Близость

Близость

Одним из наиболее важных факторов, способствующих аттракции, является близость одного человека другому (Sprecher, 1998). Одно из наиболее известных исследований влияния переменной близости было проведено Фестингером и его коллегами (Festinger et al., 1950) еще в 1950 г. Они изучали влияние физической близости на формирование дружеских отношений и взаимодействия в жилом комплексе. Ученые выяснили, что люди находят друзей среди своих соседей с большей вероятностью, чем среди других людей, проживающих с ними на одном этаже. Также люди скорее начинали дружить с теми, кто жил с ними на одном этаже, чем с соседями с других этажей или с теми, кто жил в других домах. На процесс знакомства влияли даже незначительные архитектурные особенности зданий, такие как расположение лестницы.

В других исследованиях похожие результаты были получены в гораздо большем масштабе (см. обзор в Katz and Hill, 1958). Броссард (Brossard, 1932) использовал адреса, указанные на 5000 свидетельств о браке, выданных в Северной Америке, чтобы показать, что одна шестая супружеских пар жила на расстоянии одного квартала друг от друга, одна треть — на расстоянии пяти кварталов, а больше половины супругов разделяли 20 кварталов. Результаты другого исследования указывают на то, что на момент своего первого свидания супруги жили на расстоянии одной мили друг от друга (Clarke, 1952). Наконец, Спухлер (Spuhler, 1968) сообщает о высокой вероятности того, что люди женятся или выходят замуж за человека, который родился в радиусе 177 км от их собственного места рождения.

Близость проживания может являться важным фактором влечения по двум взаимосвязанным причинам. Во-первых, она определяет более высокий уровень воздействия и осведомленности, что, в свою очередь, усиливает симпатию. Зайонц (Zajonz, 1968) называет это «эффектом простого воздействия»: по его мнению, повторное предъявление стимула, как правило, повышает расположение к нему. Этот феномен может значительно усилиться, когда дело касается незнакомых людей: Йоргенсен и Сервон (Jorgensen and Cervone, 1978) выяснили, что лица незнакомцев нравились больше, когда их чаще видели. А Морленд и Бич (Moreland and Beach, 1992) сообщают о том, что студенты оценивали как наиболее приятных тех преподавателей, которых видели чаще всего. Однако важно то, что результаты многократного воздействия существуют не бесконечно: Борнстейн (Bornstein, 1989) указывает на то, что повышение симпатии к людям, изображенным на фотографиях, прекращалось примерно после десяти показов.

Во-вторых, близость может способствовать симпатии благодаря «различным ассоциациям»: нам свойственно жить рядом не только с нашими потенциальными партнерами, но и с людьми, которые похожи на нас самих (Urdy, 1971). Например, районы нередко бывают разделены социально-экономическими, расовыми, религиозными или образовательными границами. Таким образом, учитывая тот факт, что мы ищем партнеров, которые обладают похожими интересами и происхождением, мы скорее всего будем считать привлекательными тех людей, которые живут рядом с нами. Дейви и Ривз, которые провели исследование в американском городе Нью-Хейвен, констатируют (Davie and Reeves, 1939: 517):

Почти три четверти (73,6%) жителей города, состоящих в браке, выбрали себе партнеров, проживающих в районе такого же типа, как их собственный. Практически нет смешанных браков (3,9%), в которых супруги проживали в районах, имеющих большие различия в социальных, экономических и культурных особенностях.

Безусловно, данные этих исследований влияния близости в чем-то устарели: в наше время люди, ищущие партнера, имеют в своем распоряжении средства, позволяющие им выйти далеко за пределы своего района и, соответственно, встретиться с разнотипными потенциальными партнерами. При таком сценарии близость может уже не играть той роли, которую она выполняла в прошлом (Urdy, 1971).

Авторы — Вирен Суэми и Адриан Фернхем

Глава из книги «Психология красоты и привлекательности» публикуется с согласия издательства «Питер»

Психология физической привлекательности

Психология физической привлекательности

В этой книге сделана попытка ответить на два взаимосвязанных вопроса: почему мы считаем определенных людей привлекательными и что делает их привлекательными в наших глазах? Хотя в книге рассматриваются и анализируются различные точки зрения, главное внимание в ней уделяется эволюционной психологии привлекательности. Это объясняется тем, что в последние годы резко возросло число исследований, основанных на идеях эволюционной психологии. Сегодня появилось множество научно-исследовательских работ, которые предлагают эволюционное объяснение тех причин, по которым мы считаем определенные характеристики конкретного человека привлекательными.

Если мы хотим разобраться в эволюционной психологии привлекательности, то нам прежде всего необходимо понять ряд общих принципов эволюционного подхода к психологии, и именно этому вопросу посвящена глава 3. В главе 4 мы приводим обзор исследований, в основе которых лежат идеи эволюционной психологии, уделив главное внимание тем аспектам внешности человека, которые считаются привлекательными и в число которых входят симметричность, определенные черты лица, длина ног и цвет волос. Чтобы сделать наш анализ эволюционного подхода к изучению привлекательности более глубоким, в главе 5 мы рассматриваем предпочтения людей в том, что касается веса тела и фигуры. Ряд описанных в книге исследований мы провели сами, однако целью подробного изучения одного из аспектов теории эволюционной психологии является проведение критического анализа.

При создании этой книги мы черпали вдохновение в различных идеях эволюционной психологии, однако это не изменило наше мнение о том, что она не способна объяснить абсолютно все аспекты поведения человека. Так, мы считаем, что эволюционная психология вряд ли может предоставить лучшее объяснение кросс-культурных различий в предпочтениях, касающихся привлекательности (глава 6). Кроме того, несмотря на существование большого количества исследований физической привлекательности с использованием идей эволюционной психологии, их критический анализ пока еще не проводился. В главе 7 мы предлагаем читателям возможный вариант такого анализа.

Мы считаем, что нам необходимы более продуманные теории, в которых будет использована эволюционная теоретическая система, но при этом люди будут рассматриваться как социальные существа, какими они, без сомнения, и являются. Другими словами, использование эволюционного подхода для объяснения причин физической привлекательности необходимо, но не достаточно. В связи с этим в главе 8 мы обращаемся к ряду ключевых концепций, выдвигаемых целым поколением социальных психологов, изучающих вопросы физической привлекательности. Эта глава посвящена процессу привлекательности, который, по нашему мнению, играет важную роль в понимании того, почему мы судим о других людях по их внешности.

Стремление к красоте и привлекательности, чем бы оно ни было вызвано, может оказывать глубокое влияние на отдельных людей, политику государства и общество в целом. Так, это явление заставляет нас искать ответы на важные вопросы, затрагивающие природу общества, в котором мы живем, и то значение, которое мы придаем внешности человека. Не может ли особое внимание, уделяемое собственному внешнему виду, в некоторых случаях превратиться в бесконечное стремление к идеалу привлекательности, который недостижим? И не станет ли стремление к красоте допустимой и значимой целью, к которой будут стремиться люди в XXI в.? Эти и другие вопросы рассматриваются в заключительной части главы 9.

Не так давно любые научные попытки понять физическую привлекательность не вызвали бы ничего, кроме презрения: считалось, что решение вопросов человеческой красоты следует оставить тем, кто в ней действительно разбирается, а именно художникам и философам. Другие считали любую попытку дать определение физической привлекательности бессмысленной: ведь, по их мнению, красота представляет собой качество, которое с трудом поддается научному анализу. Тем не менее на интуитивном уровне мы знаем, что существует нечто, что мы можем назвать физической красотой и что обладает силой, позволяющей влиять на самые разные аспекты нашей жизни. Данная книга представляет собой попытку понять этот объект желаний. Однако прежде чем мы начнем наше путешествие к достижению этого понимания, нам кажется вполне уместным привести краткое предостережение английского поэта Фрэнсиса Куорлса (цит. по Gilman, 1980):

Смотри на красоту не слишком много, чтобы она не опалила тебя; не слишком долго, чтобы она не ослепила тебя; не слишком близко, чтобы она не сожгла тебя. Если ты увлекаешься ею, она обманывает тебя; если ты любишь ее, она лишает тебя покоя; если ты охотишься за ней, она уничтожает тебя. Если ее сопровождает добродетель, это рай для сердца; если ей сопутствует мудрость, это страдание для души. Это костер для умного человека и печь для дурака.

Авторы — Вирен Суэми и Адриан Фернхем

Глава из книги «Психология красоты и привлекательности» публикуется с согласия издательства «Питер»

Психология красоты и привлекательности

Психология красоты и привлекательности

Психология красоты и привлекательностиЧто значит красота в современном обществе? Какую роль играет физическая привлекательность? Как интерпретируется красота с позиций социальной и эволюционной психологии? Замечательная книга, написанная известными английскими психологами Виреном Суэми и Адрианом Фернхемом, дает подробные высокопрофессиональные ответы на эти и многие другие вопросы, касающиеся теоретических и практических аспектов психологии красоты и привлекательности.

Издание адресовано психологам, медикам, педагогам, студентам и преподавателям профильных вузовских факультетов, а также всем интересующимся.

Главы из книги в нашем журнале

(публикуются с согласия издательства «Питер»)

  1. Психология физической привлекательности
  2. Близость
  3. Взаимное самораскрытие
  4. Любовь слепа

Купить книгу в Интернет-магазине издательства «Питер»

Психология красоты и привлекательности

Оригинал: The Psychology of Physical Attraction

Авторы: Вирен Суэми, Фернхем Адриан

Серия: Мастера психологии

Тема: Социальная психология 1-е издание, 2009 год, 240 стр., формат 17×23 см (70х100/16), Твердый переплет, ISBN 978-5-49807-108-4

Будьте открыты!

