Ревность к прошлым отношениям – чего ожидать?

Ревность к прошлым отношениям – чего ожидать?

Этот вопрос часто задают и мужчины и женщины. Они попадают в ситуации, когда партнер ревнует их к прошлым отношениям.

Нередко они подвергаются унизительным расспросам, касающимся не только деталей прошлых отношений, но и подробностей интимной жизни, чувствуют себя виноватыми и бессильными. Часто это доставляет мучения обоим, но ситуация повторяется.

Что такое ревность к прошлому? Откуда она возникает, чего ожидать от такого партнера и есть ли шанс на изменения?

Действительно ли «виноваты» прошлые отношения?

Ревность к прошлым отношениям – практически всегда проекция собственной неуверенности человека. Вдумайтесь, какие вопросы могут его мучить в этой связи.

  • «А вдруг прошлые отношения были важнее для моего партнера, чем эти, со мной?»
  • «А вдруг он/она любил/а того человека больше, чем меня?»
  • «А вдруг он/она будет сравнивать, и сравнение будет не в мою пользу?» и т.д.

Неосознанное желание, стоящее за этими вопросами, одно – стать для вас самым важным, главным, самым любимым и самым ценным, то есть уникальным, особенным. Но, самое смешное, что порой оно так и есть. И уже давно. А ревнивец находится только в своих страхах, в своих представлениях, своих опасениях, то есть – исключительно в мире собственных комплексов и фантазий, не видя порой, что в реальности он уже стал для вас действительно самым важным и главным.

Откуда происходит такое восприятие себя и мира – как всегда, из детства. Если родители не давали ребенку осознать свою ценность, а наоборот, занижали ее, то ребенок, слыша постоянно «ты пока еще никто, и права голоса не имеешь», привыкает жить с этим постоянно. Он мучительно ждет момента, когда он наконец вырастет и перестанет быть «никем». Но время идет, а ощущение, что он все еще «никто» — остается, несмотря на внешние атрибуты признания и любви.

Потому что внутри человек сам продолжает относиться к себе так, как относились к нему родители. А изъятие внутреннего родителя из собственного представления о себе и формирование другого внутреннего отношения к собственной личности – задача, как правило, решаемая только в психотерапии.

Конечно, не стоит сбрасывать со счетов и собственный поиск, есть методики самостоятельной работы над уверенностью в себе. Но одно точно обязательно для решения этой задачи: ваш партнер должен осознать, что это, прежде всего, его внутренняя проблема, и взять на себя ответственность за свою ревность к вашим прошлым отношениям, а не перекладывать ее на вас.

Подлить масла в огонь может и прошлый негативный опыт в личных отношениях вашего партнера – измены, уход любимого человека или просто неудовлетворительные отношения. Но здесь порой бывает достаточно фактов из текущих отношений и большого желания человека жить в здесь и сейчас.

Ревность же к прошлому редко побеждается фактами текущих отношений. Потому что она и не находится в них, она находится внутри самого ревнующего. При этом она находится вне ваших текущих отношений и коренится в собственных страхах человека. И поэтому вы ничего и никак не можете доказать вашему партнеру, если он ревнует к прошлому.

Ревность к прошлому также может быть неосознанным недовольством отношениями. Иными словами, человека что-то всерьез не устраивает, но он толком не может объяснить, что конкретно. А злость, разочарование, обида и раздражение накапливаются. Вспоминается анекдот:

Сидят бабка с дедом, уже лет за 70 возрастом, завтракают. Внезапно дед хватает деревянную ложку и изо всех сил бьет жену по лбу. Она возмущается: «За что?» Дед отвечает: «Никак не могу тебе простить, что не девушкой замуж за меня вышла….»

Это иллюстрация к тому, что человек может быть чем-то недоволен, причем долго. Но понять, что могла бы его половина реально сделать для того, чтобы улучшить отношения – не может. А, соответственно, не может ни попросить, ни донести. Злость копится, а потом под руку попадается какой-то факт, который с внешней точки зрения подходит в качестве повода для выплескивания злости.

Причем использовать такой повод можно вечно, ведь он никуда не денется! Прошлые отношения изменить нельзя, а поэтому каждый раз, как только человеку захочется выплеснуть злость и раздражение на вас – у него всегда будет готовый предлог.

Как правило, в эти моменты вы пытаетесь что-то объяснять, доказывать, клясться в любви, но все это уже не будет актуально для вашего партнера: его неудовлетворенность дошла до такой точки кипения, когда ваша личность вместе с вашими переживаниями уже не имеет значения, имеет значение только собственная боль ревнивца и накопленная злость.

Изнанка ревности: как это работает

Иногда ревность к прошлому служит неосознанным способом манипуляции. Вызывая у вас хроническое чувство вины, ревнующий партнер старается сделать вас более управляемым и зависимым человеком.

