Образ папы

Образ папы

Папа не считается (приглашение к дискуссии)

Количество статей о матерях-одиночках и форумов под лозунгом «муж не нужен, дайте пособие» показывает, что «мысль семейная» перестаёт или уже перестала быть ценностной доминантой, определяющей жизнь российского общества и являющейся безусловной для большинства его членов. Уверен: одна из причин этого явления – многолетняя целенаправленная девальвация образа отца и образа полноценной семьи в общественном сознании.

Если покопаться в мультиках, которые являются для детей одним из самых первых и основных источников знаний, мы сделаем удивительное открытие: образ отца чаще всего ущербен и обладает кратно более низким статусом в сравнении со статусом матери. Это не совпадение, это тенденция. В отечественных мультиках, снятых по произведениям авторов разных времён и стран, сплошь и рядом растёт безотцовщина.

Мамонтёнок, проснувшись после вековой спячки, тут же щемится на поиски мамы («Пусть мама услышит, пусть мама придёт, пусть мама меня непременно найдёт…»), а обретя оную, даже не задумывается о папе. Очаровательный Умка тоже не проявляет интереса к этой теме – мама есть, и хорошо (хотя вскользь медведица упоминает, что есть ещё и некие «соседи, белые медведи»). Красная шапочка идёт от мамы к бабушке – а где папа и дед? Единственные мужчины – толстые и нелепые охотники – появляются под занавес, и то только для того, чтобы спасти будущую продолжательницу рода женского.

«И мама меня простит», «Варежка», «В яранге горит огонь» и т.д., и т.п. – где папы? В женской вселенной эти персонажи не особо востребованы.

Если папы нет в семье, либо же есть, но занимает слишком мало место в семейном пространстве, ребёнок легко находит ему замену.

Некрещёная девочка Наташа, проживающая с вечно запаренной мамой-одиночкой, с радостью начинает водиться с нечистью в лице домовёнка Кузи, следом за которым подтягиваются и другие языческие атавизмы.

В мультике про Карлсона папа (спящий, к слову, отдельно от мамы) перманентно занят, и его основные функции – делать выговоры, ставить в угол, невнятно что-то бурчать в ответ на просьбы, курить и хвататься за голову. Соответственно Малыш находит себе заменитель папы, другого носителя мужского начала – толстого и несуразного Карлсона.

Отец малограмотного мальчика Коли перманентно находится в командировке, поэтому воспитанием ребёнка занимается по собственному почину сказочный человечек Пишичитай с бородкой a la Mikhail Kalinin.

Нет пап и во многих шедеврах советского кинематографа, снятых по мотивам произведений о гражданской и Великой Отечественной войне. Там особый случай, всё-таки в военное и послевоенное время мужчин в принципе становится меньше. Но куда делся отец из семьи Коли Герасимова («Гостья из будущего»)? Из семей Васечкина и Петрова?

Есть ещё одна категория – отец-одиночка, но тут вообще сплошной комизм. Отец принцессы, сбежавшей с бременскими музыкантами, в принципе не вызывает симпатий – беспомощный тюфяк с кучей комплексов. Странно, что у него такая эффектная и раскованная дочь (можно предположить, что жена в своё время тоже слиняла, не вытерпев этого зануду с диетическими яйцами). Абсолютно такая же ситуация в «Летучем корабле», ну просто один к одному. Да хотя бы «Шрека» вспомните: отец Фионы на поверку оказывается заколдованной жабой.

Можно было бы списать подобные стереотипы на принцип классового подхода – монархи частенько высмеивались в сказках, ну а в советское время это вообще было в порядке вещей. Однако, во-первых, сейчас не советское время, во-вторых, даже и в советской культуре есть благородные и вполне привлекательные короли, а в-третьих, комичный король-отец – явление того же порядка, что и «обычный», нетитулованный отец.