Будьте открыты!

Я такой, какой я есть. Будьте проще и люди к вам потянутся!

Следующий шаг к уверенности, который вам необходимо сделать, — это стать более открытым. Что значит быть открытым? Это значит обладать несколькими важными умениями.

Умение открыто говорить о своих чувствах и желаниях, мыслях и приоритетах.

Умение на уровне эмоций понимать чувства и желания собеседника, его настроение (это свойство еще называют эмпатией). Умение без страха сообщать информацию о себе (это укрепляет межличностный контакт и доверие к вам).

В отсутствии открытости межличностные отношения чахнут и умирают. Общение близких людей постепенно формализуется. В конце концов оно становится неинтересным, и пропадает всякое желание общаться. Как результат — неуверенность нарастает, не за горами депрессия.

Общение и любой контакт между людьми — это в первую очередь познание. Если вы ведете себя открыто, лед в отношениях тает.

Открытое проявление своих эмоций кажется опасным делом, поскольку эти эмоции могут кого-либо задеть или обидеть. Но ведь это ваши эмоции — и вы честно признаетесь в том, что они есть. За реакцию другого человека вы не отвечаете.

Это не значит, что нужно всегда рубить правду-матку. Конечно, нужны мера и такт. Но если вы всегда будете исходить из того, что о вас подумают другие, то станете очень зависимы от чужих оценок. А это признак неуверенной самооценки!

Особенно это относится к тем случаям, когда ваши чувства вполне справедливы. Например, если человек ведет себя по отношению к вам оскорбительно, подло, неуважительно.

Давайте рассмотрим алгоритм выработки навыка открытого выражения своих чувств и желаний.

Во-первых, обратите особое внимание: фразы нужно формулировать от первого лица. Начинайте высказывания с местоимений «я», «мне», «меня». Это признак уверенной и сильной личности!

Во-вторых, воздержитесь от агрессивности и иронии в отношении собеседника. С агрессивностью, пожалуй, все понятно. Но, спросите вы, почему в опалу попала ирония? Очень просто. Ирония — это скрытая агрессия, недовольство чем-то или кем-то под маской юмора. Вспомните, например, распространенные фразы: «Ты ведь у нас самый умный!»; «Очень ценное замечание, сам бы я не догадался!»

Для отработки навыка открытого выражения чувств и желаний предлагаю технику «Я чувствую и я хочу». Она на порядок снизит уровень и частоту ваших конфликтов. Эту технику не так просто понять и запомнить с первого раза. Но если прочесть текст несколько раз, то применение техники не составит особого труда.

Я чувствую и я хочу

Шаг первый

Признайтесь себе, что у вас возникло сильное чувство по отношению к поступку или к поведению другого человека. Вы хотели бы, чтобы человек в будущем вел себя совершенно определенным образом или не поступал так больше. Это особенно важно для выработки уверенности в себе в ситуациях, которые повторяются и постоянно доставляют вам неприятные эмоции! На данном этапе вы должны зафиксировать факт, поступок и ваши чувства по отношению к этому поступку.

Рассмотрим несколько распространенных примеров для иллюстрации.

Вы делаете уборку в доме, а ваша половина даже не пытается вам помочь. Вы обижены.

Коллега по работе откровенно сваливает свою работу на вас. Вы чувствуете недовольство.

Шаг второй

Мысленно назовите чувства, которые вы испытываете по отношению к поступку. И сформулируйте желание, которое исправит ситуацию и позволит вам не испытывать подобные чувства.

На этом этапе вы должны самостоятельно определить свои чувства и свои желания.

Какие варианты возможны в рассмотренных нами примерах?

Я обижена. Я хотела бы, чтобы партнер мне помогал или хотя бы отложил на время газету.

Я возмущен. Я хотел бы, чтобы коллега сам делал свою работу.

Шаг третий

Поставьте перед собой маленькую выполнимую цель. Цель обязательно должна быть положительной. То есть вы формулируете, чего вы хотите добиться, а не чего хотите избежать. И старайтесь ставить достижимые цели, которых вы сможете добиться в ближайшем будущем.

Ваша цель — попытаться исправить ситуацию. Не провоцировать конфликт, не идти на поводу у своих эмоций, но и не молчать, не держать в себе свои мысли и чувства.

В рассмотренных нами примерах цель может быть общей. Сформулировать ее можно таким образом.

Чтобы повысить свой уровень уверенности, сегодня же я скажу ему (ей) о своих чувствах и желаниях. Спокойно, вежливо и уверенно! Я повторю мои желания несколько раз!

Шаг четвертый

Объективно опишите сложившуюся ситуацию партнеру. На этом этапе вы излагаете факт, зафиксированный во время первого шага. Объективно, без эмоций, описываете происходящее: тот самый поступок или поведение, которое вам не нравится.

Вот вариант возможного описания рассмотренных примеров.

В последнее время, когда я пытаюсь с тобой поговорить, ты либо смотришь телевизор, либо читаешь газету. Послушай, ты уже в третий раз просишь меня сделать твою работу.

Шаг пятый

Открыто выразите свои чувства к партнеру. Используя местоимения «я», «мне», «меня», назовите чувства, которые испытываете в данной ситуации. Опишите свои переживания. При этом можете использовать общие слова: меня расстраивает; вызывает мое неудовольствие.

Как можно описать свои чувства в описываемых примерах?

Это меня сильно обижает, и я злюсь на тебя. Я недоволен этим обстоятельством!

Шаг шестой

Сформулируйте свои желания.

На этом этапе нужно вспомнить второй шаг. Сообщите партнеру свои конкретные пожелания, изложите их мягко, но настойчиво. Опишите, что бы вы хотели от партнера, как, по-вашему, он должен себя вести. При этом избегайте слишком общих формулировок.

Пожелания в рассматриваемых примерах могут выглядеть следующим образом.

Я хотела бы, чтобы ты мне помог или хотя бы отложил на время газету.

Я хотел бы, чтобы каждый делал свою работу: вы свою, а я свою.

Шаг седьмой

Это очень и очень важный шаг! Вы должны внимательно выслушать, что вам скажет партнер. Не перебиваете его! Затем нужно вкратце пересказать его слова. Для этого используйте прием дословного повторения либо перефразирования. И наконец повторите пятый и шестой шаги: снова открыто выразите свои чувства и желания.

Ни один человек сразу вас не поймет. У него слишком много своих чувств, мыслей, забот. К тому же на ситуацию он смотрит иным, чем вы, образом. Он будет оспаривать важность ваших чувств и желаний, поскольку его собственные чувства ему важнее. Наконец нужно учитывать и поведенческие стереотипы, присущие вашему собеседнику. Итак, чтобы вас поняли, повторите свои слова несколько раз!

Я понимаю, что уборка, с твоей точки зрения, — не особо важное занятие. Однако я хотела бы, чтобы ты мне помог или хотя бы отложил на время газету. Я понимаю, что вы очень заняты. Но я хотел бы, чтобы каждый делал свою работу, — вы свою, а я свою.

Прочтите технику «Я чувствую и я хочу» несколько раз. Изучите ее досконально, выучите назубок — и начинайте применять, как только представится такая возможность.

Итак, открыто выражать свои чувства и желания вы уже научились.

Теперь давайте перейдем к тренингу общей открытости в общении. Я предлагаю две техники, которые будут помогать налаживать контакт с любым собеседником и вести продолжительную беседу.

Свободная информация

Суть техники в том, чтобы говорить о большем, чем нас спрашивают. Даже на закрытый вопрос можно ответить многосложно, выйти за пределы вопроса. Даже простые ответы «да» или «нет» можно расшифровать.

Например, на вопрос: «Ты живешь в Москве?» — можно ответить просто: «Да». А можно добавить свободную информацию: «Да, в Москве. В районе Чистых Прудов».

При этом в ваших высказываниях будет заключаться информация, необходимая для развития темы разговора. Подобный ответ стимулирует собеседника к задаванию вопросов. Вы показываете свою заинтересованность в беседе и возможные темы ее развития.

Самораскрытие

Цель данной техники — упоминать в беседе не только конкретные факты и события (где вы живете, кем работаете, сколько вам лет, кто ваши родители, где учились и так далее), но и говорить о своих мыслях, чувствах, переживаниях (разумеется, по отношению к теме разговора). Если вы готовы давать информацию о себе, у вас есть выбор. Можно говорить о предмете, который интересует другого, — это прием «свободная информация». Можно говорить о своем отношении к этому предмету — это прием «самораскрытие». В любом случае вы позволяете себе раскрыться и даете возможность собеседнику обратиться к вашим интересам, стилю жизни или даже проблемам.

Внимание! Техника «самораскрытие» подразумевает, что вы должны иногда признаваться и в том, что вам не нравится, что вас беспокоит и чего вы боитесь! Итак, говорите о большем, чем вас спрашивают!

Множество свободной информации связано с нашими интересами, увлечениями и занятиями. Это лучше, чем говорить о погоде или спорте. Вы должны также уметь слышать, что другие говорят о самих себе. Обмениваясь свободной информацией, вы выбираете темы, интересные друг для друга.

Автор — Наталья Ром

Глава из книги «Как выработать здоровый пофигизм, или 12 шагов к уверенности в себе» публикуется с согласия издательства «Питер»

Как выработать здоровый пофигизм, или 12 шагов к уверенности в себе

Как выработать здоровый пофигизм, или 12 шагов к уверенности в себе

ОбложкаНаталья Ром — профессиональный бизнес-тренер, практикующий психолог. Проводит тренинги, семинары, консультации с самыми разными аудиториями: от домохозяек до бизнесменов и политиков.