Естественно, что вы будете бояться таких проявлений ревности к тому, с чем ничего невозможно поделать, и, соответственно, будете стараться изо всех сил уступать, прогибаться, местами – даже унижаться и все дальше отодвигать свои потребности, опасаясь новых вспышек гнева и сопутствующих скандалов.

Тому, кто охвачен ревностью – только этого и надо. Ведь его подспудное чувство собственной не-ценности и неудовлетворенности отношениями требует одного: чтобы партнер соответствовал как можно большему количеству ожиданий, как можно больше давал любви и внимания, как можно сильнее подчеркивал и признавал ценность ревнующего.

«Если ты не соответствуешь моим ожиданиям – ты должен/должна быть наказан/а». Это наказание недоверием и подозрениями часто помогает человеку символически сродниться с вами. «Я страдаю, а теперь и ты страдаешь вместе со мной». Это приносит временное облегчение. Кажется, что вы наконец «поняли», как больно тому, кто ревнует.

Я заметил, что вспышки ревности к прошлым отношениям часто происходят тогда, когда партнер ревнивца становится слишком беззаботным, слишком счастливым, начинает слишком много наслаждаться жизнью.

Это задевает ревнивца за его внутреннюю травму: ведь ему-то плохо практически постоянно – весь мир так или иначе напоминает ему о его собственной не-ценности. И поэтому ваши радость и счастье, по его ощущениям, разделяют вашу пару.

А дальше ревнивец пытается неосознанно «восстановить справедливость» — заставить вас не менее сильно страдать, и тогда он почувствует родство, понимание, хотя бы иллюзию совместности, которая достижима для него только в совместных страданиях.

Ответственность каждого

Но невозможно в отношениях переложить ответственность за происходящее только на одного из пары. Как непродуктивно для ревнующего перекладывать ответственность за свои страдания на партнера, так непродуктивно и партнеру во всем винить ревнивца.

За любую ситуацию в паре несут ответственность оба. Если вы подвергаетесь нападкам, связанным с ревностью к прошлым отношениям, скорее всего, вы сами не до конца принимаете себя, и сами где-то чувствуете вину за прошлое.

Принимающий себя в достаточной мере и уверенный в себе человек реагирует на ревность твердо: «Я понимаю, что тебе это может не нравиться, но это – мои прошлые отношения, моя история, и я не собираюсь отрицать и обесценивать часть своей собственной жизни, тем более, тебя там не было и ты никак не мог/ла повлиять на те ситуации. Я предлагаю тебе принять мои прошлые отношения как есть, и в свою очередь я постараюсь помочь тебе решить внутренние проблемы. Моя история – часть того, что ты любишь сейчас. Не было бы ее – не было бы такого/такой меня. Если же ты не можешь принять меня таким/такой как есть – то наши отношения вряд ли могут сложиться.».

И это будет действительно естественно для принимающего себя человека. Потому что ему не нужны зависимые отношения. Факт ревности к прошлому выясняется чаще всего на начальной стадии отношений, а там еще нет ни настоящей любви, ни глубокой привязанности. И тот, кто принимает себя – постарается разобраться с этим аспектом отношений к себе без сантиментов.

Он не будет развивать отношения, пока не разберется: не станет ли фактор ревности к прошлому хроническим. Ведь уверенный в своей ценности человек не захочет, чтобы им манипулировали и отодвигали его потребности, делали его постоянно виноватым и заставляли испытывать страдания.

А человек, который испытывает постоянный внутренний дефицит собственной ценности, будет бояться потерять любые новообретенные отношения, ведь в сознании такого человека любые отношения могут стать последними – он же не достоин лучшего, ему бы «хоть какое». Хотя на сознательном уровне нередко декларируется любовь и уважение к себе.

Если вы чувствуете, что ваше отношение к себе в глубине души именно такое, скорее всего, вы пропустили тот момент, когда можно было бы дать ревнивцу выбор: или пересматривать вопрос с ревностью к прошлым отношениям, или расставаться по-хорошему еще в самом начале, чтобы не портить жизнь друг другу.

Эта новость ни плохая, ни хорошая. Потому что если вы пропустили этот момент и вас систематически мучают вопросами и страданиями по поводу ваших прошлых отношений – скорее всего, вам обоим придется решать проблему неуверенности в себе. И, возможно, если вы вместе преодолеете эту ситуацию, вы действительно станете близкими и дорогими друг другу людьми.

