этого, они были вытеснены в бессознательное и дали себя знать при случайной гибели брата.

К.Г. Юнг, основатель аналитической психологии, предлагает интерпретацию содержания бреда не только на личностном уровне, но и в культурологическом и социальном аспектах. Дело в том, что в бредовых образах и идеях находят отражение не только личные проблемы больного, но и массовые настроения, свойственные целой социальной или этнической группе. К примеру, когда дело происходит в тоталитарном государстве, то мнимыми преследователями больного чаще всего бывают «тайные агенты», или «шпионы», в другом случае это могут быть «дьяволы», или «летающие тарелки» и т.д. Содержания бреда можно также интерпретировать и с точки зрения архетипических образов и сценариев, сравнивая их с мифологическими и сказочными сюжетами.

К.Г. Юнг, в отличие от классиков психоанализа, рассматривал сновидения, а так же фантазии и воображение как особого рода реальности, по степени своей «реалистичности» не уступающие никакой другой. С этой точки зрения бред также представляется содержанием особой реальности. Нельзя не согласиться с правомерностью этой точки зрения. Ведь человек, охваченный бредовыми идеями, зачастую представляет вполне реальную угрозу для окружающих. В социологии это явление известно под названием «теоремы Томаса». Она звучит так: «вымышленные причины имеют реальные следствия». В качестве примера он приводит поведение параноика, который нападает на случайных прохожих, будучи убежден, что они «что-то против него замышляют». В непосредственной реальности последствий этого бреда, увы, не приходится сомневаться.

Автор — Светлана Маслова

Астрология

Астрология

Астрология — древнее учение о звездах и планетах и их влиянии на человеческую жизнь и судьбу. Название происходит от двух греческих слов: astron — звезда и logos — учение, понятие.
Астрология была широко распространена еще несколько десятков тысяч лет тому назад. Древние легенды гласят, что это знание было принесено на Землю мудрыми учителями из иных миров. Астрология была распространена в древнем Египте и в Халдеи, в Индии и в Китае, в Древней Греции и в Вавилоне. Древние жрецы обращались к мудрости звезд, чтобы узнать грядущую судьбу своего владыки, или о днях, благоприятных для сражений или важных переговоров. В Европе астрология достигла своего расцвета в XIV — XV вв.

Несколькими веками позже наука стала постепенно вытеснять древние эзотерические учения, в том числе — и астрологию. Теперь если ее и вспоминали, то только как предшественницу астрономии — научного знания о звездах. Но сегодня это древнее учение вновь обрело широкое признание и популярность. Во всем мире проходят астрологические семинары и конференции, издаются книги и журналы по астрологии, существуют академии, где можно познакомиться с этим древним учением и стать профессиональным астрологом… Звезды оказывают свое влияние на человека — с этим вряд ли сегодня кто-нибудь станет спорить. Ученые изучают эти таинственные воздействия своими методами, астрологи — своими. Запись Древнего Халдейского оракула гласит: «Хотя судьба может быть записана на Небесах, миссия божественной души — возвысить человеческую душу над кругом необходимостей».

Это стремление стать хозяином своей судьбы, не просто узнать о влиянии звезд, но изучить его, использовать в своих ежедневных поступках и решениях возвращает человека к мудрости древних жрецов. Желание стать свободным, постигнув взаимосвязи между внутренним и внешним мирами, роднит астрологию и психотерапию.

Многие знахари и целители, а также профессиональные медики проявляли интерес к астрологическим знаниям. Среди них — известный средневековый врач Парацельс, которого К.Г. Юнг считал одним из своих духовных учителей. Ф-А  Месмер — один из предшественников возникновения психотерапии — использовал свои познания в области астрологии для лечения своих пациентов. К.Г. Юнг не раз обращался к учениям астрологов, когда размышлял о загадках человеческой души. Многие современные авторы создают синтез древнего знания и современного, обращаются к мудрости тысячелетий, чтобы лучше понять новейшие научные открытия. Психотерапевты используют данные астрологии для обсуждения с клиентом его проблем, а астрологи обращаются к книгам психологов, чтобы глубже постигнуть мудрость звезд. При этом одни психотерапевты относятся к обсуждению гороскопа как к удобному проективному методу, позволяющему лучше познакомиться с духовным миром клиента, его ценностями и предпочтениями, вникнуть в суть его проблем. Для других же гороскоп — вполне независимый источник информации о клиенте.