Как стать уверенным в себе человеком? Разве можно этому научиться? Да! Но есть одно условие: вы должны не просто прочитать книгу, а пройти каждый урок тренинга — шаг за шагом. Разделы книги-тренинга так и называются — шагами. Знаете, почему? Шаг — это выполненное действие. Шаг никто не может сделать за вас! Так же, как никто не может вашими губами произнести: «Я хочу стать уверенным в себе человеком».

Хорошая новость: вы уже сделали первый шаг к уверенности в себе! Вы признались себе, что готовы измениться, и взяли ответственность за эти изменения на себя. Сделайте следующий шаг — меняйтесь и идите вперед к своей уверенности!

Глава из книги в нашем журнале

(публикуется с согласия издательства «Питер»)

  1. Будьте открыты!

Оглавление

  • Предисловие
  • Шаг первый. Вы ответственны за свою уверенность!
    Я-безответственность или Я-уверенность?  Мне выбирать!
  • Шаг второй. Навыки уверенного человека
    Я-неудачник или Я-личность?  Избавляемся от негативного мышления!
  • Шаг третий. Меняйтесь уверенно
    Я не трус, но я боюсь. Самый простой метод борьбы со страхом!
  • Шаг четвертый. Вырабатывайте уверенную самооценку
    Я-стакан или Я-бочка. Избавляемся от критики и заниженной самооценки!
  • Шаг пятый. Укрепляйте и защищайте свою самооценку
    Кто я: тварь дрожащая или право имею?  Вырабатываем здоровый пофигизм!
  • Шаг шестой. Внешняя уверенность
    Я-внутреннее и Я-внешнее. Искусство разговаривать без слов!
  • Шаг седьмой. Уверенность — это уверенное общение
    Я-молчун или Я-оратор?  Быть хорошим собеседником просто!
  • Шаг восьмой. Будьте открыты!
    Я такой, какой я есть. Будьте проще — и люди к вам потянутся!
  • Шаг девятый. Техники эффективного общения
    Я и Ты, Ты и Я. Станьте интересным собеседником!
  • Шаг десятый. Научитесь отказывать
    Не хочу и не буду.  Научитесь говорить «нет»!
  • Шаг одиннадцатый. Уверенность против манипуляций
    Я-жертва или Я-победитель?  Даем отпор манипуляциям!
  • Шаг двенадцатый. Достигайте своих целей!
    Я-мечта и Я-реальность. Целеустремленность — универсальный принцип успеха!
  • Краткое послесловие

Купить книгу в Интернет-магазине издательства «Питер»

Как выработать здоровый пофигизм, или 12 шагов к уверенности в себе

1-е издание, 2010 год, 160 стр., формат 14×21 см (60х90/16), Мягкая обложка, ISBN 978-5-49807-211-1

Авторы: Ром Наталья

Серия: Как помочь себе самому

Тема: Психология жизненного успеха. Разное

Как воспитать дисциплинированного ребенка

Как воспитать дисциплинированного ребенка

Как воспитатьВ процессе работы над книгой Как воспитать дисциплинированного ребенка доктор Роберт Брукс и доктор Сэм Голдштейн обнаружили, что нехватка самоконтроля и самодисциплины лежит в основе многих проблем поведения. Большинство родителей и детей ассоциируют понятие дисциплины с термином «наказание», что объясняет все домашние баталии. Эта захватывающая познавательная книга показывает, как изменить старые представления и использовать позитивный подход и подлинное общение, чтобы найти решения, применимые к любому ребенку. Вы узнаете драматические истории таких же, как и вы, родителей, которые захотели понять своих детей после нескольких лет противостояний. Вы узнаете, какие методы работают, а какие нет, вне зависимости от возраста вашего ребенка.

Главы из книги в нашем журнале

(публикуются с согласия издательства «Питер»)

  1. Как показать ребенку, что он способный
  2. Сочувствие как способ воспитания
  3. Вера в успех

Купить книгу в Интернет-магазине издательства «Питер»

Как воспитать дисциплинированного ребенка

Оригинал: Raising Self-Disciplined Child

Авторы: Брукс Роберт, Голдштейн Сэм Серия: Вы и ваш ребенок Тема: Педагогика семейного воспитания 1-е издание, 2009 год, 320 стр., формат 14×21 см (60х90/16), Твердый переплет, ISBN 978-5-388-00095-8

Вера в успех

2433

Вера в успех

У родителей есть бесчисленные возможности ставить перед своими детьми различные цели.

Дисциплинированные дети рассчитывают на успех, когда его вероятность реальна. Родителям следует постоянно подчеркивать, что дети — активные творцы своей жизни, что их успехи напрямую зависят от их усилий и талантов.

Мэнни Спиллэйн понял это. Он с нетерпением ждал первого снега зимой, а когда снег наконец выпал, он гулял со своими тремя детьми, и они вместе лепили снеговика. Было радостно наблюдать, как дети работают вместе со своим отцом. Он умело распределил между ними задачи, каждый должен был вылепить свою часть тела снеговика, и спросил их, из чего можно сделать глаза и нос. Он с явным удовольствием написал перед снежным человеком «Снеговик приветствует вас у Спиллэйнов». Когда мимо будут проходить соседи, он скажет им: «Смотрите, как замечательно поработали мои дети». Родительское участие и поддержка со стороны Мэнни не ограничивались зимними забавами. Весной он вместе с детьми сажал растения, и когда они цвели, он хвалил детей за их прекрасную работу.
Некоторые могут удивиться, зачем мы рассматриваем эти, на первый взгляд, незначительные проявления, но это действенные методы. Мы должны отойти от привычных представлений о воспитании, которые фактически равнозначны наказаниям. Воспитание — это скорее обучение, а дети лучше всего учатся, когда их достижения и успехи замечают. Общаясь с родителями, дети учатся справляться с различными задачами, и благодаря этому у них развиваются основы стрессоустойчивого мышления.

Как продемонстрировал Мэнни Спиллэйн, у родителей есть вполне реальные возможности прививать эти положительные качества своим детям. Конечно, нам не следует чрезмерно хвалить детей за каждое небольшое выполненное задание, иначе похвала потеряет свое значение, но даже при этом мы можем найти много ситуаций, в которых уместно сказать: «Отличная работа!», «Ты сам все сделал!», «Ты действительно старался, и все получилось!» или «Я знаю, что немного помог, но основная заслуга принадлежит тебе». Эти и другие подобные комментарии поощряют в ребенке веру в реальный успех, без которой сложно стать дисциплинированным и обрести чувство контроля над своей жизнью.

Тонтоны: учимся хвалить

Во время нашей первой встречи с Люком и Мередит Тонтон мы решили, что было бы полезно встретиться еще несколько раз с ними двумя перед тем, как позвать Джереми и, возможно, Люциллу. Мы хотели оценить способность родителей изменить свое мышление и стиль воспитания. Мы предложили им обсудить стратегии, которые они могли бы использовать, чтобы помочь Джереми справиться со своим расстройством и гневом и научиться ценить свои достижения.

Во время нашей второй встречи мы объяснили родителям Джереми, откуда могла взяться его неуверенность в своих силах. Мы описали различные темпераменты, которые бывают у детей, и отметили, что судя по их рассказам, Джереми достался «трудный» характер.

Сопереживая им, мы заметили, что некоторые дети могут быть настолько дерзкими, что их приходится строго воспитывать. Другие дети, такие как Люцилла (согласно описанию ее родителей), кажется, просто знают то, что от них требуется, и исполняют любые поручения. Обычно у родителей лучше складываются отношения с этими детьми, и они любят проводить с ними время и часто хвалят их.
Люк прервал: «Я согласен, но даже когда мы пытаемся хвалить Джереми, он нас не слушает. Через некоторое время мы с Мередит думаем: «Зачем говорить ему что-то приятное? Это, кажется, сердит Джереми, и мы сами сердимся еще больше, потому что он отказывается от нашего одобрения». Я надеюсь, что выразился ясно».

Мы заверили Люка, что он выразился вполне ясно. Мы обратились к нему и Мередит с просьбой подумать о двух главных проблемах. Во-первых, им следует хвалить Джереми так, чтобы он захотел принять похвалу, во-вторых, они должны возложить на него ответственность за его собственное поведение, и сделать это нужно не так, как они делали раньше. Мы сформулировали свое предложение так, чтобы Тонтоны почувствовали, что мы преследуем ту же цель, что и они — сделать их сына Джереми более ответственным и дисциплинированным.

Мередит спросила: «Вы считаете, мы были слишком резки с Джереми? Кажется, и в школе тоже так думают, особенно после рассказа Люциллы».

Мы поняли огорчение Тонтонов, но отметили, что они старались помочь сыну. В то время как они хотели установить с ним более близкие отношения, крики и шлепание вбили клин между ними, и поведение Джереми не улучшилось.

Люк возразил: «Но после того, как мы отчитаем или выпорем его, он какое-то время ведет себя лучше!»

Мы уточнили, что это улучшение всегда бывает лишь временным. Крики и порка могут подействовать на Джереми и, возможно, даже испугать его, но они не работают в перспективе и, кроме того, расстраивают Люциллу. «Что вы можете предложить вместо этого?» — спросил Люк.

Мы предложили две главных идеи. Родителям следует разработать более систематический подход к сыну, который поможет им принять сильные стороны Джереми. Мы предупредили Тонтонов, что это займет время. Для начала Джереми нужно было показать, что его вспышки гнева и грубость по отношению к родителям неприемлемы.

Люк прервал нас: «Мы говорили это ему сто раз. Он вообще не слушает; именно поэтому все заканчивается тем, что мы кричим на него».

