Горожанкина Юлия

Горожанкина Юлия

Практикующий психолог.
Экзистенциально-гуманистический терапевт

Сфера профессиональных интересов

  • психологическое консультирование
  • индивидуальная терапия
  • групповая терапия
  • онлайн консультирование по e-mail или skype

Психотерапия дает возможность встретиться в безопасной обстановке со своими глубинными чувствами и желаниями, осознать и принять их какими бы они не были смущающими, или тяжелыми. Остановиться и побыть с собой. Выделить время и место для себя и прекратить хотя бы на какое-то время бесконечный бег в повседневной рутине, среди чьих-то ожиданий и социальных ролей.

Образование

  • БашГУ, факультет психологии, специальность «Психолог. Преподаватель психологии» (диплом о высшем образовании)
  • Московский Институт Психоанализа, долгосрочная программа обучения основам и практики «Экзистенциально-гуманистического подхода в психотерапии»

Дополнительно 

  • Член Восточно-Европейской ассоциации экзистенциальных терапевтов

Моя специализация

  • Экзистенциально-гуманистическая психотерапия – это глубинная жизнеизменяющая терапия, позволяющая сделать жизнь более осознанной. Экзистенциальный подход предполагает, что обрезание симптома не ведет к излечению, а реальные изменения возможны только при работе с глубинным содержанием и тем, как человек проживая свою жизнь, создал данный симптом.

Что для меня значит заниматься психотерапией

Я очень люблю свою работу и  помогаю людям, которые недовольны своей жизнью, попытаться сделать ее лучше. Я работаю с людьми, которые хотят больше соответствовать тому, кем они могли бы стать, но не стали. Я работаю с людьми, которые чувствуют, что в них дремлет нечто большее, чем то, что они способны воплотить в жизни. Я работаю с людьми, которые хотят по-настоящему быть близки с другими и стремятся преодолеть барьеры, создающие вокруг них невидимую клетку непонимания и отчуждения.

Как я работаю

Я много слушаю. Я говорю, когда начинаю чувствовать, что люди не искренни с самими собой или не искренни со мной. Я открыта внутреннему переживанию опыта клиента, который они переживают внутри себя. Я всегда рядом с клиентом,  принимая, сопереживая ему и искренне желая помочь. Я не даю «умных советов» и не учу противостоять жизненным проблемам, но я исследую вместе с клиентом возможности его жизни, ее границы и как с ними возможно обходиться. Я помогаю клиенту исследовать ту местность, в которой он сейчас находиться и принять ему решение о выборе правильного маршрута, по которому он сможет выйти на свой путь. Я не «исправляю» клиента. Моя помощь направлена на поиск клиентом собственного направления в жизни, осмысление своих целей и намерений.

Мое кредо
Психотерапия – это искусство!
Статьи в нашем журнале

Лишний вес и «хорошая девочка»

Лишний вес и «хорошая девочка»

«Хорошая девочка» действительно, очень-очень хорошая!!! Хорошая для кого угодно, но только не для  самой себя. И это проявляется во всем: она настолько хороша, что позволяет на себе «ездить» окружающим, втайне страдая от этого и не понимая, что  сама провоцирует подобное отношение к себе, своей вечной готовностью подстраиваться под чужое мнение и оправдывать чужие ожидания.

Как правило, хорошие девочки вырастают в тех семьях, где мама пытается реализовать себя через ребенка: «Я так хочу, чтобы дочка поступила именно в медицинский, пусть хоть она исполнит то, что у меня не получилось»  или в семьях, где взрослый ожидает от ребенка исполнения своих представлений о нем: «Я так ждала девочку, думала,  будет мне помощница, а ты…». И вот это « а ты..», « ты плохой», «если ты это сделаешь, я не буду тебя любить» и  вообще, любое несоответствие ребенка ожиданиям родителя,  воспринимается взрослым как акт противодействия, которое он пытается искоренить имеющимися в его арсенале способами: ругает, возможно, оскорбляет, где-то использует силу, перестает общаться. Ребенок, поскольку очень зависим от взрослых —  он просто не выживет без них, по-своему адаптируется к происходящему и у каждого свой способ. У «хорошей девочки»  — это делать все, чтобы быть только хорошей для родителей, пусть даже ценой собственного «я». Именно поэтому, она очень чувствительна к другим людям– к  их словам, интонациям, взглядам, но абсолютно не чувствует  ни себя, ни своих желаний.