Герои некоторых мультиков, страстно желающие стать отцами, периодически кого-нибудь усыновляют – то кукольного бычка, который ласково мычит: «Па-па-ня…», то птичку, которая задалбывает всё живое своим нескончаемым «Хто там?». Дядюшка Мокус вообще подбирал всех без разбору – бездомных поросят, обезьянок, бегемотиков, скрываясь с оными от полубезумной и, похоже, бездетной госпожи Беладонны. Единственный образ в этом ряду, не вызывающий иронической улыбки – дед Кокованя, взявший на воспитание Подарёнку («Серебряное копытце»).

В общем, образ отца, нарисованный на ватмане общественного сознания, не особо радует.

Папа – это мрачный алкаш на картине Маковского «Не пущу».

Папа – это неласковый и эгоистичный судья в повести Короленко «Дети подземелья», а также суровый и резкий губернатор в рассказе Станюковича «Побег».

Папа – это тот, кто зачал и, как ёжик, свалил в туман, о чём безутешно плакала Таня Буланова: «Баю-бай, ах если б видел папа твой, кого обидел…»

Папа – неумёха, который, если верить Вадиму Егорову, даже еду приготовить не способен (кто там называл мужчин лучшими поварами?): «В доме трам-тарарам, папа нас по утрам кормит жжёною кашей…».

Папа – хреновый педагог, ему лишь бы руки распускать – вспомним «Песенку о бабушке» Михаила Танича: «Посвящает воспитанью / Папа свой свободный день. / В этот день на всякий случай / Прячет бабушка ремень». А у Вадима Егорова: «Папы страшен оскал, я от папы скакал, как лошадка в галопе, и как будто коня, папа шлёпал меня по гарцующей попе».

А ещё папы – слабаки, потому что и в русских сказках, и в европейских даже и не пытаются спорить с мачехами, которые приказывают отвезти несчастное дитя в лес на съедение волкам. То есть они как бы есть, но от этого никому ни жарко, ни холодно.

Впрочем, есть и хорошие папы, которые, оставаясь в душе мальчишками, инфантильно обожают дурачиться, но их нельзя воспринимать всерьёз. Они добрые и нелепые. Заглянем в Простоквашино. Папа – безвольный пофигист, никак не реагирующий на побег своего несовершеннолетнего сына в компании говорящих животных. Этот дзенский автолюбитель без всякого сопротивления подчиняется решению жены отправиться отдыхать на курорт (вопреки своему желанию поехать в Простоквашино).

Вам кажется, что я сгущаю краски? Какие ваши доказательства? Давайте другие примеры, жду с нетерпением!

Показательная цитата из одного блога: «Моя трёхлетняя дочка как-то спросила: папа, а почему мама умеет всё, а ты – только бумажные самолётики?»

Своими ушами слышал ласковое обращение матери к грудному младенцу: «Когда ты вырастешь, я научу тебя рисовать, читать, считать, а папа научит тебя пИсать стоя!»

В принципе всё вышесказанное замечательно обобщил Михаил Танич в песенке про папу. Есть смысл процитировать полностью. Простите за комментарии в скобках.

Сколько песен мы с вами вместе

Спели маме моей родной,

А про папу до этой песни

Песни не было ни одной!

(Ну ещё бы! Кто такой этот папа, чтобы ему песни посвящать… — И.Д.)

Папа может, папа может

Все, что угодно,

Плавать брассом, спорить басом,

Дрова рубить!

(Велики и многообразны папины умения! – И.Д.)

Папа может, папа может

Быть кем угодно,

Только мамой, только мамой

Не может быть!

(Это, безусловно, веский аргумент, не поспоришь – И.Д.)

Папа в доме – и дом исправный,

Газ горит и не гаснет свет.

Папа в доме, конечно, главный,

Если мамы случайно нет!

(Свет и газ – заслуга не папы, а коммунальных служб. Чтобы зажечь спичку и заменить лампочку – большого ума не надо. Очень важна оговорка про доминирование папы только при условии отсутствия мамы – И.Д.)

