Мне до сих пор одиноко после смерти мужа….

Привет Ирина!

Очень надеюсь на вашу помощь. Семь лет назад трагически погиб мой муж и все семь лет я каждый день просыпаюсь и ложусь с мыслью о нем . Утром встаю как разбитое корыто, пинаю себя одеться, накраситься и идти на работу.. С мужчинами вообще ничего не получается, больше одной или двух встреч не бывает, о сексе вообще и говорить нечего…. Подруги постепенно перестали приглашать в гости ….. Пытаюсь что-то поменять, но ничего не выходит … Дети есть — две взрослые дочери, внуки тоже есть, вроде бы жить и радоваться, а получается не жизнь, а каторга какая-то …

Мне не к кому обратиться и поговорить на эту тему… Вот решилась написать вам…

Наташа

Наташа, здравствуйте,

Очень сочувствую вашему горю. Но меня смущает вот что – муж ушел из жизни 7 лет назад, и, судя по вашему письму, для вас ваша личная жизнь ушла вместе с ним. Да, когда потеря трагическая, мы остаемся на долгое время растерянными и выбитыми из колеи…Но 7 лет – это такой…и правда уже достаточный срок, чтобы все-таки потихоньку продолжать жить …

Ваше настроение – «как разбитое корыто», отказ участвовать в жизни «здесь и сейчас», то, что вы называете свое бытие каторгой – все это создает меня впечатление, что вы ему – своему ушедшему мужу – как будто дали обет самонаказания. И верности.

Да, верность – это очень ценное качество. Но, отказываясь принять его уход как РЕАЛЬНОСТЬ вашей жизни, отказываясь участвовать здесь и сейчас в жизни ваших близких – детей, внуков, подруг, подавляя себя – живую, интересную женщину – и окружающих — своей тоской – что вы делаете с самой собой и с ними? А главное – ЗАЧЕМ вы это делаете? Ради чего?

Извините меня, если мои вопросы звучат для вас резко…Я правда вам сочувствую…Но при всем этом мне очень хочется, чтобы вы вышли из плена, в который сами себя взяли и оглянулись вокруг…Улыбнулись себе, своим детям…И ушедшему мужу – поверьте, ему тоже будет легче быть ТАМ, зная, что у вас здесь все хорошо…Ведь когда любишь – а мне хочется думать, что у вас была именно любовь – желаешь своему партнеру всего самого лучшего – и от ДУШИ…

Удачи вам,

Ирина Лопатухина

Как побороть лень, если лень?

Уважаемая Ирина!

Как говорил Костик в «Покровских воротах»: «Ситуация переходит в эндшпиль, и играть его буду я». Для меня ситуация уже давно патовая, лень и безволие, которые касались раньше только еды, захватили почти все стороны моей жизни. Мне 33 года, высшее образование, работаю, не замужем, живу с родителями (мы в очень хороших отношениях). Полной я была всегда, лет с четырех-пяти, наверное. Но проблемой этой я озаботилась поздно, лет в 15, когда поняла, что не интересую мальчиков. И я действительно их не интересую до сих пор. Первую попытку сбросить вес (86 кг) я предприняла с Гербалайф, легко сбросила 16 кил. Вторую попытку (88 кг) я сделала со Славянской клиникой, легко потеряла 15 кг. Третья (с ними же) закончилась потерей веса в 30 кг (с 92 до 62 кг). В начале этого года мой вес составлял 96 кг. Мне попались люди, которые каждую неделю составляли мне программу по еде и физической нагрузке. Я чувствовала себя как в клетке, я им врала, переедала, перед днем взвешивания голодала, потом тем же вечером отьедалась. Безумие какое-то. За год я потеряла 10 кг. Я вырвалась от них и сейчас я опять отьедаюсь. Ем все, в огромных количествах, все жареное, жирное, сладкое. В общем, я оцениваю свое поведение, как подростковое (причем во всех сферах жизни). Одно время я думала, что это временное, но это тянется уже десять лет. Я — отказываюсь взрослеть, я отказываюсь есть правильно. Сейчас пишу, слезы катятся градом. Почему? Жалко себя — да. Сопротивляюсь изменениям — да. Почему я так сопротивляюсь? Я набираю вес и в счастливые времена, и в несчастные. Меня очень любили в детстве. У меня были все возможные игрушки и сладости. У меня не было переходных периодов, ссор с родителями и окружающими. Первая жизненная трагедия случилась у меня 2 года назад (в 31 год), так что ожирение с ней не связано. Единственное, что я поняла за этот год, моя основная черта — нетерпеливость. Я не могу ждать, я не могу терпеть. Все приятное должно быть «проглочено» сегодня и сейчас (книги, фильмы, бутерброды, общение). Если нет, то я теряю интерес. И еще, проделав упражнение с «кругом удовольствий», я поняла — для меня удовольствие от еды и от чего-то другого (общение, рисование, фотография) лежат на разных уровнях. Например, я сейчас иду с удовольствием на йогу — 2 часа кайфа. А после этого наемся до отвала. И так со всеми остальными удовольствиями. Вот такая история. Ирина, это лечится?

