Формирование идентичности и проблемы в общении

Формирование идентичности и проблемы в общении

33

Итак, влияние общения со сверстниками на развитие личности подростка весьма существенно. Необходимо вовремя замечать тех, кто испытывает трудности в общении, и стараться понимать причины этих трудностей.

Большинство трудностей в общении у подростков связаны с нарушениями прохождения ими нормативного кризиса и формирования у них эго-идентичности.

Так, если в результате кризиса  у подростка сформируется слабая идентичность, слабое Я, которое боится потерять себя в близких отношениях, то он прибегнет к самоизоляции и формализации взаимоотношений со сверстниками или будет вступать в большое количество достаточно поверхностных контактов, не приносящих ему удовлетворения, не дающих ощущения близости.

«Боюсь потерять себя. Мне кажется, что, общаясь с другими, я слишком подстраиваюсь под них. Меня как будто уже нет в этот момент. Поэтому предпочитаю одиночество, которое для себя называю гордым». Агния, 16 лет

Достаточно часто трудности в общении появляются у подростков с неуверенной идентичностью, то есть с отсутствием уверенности в своих силах и возможностях. В этом случае они недовольны собой в целом, может быть своей внешностью, ощущают свое отличие от сверстников. Другие кажутся ему более уверенными, привлекательными полноценными. Чувство неполноценности подростка иногда приводит к частым конфликтам с родителями. Находясь в атмосфере безопасности, он может с помощью конфликтов попытаться доказать свою полноценность. Со сверстниками неуверенный в себе подросток может проявлять себя двумя путями.

Первый путь — это застенчивое поведение. Такие подростки внешне не проявляют своих чувств, живут в своем внутреннем мире. Окружающим они кажутся абсолютно спокойными, однако в душе они могут испытывать  сильнейшие переживания и неудовлетворенные желания. Как правило, они обладают повышенной склонностью к самоанализу и поэтому постоянно сравнивают себя с другими, чувствуя, что не соответствуют желаемым стандартам. Особенность таких ребят — склонность к самоуничижению. Даже если школьная успеваемость у них не хуже, чем у остальных, они приводят как доказательства другие аргументы, например: «Я не умею много говорить на уроке, как другие ребята», «Я не такой способный как они» и т.п. И хотя может показаться, что они не стремятся к общению, что им нравится одиночество, на самом деле они глубоко страдают от невозможности близких контактов.

«У меня очень серая и скучная жизнь, так как все дни похожи друг на друга как две капли воды. Утром в школу, из школы домой. Это потому, что у меня нет друзей. У меня есть знакомые девочки во дворе, но они не хотят меня брать с собой, так как я не похожа на них. Я чувствую себя плохо в их компании, они другие, у них другие интересы. Девочки часто пьют пиво и курят, а я этого не воспринимаю. Поэтому там никто на меня не обращает внимания. Можно сказать, что не замечают меня». Алена, 15лет

«Я не хочу больше учиться в этом классе. Вот доучусь год и уйду. У меня там нет друзей. Я вообще говорить ни с кем не могу. Мне кажется, что всякий раз, когда открываю рот, я говорю какую-нибудь глупость. Они все смеются и издеваются надо мной. Ну не издеваются, но все время вопросы дурацкие задают». Инна, 15 летnefor1

При этом возможна ситуация, когда подросток не имеет трудностей в общении с родителями. Более того, он может обращаться к родителям за помощью в налаживании контактов со сверстниками. Возможно, к неуверенности в себе здесь добавляется несформированность эмоциональной децентрации, то есть умения встать на позицию другого человека, взглянуть на проблему его глазами, приспособиться к окружающим. Это часто происходит в ситуации, когда ребенок имеет опыт благополучного общения с родителями в ущерб опыту общения со сверстниками. Родители, стараясь приспосабливаться к подростку, всегда понимать его, не учитывают того, что ему также необходимо уметь понимать других и уметь взаимодействовать с ними.