Если вы еще стоите в начале отношений – стоит хорошо подумать, готовы ли вы развивать их. Возможно, ваша неуверенность в себе не так глубока, чтобы погружаться в зависимые отношения. И возможно, вам будет достаточно этого знака: если вам попался такой человек, и вас что-то в нем привлекло, скорее всего, ваша уверенность в себе пока не достаточна для действительно доверительных отношений. Но, возможно, этого понимания будет достаточно, чтобы начать работать над собой и попытаться избежать травматичного опыта таких отношений.

Что делать, если прошлые отношения стали поводом для ревности?

А если так случилось, что вы уже успели глубоко погрузиться в отношения с человеком, страдающим ревностью к прошлому, и в данных отношениях для вас пока еще есть немало ценного, то попытайтесь учесть факторы, которые могу повлиять на решение этой задачи.

1. Учитесь отстаивать свои границы. Пока ваш партнер не поймет, что у вас есть хоть сколько-то самоуважения и принятия, и вы не позволите постоянно позволять ему/ей унижать вас – претензии к вашему прошлому будут только возрастать. Определите для себя как можно более четко пределы, дальше которых вы не хотите идти в этих разговорах.

Все равно вы никогда не сможете соответствовать всем ожиданиям вашего партнера, и есть смысл учиться стойко встречать тот факт, что он чем-то недоволен и обижен на вас. Так вы поможете активировать его внутренние ресурсы по борьбе с мучающими его проблемами и начнете учить его уважать вас. А если получится дополнить отстаивание своих границ спокойным объяснением изложенных выше закономерностей – возможно, ситуация сдвинется быстрее.

2. Не стоит обесценивать свои прошлые отношения, даже если вы сами не в восторге от той ситуации. Это – ваша история. Без нее вы не были тем, кто вы есть сейчас. И разбираться с чувствами по поводу вашего прошлого – только вам.

Как бы партнер ни пытался обосновать факты вторжения в ваше прошлое своим «желанием понять» и заверениями в духе «когда я смогу тебя понять, мне точно станет легче» — вряд ли такое реально.

Партнер никогда полностью не поймет вас касательно прошлого – он там не был, и в вашу шкуру ему не залезть, равно как ему не интегрировать весь ваш субъективный опыт и не пережить все ваше детство и юность. А пережевывание голых фактов ваших прошлых отношений с последующей своей интерпретацией (через призму собственного опыта и собственной боли) — только усилит его страдания.

3. Работайте над своей самооценкой и склонностью к зависимости. Старайтесь найти ваши собственные ориентиры, цели, ценности помимо наличия/отсутствия партнера и его интересов. Разбирайтесь со своим прошлым, ищите источники вашей собственной склонности испытывать чувство вины – ведь если бы вы сами не чувствовали себя виноватым, в вашей жизни не появился бы человек, который жаждет вас наказать.

4. Постарайтесь вовлечь в это процесс партнера. Не обязательно откровениями о том, что вы делаете внутри себя, но хотя бы примером вашей личной ответственности за свою часть отношений, в сочетании со спокойными объяснениями того, почему вы не в состоянии соответствовать всем его ожиданиям.

Старайтесь как можно чаще переводить разговоры в плоскость настоящего: «Да, я понимаю, что тебе больно от осознания таких-то фактов моего прошлого, но что я могу сделать именно сейчас? Как мы можем изменить наши отношения сейчас?»

Знание закономерностей происходящего и грамотные техники ведения конфликта помогут вам как минимум сделать честную попытку гармонизировать отношения.

А все остальное – уже выбор вашего партнера. Который может быть не только конструктивным, увы. Но если человек выбирает страдать и вовлекать в это страдание вас, то это серьезный повод задуматься, для чего вам нужны такие отношения.

Автор — Антон Несвитский

Отношения, как много в этом слове…

Отношения, как много в этом слове…

Прочитав статью Натальи Кедровой о том как мы строим отношения с миром и с собой, меня охватило неуемное желание поделиться с вами материалом статьи «Терапевтические отношения» и своими размышлениями . Отношения это тоненькая нить между Я и ТЫ. Ее так легко разорвать и потерять, но особо пугает мысль, что можно прожить с людьми рядом так и оставшись в своем одиночестве и никогда не выходя в реальность отношений.