И с задачкою трудной самой

Папа справится – дайте срок!

Мы потом уж решаем с мамой

Все, что папа решить не смог!

(Тоже великолепное уточнение. В «яблочко». Папа эдакий пожизненный лузер, за которым всё надо доделывать. Главное – чтобы он чувствовал себя «главой», «хозяином», а уж мы с мамой подыграем, не вопрос – И.Д.)

Из той же серии – опус под названием «Наша с папой песенка», чья суть выражена уже в первых строчках:

Что нам в дороге страшная яма

Или опасности из-за угла, —

Только бы мама, только бы мама,

Только бы мама дома была.

Кто бы сомневался.

Совершенно другое дело – образ мамы. Дерзну сказать, что у нас сложился культ материнства, что, на самом деле, было бы очень здорово, если бы это не происходило за счёт «опускания» образа отца. Вы когда-нибудь видели мультик, в котором мама была бы нелепой, смешной, неумелой? Да нет таких!

Есть мамы неавторитетные в том смысле, что затюканы мужем-тираном, но в этом случае они вызывают исключительно сочувствие. Во всех прочих случаях мама – авторитет. Вся плюшевая гоп-компания во главе с Винни-Пухом и Кристофером Робином становится тихой и послушной при появлении мамы Кенги – умиротворяющей, вездесущей и всемогущей. Только благодаря спокойной и последовательной Мумми-маме сглаживаются все острые углы в отношениях обитателей Мумми-дола (Мумми-папа только и может, что жрать печенюшки и катать мемуары).

Вы только вслушайтесь в эту безальтернативную мантру: «Пусть всегда будет солнце, пусть всегда будет небо, пусть всегда будет мама, пусть всегда буду я!» (моё предложение заменить слово «небо» словом «папа» вызвало у ребёнка бурный протест). Есть и ещё одна мантра: «Мама – первое слово, главное слово в нашей судьбе! Мама жизнь подарила, мир подарила мне и тебе!».

Специально потратил массу времени, изучая детские песни. Всё оказалось достаточно предсказуемо:

Нас качая в колыбели,

Мамы песенки нам пели,

А теперь пора и нам

Песню спеть для наших мам.

Мама наш покой хранит,

Мы заснем — она не спит.

Подрастем и будем сами

Мы заботится о маме.

Самая хорошая»)

Вы понимаете, в чём суть? Суть в том, что папа не считается. Пусть он тоже не спит, пусть устало нарезает по комнате круги, убаюкивая бодрое дитё, фиг с ним. Вот мама устала, мама не спала, мама нас качала в колыбели – это да. А что там папа делал – ах да кому это интересно!

И если мамы рядом нет, то это, конечно же, ни с чем не сравнимая трагедия. Маленький робкий образ папы в принципе не слышен и не виден на фоне повсеместных коллективных камланий в честь Мамы.

Если в небе туча хмурится,

Если снег летит в саду,

Я в окно смотрю на улицу,

И с работы маму жду…

(«Мамина песенка»)

То есть сидит грустное дитё на окне и ждёт исключительно маму. А папа – ну, это не так важно. Фиг с ним, с папой. Может, его и нет вовсе.

Мама, мама!

В этом слове солнца свет.

Мама, мама!

Лучше слова в мире нет.

Мама, мама!

Кто роднее, чем она?

Мама, мама!

У нее в глазах весна…

(«Мама»)

Хоть бы кто-то что-нибудь подобное сказал про пап! Ха!

Буду я петь <…> про то, как чудесно живется на свете

С милой мамой, ласковой самой,

Самой хорошей из всех!

(«Маме»)

Опять двадцать пять. С мамой жить хорошо, а про папу – вообще ни слова. То ли повальная безотцовщина, то ли тотальное презрение к папам.