С уважением, Ирина

Ирина, здравствуйте,

С большим уважением к степени вашего осознавания своей проблемы. Моя первая гипотеза – вы и правда пытаетесь отказаться взрослеть…Через протест навязываемых вам «взрослыми» правил, норм, стереотипов и долженствований…Во всяком случае ваше поведение в рамках всяких диетических программ и процедур для меня выглядит именно так…

Да, когда мы протестуем против чужих способов жизни – это первый шаг к обретению личной свободы. Но второй шаг к свободе – это принятия НА СЕБЯ ответственности за СВОЙ выбор…И вот здесь – по моим ощущениям – вы «застреваете» в своем празднике и торжестве непослушания…Как ребенок, который делает все наоборот…И тогда, вместо вашего свободного выбора вы осуществляете всего лишь противоположную тому, что пытаются вам навязать, стратегию…И ваша свобода по-прежнему остается под большим вопросом…

Как можно от этого начать избавляться? Ответив себе честно на вопросы: «Зачем я переедаю? Кому от такого моего поведения польза? И как мне самой жить в тяжелом, перегруженном моими протестами теле? Насколько мне это комфортно? И насколько я для себя – любимой готова потрудиться? Чтобы и правда освободиться от устаревших стереотипов и тормозящих мое развитие установок?»
Если у вас есть ответы на эти вопросы – значит вы и правда готовы к изменениям…

А насчет того, как «замедлять» свою нетерпеливость – попробуйте следовать правилу «Трех кусочков» Хотя есть у меня…ощущение, что ваш внутренний ребенок отреагирует на мое предложение привычным, протестным способом…

Но можно попробовать его (внутреннего ребенка) так… заинтересовать… Например: «Что это такое мы сейчас будем есть? Давай распробуем это как следует? Нам вкусно? Мы прожуем это медленно, чтобы определиться – это действительно то, что нам сейчас с тобой надо? Или лучше это выплюнуть и поискать что-нибудь более для нас подходящее?»

И первые три куска – три страницы – начало фильма – 10 минут общения – фокусироваться НА СЕБЕ, прислушиваясь к своим ощущениям, впечатлениям, и к вкусу того, что сейчас с вами в контакте…

И, конечно, с большим уважением относиться к своим сопротивлениям следовать моему предложению…Таким образом давая себе свободу ОСУЩЕСТВИТЬ ИМЕННО СВОЙ ВЫБОР.

Да, и в заключение про борьбу с ленью – может быть, вместо того, чтобы с ленью БОРОТЬСЯ, попробовать с ней ДОГОВАРИВАТЬСЯ?

Ирина Лопатухина

Консультации в сети – кому и зачем?

Консультации в сети – кому и зачем?

Психотерапия в сети – в настоящее время дело весьма распространенное… Поле Интернета объединяет необъединяемое и дает нам много возможностей встречаться. В безопасном формате. С теми, кто совсем рядом. С теми, кто очень далеко.

Встреча клиента с терапевтом в сети – особый жанр. Он имеет свои преимущества и недостатки. Вот об этом хочу с вами поговорить…

В реальной жизни у встречи клиента и терапевта есть несколько условий, которые одновременно являются и ресурсами и ограничениями их контакта:

1. Надо найти для встречи реальное место.

2. Клиенту невозможно  сохранить полную конфиденциальность перед терапевтом – он приходит на встречу, терапевт его видит, слушает, ощущает.