Она всеми силами старается быть удобной, приятной и правильной, лишь бы не натыкаться на внутреннее ощущение собственной «плохости», которое ее очень страшит. Как правило, в детстве она, стараясь заслужить родительскую любовь и одобрение, всеми силами пытается оправдать их ожидания даже в том, что касается еды. Например, съедая все, что положили на тарелку, являясь самой лучшей в «обществе чистых тарелок» (помните, как это было  в детстве?) или, не имея возможности закрыть рот перед ложкой с нелюбимой кашей, когда движение этой ложки сопровождается словами: «За мааамууууу..». За свое хорошее поведение эта девочка получает поощрение в виде внимания родителей или того, как ее ставят в пример перед другими детьми: «вот смотрите, Машенька молодец, все скушала».

В итоге,  у нее формируется ментальная «сцепка»  — «если я кушаю все то, чем меня кормят, значит, я хорошая, меня видят и любят». Так как, «хорошая девочка» очень чувствительная, вы можете себе представить, что происходит с ней, если когда-либо вдруг, отказавшись от ненавистной манной каши, мама демонстрирует ей, что обижена и что  для нее девочка уже «не хорошая, а плохая!!!» А быть плохой для такой девочки очень страшно и стыдно, потому что, в этом случае,  от нее могут  все отвернуться и она будет совсем одна. Именно поэтому, даже во взрослом возрасте, «хорошие девочки» не смеют отказаться от предложения поесть или перекусить, когда этого совсем не хочется: «ну как же, неудобно,  люди так старались, готовили, на стол собирали, а я буду такой неблагодарной в их глазах, если откажусь».  У меня есть знакомая, которая каждый раз, приезжая в гости к маме, съедает все то, что она ей старательно наготовила: картошечку с мясом, жареные пирожочки, беляшики и многое другое. И каждый раз, после этих встреч она мучается «животом» и говорит о том, как «тяжело» себя чувствует после  всей этой картошки и печёностей. При этом, она искренне объясняет свои мучения тем, что: «я никогда не смогу сказать об этом маме, она так старалась,  столько времени простояла у плиты для того, чтобы приготовить мне все это». Таким образом,  за свою  неизменную хорошесть, «хорошие девочки» расплачиваются своим здоровьем и лишними килограммами, которые имеют свойство накапливаться.

Автор — Горожанкина Юлия

Любовная зависимость или «Я не могу жить без него»

Любовная зависимость или «Я не могу жить без него»

Наверное, нет ни одной женщины, которая, хотя бы раз в жизни не слышала от подруг: «Я не могу жить без него». И правда, не смотря на больные отношения, такие подруги продолжают терпеть и надеются, что что-то измениться. Или расставшись, действительно не живут, все еще раскапывая обломки прошлого и посыпая себе голову пеплом. Самое интересное, что новые отношения, как хорошая ксерокопия, очень всегда очень похожи не предыдущие.

И тогда, такая подруга начинает ходить по «волшебницам», которые обязательно обнаружат у нее венок безбрачия или расскажут про грехи прошлых жизней. На какое-то время, после всех этих манипуляций, ей покажется что стало легче, но потом снова все возвращается на круги своя.