Мы признали, что родители много раз говорили Джереми, что его грубость и вспышки гнева недопустимы. Добавив, что мы разделяем стремление Люка и Мередит покончить с таким поведением, мы объяснили, что разница заключается в нашем стремлении найти лучший способ достигнуть цели. (Определение целей, которые стоят перед родителями, крайне важно для нашего сотрудничества в поиске новой стратегии воспитания.)

Люк извинился за то, что перебил нас, а Мередит сказала: «Мы очень расстроены». Ее глаза наполнились слезами, и она продолжала: «Я не могу говорить за Люка, но я сама чувствую себя плохой матерью для Джереми. Единственное, что меня утешает — воспитание Люциллы. Возможно, кое-что я сделала правильно».

Люк ответил: «Я не думаю, что с Джереми мы потерпели фиаско. Мне кажется, мы сделали то, что мы могли, и он должен, наконец, повзрослеть».

Мы сказали Тонтонам, что когда дети создают трудности, как Джереми, родители могут испытать много различных эмоций, включая уныние (чувство, что вы плохие родители), расстройство и гнев. Мы объяснили, что для родителей важно признать эти чувства, но Люку и Мередит прежде всего нужно найти другие способы воспитания Джереми. Нашей общей целью в отношении мальчика было научить его быть более ответственным и радостным — на данный момент он явно был несчастлив.

Мередит подтвердила нашу догадку. Мы возвратились к своим рекомендациям и повторили, что для Джереми важно понять: его грубость и вспышки гнева неприемлемы и приведут к определенным последствиям. Однако мы посоветовали наказывать его не криком или поркой. Вместо этого родителям стоит поговорить с Джереми, объяснить ему, что понимают его чувства, но способ, которым он их выражает, недопустим. Им нужно сказать Джереми, что ему не разрешат делать то, что ему нравится, если он будет вести себя таким образом. Мы предоставили родителям решать, каким именно будет наказание, но посоветовали сначала объяснить сыну, что его поведение может привести к определенным неприятным последствиям.

Люк задался вопросом: «Как мы это сделаем? Когда мы наказываем Джереми, он тут же обвиняет нас в несправедливости и часто добавляет, что мы любим Люцил-лу больше. Мы говорим ему, что мы любим его тоже, но с Люциллой нам легче, потому что она не бьется в истерике и не грубит».

Мы ответили, что важно попробовать, хотя на изменение взгляда Джереми потребуется время. Мы предложили им начать с использования определенных слов. Всякий раз, когда Тонтоны говорят Джереми, что его вспышки гнева и некоторые его слова недопустимы, они должны сообщать ему о грозящих последствиях, подчеркивая: «Это твой выбор. Если ты будешь так делать, то потеряешь определенные возможности. Ты сам выбираешь, и мы думаем, это научит тебя контролировать свой гнев».

Мередит улыбнулась и сказала: «Я улыбаюсь, потому что когда вы говорите, это кажется таким разумными логичным, но я продолжаю задаваться вопросом, поможет ли это в случае с Джереми».
В ответ на ее улыбку мы, тоже улыбнувшись, ответили, что не ожидаем от Джереми слов: «Спасибо за ваш новый подход; это поможет мне понять правду и изменить свое поведение». В случае такой чрезмерно вежливой реакции следует быть начеку. Когда родители меняют свою обычную реакцию на поведение ребенка, оно может на короткое время даже ухудшиться, потому что ребенок проверяет родителей на прочность. Но, по нашему опыту, как только дети понимают, что родители не настроены отступать, они потихоньку начинают менять свое поведение.

Прежде чем обсуждать варианты наказания для Джереми, мы вернулись к нашей второй главной стратегии, нацеленной на то, чтобы помочь Джереми научиться принимать похвалу. Мы намекнули Тонтонам, что ему было бы легче, если бы он почувствовал, что родители стали менее строгими и более справедливыми к нему. Тогда Джереми научится оценивать свои силы и пользоваться способами контроля над гневом, которые демонстрируют Люк и Мередит.

Люк напомнил нам: «Мы уже говорили, Джереми на наши комплименты реагирует однозначным протестом. Директор сказал, что то же самое происходит и в школе».

Мы ответили, что работали со многими детьми, реакция которых на похвалу была подобна ответам Джереми. Иногда кажется, что легче не хвалить их вообще, так как любое поощрение вызывает отрицательную реакцию. Но если ребенок заслужил похвалу, а мы стесняемся ее выразить, наше молчание только усугубит ситуацию. Поэтому родители должны найти способ, как хвалить своего ребенка, не вынуждая его тут же отклонять или преуменьшать комплимент. Мы вернулись к случаю Джереми и задались вопросом, как похвалить его так, чтобы мальчик испытал радость и удовлетворение от выполненной задачи. Мы уверены, что дети, испытывающие радость, вряд ли станут плохо себя вести и сердиться.

Мередит сказала: «Если бы нам удалось повысить самооценку Джереми, было бы замечательно. Я знаю, мы всегда сравнивали Джереми с Люциллой, и наверное, это несправедливо, но это такое удовольствие — хвалить Лю-циллу и видеть улыбку на ее лице».

Мы согласились, что это приятно, когда дети отвечают на нашу похвалу улыбкой или словами благодарности, и напомнили Мередит, что именно этого мы хотим добиться от Джереми. Поскольку он никогда не принимал похвалу так восторженно, как другие дети, включая его сестру, мы предположили, что его надо научить гордиться своими достижениями.

Теперь, когда мы заложили основу для новых стратегий, мы поделились одной из наших любимых идей: заранее подготовить Джереми к комплименту. Мы обсудили несколько способов сделать это. Во-первых, Тонтоны могли сказать Джереми, что есть кое-что, что они хотели бы сказать ему, но если он не хочет, пусть скажет об этом. После этого родители могли бы похвалить его за что-то, что Джереми сделал. «Но мы знаем, что он не согласится», — возразил Люк

Мы подтвердили, что вероятно, так и будет. Но спрашивая Джереми заранее, не согласится ли он кое-что услышать, они уменьшат эффект рефлекторного отторжения и сделают мальчика менее агрессивным. Этот вопрос позволил бы Люку и Мередит обсудить с сыном их разногласия. Вообще, когда дети не соглашаются с родителями, а это бывает нередко, мы советуем родителям говорить: «Я рад, что ты высказал мне свое мнение, у нас различное представление об этой проблеме, давай обсудим ее». Или же родители могут использовать другую нашу любимую стратегию.

Услышав, что у нас есть другая стратегия, Люк удивился: «Что вы имеете в виду?»

Мы ответили, что вместо того чтобы сердиться на детей за неуважение, можно сказать: «Я в замешательстве. Мне кажется, ты хорошо поработал, и я хочу сказать тебе об этом, но когда я пытаюсь похвалить тебя, ты никогда со мной не соглашаешься. Я не знаю, есть ли какой-нибудь способ похвалить тебя так, чтобы ты согласился». Мы предостерегли Тонтонов, что им не стоит ожидать от Джереми немедленного ответа. Скорее всего, он скажет: «Я не знаю. Прекратите меня доставать». Главная цель — поднять этот важный вопрос и подготовить почву для будущего конструктивного обсуждения. При этом родителям следует помнить, что у ребенка есть право испытывать какие-то чувства. Например, если родители скажут грустному ребенку, что у него или у нее нет никакой причины грустить, ребенок вряд ли их послушает. Ни взрослому, ни ребенку не понравится, если ему будут говорить, что он должен чувствовать или как ему следует реагировать на нашу похвалу или сочувствие.

Люк сказал: «Я все равно не могу понять, почему Джереми не рад, когда его хвалят». Мы согласились, что реакция Джереми нетипична, и выразили надежду, что причины прояснятся через некоторое время. А пока им следует изменить свой подход к сыну. Напоследок мы поделились высказыванием одного из наших пациентов-подростков: «Вы не можете поздравить меня против моей воли».

Мередит воскликнула: «Он так и сказал?» Мы уверили ее, что это было именно так, добавив, что родителям этого подростка пришлось использовать те же стратегии, которые мы предложили им.

Люк признал, что подход к сыну, который они с женой использовали в течение многих лет, был неэффективен и внес напряженность в семейную обстановку. И он, и его жена поняли, что нужны изменения, и прежде, чем изменится Джереми, они сами должны решить, что они могли бы делать по-другому. Их решение изменить стиль воспитания не было уступкой (Люк беспокоился об этом), оно показало, что у них достаточно мужества, чтобы попытаться что-то изменить и помочь Джереми стать ответственным.

Мы продолжим нашу историю о Тонтонах в главе 9. В процессе работы мы проводили индивидуальные беседы с Джереми и Люциллой, а также со всей семьей. Как вы увидите, предложения, которые мы внесли, чтобы помочь родителям справиться с недопустимым поведением Джереми, были нацелены на то, чтобы помочь ребенку стать дисциплинированным и перестать злиться. Прежде всего, нам нужно было убедить родителей мальчика не наказывать его за то, что он грустит, и за то, что ему трудно принимать поздравления. Мы хотели помочь Тонтонам найти способ общения с Джереми, при котором он не будет отклонять похвалу, а наоборот, научится радоваться одобрению со стороны родителей, учителей и других людей. Тогда и поведение изменилось бы.

Авторы  — Роберт Брукс, Сэм Голдштейн

Глава из книги «Как воспитать дисциплинированного ребенка» публикуется с согласия издательства «Питер»

Сочувствие как способ воспитания

Сочувствие как способ воспитания

Мать, которая слушала наши беседы, позже написала нам о своем сыне. Ее история говорит о том, как важно перейти от отрицания к положительной перспективе.

