Хорошо ли жить на Руси графологу: трудоустройство

Хорошо ли жить на Руси графологу: трудоустройство

Путем ответов на конкретные вопросы, приходящие от наших потенциальных учеников, поговорим об особенностях трудоустройства графолога в России и обо всем, что важно знать тем, кто собирается посвятить себя этой профессии.

«В России трудоустроиться графологом легко?»

1. Наша организация, Школа Графоанализа и ее специалисты — являясь профессиональными графологами с точки зрения стандартов профессии в европейских странах, где эта профессия признана, на российском пространстве являемся энтузиастами своего дела и единомышленниками, которые занимаются продвижением осведомленности о своей профессии в обществе.

Мы — негосударственное объединение профессионалов, развивающее графологическую нишу на русскоязычном пространстве, и мы понимаем, что пока она развивается, нет легких путей и нужно быть готовым к нестабильности и отсутствию каких-либо гарантий, к необходимости пробивать и открывать новое самим.

Графолог — свободная профессия. И в России, хотя равной конкуренции нашей Школе практически нет, тем не менее, это профессия, требующая порой борьбы со стереотипами, самостоятельности, творческого подхода и смелости рисковать.
Стоит знать, что графологическое образование — это не «хлебная карточка», скажем, электрика или парикмахера (примеры произвольны, возможно и у представителей этих профессий все не так просто).

Если Вы ищете быстрого, большого и, главное, сразу стабильного заработка и живете в России (СНГ), то пока графология не применяется повсеместно — это не для Вас. Нашим специалистам приходится много учиться, практиковаться, затем делать свое имя и понемногу пробиваться на рынке услуг. Школа старается помогать с рекламой и продвижением своим лучшим ученикам. Тем не менее, к одним все приходит быстрее, к другим медленнее или пока пусто, поэтому если морально не готов к неопределенности, сюда идти нельзя.

Шампанское пьют другие, но именно они – те, кому вначале не позавидуешь:  приходится рисковать, работать, не ожидая взамен ничего, переживать неудачи, иногда — подолгу ждать момента. Есть те, кто до сих пор в этом состоянии, но они знают, что упорство и качество раньше или позже принесут результат даже там, где про графологию почти ничего не знают.

2. Также как и многие другие учебные учреждения, Школа Графоанализа не может заниматься трудоустройством всех учеников, или гарантировать, или предоставлять им работу и клиентов.

«Есть ли возможность после обучения, если нормально изучить графологию и самостоятельно делать графоанализ, устроиться работать в школе ИОНГ»

Прежде чем ответить, небольшая поправка: наверное, подразумевается Школа Графоанализа Инессы Гольдберг, в которой обучение соответствует стандартам ИОНГ, действительным членом которого и является основатель Школы Графоанализа. Само же ИОНГ – это научное графологическое общество Израиля. В него не устраивают работать, это профессиональная организация с членством для прошедших сертификацию. Обучают уполномоченные к этому проверенные преподаватели — члены ИОНГ (или учреждения, основанные ими — например, как наша Школа), но не оно само.

Несмотря на п. 2 предыдущего вопроса, есть возможность работать в нашей Школе, или стать членом нашей команды преподавателей. И здесь важно знать две вещи:

1. Попасть в наш коллектив сможет любой отучившийся полную учебную программу и затем прошедший стажировку (в стиле супервизии) на нескольких десятках «живых» случаях, — но при условии достижения самых высоких успехов в графоанализе, а также в проведении консультаций.

2. При этом — он, как и мы, с точки зрения российских реалий — остаемся быть «свободной профессией» и не можем иметь каких-либо гарантий, стабильного потока работы и т.д. Единственное, что может как-то обещать тебе востребованность — это твое имя. Если ты классный специалист (а их единицы на этом географическом пространстве), то самый надежный работодатель — твое имя. Не реклама, а слухи, личный опыт клиентов, ознакомительные наглядные мероприятия — вот что приносит работу.

Итак, как становится видно, в трудоустройстве графолог выигрывает у многих других свободных профессий, но безусловно проигрывает у служащего, рабочего, бухгалтера или инженера. И, хотя истории успеха и даже большого успеха есть, важно подчеркнуть: в России (СНГ) никаких гарантий работы для графолога мы обещать не будем.