«Да, я знаю о сложившейся в классе ситуации. Я не хочу обижать других детей, сказать, что они отстают в развитии, нет. Просто они с дочерью находятся на разных уровнях восприятия окружающего мира. Этим они разнятся, и поэтому у них нет общих тем для бесед». Светлана Васильевна, мама 15-летней Инны

Второй путь — это чрезмерное стремление к лидерству, носящее в этом случае защитный характер: через лидерство подростки пытаются доказать окружающим, но в первую очередь самим себе, собственную компетентность, полноценность, силу. Понятно, что такой путь приводит к частым конфликтам между подростком и сверстниками, поскольку из-за неуверенности в себе, спрятанной от себя и окружающих, подросток не может выполнять лидерские функции.

«Мне нравится быть в центре внимания. Всегда хочется быть лидером. Ощущение, что кто-то может быть лучше меня, очень тяготит. Я пытаюсь успевать во всем (в школе отличница). Я просто требую внимания к себе не только со стороны молодых людей, но и стороны моих подружек. Наверное, это из-за того, что дома на меня внимания особого не обращают. Я — средняя дочь. Да еще мама меня ругает, постоянно во всех ее проблемах я виновата, что в разводе, что в других неудачах». Оля, 17 лет

Конечно, возможно и сочетание проявлений застенчивости и стремления к лидерству. Этот путь наиболее тяжел, потому что ни подросток, ни окружение не понимают, чего он хочет на самом деле.

«У меня складывается впечатление, что я не такая как все, что никто не хочет со мной общаться из-за моих недостатков, которых у меня море. И поэтому у меня нет хороших друзей, на которых я могла бы положиться. А близкой подруги у меня никогда не было и посекретничать не с кем. А недостатки…У меня их так много, что всех не перечислишь. Вот, например, я веду себя чересчур эгоистично. Всегда и во всем хочу быть первой. Я понимаю, что этого невозможно добиться. Я уже и сама запуталась, чего мне хочется на самом деле». Лиза, 13 лет

Если результатом кризиса станет формирование идентичности, размытой во времени, то есть неумение установить гармоничное отношение к прошлому, настоящему и будущему (гордиться прошлым, принимать настоящее, стремиться к будущему), то трудности в общении обусловит прежде всего такой аспект, как боязнь взросления. В этом случае подростки пытаются «прятаться» за семью избегают глубоких контактов со сверстниками, которые пугают их и представляются рискованными.

«У меня нет особых подруг. Это потому, что все сейчас грубые, пьют, курят. Мне хорошо дома, и никто не уговорит меня пойти, например, на дискотеку. И вообще, я с тревогой думаю о будущем. Мир такой страшный. Я боюсь встречаться с ним». Инга, 15 лет

Если у подростка формируется «иллюзорная» идентичность,  идентификация с идеальными героями, то общение осуществляется в основном с кумирами (вернее, это не общение, а его иллюзия, поскольку происходит оно в мечтах и фантазиях подростка). Отношения со сверстниками в этом случае, хотя и бесконфликты, но достаточно поверхностны, хотя субъективно трудности в общении с ними подростком не переживаются.

«У меня есть лучший друг — это Виктор Цой. Больше мне никто не нужен. Я могу часами слушать его песни, пою и играю их сам. Мне кажется, что он слышит меня и доволен мной. Это лучшее, что есть у меня в жизни». Вадим, 17 лет

При внимательном рассмотрении можно заметить, что, как правило, наличие трудностей          в общении со сверстниками у подростка сопровождается теми или иными проблемами внутрисемейного общения, причем последние при этом могут существенно усиливаться.

«У меня нет подруг. Одна подруга меня часто использовала. А другая хотела, но я не позволила. Она общалась со мной, только когда ее подруга куда-нибудь уезжала. Обращалась со мной на вечеринках как с ребенком. А вообще я хочу быть похожей на девочку из нашего класса. У нее идеальная внешность, одежда, прическа. Она может делать все, что хочет, и все воспринимают ее как надо. Я хочу, но не стараюсь быть на нее похожей. Я хочу быть собой.