3. Другим людям легче узнать, что человек ходит на психотерапию – особенно в маленьких городах, где «все у всех» на виду.

4. Клиент должен выбирать себе терапевта из тех, кто живет и работает в его среде обитания – городе или другом населенном пункте.

5. Терапевтическому контакту очень помогают взаимное визуальное и аудио – восприятие друг друга – телесные позы, жесты, мимика, тембр голоса, паузы и ускорения речи,  ритм дыхания.

Консультация по e-mail и на форуме

Терапия обменом письмами в поле Интернета дает следующие «бонусы» и ограничения в этом контакте:

1. Можно выйти «на связь», находясь в комфортной и безопасной привычной обстановке.

2. Можно сохранять полную конфиденциальность перед терапевтом, если это является одной из важных меток безопасности контакта для клиента.

3. Можно утаить от своего даже самого близкого окружения, что обратился за психотерапевтической поддержкой.

4. Можешь выбирать себе терапевта из любого города или страны – тут ограничением может стать только незнание языка или стоимость услуг.

5. Терапевтический контакт происходит только на вербальном, и, следовательно, обедненном знаковом уровне и возникает бОльшая, чем в реальности, вероятность попасть и долго находиться в плену собственных проекций.

Я консультирую через обмен письмами в сети уже около двух лет. По своему опыту могу сказать следующее:

1. Когда клиент решает письменно оформить свой запрос, или описать актуальную для себя проблему, он проделывает для себя большую и важную работу. Он выплескивает свои внутренние переживания «на бумагу». Это дает ему мощный ресурс увидеть свое переживание и проблему «как бы» со стороны. В терапии эта возможность ВСЕГДА является мощной «подвижкой» в работе над собой. Таким образом, еще до терапевтического ответа, клиент «облегчает» свое переживание.

2. Формат письма обычно оговаривается рабочим контрактом и равен или меньше 2 страниц 12-м шрифтом. Такое ограничение тоже вполне ресурсно для клиента, т.к. подразумевает определенную работу по структурированию мыслей и эмоций, вызванных аффективно заряженной ситуацией.

3. Терапевт, читая полученный материал, определяет, на чем в настоящий момент сфокусировано переживание клиента. И, опираясь на свой жизненный и профессиональный опыт, в  большой мере «принимает» его переживания. Часто для облегчения боли принятие значимым Другим твоего страдания и эмоций становится большой поддержкой и облегчением твоей «ноши».

4. Первая стадия работы может быть направлена на диагностику привычных ценностей и жизненных сценариев клиента. Отвечая на вопросы терапевта, клиент производит «инвентаризацию» своего жизненного опыта. Такая работа всегда по итогу продуктивна. Осмысление событийного ряда из точки «здесь и сейчас» — путь к повышению осознанности своих привычных мыслей – чувств – поступков – реакций, первое приближение к корректировке восприятия своей реальности.

5. В своих ответах терапевт пытается обратить внимание клиента на те личные и общечеловеческие возможности и ресурсы, которые в настоящий момент для клиента закрыты.

6. Таким образом, у клиента появляется возможность встретиться с  новым опытом в обстановке поддерживающего человеческого и терапевтического контакта. Такая встреча расширяет возможности восприятия своей реальности. Подтверждает ценности индивидуальности. Дает опору  «здесь и сейчас». «Оживляет» картину мира. Что и является ресурсом для желаемых изменений и личностного роста клиента.

7. Для работы с проблемой в поле Интернета желательно обменяться как минимум 7-9 письмами. В этом случае терапевт может задать вопросы, а клиент, опираясь на свой опыт и присматриваясь к опыту терапевта, может попытаться на них ответить – прежде всего, для самого себя.

8. Этот жанр более четко структурирован и «предопределен», чем терапия в реальности. С одной стороны, это требует от терапевта большой чувствительности и осторожности в выборе возможных направлений исследования проблематики и жизненного сценария клиента. С другой стороны – особенно в работе с проблемами зависимостей – дает клиенту много структуры и возможностей на первых этапах терапии опираться на терапевта.