Единственный вариант, при котором мастерство графоанализа будет гарантированно востребовано – когда оно является новым инструментом или направлением в уже имеющейся «смежной» специальности или работе, или используется как приобретение нового навыка в сферах работы с человеческим фактором. Такие специалисты, приобретая дополнительную специальность, приобретают преимущества и эксклюзивные знания и применяют их в своей работе или предлагают своим клиентам как отдельную услугу. Многие ученики де-факто уже являются профессионалами в области психодиагностики (психологи, психиатры, терапевты, специалисты по оценке персонала, педагоги, криминалисты и др. )и просто продолжают свою практику, используя новый инструмент.

Таким образом, ответственность за свое решение учиться, а также за свой успех или отсутствие работы (несмотря на нашу посильную поддержку в продвижении лучших) несет только сам человек, принимающий решение об обучении.

Как стать сертифицированным графологом в Израиле?

Что касается официальной сертификации профессиональных графологов, то она устроена по-разному в разных странах, в зависимости от развития в этих странах графологии и существует не везде (например, в России нет такого стандарта вообще).

В Израиле существует специальная официальная организация, занимающаяся сертификацией графологов — это Израильское Объединение Научной Графологии (האגודה לגרפולוגיה מדעית — ישראל).

Для того, чтобы иметь право записаться на экзамены ИОНГ требуется иметь высшее образование, и если это образование не в области психологии или социологии, — пройти несколько обязательных курсов по психологии в одном из признанных израильских университетов. Обязательно прохождение минимальной учебной программы (в 300 академ. часов теории + 100 часов практических занятий) у одного или нескольких  сертифицированных графологов, которые смогут это документально подтвердить.

Примечание от Инессы Гольдберг
Реально, для того, чтобы иметь практический шанс пройти экзамен, этого количества часов недостаточно и требуются более продолжительные занятия — весь процесс, включая сдачу экзамена ИОНГ, обычно продолжается 3-4 года.

*Допускаются к экзамену только лица старше 26 лет.

Удачного Вам выбора!

Руководство и команда Школы Графоанализа
и Графологического агентства Инессы Гольдберг

Что для графолога — графология?

Что для графолога — графология?

Инесса ГольдбергЧто значит для меня графология?
Это больше, чем работа.
Вот, например, такой случай. Однажды, прогуливаясь, я обратила внимание на молодую пару, с любопытством что-то разглядывающую.

Проходя мимо, я увидела, что они читают приколотое к столбу объявление, написанное от руки.
Объявление заключалось в предложении услуг няни для маленького ребенка и описывало длинный список положительных качеств автора объявления: заботливая, терпеливая, любящая детей и т.д.
Однако, взглянув на объявление, я была поражена:
… почерк говорил об обратном – жесткой, если не сказать жестокой, натуре, импульсивной и властной до авторитарности!

«Слава Богу, что я могу все это видеть, никогда такую бы не взяла», – подумала я. Но когда девушка стала отрывать от объявления «язычок» с номером телефона, я не могла молчать и сказала: «Не берите эту женщину в няни своему ребенку, если не хотите нанести ему психологическую травму. Она очень специфически понимает понятия «забота» и «воспитание», будет подавлять и унижать ребенка, зато воспитывать и строить в шеренги – вас самих». Конечно же, глядя на их удивленные лица, мне пришлось объяснить, откуда у меня эта информация и то, что здесь нет никакой мистики. Просто я – профессиональный графолог.

Почему именно графология

Я «заболела» графологией, потому что эта область психодиагностики отвечает моим склонностям и личным качествам: всегда хотелось помогать людям, делать это как можно эффективнее и быстрее. Меня не устраивали знания классической, «обычной» психологии, где слишком многое зависит от субъективности самого психолога, а также многое основывается лишь на сознательных ответах. Инструментов для объективной и полной оценки происходящего в подсознании человека, для обнаружения причин проблем, которые можно было бы научно и наглядно доказать, – в традиционной психологии пока нет. Сила же графологии – в достоверности (можно даже не видеть человека и не слышать ни одного его слова, исключить субъективное впечатление), в быстроте и удобстве, но что самое важное – к анализу почерка невозможно подготовиться, намеренные же изменения все только испортят.