Любые отношения начинаются только в том случае, когда возникает некоторое различие. Это различие между человеком и тем, что рядом. Существует форма отношений, присущая младенцу, – когда важно к чему-то прицепиться и, в дальнейшем, это потреблять. В этом случае, отношений как таковых ещё не существует, существует только способ получения для себя чего-нибудь. Для младенца – это питание, для взрослого человека – какое-то тепло, поддержка. В этот момент восприятия кого-то другого, отличного от меня, ещё нет. Основной зоной контакта оказывается рот. При таком модусе отношений возможны только два состояния: состояние некоторого потребления-удовлетворения («я получаю что-то, я живу, я действую») или растерянности и ужаса («потерял, нету, кошмар, сейчас пропаду»). И в том и в другом состоянии ещё невозможно определить, кто это – другой. Так, в состоянии ужаса невозможно определить его источник – есть только некоторое состояние «ах-ах-ах, я пропадаю», когда никого не вижу, не слышу, не чувствую и себя тоже теряю – «сейчас всё, погибну, исчезну, растворюсь, развалюсь на кусочки». И это тоже модус отношений, который, тем не менее, сам человек не переживает как отношения, потому что здесь не присутствует другой, к которому обращена активность, чувства. Для младенца этот способ характерен в первые семь месяцев, а взрослый может попасть в такое состояние в любой момент, когда переживает какую-то катастрофу или оказывается в труднопереносимой для него зоне. Что важно для человека, если он оказался в этом, и у него ещё сохраняются остатки разума? Можно себе сказать: «Посмотри, а может кто-то есть, к кому можно обратиться». Терапевту, если человек находится в таком состоянии, в таком ужасе, нечего надеяться, что клиент его увидит, обратится, и что какой-то текст, который клиент говорит, имеет какое-то отношение к нему. И задача терапевта – любым способом оказаться видимым, заметным.

Для того, чтобы что-то получить младенческим способом, не нужно особого времени. В действительности необходимо только одно мгновенное усилие. А для того, чтобы получить что-то более взрослым способом, необходимо время. Это очень важный момент. Для того, например, чтобы получить какую-то информацию, нужно сформулировать вопрос, задать его, подождать, пока собеседник поймёт, что у него спрашивают, пока он сможет чего-то такое сделать. Необходимо какое-то время даже для самой простой потребности.

Если же речь идёт о более сложной потребности, оказывается, что нужно уже очень много времени для того, чтобы человек понял, как он должен к тебе относиться, сколько он должен к тебе выказывать уважения, как он должен тебя слушаться и так далее. И на протяжении всего этого времени приходится как-то удерживать объект в своём сознании – помнить, сохранять какой-то образ. И это та работа, которой ребёнок учится после семи месяцев. В это время основная зона контакта со рта перемещается на руку. То есть основной способ кого-то удерживать вначале – это рука. Взять и не отпускать. Или хотя бы знать, что можно схватить и держать при себе. В отношениях появляется составляющая манипулирования, управления рукой. Второй важный момент – это то, что рукой можно и удержать и отпустить, не впадая при этом в ужас, потому что сохраняется зрительная часть, а потом прибавляется ещё и память. Таким образом, приобретение этого периода состоит в том, что в отношениях человек может и удержать и отпустить. И при этом не забыть, не потерять из виду, не разрушить само отношение к другому человеку. Таким образом, ребёнок где-то к двум годам обучается, что взрослый (мама, папа, бабушка или ещё кто-то) остаётся в поле жизни, несмотря на то, что я его в данный момент не вижу. И это очень большая работа, работа сохранения отношений, несмотря на реальное отсутствие человека в качестве некоторого объекта использования.

Из чего складываются эти отношения? С одной стороны, из некоторых незавершённых действий, а с другой – из тех чувств и потребностей, которые присутствуют. Что такое феномен незавершённого действия? Когда возникает потребность, желание что-то сделать, но нет возможности её реализовать, то сохраняется напряжение, и это желание или потребность остаются и затем воспроизводятся. Например, не удалось укусить ближнего, долго про него потом помнишь, какой он вредный, при встрече – узнаёшь, «ага, вот идёт этот вредный человек», легко распознаёшь других вредных людей, похожих на него, и строишь с ними те отношения, которые помогут укусить кого-нибудь другого. Это также может быть некоторое приятное действие. Не удалось кому-то помочь. Не удалось помочь ссорившимся родителям, чтобы они друг друга не обижали, чтобы они были добрые, любили друг друга и не говорили друг другу гадостей. Никак не удалось помочь, не слышали они тебя. Зато потом всех миришь, распознаёшь конфликты, реагируешь на них очень сильно, идёшь в психотерапевты, миришь и уговариваешь всех жить мирно и дружелюбно.

Итак, с одной стороны, отношения складываются из незавершённых действий. Причём, они могут не завершаться потому, что человек действительно не в состоянии что-то сделать в какой-то конкретный момент, или это определённые отношения, которые, в принципе, не подлежат завершению. Например, отношения любви не могут быть завершены, потому что невозможно получить столько любви, сколько тебе нужно, чтобы насытиться на всю свою жизнь. Это те отношения, которые нужны постоянно, так же, как отношения уважения, признания. Невозможно получить признание в один момент, и никогда больше его не хотеть. Это ненасыщаемые отношения, которые должны возникать снова и снова.

