Темперамент близнецов

Темперамент близнецов855df030ae0c

У детей наблюдается множество вариантов уровней активности в пределах нормы. Поскольку стили поведения и уровни активности имеют генетическую основу, неудивительно, что однояйцовые близнецы часто схожи по этим параметрам. Уровни активности разнояйцовых близнецов могут быть как очень сходными, так и абсолютно различными, при этом наибольшие отличия наблюдаются у разнополых близнецов.

Уровень активности ребенка раннего возраста обычно подпадает под одну из нескольких основных категорий. Однако между ними нет четких границ. Опишем категории уровней активности ребенка через аналогию с разными типами туристов.

Дети-«экскурсанты» обычно довольствуются той программой, которую организует для них туристическое агентство. Им удается изучать окружающий мир путем простого наблюдения за происходящим вокруг. Иногда они включаются в более активное исследование, но обычно предпочитают придерживаться указанного маршрута. Если предлагаемая им деятельность требует чрезмерных усилий или пугает их, они свернут с дороги. «Экскурсанты» никогда без разрешения не выпустят руку мамы или папы и прекратят любое занятие, если родитель скажет «нет». У многих «экскурсантов» тонкая моторика рук развивается лучше, чем макромоторика, необходимая для активного исследования окружающего мира. Этим детям нет равных в постройке башен из кубиков, ложку до рта они доносят, не уронив ни одной капельки, и моментально решают любые головоломки.

«Дикарям» в целом нравится прогуливаться с экскурсоводом, но им не чужда и страсть к самостоятельным путешествиям. Они влекомы просторами и желанием узнать что там, за горизонтом. Они могут целый день трудиться над башней из кубиков, не отвлекаясь, что бы ни творилось вокруг. На следующий день они тоже засядут за башню, но мгновение — и они срываются с места, чтобы узнать, что за новый звук или незнакомый предмет появился в поле их зрения. Хотя они протестуют против того, чтобы постоянно ходить с мамой за ручку, большинство из них сидит смирно и ограничивается исследованием объектов, находящихся «на расстоянии вытянутой руки». Тем не менее, родителям следует ожидать, что эти любители приключений внезапно покинут насиженное место и отправятся на прогулку.

«Первопроходцы» не могут просто пассивно наблюдать за тем, что их интересует. Важные способы познания для них — прикоснуться к предмету и попробовать его на вкус; они не терпят, когда что-то встает между ними и объектом, который они считают достойным внимания. Если к данному объекту нет доступа, они устремляются вперед и прокладывают  себе новую дорогу. Если уж что-то обратит на себя их внимание (что, надо сказать, происходит постоянно), они вырвутся из рук родителей и найдут способ выбраться из коляски.

815fb280024e Немногих «первопроходцев» удовлетворит простое достижение удаленных объектов. Хорошо овладев координацией движений, они стремятся познать пределы своей новоприобретенной ловкости. «Первопроходцы» быстро забрасывают спокойные занятия ради более активных. Многие из них умеют лазать так же хорошо, как и ходить. Практически все предметы домашней обстановки они воспринимают как непокоренные вершины. «Первопроходцев» легко узнать по синякам и шишкам на лбу и содранным коленкам.

Независимо от того, к какой категории принадлежат близнецы, они умеют ценить «подвиги» друг друга. Близнецы-«экскурсанты» часто помогают друг другу продвинуться еще немного по указанному маршруту. Удвоенная храбрость «дикарей» подталкивает каждого из них узнать, что скрывается за следующим поворотом. «Первопроходцу» требуется лишь минимальная поддержка со стороны себе подобного, чтобы устремиться еще дальше — вперед и ввысь.

На уровень активности ребенка может влиять уровень активности его соблизнеца. Обычно менее активный ребенок склонен подчиняться более активному. Часто при этом уровень активности каждого члена пары возрастает, и объединенными усилиями формируется уникальный темперамент пары в целом. Обычно «первопроходец» убеждает «дикаря» встать в связку и следовать за ним — зачастую прямиком навстречу опасности. Иногда «дикарь» провоцирует «экскурсанта» на исследование новых пространств. Но обратные случаи редки. Едва ли более активный ребенок позволит усмирить себя и присоединится к тихой игре своего спокойного соблизнеца.

Автор — Сергей Малых

Глава из книги Я или МЫ: Как растить близнецов публикуется с согласия издательства Генезис

Возможно ли группировать почерки?

Возможно ли группировать почерки – по темпераменту, семейной, национальной и расовой принадлежности?

ovcaСреди подвижников графологии в Германии был ученый (Klages), пытавшийся классифицировать почерки по расовым, «плохим», «хорошим» признакам, верил, что одни люди рождаются заведомо хорошими, а другие – заведомо плохими. Подтверждения этим его гипотезам не обнаружилось. Не подтвердилось и его предположение о том, что определение «человеческого уровня» возможно исключительно путем интуиции.

Однако, хочу сказать кое-что по поводу не расовых, но национальных особенностей почерка.
Такое явление действительно существует.