9. Как и любая работа во взрослом мире, терапия в сети должна оплачиваться клиентом. Это помогает держать границу терапевтического взаимодействия. Включает в работу взрослые ресурсы клиента. Гарантирует полную конфиденциальность рабочего взаимодействия. Избавляет клиента от ощущения, что он  «грузит» кого-то своей проблематикой. И дает терапевту возможность поддерживать комфортный для него уровень жизни, чтобы работать полноценно в интересах клиента.

Консультация по ICQ

Терапевтическая встреча в режиме реального времени – консультация по ICQ – имеет ряд своих преимуществ.

Поскольку работа проходит в режиме диалога, появляется бОльшая возможность спонтанности в определении и выборе фигур и направлений обсуждения. Также появляется возможность исследовать паузы и остановки в общении. Речь в диалоге, как правило, менее продуманная и структурированная,  чем в письме, что позволяет больше встречаться с эмоциями клиента.

Групповая терапия в Интернете

Очень интересный, но пока мало – освоенный мною, формат групповой терапевтической работы в поле интернета. Для этого выделяется часть форума под паролем, который дается только членам группы.

В определенное время, обычно раз в неделю, группа собирается и работает полтора – два часа реального времени. Как и любая групповая работа, такое взаимодействие отчасти проясняет способы представления себя в социуме, способы взаимодействия с другими, дает возможность коллективного обсуждения своего и чужого «наболевшего». По моим ощущениям, роль ведущего в этом формате должна быть гораздо более четко структурирована, чем в реале. Интернет в степень больше, чем реальность,  располагает к общению со своими проекциями. Поэтому работа терапевта должна быть постоянно сфокусирована на прояснении и дифференциации своих реакций и материала от участников группы. На мой сегодняшний взгляд, для групповой работы в сети гораздо более безопасными являются обучающие и тренинговые программы, с четко заданной структурой взаимодействия участников. Групповую же терапию все-таки лучше проводить в реале…Хотя вполне вероятно, что мое сегодняшнее мнение грешит недостатком именно моего опыта работы в этом жанреJ

Еще об одном хочу сказать – на мой взгляд, интернет – консультирование может стать таким…мягким и безопасным входом в профессию психотерапевта. Начало любой новой деятельности всегда сопровождается повышением тревоги. А психотерапия – когда я работаю собой, опираюсь на себя, использую свои соображения – чувства как основной инструмент – значительно умножает эти тревоги. А здесь и дистанция между терапевтом и клиентом, и возможность в любой момент  провести «ревизию» материалов терапии, и опора, прежде всего, на когнитивные ресурсы может стать хорошей поддержкой.

Супервизия

Кстати о получении профессиональной поддержки в сети – а именно о супервизии. В сети, как и в реале, основной задачей супервизии является помощь терапевту справится со своими сегодняшними личными и профессиональными ограничениями. В безоценочном, поддерживающем ключе. Я участвовала в групповой супервизорской программе по работе с письмами клиентов. Это ценный опыт. Хочу привести пример. Клиентка написала о том, что она родила ребенка и под давлением обстоятельств оставила его в роддоме. Письмо было наполнено стыдом и болью. Как можно в такой ситуации поддержать человека? Когда сама – из своей материнской части – имеешь вполне определенное отношение к этому поступку? На супервизорской группе мы предложили такой вариант ответа: она дала своему ребенку жизнь. Самый главный выбор она сделала именно тогда, когда отказалась его абортировать. И оставив ребенка в роддоме, она дала ему шанс быть усыновленным в семью, в которой его примут, как родного. Надеюсь, что клиентка смогла эту поддержку взять…

Еще пара бонусов супервизии в сети – ты по возможности четко формулируешь свой запрос. Излагаешь его «на бумаге». А это – как и в случае с запросом клиента – ценная работа на осознавание.

И супервизора можно выбирать без «привязки к местности» своего или его проживания…Что значительно расширяет возможности получения профессиональной помощи.

Выбор терапевта

Как выбирать себе терапевта в Интернете? Зайдите на личную страничку терапевта. Вглядитесь в его фотографию. Почитайте опубликованный на его сайте архив консультаций. Если на терапевтическом ресурсе есть форум – почитайте, как он высказывается, на чем фокусируется, какие темы избегает. И прислушайтесь к себе – этому человеку вы могли бы довериться?

АвторИрина Лопатухина

Обсудить статью на Социофоруме