Меня все кругом раздражает. Меня часто раздражает моя одежда, как она на мне плохо сидит. Еще лицо мое не нравится. Все идут на дискотеку, а я дома сижу. Мама всегда спрашивает: «А ты почему не ходишь?» Она просто заставляет чувствовать себя неполноценным человеком. Не могу же я припереться туда одна. Ну, я и начинаю психовать». Марьяна, 16 лет

«В последнее время дочка стала очень раздражительной. Часто плачет, взрывается, устраивает истерики примерно раз в две недели. Как правило, по выходным.. Причины понять не могу. На мои вопросы не отвечает, разговаривает грубо, даже кричит, предъявляет какие-то требования. Говорит, что ей нечего одевать. Хотя в магазин с ней ходить невозможно. Она уходит, как только я начинаю спрашивать что-либо у продавца. Говорит, что я кричу на весь магазин». Эдита Алеексеевна, мама16-летней Марьяны

Автор — Хухлаева Ольга


Проблемы в общении

Проблемы в общении

«У меня проблемы в общении». Это фраза с которой начинают свою историю более 80% моих клиентов. Далее они добавляют — «в общении с…» мужчинами или женщинами, ребенком или родителями, коллегами или начальником и так далее.

В ходе психотерапевтической работы люди начинают лучше понимать себя, других людей, обнаруживают свои не самые удачные способы выстраивания отношений, создают в процессе общения с психологом новые способы, пробуют их, начинают по другому строить отношения в реальной жизни, радуются результатам.

И вот здесь, как говорится, «на этой радостной ноте», стоит упомянуть еще об одном важном элементе работы, без котрого вряд ли «проблема в общении» может быть решена.

Дело в том, что часто люди представляют себе «идеальное общение» и «хорошие отношения» как взаимодействие двух людей в котором нет и быть не может таких переживаний как — злость, страх, стыд, волнение и пр.

И вот когда мы с человеком разбираемся в нюансах отношений, в «механике» переживания близости, то всегда обнаруживаем, что оказывается — если очень сильно любишь то и очень сильно злишься и к сожалению (к счастью!) злость никуда нельзя «убрать». И если сильно к кому-то привязан, близок к кому-то — то обязательно боишься за него, волнуешься, переживаешь и это совсем неприятно, это тяжело, иногда больно, но это как раз и есть — та самая «вторая сторона медали», без которой невозможно существование самой медали.

Встреча с этим открытием, открытием того факта, что общение и близкие отношения это не только приятные переживания и в этом нет никакой проблемы, часто становится болезненным и одновременным приносящим облегчение моментом в психотерапевтической работе. Расставаясь с иллюзиями и принимая реальность, человек обретает с одной стороны большую свободу в обшении, а с другой — принимает на себя большую ответсвенность. Потому, что теперь, начиная новые отношения он «подписывается» не только на радость, удовольствие, любовь, но и на злость, опасения, может быть конкуренцию и зависть.

Здесь может возникнуть вопрос «Зачем же тогда ходить к психологу, если все равно от «негатива» в отношениях никуда не деться?»

— Во-первых, для того, что избежать тех негативных переживаний, которых можно избежать.

— Во-вторых, чтобы разобраться насколько адекватна интенсивность негативных чувств в контакте с близким человеком. Потому, что одно дело злость и совсем другое дело — ярость.

— В-третьих, для того, чтобы научиться «встречаться» с этими переживаниями, не бояться их, замечать и не убегать. При этом понимать, что это часть близких отношений и появление этой части не означает, что с отношениями «что-то не так».

— В-четвертых, почуствовать, что переживания (негативные или позитивные) это не просто приятная или досадная часть отношений, а очень важный индикатор того, что происходит в контакте, куда движутся отношения, как они развиваются.

— В-пятых, найти адекватные, творческие способы проявления этих чувств, такие способы, которые позволяют проявиться переживаниям не разрушив их «отправителя» и «адресата».

Автор — Фёдор Коноров

Четыре уровня общения

Четыре уровня общения

Четыре уровня общенияОдним из важнейших феноменов, изучаемых в рамках  гуманистической психологии является личность, рассматриваемая как продукт развития человеческого в человеке через его опыт. И, в частности, через опыт собственного бытия в разнообразном мире людей, через опыт общения.

Отличие взгляда гуманистической психологии на человека от воззрений других наиболее известных школ психологии, таких как психоанализ и бихевиоризм, заключается в том, что самым важным фактором, образующим личность, является не столько и не только окружающая действительность — среда, но прежде всего сам человек, его внутренние побуждения.