Не смотря на ее искреннее желание счастья и готовность что-то делать для этого,  все мужчины в ее жизни, так или иначе, оказываются «не теми». Кто-то пьет, кто-то бьет, кто-то гуляет или до-невозможности жаден, по-старчески ворчлив и придирчив, а кто-то, вообще, женат. Все они, на какое-то время, делали ее счастливой, а может быть, ей просто так казалось, но потом, неожиданно, все менялось не в лучшую сторону, как бы она не старалась вновь угодить и понравится. Она всегда искренне надеется, что человека можно по-хорошему изменить, нужно лишь вести себя еще лучше, ведь ей так важно, чтобы ее ценили и любили. Но, почему-то вся ее любовь одни лишь страдания.

И, если присмотреться повнимательнее, во всех этих мучительных и несчастливых отношениях, очень четко прослеживается определенная последовательность действий. Например, такая подруга не ищет легких путей, она сама «провоцирует» появление рядом с собой сложных, эмоционально недоступных мужчин своей вечной готовностью угождать и стараться понравиться. И потом, с «простыми и понятными» ей очень скучно и пресно. В начале отношений она «влюблена по-уши», они дают ей так необходимые чувства защищенности, любви и внимания. Но, как только отношения подходят к некой стадии равновесия, она, не находя уже прежнего эмоционального отклика от партнера, начинает чувствовать себя небезопасно «а вдруг у него кто-то есть» или «а вдруг я ему не нужна».

И тогда она начинает вести себя еще «лучше» в прямом смысле этого  слова, еще больше вкладываясь в отношения. В конце концов, удовлетворенность отношениями и ее вклад в них начинают находиться в обратно-пропорциональной зависимости. Она уже не совсем получает того ощущения счастья, но всегда вспоминает о нем, о тех чудесных мгновениях в самом начале отношений и пытаясь всеми силами удержать их. Поэтому, она  стараясь восстановить прежнее чувство защищенности, в страхе начинает «цепляться» за партнера. Партнер же,  видя ее готовность на все ради любви, поступает с ней так, как считает нужным. Он видит, как ей необходим, насколько сильна ее потребность в любви и в нем, как ее источнике. Влюбленная девушка, ничего не замечая, продолжает страдать в этих отношениях (даже если это  небезопасно для жизни), потому что боится оказаться одинокой и брошенной. Она готова на все, на любые жертвы, лишь бы быть с этим человеком, находя множество причин, почему им так необходимо быть вместе.

А реальной причиной ее страданий была «любовная зависимость». Она действительно была эмоционально зависима от партнера, потому что не чувствовала себя внутренне целостной. Она видела себя лишь в зеркале мужского внимания и отношения к себе, поэтому так безнадежно пыталась все исправить. Ей было так важно быть кому – то нужной. Ведь самой с собой она чувствовала себя неполноценной. Ей просто необходим человек, который бы убеждал ее в том, что она чего-то достойна. Сама себе она этого дать не может.

Выйти из замкнутого круга ей поможет только осознание глубинных причин своего поведения, потому что все остальные рецепты просто не сработают. Занимаясь подобным мазохизмом в отношениях и провоцируя его по отношению к себе, такие женщины, как правило, защищаются от других болезненных тем: от опасности окружающего мира и самих себя. И если попытаться «быстро» отнять у нее эту защиту, она не выдержит и найдет еще более деструктивный способ, лишь бы не чувствовать себя, не оставаться наедине с собственной «плохостью» и болью.  Поэтому, для таких подруг, склонных к любовным страданиям, лучшей поддержкой будет не жалость или осуждение, а помощь специалиста.

Автор — Горожанкина Юлия

Время жизни

Время жизни

Сейчас, со всех сторон  только и слышатся, что разговоры о конце света и, словно, подтверждающих этот сценарий, глобальных катастрофах.

И многие люди начинают отчетливо чувствовать тревогу или уже не в состоянии подавлять свой страх. Пугает внутреннее ощущение бессилия и беспомощности перед этим «нечто», которое может наступить непредсказуемо, внезапно и, главное,  никто не спасет, потому что Супермен и Человек паук существуют только в фильмах.