Дорогой доктор Брукс,
Я с удовольствием послушала ваше выступление во Флориде приблизительно в 1997 году. Тогда у моего сына только начались проблемы с учебой. Мало того, что у него был синдром ДВСГ, он страдал дальтонизмом и говорил так, как будто у него чем-то набит рот, пытаясь сказать все сразу. Я сидела в вашей аудитории как участник от школьного округа, на который я работала в то время. Вы покорили меня «островками компетентности». После окончания семинара я пошла домой со смешанным, новым отношением к моему сыну, я думала, что возможно, он достигнет значительно большего, чем четыре класса образования, как мне обещали.

Если то, что вы делаете, не дает положительного эффекта, зачем продолжать это делать? Только безумный станет делать одно и то же много раз, ожидая разных результатов. Мы должны думать шире. Первое, что я изменила, было мое мироощущение. Я начала задумываться о способностях моего сына, а не о том, на что он не способен. Вместо того, чтобы расстраиваться, я поддерживала его и поощряла любые его попытки что-то сделать, пусть даже у него не очень получалось, и со временем его наплевательское отношение сменилось осознанным. Он стал держать нос по ветру.

Я пишу вам теперь как мать состоявшегося человека. Он красивый, удивительный и талантливый. Я больше не считаю, что ему нужно снисходительное отношение, из-за него он не мог бороться и не преуспел бы даже со своими уникальными способностями. Мой сын закончил среднюю школу. Он также получил академическую награду президента за достижения в выпускном классе. Сейчас он поступает в колледж!

Мы считаем, что такие перемены в отношении к ребенку, как в этом случае, способствуют не только повышению самооценки и чувства собственного достоинства у ребенка, но также укрепляют его чувство ответственности за свою жизнь.

174457

Ной: «Я люблю готовить»

Когда мы первый раз встретились с Ноем, он был приятным восьмилетним ребенком с существенными проблемами в обучении. У Ноя были сложности в школе, но он был счастливым обладателем красивой улыбки и способности поддерживать одинаково хорошие отношения с детьми и взрослыми. Его родители — обладатели ученых степеней, и они поклялись сделать все возможное, чтобы помочь сыну преуспеть в школе и когда-нибудь закончить колледж. У Ноя было два старших брата, которые хорошо учились. Год за годом с улыбкой на лице Ной проводил бесчисленные часы после школы и в течение лета, работая, чтобы нагнать своих одноклассников и не отставать от них.

Мы встретились с ним, когда он учился в одном из младших классов в средней школе, и спросили, как дела. «Отлично, — ответил Ной, — но учеба становится все сложнее. Я хочу поступить в колледж, как мои брат и сестра, и родители, но боюсь провалить экзамены».

Мы спросили Ноя, случалось ли ему терпеть неудачи в прошлом. «Нет, но в колледже нужно учиться самому — никакие дополнительные занятия или, скажем, родители вам не помогут».

Мы рассказали Ною о типах помощи, доступных студентам колледжа с трудностями в обучении. Ему как будто стало легче. Во время одного из следующих посещений мы говорили с директором колледжа по поводу подходящей школы для Ноя. В течение выпускного класса в средней школе Ной поступал и был принят в небольшой частный колледж гуманитарных наук.

Это событие он встретил с большим оптимизмом. Его мать пригласила нас приблизительно через два месяца и спросила, сможем ли мы сделать окончательный вывод об успехах Ноя, когда он приедет домой на Рождество. Несмотря на академическую поддержку, Ною приходилось изо всех сил трудиться, чтобы не отставать. Он был очень положительно настроен на учебу. Его директор надеялся, что мы сможем предложить дальнейшие стратегии помощи. Мы согласились проверить Ноя, но попросили о встрече с ним и его родителями перед тестированием. Они согласились.

Шесть недель спустя приехали Ной с матерью. Его отец был за городом по делам, но выразил Ною свою поддержку по электронной почте. В сообщении он спрашивал, считает ли Ной удачным выбором этот колледж.

Ной приветствовал нас рукопожатием и победоносной улыбкой. Он сказал: «Я, наверное, прошел в своей жизни больше тестов, чем все дети в моей группе, но если вы думаете, что есть тест, который поможет мне успешнее учиться в колледже, то я пройду и его».

Сначала мы спросили Ноя о его учебе в колледже. Он собрал вокруг себя группу хороших друзей, участвовал во внутренних спортивных состязаниях и наслаждался учебой. Несмотря на усиленные занятия, он обычно получал «тройки». Он добавил: «Я знаю, что вы все эти годы советовали мне сосредоточиться на усилии, а не на результате, но обучение в колледже стоит дорого, и я чувствую, что подвожу своих родителей, когда учусь на «тройки»».

Мы обратились к матери Ноя и спросили, чувствует ли она, что ее подводят. «Ни в коем случае», — ответила она, беря Ноя за руку. — Мы только хотим, чтобы ты был счастлив и тебе было хорошо, независимо от того, что ты делаешь». Мы взяли инициативу в свои руки и спросили Ноя, что ему нравится делать. Ной на мгновение сделал паузу и затем ответил: «Мне нравится готовить».
Мы вспомнили шоколадный пирог, который Ной испек и принес к нам в кабинет несколько лет назад. Мы спросили его, раз ему так нравится готовить, может, он хотел бы сделать карьеру в кулинарии?
«Я думал об этом, но чувствую, что я подвел бы свою семью, если бы бросил школу». Как мы и ожидали, мать Ноя сказала: «Если ты хочешь быть поваром, тогда именно этим тебе стоит заняться. Мы с папой любим тебя и обязательно поддержим».

У Ноя будто гора упала с плеч. Вместо того чтобы тестировать его, мы потратили остаток часа, исследуя программы кулинарии в местных колледжах. Ной решил не возвращаться к колледжу гуманитарных наук, даже при том, что он не увидится со своими новыми друзьями. В следующем семестре он начал брать занятия по местной программе кулинарного искусства и поступил на платной основе. В этой программе он обрел себя. Мы не получали известий от Ноя несколько лет, пока нам не пришло письмо и вырезка из газеты от его матери.

Она писала: «Вы изменили жизнь моего сына и нашу жизнь. Ной получил степень по кулинарному искусству и уехал работать в Сан-Франциско. Он неоднократно менял места работы, каждый раз получая повышение. Главное, что он любит свое дело. Ной переехал в Сент-Луис в прошлом году по приглашению инвестора, чтобы открыть собственный ресторан. В этом году по итогам голосования этот ресторан стал лучшим из новых ресторанов в Сент-Луисе. Спасибо».

Несколько недель спустя мы получили открытку от Ноя. На ней было фото его ресторана.

language1

Найдите и научитесь ценить сильные стороны своего ребенка

Эти примеры показывают важность определения и укрепления островков компетентности ваших детей. Вот упражнение, которое мы обычно предлагаем родителям: составьте список из как минимум трех островков компетентности вашего ребенка. Рядом с каждым пунктом в списке напишите, как вы усиливаете и поощряете развитие этих островков.

К сожалению, мы часто сталкивались с родителями, которые недооценивают сильные стороны своего ребенка. Такое отношение часто усиливает конфликт. Например, в одной семье родители одобряют спорт, но их сын предпочитает рисование. В другой родители ценят ученость, в то время как их дочь не слишком успевает в школе, зато любит животных и успешно работает в зоомагазине.

Чтобы помочь родителям, недооценивающим способности своего ребенка, мы просим их создать список желаемых талантов и способностей. Потом мы предлагаем им сравнить список своих желаний со списком фактических возможностей и увлечений ребенка. Мы спрашиваем: «Как соотносятся сильные стороны ребенка с тем, что вы хотели бы в нем видеть?»

В большинстве случаев между двумя списками есть некоторое несоответствие. Если различия невелики, родители могут легко скорректировать свои ожидания. Если несоответствия значительны, ребенок знает, что разочаровывает родителей, не оправдывая их надежд. Дети видят, что родители рассматривают их успехи как незначительные или несоответствующие ожиданиям. При этом они испытывают гнев и печаль, а их отношения с родителями ухудшаются. Дети вынуждают родителей все чаще использовать карательные меры, и семьи начинают страдать от постоянного гнева и жестокости.
Мы всегда подчеркивали, что родители должны учиться принимать своих детей такими, какие они есть, а не такими, какими их хотят видеть.

Мы работали со многими семьями, в которых проблемы воспитания, созданные детьми, были частично вызваны неспособнодетям и радоваться их достижениям.

Семья Брим: Удивленные «геном пения»

Лили и Пол Брим — пример родителей, которые смогли изменить свои ожидания в отношении двух своих сыновей и продемонстрировали, что воспитание эффективно, когда люди проявляют любовь и ценят друг друга. Супруги Брим были успешными спортсменами и окончили университет. Они ожидали, что сыновья последуют по их стопам, демонстрируя успехи в тех же самых областях.
Когда мы встретили Бримов, Лили сказала со смехом: «Наши сыновья обладают хорошим генофондом, чтобы стать великими спортсменами и учеными. Возможно, мне следовало проверить гены Пола, прежде чем мы решили, что хотим детей».

Пол с улыбкой ответил: «Обычно я говорю, что мы должны были проверить генетическую линию Лили».

Они объяснили, что их четырнадцатилетний сын Филипп показал те же самые островки компетентности, что и они. Его интересы соответствовали желаниям его родителей. Однако ситуация с Уэйдом, двенадцатилетним сыном, была совсем другой. Учился Уэйд посредственно, на спортивных состязаниях в лучшем случае показывал мало интереса и мастерства. Сначала Пол и Лили были удивлены и даже разочарованы, когда путь Уэйда разошелся с тем, которым шли они и которому следовал Филипп.