Один из ярких представителей нашей школы — французский психиатр и психолог П.Жане высказал как-то мысль о том, что «психика человека развивается в сотрудничестве с другими людьми». Только в контактах с другими людьми человек может доподлинно узнать самого себя и развить самого себя.

Личность человека можно условно поделить на три основные зоны:

I зона — внутренняя, ядро личности.

Ядро личности — это те врожденные свойства человека, с которыми он вступает в мир. Содержанием этой зоны является феноменом, который можно открыть в себе, но нельзя изменить сознательным усилием. Есть содержание существующее только во внутренней зоне. В этой зоне находятся чувства, ощущения, потребности, воспоминания. Именно эта зона синтезирует потребности, направляет их и мотивирует личность. Внутренняя зона способна реагировать на мир без искажений. Однако полноценный контакт с ней — это редкий случай гармонии у человека.

II зона — средняя, оболочка личности.

Оболочка личности — это те изменяемые качества личности, которыми она приспосабливается к изменяющимся условиям окружающей среды, в том числе и социальной среды. Ее основная функция — адаптационная. В этой зоне живут наше восприятие, представления, социальные нормы и те возможности личности, при помощи которых можно достигать опознания и удовлетворения потребностей. В этой же зоне обитают все наши психологические защиты, интерпретации опыта и проекции. Посредством ее мы, защищаясь, бессознательно манипулируем и искажаем мир. В этой же зоне обитают все «не наши» истины, то что мы приняли в себя как феномен окружающей среды — без критической обработки и осознавания, без чувствования, как факт жизни.

Психоанализ занимается именно этой зоной личности. Гуманистическая психология — всеми тремя зонами.

III зона — внешняя, граница личности.

Граница личности — это та часть личности, которой мы вступаем в контакт с окружающим миром, со всем, что не есть Я. В этой зоне обитает наша Персона и те осознаваемые модели поведения, а так же наш Эго-Идеал — такое представление о самом себе, которому хотелось бы соответствовать, кем бы хотелось выглядеть в контактах с миром, с окружающей средой. Эта зона несет нам информацию из реальности. Через нее из социального мира мы принимаем или отказываемся принять ту информацию, которая содержит представления, мнения других людей о нас, их оценки наших поступков, качеств и нашей личности в целом. При помощи этой зоны мы обучаемся, овладеваем навыками и реализуем потребности. Т.е. обмениваемся со средой.

В этой зоне мы — феномены внешнего мира. Хотя и обладаем при этом скрытым большей частью внутренним содержанием. Бихевиоризм занимался только этой зоной. Гуманистическая психология, как я уже сказала выше — занимается всеми тремя зонами личности.

В гуманистической психологии принято не рассматривать человека отдельно от среды. Человек как социальное существо контактирует с другими, находясь в поле своего окружения, своей истории. И сущностью этого поля является целостность отношений личность-среда. Все это вместе и создает то феноменологическое поле, которое является предметом изучения гуманистической психологии. Гуманистическая психология, рассматривая человека, решает такие вопросы: КАК человек воспринимает мир, КАК делает выбор, КАК создает собственный опыт, КАК организует мир и самого себя в нем. Важно, что все это рассматривается не с точки зрения структуры — некоей застывшей композиции свойств личности, а динамично — с точки зрения процесса адаптации к ситуациям и развития личности на основе приобретения нового опыта.

Хотя в гуманистической психологии есть и понятие — замороженная феноменология, т.е. застывшие паттерны поведения, которыми личность реагирует ригидно (негибко) на изменчивую среду, не зависящее от среды однотипное поведение. Проблема замороженной феноменологии — это проблема средней зоны, ее низкой адаптивной способности. Человек с замороженной феноменологией прекратил процесс своего развития, он не обменивается с внешней средой. Между оболочкой и ядром личности отсутствует необходимое для развития взаимодействие и взаимообогащение.

А теперь попытаемся рассмотреть более конкретно на примерах четырех возможных уровней общения то взаимодействие человека с миром, с окружающей социальной средой, которое инициирует процесс развития личности уже взрослого человека.

В зависимости от дистанции, на которой люди общаются друг с другом, принято выделять 4 уровня общения. Хотя деление это условно и принято для удобства понимания. В реальности все четыре уровня общения могут быть смешаны и представлять собой единый феномен.