Психотерапевты самых разных направлений используют в своей работе астрологию — она оказалась уместной и в психодраме (здесь появился даже самостоятельный метод — астродрама, его автор — современный астролог Джефф Джоэр (США)), и в гештальттерапии, и в телесноориентированной терапии… Но, пожалуй, наиболее плодотворным оказалось сочетание этого древнего знания с идеями К.Г. Юнга. Вот несколько примеров очень удачного синтеза этих двух областей знания. Английский астролог Д. Радьяр изучает происхождение психологических проблем и комплексов, используя при этом астрологическую символику, описания свойств планет и знаков. Он пишет, что в его астро-психологическом исследовании «астрология дает структуру, а психология — содержание». Американский астролог Элис О. Хоувелл — автор книг «Юнговский символизм в астрологии» и «Юнговская синхронность в астрологических знаках и эпохах». Она размышляет о психологическом значении знаков зодиака, о смене эпох и тех изменениях, которые происходят в умах и душах современных людей. Работы К.Г. Юнга о синхронии, о символах, о взаимосвязи мира человеческой психики с пространством культуры, его мифами, традициями и ритуалами вдохновили этого автора на интереснейшие гипотезы и предположения о путях культуры и цивилизации.

Пожалуй, среди древних эзотерических знаний астрология по своей популярности занимает сегодня первое место. Астрологи предлагают свои услуги в газетах и по телевидению, открываются астрологические и астро-психологические консультации. Иногда это древнее учение используется для глубоких философских размышлений, иногда — для вполне однозначных прогнозов и рекомендаций, а в некоторых случаях оказывается удобным орудием для обмана и мистификаций. Тем не менее, интерес людей к загадочным флюидам планет и созвездий не ослабевает и, по всей видимости, до окончательной разгадки этих тайн нам еще очень далеко.

Автор — Светлана Маслова

Алхимия

Алхимия

Алхимия — средневековое учение, относящееся в равной степени и к миру природы, и к миру человеческой души. Одной целью алхимиков было превращение неблагородных металлов в благородные — золото или философский камень. Другой, не менее важной их задачей было освобождение духа от пут материи. Тем самым алхимик стремился развивать свою собственную духовную силу и получить власть над миром природы.

В психоанализе алхимию рассматривают прежде всего как прародительницу современных исследований бессознательного. К.Г. Юнг обратил внимание на то, что символика сновидений, те загадочные образы, которые мы видим во сне, во многом схожи с алхимическими символами. В своих работах он часто использовал алхимические символы для обозначения тех или иных психологических состояний человека. Например, в алхимии часто упоминается три мира — черный, белый и красный, которые необходимо пройти человеческой душе. Каждому из этих миров присущи свои собственные образы и переживания. Юнг обратил внимание на то, что и сновидение можно отнести к одному из этих трех миров, чтобы понять, на каком этапе своего духовного пути находится этот человек.

Первый из этих миров, черный, носит название нигредо. В этом мире страшно, жутко, тоскливо, его наполняют отвратительные образы: кучи навоза, скелеты, змеи, крысы, акулы, наручники, канализационные трубы… Словом, то, что мы обычно видим и переживаем в ночных кошмарах. Такие сны бывают связаны с трагическими моментами жизни, например, когда человек теряет кого-то из своих близких, или разочаровывается в прежних ценностях, не знает, как ему жить дальше. Эти жизненные ситуации связаны с тяжелыми переживаниями, однако они по-своему необходимы, и даже полезны. Ведь не пережив разрушение старого, не простившись с ним, невозможно двигаться дальше.
Когда старые отношения (или ценности) уже изжили себя, нужно позволить им разрушиться, уйти в прошлое для того, чтобы на освободившемся месте выстроить что-то новое. Нигредо называют миром тьмы — человек будто оказывается погруженным в ночную мглу, где нет ни звезд, ни лунного света.