Ну и так далее – цитировать можно бесконечно, однотипные песни тянутся нескончаемой чередой. «Земля красива добротою мам…» («Здравствуйте, мамы!»), «Всё, что утром встречу я, / Маме подарю!» («Самая счастливая»), «Дорогая мамочка, нет тебя милей…» (Солнечная песенка), «Мама в школу собиралась в первый класс: / Потихоньку встала снова раньше нас…» (Песенка-будилка), «Солнышко проснётся, мама улыбнётся…» (одноимённая песня), «Милую мамочку / Все мы поздравим, / Скажем, что очень / мы любим её» («Каждый по-своему маму поздравит»). И т.д., и т.п., и пр., и др.

Вы понимаете, в чём фишка… вот наверняка кто-нибудь напишет в комментах, что у автора (то есть у меня) нездоровые комплексы и болезненное желание самоутвердиться. Хочу уточнить – ни о чём вышесказанном я и не задумывался, пока не пришлось вести ребёнка в детский сад. Начиная с того, что почти со всеми просьбами воспитатели стараются обращаться к мамам, игнорируя стоящих рядом пап, и заканчивая тем, что воспевание мамы – центральная тема всех утренников… ну, в общем, как-то неуютно, знаете ли… да и в обществе – на улицах, в компаниях… мы же не в безвоздушном пространстве живём, информация постоянно поступает…

Кстати, обратите внимание – на плакатах с социальной рекламой, призывающей решать демографическую проблему, чаще всего изображается одна мать с несколькими детьми. Отец же обычно появляется на плакатах, порицающих пьянство. Меня, помню, в начале 2000-х поразили гигантские щиты вдоль московских проспектов – грустное детское лицо и крупная надпись «Папа, не пей!».

(Попутно, раз уж речь зашла – предлагаю всех заказчиков и производителей кондовой социальной рекламы, заполонившей информационные стенды на остановках, отшлёпать мокрой половой тряпкой по лицу и, вываляв в смоле и перьях, прогнать нахрен под дружное «улю-лю»!).

А где же можно увидеть полную семью? В коммерческой рекламе. Торговые сети, производители и продавцы товаров и услуг понимают, что: а) мать-одиночка не обеспечит им необходимую выручку, б) спектр потребностей матери-одиночки более узок, чем у полноценной семьи. И в этом есть нормальная здоровая жизненная логика.

Проблема в том, что всё вышесказанное отражает отношение общества к образу отца. Отец – не герой, не глава семьи, не защитник, не богатырь. Отец – или тюфяк, или пьяница, или неласковый эгоист, или нелепый клоун.

Думаю, никто не будет спорить с тем, что стране нужны не просто дети, стране нужны полные семьи, способные воспитать уравновешенного полноценного ребёнка и способные быть ячейкой общества, участвующей в сложной цепочке социально-экономических отношений.

Это не моя придумка и не чья-то ещё – таков порядок вещей, так устроена наша человеческая природа. Ребёнку нужны оба родителя, а не один.

Автор — Денисенко Иван

Мама, папа, я…

Мама, папа, я…

Они подарили нам жизнь, научили ходить, говорить, держать ложку, различать добро и зло. Они – наши родители, самые близкие люди, которые понимают нас без слов. По крайней мере, так всегда казалось. До тех пор, пока не стукнуло 40 и отношения с родителями вдруг стали невыносимыми