Это мой выбор также и потому, что именно эта удивительная область когда-то кардинально помогла мне самой в этой жизни, – а ничто так не убеждает, как собственный опыт, возможность «один раз увидеть». Претендуя обучаться у одного из наших «светил», я должна была сама пройти анализ почерка, чтобы можно было понять, выйдет ли из меня толк и стою ли я индивидуального обучения. И когда, к моему счастью, меня приняли – состоялась беседа, которую я никогда не забуду. Мне рассказали о моей личности то и так, как не смогла бы описать моя собственная мама! Не буду углубляться в подробности, но были точно определены даже проблемы в здоровье. Я была смущена, тронута и… точно уже знала: я иду в графологию. Тем более, этот же человек предрек мне большое будущее – захотелось заодним и проверить…:)

Каким образом почерк связан с психикой человека

Не только с психикой – со всем мозгом. Графология основывается на знаниях о моторике, биологии, психиатрии и психологии. Рука лишь инструмент мозга. Почерк руки – это «почерк личности», своего рода «лабораторный анализ» нашей души. Секрет в том, что при автоматически наработанном моторном навыке письма сознательные усилия идут лишь на содержание текста, а все подсознательное, глубоко спрятанное невольно выражается в почерке.

Например, оставшиеся пустыми, незаписанные участки текста, большие расстояния между словами или буквами – это «черные дыры» подсознания. Если их слишком много, оно «вылезает» отовсюду и затягивает человека – это может трактоваться как отстраненность от реальности, от других, острое чувство одиночества (вне связи, одинок ли человек в смысле семейного положения), а то и как пережитые травмирующие ситуации (иногда довольно точно можно определить возраст, когда они имели место). Человек же, пишущий плотно, почти нет расстояний между строками или словами, – полная противоположность: ему невыносимо быть и минуты с самим собой, он сам «сбегает» от того, чтобы «слишком много думать», он постоянно чем-то занят, иначе это «сводит его с ума». Он интенсивно живет и даже общается: порой так уперт, что слышит только себя, а другому не даст и слова вставить. Другие тенденции – мелким, аккуратным или почерком с большой степенью контроля – пишут интроверты, часто – люди, имеющие склонности к наукам, глубокому изучению. Чем меньше угловатости – тем больше спонтанности и мягкости у человека. Чем сильнее развита (не только в длину, но и ширину) нижняя зона прописных букв «у», «д», «з» – тем сильнее сексуальность, фантазии в этой области. Чем сильнее развиты «верхушки» «в», «б», иногда «д» (если ее пишут вверх), тем сильнее интеллектуальная направленность, область саморазвития, любознательность. Все перечисленное, разумеется, зависит не столько от одного признака, сколько от их сочетания. В примерах на нашем сайте можно проследить, как специфические сочетания признаков складываются в максимально конкретные портреты.

Моя работа – мой Ангел-хранитель

Я почти не шучу, когда говорю это. Когда моя дочь была первоклашкой, я стала обращать внимание на то, что прежде спокойный, любознательный и рассудительный ребенок становится все более капризным, напряженным, стало заметно меньше желание делать уроки. Но, начав получать записи с замечаниями от учительницы, я вдруг поняла, что в изменениях, беспокоивших меня, виноват не ребенок, а… учитель! Чувство вины ребенка вводило меня в заблуждение, воспитывая, я всегда была на стороне учительницы! Все прояснилось, когда я случайно увидела почерк этой пожилой женщины: разочарованный жизнью, неудовлетворенный и всем недовольный, крайне истеричный человек. У меня «открылись глаза», и через наводящие вопросы я узнала, насколько сильно привыкший к уважительному и демократичному отношению взрослых ребенок боялся и был попросту в «шоке» от такого подавляющего и непредсказуемого учителя. А позже, случайно придя встретить дочь в школу раньше времени и стоя в школьном коридоре, я не могла поверить своим ушам – как кричала та учительница, ведь в разговорах со мной она всегда так мила и улыбчива…

Со второго класса мы учимся в другой школе и обожаем учительницу – судя по ее почерку, не зря.

Можно рассказывать еще много разных случаев. Запись врача на рецепте, «подсказавшая» необходимость сменить его на другого. Новый друг родственницы, которая не поверила мне, а потом стала убеждаться, что этот человек ее использует материально. Некий человек, большой манипулятор, уже почти убедивший моего мужа в необходимости партнерства и серьезности проекта – нам повезло, на заседаниях они вели записи от руки…

Автор — Инесса Гольдберг