Таким образом, энергию для отношений дают незавершённые действия и те потребности и чувства, которые возникают. Когда человек переживает какие-то отношения, приятные или неприятные, для него важно просто понимать, что с ним происходит. Терапевт здесь должен уметь ориентироваться в том, какую роль те или иные переживания играют в выстраивании контакта и построении отношений. Например, интерес или любопытство – это то, что даёт энергию для установления отношений. То есть, если у клиента или у терапевта есть какое-то любопытство, интерес, то это будет то переживание, которое поддерживает отношения.

Рассмотрим такое непростое переживание, как злость или ненависть. Вроде бы, это то, что, принято считать, разрушает отношения. На самом же деле, это тоже переживание, которое удерживает отношения. Это такой парадоксальный момент. В обычной жизни, если я на кого-то злюсь, это, скорее всего, воспринимается, как то, что я хочу разрушить наши отношения, хочу поссориться. А с точки зрения контакта, это то чувство, которое удерживает отношения. Потому что злость означает, что мне что-то от этого человека нужно. У меня есть какая-то потребность, которую я долго не могу удовлетворить, и поэтому мне необходимо много злости, чтобы до него добраться, и что-то из него такое вытрясти. Для нормального человека, не психотерапевта, если на него злятся, это примерно то же самое, что «пошёл к чёрту», «видеть тебя не хочу», «уйду я отсюда, нехорошие вы люди, не буду с вами дела иметь». То есть это, скорее, то, что разрушает отношения, откуда хочется уйти.

Психотерапевту же приходится в этой ситуации переставать быть простым, нормальным человеком, а понимать: «ага, злится клиент, значит что-то от меня хочет, сказать только никак не может, кулаками стучит, уже на меня бросается, а как бы вот помочь ему сформулировать, чего же он от меня такое хочет». То же самое относится к таким чувствам, как зависть, обида, ревность, ненависть, презрение, отвращение. И это те вещи, которые в жизни, скорее, разрушают отношения, потому что вряд ли кому-то хочется на себе их выносить. Поэтому одна из сложных сторон работы терапевта – это удержаться в негативных отношениях для того, чтобы можно было прояснить какие-то важные для клиента переживания и отношения.

Существуют переживания, которые имеют отношение, скорее, к завершению контакта. Например, печаль или тоска. Это неконтактные чувства, предназначенные не для того, чтобы получить что-то от другого, а связанные с отступлением. Когда контакт уже произошёл, то, что возможно, человек получил, и одновременно чего-то ещё не получил. Так как в любом контакте невозможно получить всё. Всегда чего-то не происходит. Всегда встреча с реальностью оказывается немножко грустной. Потому что что-то я для себя могу взять, увидеть, а чего-то, что мне важно и хочется – не могу. Потому что невозможно всегда получить всё. Поэтому, если это «что-то» было очень важным, тогда человек переживает некоторую тоску.

Если же это что-то переносимое, то тогда это работа печали. Работа отступления, восстановления себя, признания некоторой реальности. И здесь задача самого человека, когда он с этим сталкивается, дать себе время это пережить. Потому что такая грусть, печаль, – это возвращение к собственной реальности, к своим ограничениям, границам. А задача терапевта – тоже сдержать себя, не броситься немедленно переделывать, перестраивать, а дать возможность этому произойти. Тут важно, скорее, сопровождение, присутствие. Таким образом, не из каждого чувства нужно выдёргивать человека на контакт. «А чего ты хочешь от меня?» – если я грущу, то я от тебя ничего не хочу. Я уже понимаю, что я сейчас этого не получил. И это тоже очень важный момент отношений. Потому что печаль, в отличие от ярости, позволяет принять некоторый опыт. Ярость – это то неконтактное чувство, которое разрушает опыт: «Я не принимаю то, что мир так устроен, что ты не можешь меня понять и отвезти на Гавайи. И поэтому я готов это всё уничтожить». А печаль – это, скорее, принятие некоторой реальности, что мир такой, какой он есть. И это, действительно, важный опыт.

Как любая незавершённая ситуация, отношения несут в себе сильный момент напряжения и дикомфорта. Поэтому люди обычно не любят находиться в отношениях. Приходится постоянно ощущать некоторую неудовлетворённость, некоторое напряжение в душе и теле. Нельзя спокойно расслабиться, где-то в глубине души думаешь: «А там ещё кто-то есть, ему что-то надо сказать, что-то сделать». То есть отношения – вещь очень утомительная. И это одна из причин, по которым люди стараются избегать отношений, или, хотя бы, как можно меньше их осознавать. И не брать на себя ответственность за то, что они в них «влипают». Во-вторых, если есть отношения, то всегда есть возможность в них испытать что-то приятное, и достаточно много шансов испытать неприятное. Например, если было хорошо, то это «хорошо» закончится. Если было плохо, то неизвестно, когда оно закончится. Третья причина, по которой люди стараются избегать отношений или не доводить их до конца, – это то, что в отношениях ты всегда узнаёшь какую-то правду о себе. И это тоже не очень приятно.