Когда мечты родителей о детях не реализованы, многие начинают думать о плохом. Однако, к их чести, Бримы набрались храбрости проникнуть в суть происходящего и смогли изменить свое мнение. Они заметили, что Уэйд интересуется пением и актерским мастерством. Они собрали информацию о занятиях, которые сын мог бы посещать, чтобы узнать больше об актерской игре и улучшить свои навыки, и посоветовали брать уроки пения, что ему очень понравилось.
Лили шутила: «Мы не знаем, откуда взялись певчие гены Уэйда, ведь все в моей семье и в семье Пола безголосые».

Эта история развивалась дальше. Бримы не ругали Уэйда за посредственные результаты экзаменов, хотя видели, что он делает домашние задания, и ожидали, что он как следует подготовится. Они восхищались его пением и сделали запись нескольких его песен, чтобы послать их бабушкам и дедушкам. Они ходили на его выступления, и так же, как они говорили Филиппу, что гордятся его достижениями в спортивных состязаниях и в учебе, они хвалили музыкальные выступления Уэйда. Они одобряли его многочасовые занятия и репетиции, поощряли в нем ощущение своей успешности.
Уэйд действительно был счастлив и гордился своими достижениями. Этот успех, возможно, был достигнут не в тех областях, о которых первоначально думали Бримы, но они были в состоянии рано признать право своих сыновей на свою собственную жизнь и ценить их как своеобразных личностей. Оба сына достигли успеха в интересующих их областях и пользовались родительской поддержкой.

Семья Уайт: «неуместная» любовь к садоводству

Когда родители не в состоянии приспособить свои ожидания к детским островкам компетентности, наиболее вероятно возникновение проблем с дисциплиной. Родители должны знать, что один из лучших профилактических методов воспитания состоит в том, чтобы ценить, воспитывать и использовать детские естественные склонности и таланты. Если дети не будут использовать свои сильные стороны, это скоро выльется в плохое  поведение,  поскольку  их гнев и негодование будут расти и искать выхода. В нашей практике мы столкнулись с классическим примером неприятия островков компетентности ребенка, когда мы встретили Пэйдж и Митчелла Уайт и их тринадцатилетнего сына Джорджа. Джордж был направлен к нам после того, как устроил пожар в школе. Конечно, пожар — это серьезно, но этот проступок имел сложную основу. Джордж нашел пустую комнату в школе, поджег один листок бумаги и аккуратно поместил его в корзину для бумаг, чтобы сжечь и ее содержимое. Он оставил дверь классной комнаты открытой, привлекая внимание. Учитывая детали инцидента, его поступок был больше похож на крик о помощи, чем на попытку сжечь школу дотла.

Пэйдж и Митчелл охарактеризовали Джорджа как застенчивого ребенка и сказали, что он скорее одиночка, у него немного друзей. У Джорджа были трудности с моторными навыками, поэтому он не хотел участвовать в спортивных состязаниях. Чтение и чистописание были также сложны для него. У шестнадцатилетней сестры Джорджа Линды, напротив, был легкий характер, превосходная коммуникабельность и много друзей. Она была спортсменкой и училась в университете.
Когда мы встретили Уайтов, было очевидно, что они не только сердились и были разочарованы Джорджем, но также привыкли к противопоставлению «хороший ребенок — плохой ребенок», похожему на то, которое мы наблюдали в предыдущей главе у Уилкинсов и их двух дочерей, Мела-ни и Патти. Каждое негативное описание Джорджа Уайты сопровождали положительным, восторженным описанием Линды. Они, казалось, постоянно вопрошали: «Почему Джордж не может быть таким, как Линда?»

На одном из наших занятий мы попросили Уайтов описать свое собственное детство и взрослую жизнь. Не удивительно, что события их собственной жизни, а также их способности соответствовали тем, которые во всех сферах проявляла Линда.

Митчелл сказал: «Я состоял в двух спортивных командах в средней школе и еще находил время учиться. Джордж не делает ничего помимо учебы и все равно не находит достаточно времени на домашние задания».

Пэйдж рассказала о себе аналогичную историю, отмечая, что у нее было много дел помимо школы. «В колледже я год была старостой класса. Хотя у меня было много дополнительных обязанностей, я находила время не только для школы, но также возглавляла женское общество и работала на полставки. Джордж был уволен с работы спустя неделю, потому что он каждый день опаздывал».
«Если бы Джордж хотел, он мог бы перевернуть свою жизнь», — полагал Митчелл с нескрываемым расстройством.

Было очевидно, что Уайты не понимают, с какими трудностями сталкивается Джордж, хотя школьный психолог изучал его проблемы в учебе, сложности с моторными навыками и общением со сверстниками. Когда мы обсуждали выводы школьного психолога о проблемах Джорджа, выяснилось, что Пэйдж и Митчелл хорошо помнят многие детали. Однако о любых проблемах сына они говорили так, словно и с ними он мог бы справиться, «если бы захотел».

Митчелл пояснил: «Джордж ленив и всегда был таким. Он никогда не берет на себя ответственность. Он обвиняет других в своих недостатках».

Как мы обычно поступаем на наших занятиях с родителями, мы хотели отложить обсуждение проблем Джорджа до того момента, когда родители сформулируют, каким бы они хотели его видеть. Мы объяснили, что хотели бы сместить акценты обсуждения некоторых из проблем Джорджа. Объяснив, что мы считаем полезным услышать о сильных сторонах ребенка, мы спросили родителей, в чем преуспел Джордж.

Уайты пожали плечами, и мы ощутили дискомфорт, когда они переглянулись. Мы изменили свою фразу и попросили Уайтов рассказать, какое занятие Джордж предпочел бы любому другому.
Почти каждый раз, когда мы просим родителей сказать нам, какие способности есть у их ребенка, они могут сделать это без колебания. Хотя родители консультируются с нами о трудностях воспитания своего ребенка, они обычно с радостью обсуждают его сильные стороны. Один из родителей однажды заметил: «Я рад, что вы спросили об интересах моей дочери и ее сильных сторонах. Так легко приезжать на встречу с психологом, чтобы говорить только о ее проблемах. Я знаю, что моей дочери приходится нелегко в школе и с друзьями, и она часто называет себя неудачницей, но нам важно не забывать, что у нее есть много замечательных качеств».

Однако Уайты не смогли ответить на наш вопрос о сильных сторонах Джорджа. Вместо этого они снова смущенно поглядели друг на друга. Митчелл сказал необычную фразу: «Мы не знаем, как вам сказать. Мы вовсе не думаем, что это занятие — то, на что тринадцатилетний мальчик должен тратить большую часть своего времени».

По дискомфорту Митчелла мы сделали вывод, что он говорит о какой-то форме антиобщественного поведения. К счастью, это было не так. Скорее, его нежелание описать островок компетентности своего сына было связано с тем, что он и его жена не могли принять эту сторону характера и интересов Джорджа. Митчелл, наконец, сказал: «Ему нравится работать в саду и заботиться о растениях. Это было бы нормально, если бы он хорошо учился и занимался чем-то еще. Как может тринадцатилетний мальчик так интересоваться растениями?»

Мы заметили, что они весьма расстроены, и предложили им рассказать о своем отношении к поведению Джорджа, отметив, что интерес Джорджа к садоводству не столь необычен, как они думают. Мы даже предложили родителям попробовать каким-то образом принять участие в этом увлечении сына и помочь Джорджу обрести больший контроль над другими сферами его жизни.

Вместо того чтобы придираться к реакции Уайтов на поведение их сына, мы попытались помочь им понять, как мировоззрение заманило их в ловушку негативного отношения, которое вынуждало Джорджа действовать им наперекор. Они были ослеплены представлением об «идеальном» ребенке, от которого Джордж был далек. К тому же, им было легко принять Линду и гордиться ею, поскольку характер и поведение дочери соответствовали их ожиданиям.

На наших занятиях с Уайтами мы помогли им осознать, что их ожидания в отношении Джорджа были нереалистичны, и в результате неоправданные надежды вызвали у них гнев и расстройство, которые отразились на их стиле воспитания сына. Джордж, в свою очередь, также испытывал гнев, который привел его в итоге к поджогу в школе, ставшему его криком о помощи. Мы подчеркнули, что Джордж разжег огонь в корзине для бумаг, чтобы распространение огня не вышло из-под контроля.

Разочарование Уайтов в Джордже имело глубокие корни. Даже зная обо всех проблемах ребенка, они были убеждены, что их сын «мог бы исправиться, если бы захотел». В этой семье была существенная проблема: Джордж отчаянно хотел, чтобы родители приняли его, но знал, что их любовь условна и основывается на связанных с ним ожиданиях, поэтому он оставался настроенным враждебно.
Однако Уайты, к их чести, работали над собой и постепенно учились принимать сильные стороны Джорджа. Митчелл попросил Джорджа показать ему, как заботиться об определенных растениях, и одно из них взял к себе в офис. Он рассказывал Джорджу, как растение «расцветало» у него на работе, благодаря советам Джорджа. Такие поощрения и похвала родителей привели к улучшению отношений между Пэйдж, Митчеллом и Джорджем, и гнев ребенка пропал.

Все дети хотят одобрения своих родителей, их любви и признания. Слова одобрения имеют огромную воспитательную силу, она сильнее любых наказаний и упреков.

Авторы  — Роберт Брукс, Сэм Голдштейн

Глава из книги «Как воспитать дисциплинированного ребенка» публикуется с согласия издательства «Питер»

Как показать ребенку, что он способный

Как показать ребенку, что он способный

Семья Тонтон: «Безрадостный ребенок»2-01

Люк и Мередит Тонтон обсуждали с нами своего десятилетнего сына Джереми по совету директора школы. Во время нашего первого общения по телефону с Тонтонами они сообщили, что Джереми не хочет учиться, не особенно любит читать и легко выходит из себя. Мы устроили встречу с родителями мальчика, и они спросили, не хотим ли мы поговорить с директором школы, который мог бы дать более полную картину того, что происходит в школе.