Уровень 1. Информационно-интеллектуальный.

На этом уровне главными движущими факторами сближения являются интерес и то впечатление, которое люди получают друг от друга.

Здесь мы контактируем границами личностей, нашими Персонами, сознательными моделями поведения. По соционике — это блок Супер-эго: КНС и ролевая функции.

На этом уровне источник нашей активности — жизнь, мир. То, что мы получаем — практический опыт общения со всеми людьми. Мы получаем обратную связь. И реализуем свои самые общие представления о людях и ожидания от мира людей.

Проблемы, возникающие на этом уровне, связаны с тревожностью, возникающей из-за недоверия к миру, полученного в результате детской травмы. Сформированный страх перед миром, искажает представления о мире и лишает возможности обретения нового опыта — человеку хочется сделать свою границу личности непроницаемой для внешних воздействий. К такому же приблизительно эффекту может привести недостаток общения с людьми или миром.

КНС и ролевая работают в этом случае как стражи, не допускающие новый развивающий опыт. И как внутренний ограничитель. А не как защитники от излишней агрессии мира, что происходит в случае благополучного развития и обретения чувства доверия к миру.

Уровень 2. Социальный.

На этом уровне главными движущими факторами выступают потребность во внешней оценке и социальном принятии. Тут же мы и сами выносим оценки окружающим и осуществляем выбор тех социальных контактов, которые наиболее приемлемы. Здесь развиваются такие отношения как партнерство, симпатии, флирт, приятельство, и многие традиционные формы контакта — родственные, религиозные, национальные, корпоративные…

И здесь мы реализуем потребность в принятии со стороны социального окружения. А так же сами строим свое социальное окружение.

С точки зрения психологии тут задействуются средняя и внешняя зона.

С точки зрения соционики — блоки Эго (целевая и творческая функции) и Супер-эго. Они взаимодействуют и помогают этим взаимодействием решать задачу выбора своей социальной среды в условиях изменчивого и разного в этой изменчивости мира. Так же на этом уровне мы продолжаем защищать себя от внешней агрессии. Но делаем это еще и интерпретируя поведение окружающих людей, а так же вынося им личностные оценки.

Проблемы этого уровня общения могут включать в себя проблемы предыдущего уровня и формироваться на их основе — в этом случае человек не переходит к нормальному функционированию блока Эго, постоянно оставаясь в напряженности информационного контакта с миром по Супер-эго, в состоянии постоянного недоверия, распространяющегося уже и на мир социальных связей.

Но так же проблемы могут сформироваться уже только на этом уровне. В числе самых актуальных проблем (а все я не буду рассматривать сейчас — это предмет для отдельного исследования) — недооценка окружающими качеств, значимых для самого человека, приводящая к потере его самоуважения; уничтожающие личность жесткие установки ближайшего социального окружения — что приводит к преобладанию оболочки личности над ее ядром; нехватка идентификаторов, т.е. людей, с которыми чувствуешь себя схожим) — приводит к ощущению изоляции.

КНС и ролевая в этом случае продолжают работать как стражи, а развитие блока Эго подвергается деформации. Человек видит иллюзорно людей, себя и интерпретирует их и свое поведение неверно, манипулирует посредством своих сильных функций. Возникает множество ригидных защит. Дальнейшее сближение с людьми замораживается, пребывая на манипулятивно-информационном уровне.

В случае благополучного развития и прохождения этой фазы развития Эго развивается во взаимодействии с Супер-эго, формируется устойчивое ядро личности и мобильная, гибкая оболочка для адаптации в социальных контактах. Человек подготавливается для перехода к следующему уровню сближения. Он умеет выбирать людей и обмениваться с миром людей качествами — обретать новые для себя, отказываться от старых на основе сознательного выбора собственной личности, ее ядра. И человек умеет выбирать те условия, в которых ему комфортно жить и развиваться. Но это пока выбор Эго и Супер-эго — контролирующих частей личности.

Уровень 3. Психологический.

На этом уровне человек реализует потребность в дружбе, принятии и непринятии. А так же потребность во влюбленности и поверхностных физических контактах — таких как рукопожатие, объятие, прикосновение, танцы и других, включая исследовательские сексуальные эксперименты.