Потому что, если установятся отношения, не пробежишь мимо них, что-то обязательно ведь скажут про тебя, или как-то с тобой будут обращаться, так что ты поймёшь: «ага, это про меня». Кроме того, всегда есть риск «нарваться» на какие-то старые неудачи. Поскольку отношения имеют обыкновение воспроизводиться по механизму незавершённых действий, то всегда есть возможность оказаться в старой ловушке. «Меня всегда обижают, меня всегда используют, опять мною командуют, никто меня не слушается». То есть, вступая в новые отношения, человек всегда опасается, осознанно или неосознанно, оказаться в ловушке старых отношений. И терапевту важно понимать, что клиент будет делать всё на свете, чтобы, с одной стороны, удержать терапевта, а, с другой, избежать каких-то с ним отношений. С одной стороны, воспроизводить их, те, которые у него обычно бывают, обращаясь с ним, например, как со своим «любимым злодеем» или, наоборот, «любимым волшебником», как с тем, кого он привык в жизни рядом с собой иметь.

А с другой стороны, будут возникать сопротивления, потому что есть страх: «а если всё-таки меня поймут, и всё-таки будет хорошо, то всё равно это кончится, и не удастся носить его всегда с собой в кармане». Или страх, что будет разочарование, и опять ничего не произойдёт, и опять будет всё плохо. Или произойдёт, а я что-то такое про себя узнаю, что мне совсем и не хочется узнавать. Во всех других ситуациях, пока я сам с собой, я могу себе наговорить всё, что угодно. Но если я вступаю в отношения с другим человеком, который, на самом деле, свободен и независим, даже если это ребёнок (у него всё равно есть своя точка зрения, свой опыт), я рискую узнать что-то про себя, какую-то ту правду, которую, с одной стороны, очень важно знать, а, с другой, очень не хочется.

Отношения в терапии являются необходимым условием, благодаря которому человек может получить какой-то опыт, что-то увидеть и понять про себя. Но терапевту очень важно суметь обойти сопротивления и ловушки, с помощью которых человек старается в эти отношения не попасть: обесценить («это вообще не важный человек, я не буду про него помнить, не так важно, то, что здесь происходит»), очень сильно всё проконтролировать и т.д.

Автор — Конопий Наталья

Буря и штиль

Заметки об отношениях терапевта и клиента

Развитие отношений можно сравнить с морским путешествием. С путешествием, в котором есть рифы и мели, подводные течения, буря и штиль. И ласковое солнце! Отношения всегда уникальны. Но отношения клиента с терапевтом уникальны вдвойне. Специфика их в том, что они одновременно и создаются и исследуется. В циклической природе этих отношений можно указать своеобразные «маяки»:

Этап знакомства или «Поднять паруса»

На этапе знакомстве вы будет критически оценивать своего терапевта: оцените его манеру держаться, его голос, жесты, любимые слова, стиль одежды. Вы проверите, как он ведет себя, когда его не слушают и перебивают. Или когда долго молчат? Как он отреагирует на ваше опоздание? Вы проверяете терапевта на прочность, решаете, можно ли ему доверять. На этом этапе терапевт для вас новый и совсем не знакомый, не похожий ни на кого человек.

«Шквалистый ветер по курсу»

Отношения развиваются, доверие к терапевту возрастает, и в один прекрасный момент, вы чувствуете, что немного в него влюблены. Он кажется вам самым чудесным человеком на Земле. И тут возможны нюансы.

Одни настойчиво требуют от терапевта взаимной любви и, когда тот не хочет им этого давать, испытывают боль и злость. Вторые нуждаются в том, чтобы терапевт подтвердил их достоинства, тратят много сил, пытаясь произвести на него впечатление, хотят, чтобы терапевт ими восхищался. Они ставят терапевта на высокий пьедестал, восхищаются им. Такие клиенты допускают критику в свой адрес только, если терапевт судит их с позиции всезнающего эксперта. Из позиции равенства критика вызывает у них унижение и стыд. Третьи ждут от терапевта подвоха и каждое событие в отношениях оценивают по уровню безопасности. Хороший терапевт для них – безопасный терапевт. Они пунктуально назначают встречу, заранее приходят и боятся малейших неожиданностей.

Закрадывается мысль, что клиент воспринимает психолога в определенной степени как родителя. Возможно, так происходит из-за того, что клиент ждет от терапевта помощи и воспринимает его как могущественного и авторитетного человека, какими когда-то были для него родители.