В телефонной беседе директор рассказал: «Джереми часто кажется сердитым и выглядит очень грустным. Кроме того, мы заметили, что когда он достигает успеха в занятиях или в спортивных состязаниях,и его учителя и тренеры хвалят его, он всегда отказывается от их похвалы».
Мы попросили, чтобы директор объяснил, как это происходит. «Иногда он не говорит ничего, даже слов благодарности, и уходит. Иногда он утверждает, что ему просто повезло или это было легко. Пару раз он сердито попросил учителя ничего не говорить. Когда мы обсуждали Джереми в учительской, то задались вопросом, почему он отказывается от похвалы».

Мы спросили директора, нашлись ли у педагогов какие-нибудь объяснения. «Было несколько, но честно говоря, мы не уверены. Некоторые учителя полагают, что Джереми думает, будто он не заслуживает одобрения, и мы нечестны с ним, когда хвалим его. Другие думают, что Джереми, возможно, чувствует, что мы пытаемся управлять им, чтобы навесить на него больше работы. Безотносительно причины, когда пытаешься хвалить ребенка, а он отказывается, это неприятно».
Мы спросили директора о случаях, когда Джереми выходил из себя. «Это бывает, когда у него неприятности с учебой, особенно с чтением. Он выбегает из класса, крича: «Это глупо!» Иногда он бросался книгами». Мы спросили, нашла ли учительница Джереми эффективный способ справляться с такими ситуациями.

«В некоторой степени. Она несколько раз напоминала ему, что большинство детей иногда нуждаются в помощи, и нужно не швырять вещи или выбегать из класса, а просто подойти к ней. Иногда он так и делал, но в других случаях выходил из себя. Когда он бросает вещи или выбегает из комнаты, показывая свою принципиальность, я мягко говорю с ним и помогаю ему успокоиться. Он, кажется, хорошо реагирует, по крайней мере, некоторое время».

Директор добавил: «Другая проблема — то, что он запугивает младших детей во время перерыва. Обычно он только устно угрожает им, но были случаи, когда он толкнул нескольких детей. Когда дело доходило до драки, мы немедленно связывались с его родителями. Я знаю, что вы говорили с его родителями и встречались с ними. Я должен сообщить, что по нашему мнению, родители чрезмерно строги с Джереми. У него есть восьмилетняя сестра Люцилла, и она как-то сказала своей учительнице, что ее родители часто кричат на Джереми и иногда шлепают его, если он не слушается. Учительница предположила, что Люцилла сказала ей это, потому что крик и шлепки ее огорчают. Я узнал об этом и подумал, не должен ли я связаться с родителями Джереми. Мне показалось, что должен, учитывая проблемы, которые есть у нас с мальчиком. Учительница поговорила с Люциллой, и сначала она сказала, что не хочет, чтобы мы вызывали ее родителей. Однако учительница смогла объяснить Люцилле, что мы всего лишь пытаемся помочь ее родителям решить проблемы с Джереми. Таким образом, мы с учительницей наметили встречу с Тонтонами».

Мы попросили, чтобы директор описал нам реакцию родителей на то, что сказала Люцилла. «Они сказали нам, что Люцилла — чувствительная девочка. Они не отрицали, что иногда кричат на Джереми и шлепают его, но отец заявил: «Джереми получил то, чего он заслужил, он должен знать, как себя вести». Когда я предложил несколько раз встретиться с ними в дальнейшем, чтобы обсудить различные способы воспитания Джереми, они этим не заинтересовались».

Мы попросили директора поделиться мыслями о том, почему родители Джереми последовали его рекомендации обратиться к нам. «Я не уверен. Во время встречи мы с учительницей подчеркнули наши постоянные проблемы с Джереми. Я сказал им, что иногда родители предпочитают обсудить такие вещи с кем-то не из школы. Им, казалось, было бы легче говорить с таким человеком. Они очень хотели обсудить эти проблемы с вами».

Мы поблагодарили директора за его наблюдения и сказали ему, что мы снова встретимся после нашего разговора с родителями Джереми. Когда мы встретились с Люком и Мередит Тонтон, мы сказали им, что говорили с директором школы. Мередит спросила: «Что он говорил?»

Мы обсудили некоторые из волновавших директора проблем относительно поведения Джереми в школе, включая его вспышки гнева, запугивание младших детей и трудности в принятии похвалы. Прежде, чем мы смогли продолжить, Люк вскочил и спросил: «Он поднимал вопрос нашего стиля воспитания?»

Мы ответили утвердительно. «Что он говорил?» — спросил Люк. Поскольку директор упомянул о согласии Тонтонов обсудить сообщение Люциллы учительнице, мы почувствовали себя вправе передать то, что сказал нам директор на этот счет. Мы также напомнили им, что директор услышал от них самих.

Защищаясь, Мередит сказала: «Джереми — дерзкий мальчик. Нам приходится быть очень строгими с ним. Иногда он реагирует только на строгий громкий окрик или шлепок по заду. Честно говоря, даже если они этого не имели в виду, мы думаем, что учительница и директор так истолковали рассказ Люциллы, что кажется, будто мы были резки или даже грубы с Джереми. Нам интересно узнать ваше мнение на этот счет».

Мы рассказали, что мы часто обсуждаем с родителями, какой метод воспитания, по их мнению, наиболее эффективен. Добавив, что мы планировали затронуть эту тему с Люком и Мередит, мы объяснили, что нам будет легче предложить наши идеи после того, как мы узнаем больше о Джереми и всей семье. Люк ответил: «В этом есть смысл». Тогда Тонтоны начали рассказывать нам о Джереми. С ранних лет его было трудно «успокоить и удовлетворить», он часто расстраивался. Когда Джереми был дошкольником, главным методом воспитания было поставить его на стул, чтобы ребенок успокоился. К сожалению, это часто не помогало, потому что он слезал со стула. Люк объяснил: «Тогда мы стали шлепать Джереми. Когда мы шлепали его, он кричал, но оставался на стуле, пока не успокаивался».

Мередит добавила: «Но это не помогало». Мы попросили, чтобы она пояснила, почему. Она ответила: «Наше наказание не помогало. Он, казалось, ничему не учился, его поведение не менялось. Я расстраивалась и говорила с ним на повышенных тонах, иногда шлепала». Мы напомнили ей, что она сказала нам, что этот подход оказался неэффективным.

Люк сказал: «Я думаю, что шлепки помогали лучше, чем другие методы, которые мы попробовали». Мы решили перейти от шлепанья к их беспокойству о том, что Джереми легко расстраивался. Мы спросили, что может его расстроить.

Мередит объяснила: «Если что-то не получается, он опускает руки. Я помню очень ясно, что будучи малышом, Джереми пытался построить что-то из кубиков, и если кубики падали, он сердился и разбрасывал их по комнате. И когда мы не разрешали ему прикасаться к таким вещам, как розетка, он также сердился, кричал и швырял все вокруг».

Люк вмешался: «Я думаю, что ситуация ухудшилась, как только Джереми пошел в школу, особенно когда он стал учиться читать. Мы ведь упоминали, что у него были и все еще есть трудности с чтением. В школе это проявилось в первом классе. Учителя обнаружили, что у него есть некоторые проблемы с чтением, и они предложили ему помощь. Я не уверен, что это сильно помогло. Во втором классе нам стали говорить, что он бросал свою книгу и злился».

После нескольких минут рассказа о школьных трудностях Джереми и его поведении мы предложили на некоторое время переключиться. Мы отметили, что слышали о некоторых проблемах Джереми, сказали, что хотели бы услышать о том, что Джереми любит делать и что, по мнению его родителей, у него лучше всего получается.

Люк поделился интересным наблюдением: «Я думаю, важно разделить то, в чем он преуспевает, и то, что доставляет ему удовольствие. Джереми весьма преуспевает в некоторых вещах. Он хорошо рисует, а также успешно участвует в спортивных состязаниях, особенно в футболе и хоккее. Он недооценивает свои достижения. Директор, вероятно, сказал вам об этом».

Люк продолжал: «Я знаю, что некоторые дети скромны настолько, что не любят похвалу. С Джереми все еще хуже. Он не только не воспринимает поздравления, он, кажется, им не верит. Или, возможно, он чувствует, что не заслуживает их. Можно подумать, что после всех проблем он будет приятно взволнован, услышав комплимент, что это доставит ему радость. Но с Джереми это не так». Люк добавил: «Джереми — безрадостный ребенок». Мы попросили, чтобы он пояснил свое высказывание.
«Так кажется нам с Мередит. Он кажется очень несчастным, что бы он ни делал. Только на днях, играя в футбол, он ловким движением обошел защитника и забил гол. После игры я сказал ему, что это была отличная обводка и красивый гол. Вместо того чтобы поблагодарить или обрадоваться, знаете, что он ответил? Он сказал: «Мне просто повезло. Защитник был не очень хорош, он сам отошел в сторону, когда я приблизился»». После паузы Люк продолжил: «Я расстроился и, возможно, сказал что-то, что не должен был говорить, но думаю, Джереми должен знать правду».

Мы попросили его повторить то, что он сказал своему сыну. «Я сказал: «О чем ты говоришь? Это была отличная обводка, а посторонился он потому, что повелся на обманное движение. Ты неправильно относишься к этому. Даже когда ты забиваешь гол, не можешь обрадоваться и принять поздравления. Очнись! Или ты собираешься чувствовать себя несчастным всю свою жизнь? С таким отношением вообще не стоит играть. И никому не захочется играть с тобой»».