Второй мир, белый, носит название альбедо. О переходе из мира нигредо в мир альбедо К.Г.Юнг писал так: «Неясность слегка рассеивается, как мрак ночи при появлении на небосклоне луны… Этот робкий свет относится к альбедо, лунному свету». Этому миру присуще задумчивое, мечтательное настроение, отсутствие сильных эмоций. Когда человек находится в таком состоянии, то во сне он может увидеть поверхности вод и зеркал, плавание без руля и ветрил; жемчуг, стекло и хрусталь. Животные, населяющие этот мир — белые медведи и овцы, мотыльки, совы и бабочки, лягушки и саламандры. На этой стадии алхимического процесса распад старого уже завершен, а новое еще только начинает появляться. Не случайно в это время во сне часто появляются образы беременных женщин или птиц, высиживающих яйца. Это — период пассивного ожидания, когда в душе человека едва начинают складываться новые ценности и ориентиры.

Третий мир, рубедо, — это мир Солнца. То, что вынашивалось и созревало в мире альбедо, теперь появляется на свет. В этом мире царит ясность и порядок, определенность во всех поступках и отношениях. Это царство рассудка, здравого смысла. Если миры нигредо и альбедо символизируют жизнь бессознательного и происходящие в нем процессы, то мир рубедо — это символ сознания. Рубедо — это мир активных действий, бурного развития отношений, особенно — отношений между мужчиной и женщиной, почему в психоанализе его и называют миром либидо. «У алхимиков этот мир называется рубедо, — пишет К.Г. Юнг, — В нем происходит брак рыжего мужчины и беднолицей женщины. Противоположности не только взаимоотталкиваются, но и стремятся друг к другу, потому что бесконечная вражда несовместима с жизнью и не может продолжаться вечно.» Образы сновидений, сопровождающих стадию рубедо — парящие высоко в небе птицы, ракеты и космические корабли; трамплины, фонтаны, огонь, вулканы; солдаты, лошади и повозки; великаны и атлеты.

Рубедо — это мир бурных эмоций и переживаний. Для того, чтобы находиться в этом мире, необходимо научиться правильно выражать свои эмоции, уметь хорошо контролировать свои поступки и отношения с людьми при помощи сознания. Нельзя позволять разряжаться своему внутреннему миру за счет внешнего. Например, если человек не в состоянии контролировать свои вспышки гнева и позволяет себе грубые выходки с окружающими, то это приведет к разрушению отношений и он довольно скоро останется в полном одиночестве. Тем самым он снова окажется в мире нигредо — во мраке и пустоте.

Современные психоаналитики используют символику алхимии в своей работе с пациентами. Дело в том, что изучение древних алхимических трактатов предоставляет новые возможности не только для интерпретации сновидений, но и для понимания отношений между пациентом и аналитиком. К.Г. Юнг неоднократно задавался вопросом о том, какая роль отводится аналитику в процессе работы над сновидением, а какая — пациенту. Он был не согласен со своим учителем, З. Фрейдом, полагавшим что психоаналитик обладает неким абсолютно истинным знанием о психической жизни пациента. Он говорил, что психотерапевтический сеанс подобен для пациента «беседе со своим добрым ангелом» , когда он получает ответы на свои вопросы, из глубин собственного бессознательного, а аналитик лишь помогает ему в этом, создает необходимые условия. Понять истинный смысл происходящих с ним событий каждый человек способен лишь самостоятельно, однако присутствие другого при этом все же необходимо. Об этом знали и алхимики — каждый из них всегда работал в паре с помощником, называемым «мистической сестрой», причем это мог быть как реальный человек, так и воображаемый.
Многие современные психотерапевты утверждают, что постижение древних мистических знаний необходимо психотерапевту для успешной работы не меньше, чем изучение научной психологии и психиатрии.

Автор — Светлана Маслова

Активное воображение

Активное воображение

воображениеАктивное воображение — свободное фантазирование, мечтания, «сны наяву». Один из методов работы с проблемой пациента в аналитической психологии. Цель активного воображения — познакомиться с теми частями личности, мыслями и желаниями, которые скрыты в бессознательном и потому недоступны человеку в повседневном опыте.