Но не пугайтесь этого. Родительская роль, на которую вы подсознательно назначили своего терапевта, ценная возможность понять и «проработать» ранний опыт взаимодействия с самыми значимыми людьми в детстве – своими родителями.

«Буря»

Этап ниспровержения терапевта. В созданной жесткой ролевой структуре, каждый оправдывает ожидания другого, пряча себя «истинного» под маской. Терапевт отказывается быть для вас мудрым и понимающим без слов «родителем», готовым по первому зову придти на помощь. И настойчиво побуждает вас выражать свои чувства и желания. Это сложно. А вы, естественно, не получив желаемого, разочаруетесь, начнете злиться и требовать, чтобы он соответствовал вашим ожиданиям.

Наступает поворотный момент в развитии отношений. В благоприятных случаях клиент выражает свое недовольство терапевтом, упрекая или обвиняя его в недостаточном продвижении терапии вперед или каких-то отрицательных личностных качествах. Атмосфера терапии разряжается, клиент чувствует себя более безопасно. Он убеждается в том, что выражение чувств не ведет к разрыву отношений. Работа по изменению себя начинает приобретать смысл и перспективу. Если клиент сдерживает выражение гнева, накапливает обиды, то терапия вскоре прерывается.
«На якоре» или ситуация тупика. Клиенту кажется, что терапия перестала приносить ему пользу. Результаты терапии кажутся ничтожными, не соответствующими затраченным усилиям. Конечная цель представляется все так же труднодостижимой. Терапевт, который раньше казался всемогущим, оказывается обычным и даже скучным человеком. Как ни странно тупик – это, прежде всего, свидетельство близких отношений!

И тут у вас появится бессилие. Бессилие – реальность отношений, факт жизни. В жизни много событий, на которые невозможно повлиять и возможно только принять. В бессилии находится и терапевт. Исследование ситуации взаимного бессилия, выходит за рамки отношений и является исследованием жизненного опыта клиента.

Из тупика можно выйти, осознавая свои чувства и меняя роли. Обычно первым роль меняет терапевт и предлагает клиенту попробовать отношения партнерства. И чем больше собственной личности и чувств будет в этой измененной роли, тем скорее наступит ситуация новых отношений. Перед терапевтом стоит нелегкая задача, не поддаваясь соблазну быть идеалом, предстать обычным, возможно несовершенным, но реальным человеком, с которым можно строить отношения по-иному. Ярким признаком прощания с прежней ролью у клиента может являться появившаяся потребность посмотреть свои детские фотографии, перечитать свои школьные сочинения.

«Свежий ветер в парусах»

Несмотря на мифы о «сверхчеловечности» терапевта, он все же обычный человек и клиент может быть ему не всегда и не во всем симпатичен. И в этом «не во всем», если разбираться, лежит корень многих проблем клиента. На этом этапе отношений становиться возможным предъявлять желания и прямым способом их удовлетворять. Но на прямую просьбу есть риск получить отказ. Или, наоборот, согревающее согласие. И обрадоваться тому, что такой путь к исполнению желаний не портит отношений, а делает их теплыми и близкими. Умение принять поддержку или недовольство от реального, а не идеального человека будет означать для клиента, что он может поддерживать и любить других людей. А его связи с людьми станут теснее.

Круг замкнулся, терапевт опять не связанный ролью человек. Произошло восприятие терапевта, как «реального другого» и построение отношений сотрудничества.

Подытожу: когда терапия становиться лабораторией по исследованию отношений между терапевтом и клиентом, когда осознанны и проговорены, возникающие в этих отношениях чувства (с обеих сторон), эти отношения становятся событием и огромным стимулом к вашему личностному росту. Человек с опытом партнерства лучше понимает себя и других, и становится более привлекательным для окружающих: супругов, друзей, сослуживцев.

Удачи, пусть ветер наполнит ваши паруса!

Автор – Дмитрий Баутин

Отношения со сверстниками

Отношения со сверстниками

Насколько важны для ребенка в этот период взаимоотношения со сверстниками? С одной стороны они во многом опосредуются взаимоотношениями с учителем, то есть принимаемый им ребенок будет популярен среди школьников. И, наоборот, отвергаемый педагогом ребенок вероятнее всего станет классным изгоем.

─       Кать, а у вас в классе все ребята хорошие?

─       Нет, есть и бестолковые, ну, например, Васька Лисицын.

─       А почему ты считаешь, что он бестолковый?

─       Ну, это его так учительница называет.

─       А почему?

─       А у него в тетрадках сплошная грязь, и почерк ужасный, читать невозможно.

(С Катей семи лет беседовала Еремян Ж.)