Каждый вечер мне звонит мама. Как всегда, не вовремя – как раз в тот момент, когда я, закончив с делами и уложив ребёнка, без сил падаю на кровать и тянусь к книге с единственной мыслью: «Две странички и – спать». «Почему ты не звонишь? Я уже не знаю, что и думать», — с обидой в голосе начинает она. «Как у тебя дела?» — пытаюсь я переключить тональность. «Как всегда, неважно. Ты знаешь, я поняла: жизнь – это ад…» Далее следует подробное описание бездн ада, в которых существует моя мама: там всегда что-то болит и стреляет, постоянно растут цены, плохая погода, скандальные соседи и ужасные врачи. Через 15 минут я завожусь. «Мама, ну почему ты видишь только плохое? У нас, слава Богу, все близкие живы, есть крыша над головой, не голодаем!» Я нервно расхаживаю по комнате, убеждая, успокаивая, предлагая помощь и различные способы улучшения жизни. Отвергнув их все до единого, мама умиротворённо прощается: «Ну всё, спокойной ночи, не буду тебя отвлекать». А я, раздражённая и измочаленная до предела, плетусь на кухню пить корвалол. И терзаюсь угрызениями совести: «Что я за дрянная дочь? Почему мне так трудно уделить ей каких-то полчаса? И почему разговоры с ней меня так выматывают?» С этих болезненных для меня вопросов я и начинаю разговор с психологом, преподавателем Института практической психологии личности Ольгой Ковалёвой. Одно из главных направлений её практики – работа с реалиями среднего возраста в жизни человека, его задачами и проблемами. Как выяснилось, среди этих проблем трудности в отношениях с пожилыми родителями занимают особое место.

Нежнее, еще нежнее!

— Осложнение отношений с родителями – весьма распространённое следствие кризиса среднего возраста, — считает Ольга. – Ведь именно в этот момент происходит изменение функций человека. Обычно главные социальные задачи – построить дом, посадить дерево, вырастить сына – к 40-45 годам уже решены, и человек начинает больше задумываться о духовном. Одновременно, как показывает практика, именно в этом возрасте часто возникают проблемы со здоровьем.

Обостряются хронические заболевания, растёт утомляемость, человек может попасть в полосу травм. Организм словно сигнализирует: его силы не безграничны. Несмотря на то что после благополучного преодоления кризиса здоровье нередко восстанавливается, человек встречается с мыслью: ресурс его не вечен и нуждается в поддержке. И эта мысль заставляет взглянуть на родителей другими глазами. Ещё недавно они казались такими сильными, здоровыми, энергичными, и вдруг мы ясно осознаём: они слабеют и нуждаются в нашей помощи. Да и сами родители к этому времени тоже, иногда неосознанно, начинают ожидать от нас заботы и повышенного внимания.

— Но ведь чаще всего проблема не в отсутствии заботы. Большинство людей свои социальные обязанности перед родителями выполняют – помогают материально, стараются чаще навещать, иногда даже переселяют к себе поближе. Главной трудностью становится общение, которое порой отнимает последние силы. Ты выступаешь в роли домашнего психотерапевта…

— Я бы сказала, не очень грамотного психотерапевта. Специалист не присоединяется к эмоциям пациента, а вы в таком разговоре присоединяетесь к ним автоматически. И это естественно. Бесполезно отрицать, что у нас с родителями есть связь, а тем более пытаться от неё избавиться. Любой нормальный, живой, чуткий человек обязательно отреагирует на вторжение в своё эмоциональное поле, если речь идёт о родителях. Другой вопрос – всегда ли это необходимо? Ведь вести речь о так называемом энергетическом вампиризме можно только в том случае, когда мы сами позволяем высасывать из нас энергию.

— Как можно от этого защититься?

— В первую очередь нужно понять, что именно цепляет в конкретной ситуации, на что мы непосредственно реагируем, какое слово нас заводит. То есть обнаружить тот самый спусковой крючок, который «включает» негативные эмоции, и осознать, что энергию из нас высасывает не близкий человек, а наше собственное раздражение, с которым мы не можем справиться. Силы уходят не к кому-то, а в чёрную дыру нашего внутреннего конфликта. После чего взять листок бумаги и подробно прописать, какие именно претензии у нас есть к родителям.