Источником этого уровня общения являются более близкие контакты, связанные со сближением, узнавание друг друга, более ли менее длительными и глубокими отношениями, открытостью, эмоциями и даже чувствами.

И помешать всему этому великолепию человеческого общения могут те проблемы которые накопились за два предыдущих этапа социального развития. Проблемы эти уже окрепли, и превратились во внутренние конфликты. В силу динамичности процесса у человека всего два выбора — деградация в виде укрепления и ужесточения ригидных защит или развитие, связанное с избавлением от ригидных защит.

Внутренняя зона чувств, потребностей и ощущений находится под диктатом средней и внешней зон. И через этот диктат все самое живое в человеке пробивается с огромным трудом или с большим искажением.

Внутренняя зона, представленная блоком Супер-Ид (в соционике — детским блоком: суггестивной и референтной функциями) подавляется. И человек по сути лишается возможности испытывать свои желания напрямую. Желания проходят сквозь сито внутренней и внешней цензуры. (все перипитии этого процесса описать тут нет возможности). Человек приучается удовлетворяться манипулятивным способом. И основные проблемы выглядят как — неумение и невозможность общаться на близкой дистанции; страх отвержения; невозможность адекватно отреагировать негативный опыт; зависимости; неврозы; связи с неподходящими травмирующими партнерами и т.д. Искажается уже не только внешняя реальность, но и внутренняя.

При хорошей работе внутренней зоны человек научается доверять своим побуждениям, у его возникают желания, и энергия для их реализации. Он успешно выбирает подходящего партнера. Умеет и брать и отдавать в отношениях — обменивается и взаимодействует. Внутренняя зона, ядро личности находится во взаимообогащающем взаимодействии со средней зоной, адаптирующейся к изменяющимся условиям. Происходит необходимая интеграция личности, ее гармонизация. И человек становится готов к следующей — последней и самой близкой стадии общения.

Уровень 4. Психофизиологический.

На этом уровне человек реализует потребности в единении, длительной дружбе и любви как длительных развивающих и насыщающих отношениях. Потребности в самораскрытии и доверии конкретному человеку, но и потребность в одиночестве и адаптации к потере отношения или доверия.

На этом уровне человек может наиболее полно реализоваться как человек, т.е. во всем многообразии и глубине своей человечности. На этом этапе человек обретает максимум гармонии и интеграции собственной личности.

Здесь человек лучше и глубже всего познает и себя и другого.

Взаимодействие блоков Эго и Ид дает возможность глубоко чувствовать и ощущать. Познать все трудности и радости любви и секса. И благодаря именно такому глубокому чувствованию человек становится способен познавать мир и себя на совершенно ином качественном уровне.

Ну а проблемы в случае неблагоприятного развития тоже крепнут и становятся совсем невыносимыми в связи со сложностью актуальных задач. Это все многообразие проблем личности, знакомое психологам и психиатрам, да и просто врачам, поскольку возможна психосоматика. Это садистические отношения, отношения слияния, истерии, аногразмия и импотенция, неврозы, психотические и пограничные состояния, амбивалентные чувства, убийства и самоубийства и, увы, многое многое другое… К сожалению, на уровне близких отношений как нигде человек чувствует свою несостоятельность и уязвимость. И в по-настоящему близкие отношения люди вступают не так часто, как может показаться на первый взгляд. Чаще всего развитие отношений и общения заканчивается на социальном уровне. Влюбленность, симпатия как недолгий всплеск с переходом на уровень психологический и далее — спад и функционирование пары в рамках социальных стереотипов. Так люди защищаются от близких отношений, способных обострить внутренние проблемы и подвергнуть деформации внутреннюю зону.

Ну а те, кому повезло или те, кто проработал свои проблемы (везунчиков, попавших в благоприятные для развития условия среды, по статистике около 5%) или решил их, не прибегая к осознаванию (это тоже редко, но возможно), или самостоятельно — те ощущают полноту жизни, полноту своей человечности, единение с людьми и веру в себя.

Позже я собираюсь рассмотреть разнообразие видов или типов любви. Так же с привязкой к зонам личности и соционическим функциям. Тема животрепещущая и, думаю, актуальная для многих.

АвторЕлена Заманская

Обсудить статью на Социофоруме