Но зависит оно не от «крови», самой национальности или происхождения пишущего, а от преобладающего национального стиля в стране, где он учился писать в школе. Таким образом, под «национальностью» почерка подразумевается не столько национальность пишущего (хотя совпадение его национальности и страны, где он живет, велико), — сколько национальная школа письма, зависящая от того, где он обучался.

Практически, для графолога это означает следующее.
Видя некоторые тенденции в стиле, которые одновременно характерны и для стиля прописей некоторых стран, теоретически есть некоторая вероятность верно предположить страну, где вырос пишущий. Однако я лично — не сторонник предположений, поскольку некоторые особенности письма не уникальны, и по ним невозможно знать, является ли что-либо просто банальным повторением выученного в школе, или это самоприобретенный элемент. Правда, с опытом начинаешь отличать и это – но в конечном заключении графолог может писать только то, что можно графологически доказать (ведь если приходится давать заключение в суде, под присягой, специалист не может себе позволить утверждать что-то, что не может тут же доказательно продемонстрировать).

В некоторых, более «национально однородных» странах национальные особенности письма более заметны.

Например, характерный стиль русских прописей — где буквы округлы, подробны, связаны между собой, с наклоном вправо, — говорит (как и в случае с конкретным человеком) о преобладании чувств над рациональным, логическим началом. О силе эмоций, желаний, о богатом (порой противоречивом) внутреннем мире, о первостепенности межчеловеческих отношений или идей и второстепенности дел, порядка, организации (а порой и правил), объективности.

Отличны характерные особенности, скажем, немецкого национального письма. Это прямой наклон, четкость и угловатость букв, линий и многое другое. В самом общем смысле эти особенности коррелирует с рациональностью, рассчетливостью, ясностью, порядком, дисциплиной. Также — бескомпромиссностью, упорством, кроме этого — конформизм, однозначность (порой упрямство), отчужденность от чувств и подсознательного содержания (до жесткости).

Разумеется, нет «лучше» или «хуже», если речь идет о рассчетливости (рациональном отношении к жизни) и эмоциональности. Одинаково «хороши» или «плохи» могут быть представители обоих складов личности, в зависимости от того, что движет человеком, и от многих других его особенностей, которые необходимо определить.

Ясно, что все сказанное — только обобщенные тенденции, не имеющие практического значения в каждом индивидуальном случае. Чем сильнее выражена индивидуальность, тем меньшее влияние на почерк традиционного (выученного школьными прописями) письма.

В странах, где подавляющее население негомогенно, состоит из эммигрантов (как Америка, Израиль и т.д.) национальные особенности намного менее конкретны.

Действительно, почерки можно выделить в группы, но это будут слишком широкие группы, не раскрывающие индивидуальности (ведь можно группировать и классифицировать отпечатки пальцев, форму ушей или фотографии, но абсолютно похожих нет).

Графологи пользуются иногда, при первичном подходе к почерку, различными типологиями — но это типологии личности, типов, а не рассовые или национальные группы. Делается это исключительно для первичной ориентации, чтобы присмотреться, с кем примерно мы имеем дело. А дальше – рассматриваем индивидуальные особенности, ведь нет «чистых» типов, есть всегда комбинация типов и всегда в разных пропорциях, плюс — личные особенности.

Таким образом, графология, это не только и не столько дедукция, сколько индукция. В графологии — набор отдельных частей не равен их сумме. В этом вся сложность, но и вся красота и вся точность анализа.

Делая графологическое заключение, не имеет смысла останавливаться на определении темперамента. Удовлетворит ли пришедшего к графологу человека, если тот сообщит ему, что он — холерик? Разве все холерики — одинаковы? Безусловно, вне зависимости от темперамента или преобладающего типа (точнее, сочетания типов, а порой сочетания различных типологий), люди разнятся. По своим моральным и жизненным ценностям, по мировоззрению, привычкам, стилю общения, отношениями с окружающими их людьми и по многоим другим аспектам, — вплоть до порядка в своей сумочке или на своем рабочем месте…!

По поводу общности почерков среди членов семьи — исследования НЕ подтвердили, что она заранее наследуется или должна быть. Если почерки матери и ребенка имеют много общего, то это не только, точнее, не столько «кровное» родство. Внутренне родственные, имеющие много общего в своих личностях, люди, могут показаться «кровными родственниками» с точки зрения психодиагностики. Это как с «наследованием» характера. Наследуется витальность, темперамент, т.е. очень общие вещи, а дальше — есть и влияние среды, и воспитания, и событий в жизни. Таким образом, сходство почерков среди членов семьи в % отношении одинаково, и где в семье — родство кровное, и где члены семьи не имеют кровной связи. Сходства больше может оказаться только в плане темперамента, и то не обязательно.

Говоря проще, специалист, рассматривающий два рентгеновских снимка, не сможет определить наличие родства между этими людьми, даже если увидит схожие проблемы – ведь никакие человеческие особенности не уникальны сами по себе.

Автор — Инесса Гольдберг