— С трудом верится, что 40-50-летний человек будет, как школьник, писать что-то о себе на расчерченном листке бумаги…

— Это отсутствие привычки. И невнимание к себе. Ведь первую половину жизни мы, как правило, посвящаем тому, чтобы завоевать окружающий мир. С середины жизни, как утверждает психолог Юнг, необходимо переключиться на себя, на самость. Миру мы уже всё доказали. Теперь нужно понять, в чём наши истинные потребности и желания. Как действует приём написания? Объём оперативной памяти обычного человека очень невелик, особенно по сравнению с интуицией и неосознанной информацией. Допустим, в сознании у нас зафиксировано: отношения с родителями складываются ужасно. А в подсознании есть некая развёртка ситуации, объяснение, почему она ужасна, чем именно. Для того чтобы понять, как управлять ситуацией, нужно сделать её зримой. Записывание помогает вытащить информацию из подсознания, сформулировать и понять проблему.

— Как-то неловко, даже наедине с собой, озвучивать свои претензии к родителям.

— Да, это нелёгкий труд. Но ведь и родители, решая свои социальные задачи, не всегда гладили вас по головке. У вас в душе могли остаться какие-то детские обиды. Например, девочке часто говорили о том, что она некрасива. Или мама вымещала на сыне свои обиды на сбежавшего мужа. Такие детские травмы только со стороны кажутся несущественными, а человек всю жизнь несёт этот крест. И не осознаёт, почему общение с родителями, которые в определённый момент для него сходят с пьедестала, вдруг начинает вызывать у него такую агрессию.

— Допустим, после долгих мучений и борьбы с собой все обиды выложены на бумаге. Как это работает?

— Работают с этим, вообще-то, терапевты. Но есть какие-то вещи, которые срабатывают сами по себе. Когда человек выложит на бумаге всю неосознанную информацию, ему сразу станет легче. Если проблема чётко сформулирована, гораздо проще искать пути её решения. Я бы советовала написать ещё о том, что вы считаете должным делать по отношению к родителям и что хотите делать. Например, ваша ситуация с несвоевременным звонком. Вы можете написать: «Я считаю себя обязанной выслушивать всё, что мама говорит мне по телефону». А в соседней графе уточнить: «Разговор наш продлится максимум 10 минут».

— И что я должна сделать после 10 минут разговора, чтобы он прекратился? Рассориться, бросить трубку?

— Вы должны научиться понимать, чего от вас на самом деле добиваются, и отреагировать именно на этот сигнал. Ведь чаще всего родители хотят от нас не конкретных действий, а поддержки, сочувствия и внимания. И выражаться это может по-разному. Например, за словами «Почему ты мне не звонишь?» или «Ты знаешь, вокруг всё так плохо» может скрываться совсем другое: «Я продолжаю о тебе беспокоиться, я тебя люблю, мне очень одиноко без твоего внимания». Но это совершенно невозможно расслышать за агрессивным выпадом. А напрямую родители чаще всего не могут этого сказать. Но если вы сами скажете себе это, образ родителя-вампира в вашем сознании трансформируется в образ любящего, нуждающегося в вас родного человека и вы тут же найдёте нужные слова. Не стесняйтесь говорить родителям о том, что вы по-прежнему любите их и понимаете, как им важно ваше внимание. Начните разговор с фразы: «Как хорошо, что ты позвонила». Не скупитесь на ласку. Как правило, до самой раскалённой души эти слова доходят, и тогда потребность часами доносить до вас этот сигнал исчезнет. А ещё лучше почаще берите инициативу в общении на себя – звоните сами, выбирая удобное для себя время, и наберитесь мужества сказать маме, что сейчас у вас есть именно 10 минут. Но в любом случае, чтобы это было искренне, без раздражения, необходимо сначала проделать ту работу, о которой я говорила: сформулировать все свои скрытые претензии и печали, связанные с родителями. Пока мы это не проговорим, проблемы будут жить в нашем подсознании и съедать нас изнутри.