Впервые этот метод был предложен К.Г.Юнгом в 1935 году, когда он читал лекции в одной из Лондонских клиник и рассказывал о разных видах воображения: мечтах, грезах, фантазиях и т.п. Активное воображение отличается от обычных мечтаний, хорошо знакомых каждому человеку. Основное отличие в том, что в активном воображении сочетается работа сознания и бессознательного. Поэтому активное воображение отличается и от бесцельных фантазий и от сознательного вымысла. Психотерапевт просит своего пациента сосредоточиться на чем-то определенном — взволновавшем его событии, или на своих чувствах, или на заинтересовавшей его картине, или сюжете художественного произведения… Одно из важных достоинств этот метода в том, что «отправной точкой» для активное воображение  может стать все что угодно, нужно лишь быть внимательным к своим переживаниям и правильно сделать выбор. Затем пациент рассказывает обо все своих фантазиях, образах и чувствах, которые у него возникают, когда он сосредоточен на выбранной теме. Эти образы обретают свою собственную жизнь, выстраиваются в определенный сюжет со своей внутренней логикой. Вымыслы и фантазии, ранее не связанные между собой вдруг обнаруживают неожиданное сходство, становятся более отчетливыми. Так в этом опыте человек знакомится со скрытыми ранее частями своей души, которые в аналитической психологии называют тенью, анимой, анимусом, а также с миром своих архетипов.

Очень важно, чтобы это новое знание, полученное в опыте активного воображения, не исчезло бесследно, чтобы человек смог хорошо запомнить его и тем самым расширить свои реальные возможности. Для этого в конце такой работы психотерапевт обычно предлагает своему пациенту нарисовать рисунок, написать стихотворение или небольшой рассказ об этом новом опыте, чтобы лучше запомнить его и осмыслить. Причем, даже если это произведение никоим образом не интерпретируется, оно все равно обладает особой «целительной» силой для пациента. Ведь оно становится особого рода символом, напоминающем ему об этой встрече с неизвестными ранее внутренними персонажами, своеобразной «дверцей» к этому новому опыту.

Метод активного воображения включает две стадии. Сперва человек как бы «грезит наяву», рассказывая психотерапевту обо всех своих видениях и переживаниях, а потом они вместе обсуждают этот опыт. На первой стадии, по словам К.Г.Юнга «создается новая ситуация, в которой бессознательные содержания оказываются на виду в бодрствующем состоянии» пациента. В этом — отличие от обычных сновидений. А затем пациент размышляет об этих образах, о том, что они могут обозначать почему они появились в его сегодняшнем опыте. Например, в активном воображении человек рассказывает свою фантазию об отважном охотнике, который бесстрашно сражается с дикими зверями. Такой сюжет, конечно, архетипичен, поэтому можно вспомнить мифы и сказки на эту тему чтобы лучше понять, что означают образы охотника, диких животных и так далее в определенной культуре, в коллективном бессознательном всего человечества. Но кроме того, этот сюжет имеет отношение и к сугубо личным переживаниям пациента, говорит о его сложностях и проблемах, а так же — указывает возможные пути их решения. Беседуя с психотерапевтом, он обнаруживает взаимосвязь этих образов и этого сюжета со своими собственными жизненными коллизиями, сам оценивает их значимость и находит в них свой собственный, уникальный смысл.

К.Г.Юнг применял активное воображение как правило на заключительном этапе своей работы с пациентом, когда он был уже достаточно хорошо знаком с миром его образов по работе с его сновидениями. Активное воображение оказалось эффективным методом при лечении неврозов, однако лишь в сочетаниями в сознательными интерпретациями и беседами. Он предполагает не бесконтрольное выплескивание всех образов бессознательного, но так же активную и творческую работу сознания.

Метод активного воображения имеет и свои ограничения, поскольку содержит некоторые «подводные камни». Одна из опасностей — «пойти на поводу» у бессознательного и наблюдать игру образов, часто — с очень увлекательным сюжетом и красивыми картинками. Однако смысл всего происходящего остается непроясненным, проблема — не решенной, хотя и складывается обманчивое впечатление проделанной работы. Другая опасность — это скрытые, непроявленные части личности пациента. Они могут обладать слишком большой силой, «запасом энергии» и тогда, оказавшись на свободе, полностью овладевают пациентом, он теряет контроль над собой и оказывается на грани психического срыва.

Активное воображение — интересный и красивый метод работы с психологическими проблемами. Однако он содержит целый ряд скрытых опасностей и потому его использование под силу лишь специалисту, не следует его воспринимать как забавное салонное развлечение.

Автор — Светлана Маслова