Впечатления о конференции «Драматургия многоликого Эроса»

Впечатления о конференции «Драматургия многоликого Эроса»

19 — 21 июня состоялась конференция МГИ «Драматургия многликого Эроса», посвященная теме сексуальности в культуре и психотерапии. Я была в команде организаторов этой конференции.

В целом я осталась довольна, получила много информации и поводов для дальнейших исследований, много новых мыслей и вдохновения, где-то встретилась со своими личными переживаниями, затрагивающми до слез. Немного разочаровалась после мастерской по имиджу. И наверное, ожидала чего-то другого от лекции про зрелую заботу в терапии.

Больше всего тронуло сообщение А.Валамина о психологии мужчин, появилось много сочувствия и неподдельного интереса к тому, как проживают свою жизнь мужчины, узнала сокровенные тайны мужчин, еще раз вспомнила о ритуалах инициации, которых сейчас мужчины лишены.

Открывал конференцию доклад Иры Елисеевой про типы сексуальных культур. На самом деле в докладе больше говорилось об истории развития сексуальности в культуре, и делится эта история на два периода, по большому счету. Первый период связан с сексуальностью, освященной ритуалом, самой себя не осознающей и циклической по времени. Циклы сексуальности соответствуют природным циклам времен года. Весна – время зачатия, время женских вакханалий, когда женщине, желающей зачать и настолько возбужденной в связи с этим разрешено все – вплоть до сжирания младенцев и растерзания всего живого, встречающегося на ее пути. Женские стаи – по-другому их невозможно было назвать, творили страшные оргии, и не дай Бог, было встретиться с ними.

Летняя сескуальность была связана с мужскими играми – это были всевозможные состязания мужчин, соревнования, кто выше, сильнее и т.д. Главное было – победить.

Осень – время инициации, когда мужчину вводили во взрослое сообщество (о чем подробно потом рассказывал Андрей Валамин).

Зима – время аскезы, ухода женщин в пещеры, где они вступали в символический божественный брак, молились и готовились к смерти.

Второй период и трагедия сексуальности началась в новое время, со времен Декарта, когда сексуальность начала познаваться, что выражалось как «Я знаю, что такое сексуальность». Трагедия заключалась в том, что святость сексуальности вместе с ее познанием пропала, и дальше последовала «Я хочу» во времена Фрейда, «Я наслаждаюсь» во времена сексуальной революции, и, наконец, пришло обесценивание сексуальности в настоящее время.

Из лекции Инны Банушкиной в очередной раз впечатлило, как живет и проявляется в природе мужское и женское. Мужское – как освоение новых пространств, т.е экстенсивный путь, а женское как накопление и сохранение уже достигнутого, как отладка и доведение до совершенства того, что изобрели мужчины, т.е интенсивный путь. Затронуло же лично то, что родителям очень важно с пониманием относиться к рассказам детей о первых влюбленностях. Вспомнила свою дочку с ее детсадовской любовью, как она печалилась и по-настоящему страдала, что ее «любимого» нет рядом, потому что в школы они пошли разные. Вспомнила, как рассказывала ей о своем детсадовском друге, заскучала по своему детенышу.

Круглый стол Анны Волощук и Андрея Григорова о перверсиях (расстройствах сексуального предпочтения) проходил немного сковано, ведь тема довольно опасна. Однако, процитированный Анной О. Кернберг вызвал некоторое вдохновение на тему развития собственной сексуальности. Кернберг предлагает разделять первесность как тенденцию к исследованию собственной сексуальности, немного расширяя рамки привычного репертуара поведения, что является основой для внесения разнообразия в свою сексуальную жизнь. В отличие от перверсности как качества личности, сами перверсии — это болезнь, поскольку человек не может получать сексуальное удовлетворение иным путем, кроме как через ненормативное смещение объекта сексуальности или способа удовлетворения. Огромный интерес почему-то на круглом столе вызвали эксгибиционисты.

Отдельного внимания заслуживают просмотр фильмов с их последующим обсуждением. Фильм — это чужая история, рассказанная режиссером через призму того, что в его жизни его больше всего интересует и волнует. И тем не менее эта история может затронуть что-то важное в каждом человеке. Сам режиссер ведет повествование так, чтобы показать, что его затрагивает в этой истории, а зрители могут откликнуться на что-то свое, возможно и непредвиденное режиссером. Эти темы переплетаются друг с другом и создают особое пространство близости и одновременно отдельности, что позволяет прикасаться к своим сокровенным чувствам в очень безопасной манере.

На этой конференции мы смотрели фильм «Порнографическая связь» с Натали Бей в главной роли и фильм «Маленькая смерть». Впечатления перессказать очень сложно, главные из них касаются чувств сожаления от невозможности отношений в фильме «Порнографическая связь», и огромного горя в связи с тем, как показана история взаимоотношений отца и сына в «Маленькой смерти».

Напоследок хочу рассказать о мастерской, которую проводила я. Мастерская называлась «Украденная любовь» и была посвящена исследованию и проживанию чувства ревности. Делалось все на материале пеньковых веревок. Я очень волновалась, потому что сама ее придумывала, и так, и этак крутила. Эксперимент оказался хорошим, вызвал много живости, и маленьких открытий. Но самое главное, я тоже сделала свое маленькое открытие, как можно работать с чувством ревности в терапии и что значит быть в отношениях, в которых человек чувствует себя более-менее свободно, при этом не разрывая связи со значимыми людьми.

Автор — Дунаева Юлия