Школа семейных танцев

Однажды, отдыхая в Италии, я познакомилась с удивительным семейством. Глава семьи – громогласный, харизматичный донской казак – когда-то волею судьбы после окончания вуза оказался в Великобритании, где покорил сердце хрупкой холодной англичанки. Дальше всё было как в сказке: папа девушки оказался профессором престижного британского университета. Нужно ли удивляться, что вскоре именно в этом учебном заведении наш казак стал по мере сил учить студентов русскому языку. На курорт они приехали втроём – он, она и 4-летний Георг, маленький аристократ, с фантастической ловкостью управлявшийся с ножом и вилкой. А ещё через несколько дней к этой экзотической троице присоединилась и вовсе уж странная пара, словно сошедшая со страниц «Тихого Дона»: сухонькая морщинистая старушка в белом платочке и статный старик с седым чубом. Они заметно робели, чувствуя себя не в своей тарелке и смущённо краснея под взглядами синеголовых немецких пенсионерок. «Мои родители, — пояснил преуспевающий казак. – Каждый отпуск вместе проводим, вывожу их мир посмотреть». «А к ним в гости с семьёй ездите?» — бестактно спросила я. «Что вы! Жене с сыном там нечего делать». Попытавшись представить Георга босоногим, по колено в степной пыли, я с ним согласилась. А ведь наверняка родители променяли бы все отели мира на возможность обнять сына на пороге родной хаты, собрать в честь его приезда всю станицу, похвастать перед соседками красавицей-невесткой, съездить с внуком в ночное или как там это называется… Вот уж поистине не в деньгах счастье. А в чём же?

— Ольга, говоря об отношениях с родителями-пенсионерами, нельзя не затронуть финансовый вопрос. Что делать, если они отказываются от помощи, но при этом часто дают понять, что им не хватает денег? Не совать же рубли под подушку?

— Что значит «дают понять»? Первый вопрос вы должны задать себе: почему я так решила? Почему, несмотря на то, что мою помощь не принимают, я постоянно чувствую немой упрёк?

— А какой ещё вывод можно сделать из слов «Опять коммунальные услуги подорожали. Заплатила за квартиру, хлеба купить не на что»?

Это может быть просто сетование. Каждый раз, когда нам что-то кажется, нужно понять, какова реальность. А для этого необходимо просто вместе сесть и посчитать. Сразу оговорюсь, что мы не берём ситуацию, когда обеспеченные пенсионеры путешествуют по миру, – это скорее исключение. Будем говорить о более распространённой ситуации выживания. Нужно так прямо родителям и сказать: «Давайте посмотрим, сколько вы получаете и какие у вас расходы». Как правило, в том, что касается финансов, пожилые люди очень хорошо соображают и охотно занимаются такими расчётами. Понятно, что, если у человека пенсия 2 тысячи рублей, а за квартиру он платит 1,8 тысячи, помогать просто необходимо, здесь доказывать ничего не нужно. А вот в не столь явной ситуации (когда, к примеру, помимо пенсии есть ещё какой-то источник дохода) совместные расчёты очень быстро помогают понять истинное положение вещей и найти общий язык. Вы должны таким же образом посчитать свой семейный бюджет, чтобы посмотреть, какую конкретно сумму вы можете выделять родителям. И сказать: я могу и буду давать вам, к примеру, 5 тысяч рублей в месяц. Не учитывая, разумеется, экстремальных ситуаций. Когда помощь родителям превратится в чёткую, согласованную обеими сторонами статью расхода, всем станет легче.

— А если реакция на такие разговоры неадекватна?

— Вы должны понять главное: ни в коем случае не нужно пытаться перевоспитать пожилого человека. Это напрасная трата сил и нервов. Необходимо осознать: с возрастом — как правило, после фактического выхода на пенсию — сознание пожилого человека, его личность начинают меняться. Этот процесс нельзя оценивать однозначно негативно, но он неизбежен и необратим. Особенно если человек всю жизнь активно работал, а потом резко лишился привычных обязанностей и круга общения. Часто пожилой человек выстраивает вокруг себя свой мир, в котором ему более или менее комфортно, но который может быть очень неудобным для близких, если они не понимают, что происходит.