Вот почему, соприкасаясь с чужим горем утраты или смертью, мы внутренне дистанцируемся от этого. На тему смерти у нас наложено табу или она припудрена красивыми сказками про загробную жизнь, карму и реинкарнацию. Это происходит потому, что нам тяжело принять сам факт своей конечности и неизбежности собственной смерти.  Природные катаклизмы, теракты, сводки новостей о несчастных случаях стали для нас лишь привычным фоном, оттого, что это  так страшно, принять все всерьез. Мы делаем вид, что нас это не касается, облегченно вздыхая: «Хорошо, что не с нами».

Но совсем важно, по «ком звонит колокол» – он звонит и по тебе. Рано или поздно, он неизбежно позвонит по тебе…Почему тогда так страшно, почему тема смерти постоянно мифологизируется и окутывается флером таинственности? Не потому ли, что ужасна не сама смерть, а то, что тебя  больше никогда не будет и не будет дополнительных жизней после «game over». Неминуемость абсолютного исчезновения, неумолимо ставит нас перед фактом самой жизни, той, которая есть сейчас. И не всегда та жизнь, которой живешь, радует или, хотя бы отдаленно, похожа на то, что ты в действительности хотел. Хотел, когда еще не был придавлен обстоятельствами и условностями, реалиями и ограничениями.

Хотел в том возрасте, в котором на все твои желания, взрослые отвечали: «Какие твои годы», «Все еще впереди», «Все еще будет». И с этим ощущением, что все еще впереди, можно прожить всю жизнь, так и не прожив ее по-настоящему. Почему — то сразу вспоминается предновогоднее массовое сумасшествие, когда толпы людей,  разгребают завалы отложенных до конца года дел, чтобы успеть их завершить до боя курантов и в новый год войти с «легким сердцем», обнуляя свой жизненный счет на следующие 365 дней. Не потому ли, мы стремимся все успеть в эти последние дни уходящего года, что все вокруг нам напоминает нам о том, что с каждым днем, минутой, секундой, остается все меньше времени? Интересно, а что было бы, если бы  люди с рождения  знали  дату своей смерти или, хотя бы, постоянно помнили о ней? Отвечали бы они детям на высказанные вслух мечты и желания: «какие твои годы» или же, наоборот: «у тебя, не так много времени, сделай все возможное, чтобы успеть реализовать все, что желаешь»? Считали ли бы мы оставшиеся дни до дня рождения и прожитые годы или же, наоборот, оставшиеся для жизни годы? Не потому ли, мы боимся признать факт смерти, что это признание неизбежно, многих из нас приведет к горькому осознанию того, что мы уже «похоронены заживо». Причем сделали это своими руками: не живя своей жизнью, такой, какой нам бы хотелось, лишь производя доведенные до автоматизма действия для того или иного соответствия — кому-то или чему-то.

Мы транжирим предназначенное нам время как завзятый кутила, в надежде, что на банковском счете у нас  еще есть пара-тройка лишних жизней. Лишь перед лицом смерти, угрозе здоровью или привычному укладу, мы начинаем по-новому осмысливать свою жизнь. Кто-то в погоне за «экстримом», посещает тренинги с закапыванием в землю, как символического акта и инициации к истинной и полной смысла жизни — без ненужных опасений, промедлений, действий и людей. Мы привыкли объяснять и рационализировать причины того или иного способа проживания своей жизни. Зачастую, мы объясняем это тем, что нас сдерживают определенные рамки – у каждого свои. Эти рамки пусть, даже не совсем комфортные, но такие привычные, понятные и предсказуемые, что очень тяжело выйти за их пределы, потому, что за ними – неизвестность.

При этом мы совершенно не осознаем, что за рамками жизни, за этой пугающей неизвестностью, мы не видим своей свободы и возможности все изменить к лучшему для себя. Мы смиряемся с судьбой или откладываем все на потом, не задумываясь о том, что единственной, навсегда ограничивающей нас рамкой, за пределы которой мы никогда не сможем выйти, будет завершение нашей жизни и «невозможность дальнейшей возможности».

Автор — Горожанкина Юлия