Мы попросили, чтобы Люк описал реакцию Джереми. «Он рассердился и сказал, что мне наплевать на него. Я ответил, что меня больше всего беспокоит его негативное отношение, что он сделал всю семью несчастной, и еще я месяц не давал ему играть в футбол. Я сказал ему, что тогда у него будет время подумать о своем паршивом отношении».

Когда Люк пересказывал свои слова сыну, его расстройство и злость были очевидны. К сожалению, реакция отца и его метод воспитания были фактически претензией по отношению к ребенку, а не помощью. Как мы подчеркнули в главе 3, дети со стрессоустойчивым сознанием ощущают, что контролируют свою жизнь и разумно подходят к выполнению своих обязанностей. Если дети (или взрослые) будут постоянно преуменьшать свои достижения и считать их следствием удачи, везения или «не очень хорошего защитника», менее вероятно, что они будут чувствовать себя уверенными в будущем успехе. Они не смогут стать стрессоустойчивыми. Наказание за такое отношение не принесет им пользы, а, напротив, укрепит их убежденность в том, что они не заслужили своего успеха.
Кто получает похвалу, а кто испытывает вину?

Чтобы понять такой тип мышления, как у Джереми, специалисты применяют теорию, которая может послужить родителям руководством к действиям. Нужно подумать о двух событиях прошлого: о том, которое привело к успеху, и о другом, закончившимся провалом. Для каждого события нужно выявить факторы, которые, по вашему мнению, привели к конечному результату. После этого необходимо выяснить, насколько велика, на ваш взгляд, была ваша роль в каждом случае.

С раннего детства мы сталкиваемся с многочисленными задачами и ситуациями, которые заканчиваются успехом или неудачей. Часто мы, не понимая этого, приводим причины этих различных результатов, например «я это умею» или «учитель был несправедлив». Исследователи обнаружили, что виды причин, которые мы используем, напрямую связаны с чувством собственного достоинства человека и его стрессоустойчивостью. Их наблюдения послужили основой теории приписывания, первоначально предложенной психологом Бернардом Вайнером и расширенной психологом Мартином Селигменом и его коллегами в ходе исследований оптимизма и пессимизма.

Теория приписывания рассматривает факторы, которым мы приписываем свои успехи и неудачи: чему мы радуемся и кого благодарим, когда мы преуспеваем, и кого или что мы обвиняем, когда мы терпим фиаско. В этой главе мы исследуем одну сторону теории приписывания: значение того, как мы верим в успех в нашей жизни. В следующей главе мы посмотрим, как теория приписывания работает в случае с ошибками.

Как мы отмечали, дети со стрессоустойчивым мышлением ощущают контроль над своей жизнью и полагают (в разумных пределах), что они хозяева своей судьбы. Их вера во многом зависит от их собственного выбора и принятых решений. Они чувствуют успешность своих усилий и высоко оценивают свои способности. Исследование теории приписывания поддерживает этот взгляд.
Например, когда дети с высоким чувством собственного достоинства учатся ездить на велосипеде, сдают экзамены в школе, забивают гол или выступают на различных концертах, они обычно принимают помощь взрослых, но полагают, что достижение положительных результатов зависит от них самих. Они верят, что в состоянии выполнить задание.

У детей с заниженным чувством собственного достоинства и нехваткой уверенности в себе все иначе. Такие дети, как Джереми, не в состоянии оценить свои достижения в ситуациях, которые другие интерпретировали бы как успех. Из-за своего характера, негативных эмоций, которые они испытали в жизни, неоправданных ожиданий  или неэффективных методов воспитания они могут свести до минимума свои достижения, приписывая результат удаче или случаю, то есть факторам, находящимся вне их контроля. Когда у ребенка доминирует этот тип мышления, он более уязвим, неуверен в себе и хуже справляется с неудачами. Они выбирают стратегии, которые ухудшают их и без того тяжелое положение, например игнорируют ситуацию или избегают появления задачи.

В поисках островков компетентности

79709725

Теория приписывания дает родителям ценные указания для воспитания детей. Она не только предлагает определенные стратегии в отношении плохого поведения, о чем мы поговорим в следующей главе, но и показывает нам, чем воспитание отличается от наказания. Помните, две самые эффективные формы воспитания — использование похвалы и поощрения, а также предотвращение проблемы вместо реакции на нее.

Родители должны использовать профилактический подход, поощряя сильные качества детей, которые мы называем островками компетентности. Чем больше дети применяют свои способности, тем меньше времени у них остается на все то, что мы считаем плохим поведением, и тем меньше они сами заинтересованы вести себя плохо. Кроме того, когда родители хвалят детей за успехи на их островках компетентности, у детей формируется правильная форма приписывания достижений, которые они принимают близко к сердцу.

Многие родители подтверждают, что дети, сосредоточенные на развитии своих способностей, реже ведут себя плохо. Например, несколько лет назад мать рассказала нам о своем сыне, у которого было много проблем, депрессии и трудности в школе. Она посетила одно из наших занятий, и когда услышала, что мы говорили об островках компетентности, вспомнила, что она наказывала сына за плохие оценки в школе, запрещая ему заниматься тем, что ему нравится.

Это отличный пример того, как методы воспитания, выбранные родителями, помимо их воли служат лишь наказанием вместо того, чтобы помочь детям поднять самооценку и развить чувство собственного достоинства. Позже она написала нам, что изменила линию поведения и перешла от карательного подхода к поддержке развития своего сына на одном из его островков компетентности (лыжный спорт), и результат был замечательным: «Сын получил место на пять лет в Национальном лыжном патруле и стал проявлять интерес к медицине. Этот успех научил его достигать своих целей. Он теперь на третьем курсе и по-настоящему уверен в себе! Ему все еще тяжело дается учеба, но благодаря навыкам, которые он получил, он научился стараться и упорно продолжать занятия. Я с удовольствием делюсь этим опытом и информацией с другими родителями и учителями».

Чем больше дети применяют свои способности, тем меньше времени у них остается на все то, что мы считаем плохим поведением, и тем меньше они сами заинтересованы вести себя плохо.

Авторы  — Роберт Брукс, Сэм Голдштейн

Глава из книги «Как воспитать дисциплинированного ребенка» публикуется с согласия издательства «Питер»

Выставка каллиграфии в Москве

Крупнейшая в мире выставка каллиграфии состоится в Москве

25653654_IMG_6661_1

Экспозиция расположится на территории КВЦ «Сокольники», в новом сверхсовременном мобильном павильоне, не имеющем аналогов в России (павильон 7а), и в павильоне 17.  Помимо этого, в часы работы выставки для посетителей будет постоянно открыта экспозиция Современного музея каллиграфии (павильон 7). Общая площадь выставки составит около 5000 квадратных метров.

Мероприятие вызывает колоссальный интерес, как в культурной среде, так и в средствах массовой информации. В выставке примут участие работы всемирно известных авторов. География проекта также существенно расширилась. В Москве вниманию посетителей выставки предстанут шедевры каллиграфии более чем из 30 стран мира, таких как Россия, Украина, Белоруссия, Израиль, США, Япония, Китай, Франция, Италия, Германия, Австралия, Бразилия и др. Среди гостей выставки ожидаются коллекционеры со всего мира, арт-дилеры, искусствоведы, критики, представители учреждений культуры.

В рамках выставки Современный музей каллиграфии впервые представит вниманию широкой публики своё недавнее приобретение — единственный шедевр сакральной каллиграфии из Книги рекордов Гиннеса — Царь-мезузу, написанную на пергаменте знаменитым иерусалимским каллиграфом Авраамом Борщевским.

В экспозицию войдут не только картины, но и редкие рукописные книги и документы, предметы прикладной каллиграфии, материалы и инструменты для письма. Особое внимание будет уделено тематическим разделам, представляющим культуру письма разных народов, государств, религий. В частности, организаторы представят коллекцию шедевров сакральной каллиграфии. Планируется широкая деловая программа, а также конкурс «Священное писание в каллиграфии».

Выставка пройдет под эгидой Комиссии РФ по делам ЮНЕСКО и при поддержке Министерства культуры РФ.

В качестве партнеров проект поддержат компания RÖDER HTS HÖCKER GmbH, авиакомпания SWISS, Максима Хотелс, Ассоциация выпускников МГИМО, Российская государственная библиотека, Российская национальная библиотека и культурно-выставочный центр «Сокольники».

Сайты выставки:

* * *

Коротко о «Международной выставке каллиграфии»:

Миссия проекта: Формирование красивого, здорового общества.

Цель проекта: Показать культурную и образовательную значимость искусства каллиграфии для духовного развития личности.

Время проведения:

14 октября: с 14:00 (по приглашениям)

15 октября — 14 ноября: с 10:00 до 20:00 (по билетам)

Продажа билетов будет осуществляться до 19:30

Стоимость входного билета:

  • взрослые — 300 рублей
  • студенты (при предъявлении документа) — 150 рублей
  • дети до 14 лет, пенсионеры и инвалиды — бесплатно

Стоимость художественного альбома с работами участников выставки «Тайны мировой каллиграфии» — 700 рублей

Посетители выставки, купившие альбом «Тайны мировой каллиграфии», получают подарок и бейдж для бесплатного посещения экспозиции в любое время (может быть передан родным или друзьям).

Адрес: Москва, КВЦ «Сокольники», Павильон № 7а

Справки по телефонам:

8 800 100-777-0,

+7 (495) 995-05-95

«Красота человека — в красоте его письма»

Дополнительную информацию Вам предоставит пресс-секретарь проекта Цуканов Денис

Тел:  +7 (495) 995-05-95, доб. 530