— То есть старческий эгоизм – это не фигура речи?

— Такое вполне может быть. Но вместо того, чтобы воспитывать отца или мать, нужно просто понять, в каком мире они живут, и научиться под них подстраиваться с минимальными потерями для себя. Например, бывает, что бабушка вдруг резко охладевает к внукам. Вы воспринимаете это как проявление эгоизма. На самом деле у неё просто поменялись жизненные приоритеты. Она для себя решила, что её социальный долг выполнен и теперь она может заняться собой. Нужно принять её новую картинку мира и научиться с этим жить. И здесь, как ни странно, часто бывает достаточно только ваших усилий. Как говорят специалисты по коммуникациям, для того, чтобы танцевать, достаточно, чтобы один партнёр знал, как двигаться.

Начать с себя

Никогда не смогу забыть, как общалась со своей матерью моя подруга. Они садились рядом, тихо говорили о чём-то, и во время разговора подруга совершенно естественным жестом брала руки матери в свои, подносила их к губам и нежно целовала. Она целовала маме руки. Всегда, при каждой встрече. Эти руки знали и чёрную домашнюю работу, и не самую белую акушерскую – мама была известным врачом-гинекологом и блистательно принимала самые тяжёлые роды. Была, потому что уже несколько лет её нет на свете…

— Можно ли смириться с мыслью о том, что родители уйдут?

— Это как раз одна из самых сложных тем среднего возраста – отношение к смерти. Именно в этот период мы начинаем отчётливо осознавать, что родители не вечны. Нам трудно принять эту мысль: ведь наша модель мировосприятия, в отличие, скажем, от восточной, построена на отрицании негативных моментов. И здесь очень важно понять следующую вещь: нельзя гнать от себя эту мысль, нельзя прятать голову в песок и делать вид, что этого не существует. Нужно встретиться с этой мыслью, впустить её в себя, пережить её. И тогда становится ясно, что мы ещё должны успеть у родителей взять и что им отдать. Такое понимание даёт очень хорошие шансы наладить отношения. Известная британская актриса Кейт Бланшетт, рассказывая о своём детстве, привела очень показательный пример. Однажды она играла на пианино у открытого окна и увидела уходящего по делам отца. Он помахал ей, но Кейт, не желая отвлекаться, не вышла с ним проститься, как делала это обычно. Отец больше не вернулся – сердечный приступ. С тех пор каждый раз, уходя из дома, актриса целует всех своих домашних. И если с половины пути возвращается за зонтиком, ритуал прощания повторяется снова.

— А если говорить о более приземлённых способах налаживания отношений с родителями?

— Прекрасно объединяет и сглаживает углы какое-то общее семейное дело. Обновление интерьера дачи, покупка щенка для внука – предмет не имеет значения. Главное, родители должны чувствовать, что они нужны, что они могут быть полезными. Здесь только важно с самого начала обозначить зоны влияния и особенно ту зону, куда они не должны вторгаться. При этом не бойтесь высказывать свои пожелания пусть в мягкой форме, но прямо и чётко. Кроме того, стоит помочь родителям после выхода на пенсию найти какое-то занятие по силам или новый круг общения. Что-то вроде клуба по интересам. Нельзя забывать, что в этот период они тоже переживают серьёзный кризис и самостоятельно с такой задачей могут не справиться.

— Какими, на ваш взгляд, должны быть идеальные отношения с родителями?

— Главный рецепт – отсутствие всяких рецептов. Нельзя советовать: звоните родителям столько-то раз в неделю или столько раз навещайте. Ведь есть родители, которым не очень-то хочется, чтобы их лишний раз донимали. Идеальными можно назвать отношения, которые устраивают обе стороны. Однако важно понимать, что построить их вы можете, только начав с себя.

Интервью с Ольгой Ковалёвой взяла Ирина Исаева

Статья впервые опубликована в журнале «Всегда женщина» в №5 2009 года