С другой стороны, младшие школьники — это все еще дети, которым необходимо играть. Поэтому невозможность пообщаться, а значит, и поиграть с ребятами воспринимается остро.

─       А в какие игры вы играете?

─       Да в разные. В прятки. Вчера в дочки-матери играли. На резиночках прыгали. А еще в школу играем. Только Танька-двоечница ничего не знает, а еще хочет учительницу играть.

(С Катей семи лет беседовала Баранова Л.)

─       Однажды на продленке мы устроили себе на дереве наблюдательный пункт: набрали досок, коробок, прикрепили их к веткам. Один пацан принес из дома бинокль, и мы наблюдали за прохожими.

(С Вовой десяти лет беседовала Слученкова О.)

─       А во что вы сейчас девочками играете?

─       В дочки-матери. Я — мама, я забочусь о своих девочках.

─       А папа в вашей игре есть?

─       Нет, папы у нас нет. Да и не нужен он нам. А зачем? Я и сама со всем справлюсь. Я — богатая мама.

(С Юлей восьми лет беседовала Иванова О.)

Примерно со второго-третьего класса дружба между детьми начинает постепенно освобождаться от влияния взрослых. Дети оценивают привлекательность сверстников уже по собственным критериям.

─       У меня в классе есть один мальчик, который все время дергает Марину за косички. А ей больно. Я за нее заступилась. Дала ему сдачи, а он расплакался. Зато теперь он к Марине не пристает. Но я же правильно сделала, ведь она моя лучшая подруга.

(С Лизой восьми лет беседовала Орлова И.)

─       С кем ты дружишь в школе?

─       Ну, конечно, с мальчишками, так как девчонки совсем не то.

(С Кириллом семи лет беседовала Солдатова Е.)

Общение происходит в основном в однополых группах: девочки с девочками, мальчики с мальчиками. Хотя детский игровой интерес к противоположному полу сохраняется, включая в себя любопытство к половым органам друг друга.

─       Привет. Костик.

─       Привет. Знаешь, Маш, я тебя люблю…еще я, правда, люблю другую Машку, Женьку. Ну, тебя сильнее. Вот вырасту и женюсь на тебе.

─       Ты что, я уже буду старая для тебя.

─       Ничего не старая. Женюсь и все. Прикинь, мою мамку как-то в школу вызывали.

─       А что ты натворил?

─       Ты что? Нет. Я просто с девчонками целовался. Только не думай, что в щечку, нет. По-настоящему.

─       Кто же тебя научил?

─       Никто. Я в кино видел. Хочешь, покажу?

(С Костей восьми лет беседовала Иванова М.)

Когда мы на физкультуре раздеваемся, мальчишки всегда подглядывают. А почему бы нам не посмотреть? …Я мальчиков голыми видела. Когда проходила мимо раздевалки, там на корточках сидел голый мальчик.

(С Юлей восьми лет беседовала Никитина С.)

И в заключение обсуждения факторов риска нарушения психологического здоровья в младшем школьном возрасте хочется упомянуть одну из важнейших проблем — проблему сохранения «внутреннего Ребенка». Преобладание в традиционной системе школы обучения по образцам, поощрение значимыми взрослыми в ребенке «взрослых качеств» и наказание «детских» может привести к потере контакта с «внутренним Ребенком». Однако, по мнению К. Юнга, именно Ребенок прокладывает путь к будущему преобразованию личности, синтезирует противоположности (качества характера) и высвобождает новые возможности, придающие жизнеспособность человеку. Ребенок умеет радоваться, бескорыстно любить, он оптимист, умеет «видеть сердцем». Потеря контакта со своим «внутренним Ребенком» может обернуться не только существенными нарушениями психологического здоровья, но и приведет к снижению способности к творчеству и продуктивности. Именно об этом писал Антуан де Сент-Экзюпери, когда рассказывал о летчике, показывавшем всем своим знакомым рисунок удава, проглотившего слона. Он задавал всем один и тот же вопрос: «Что изображено на рисунке?» Но все отвечали стандартно: «Шляпа». И летчик прятал рисунок обратно.

Действительно, многие взрослые забыли о существовании Ребенка в себе, расплачиваясь за это потерей вкуса, радости к жизни. Поэтому взрослым имеет смысл начать с себя, а потом бережно поддерживать искреннего, спонтанного, интуитивного Ребенка в наших детях.

Автор — Хухлаева Ольга

Отношения с учителем

Отношения с учителем

Но особо значимы для младшего школьника взаимоотношения с учителем. На него изливается часть любви, которая отрывается от родителей (особенно в первом классе). Можно сказать, что ребенок обожествляет учителя, считает его совершенством. Учитель, по его мнению, знает и умеет абсолютно все, не должен иметь никаких недостатков.

─       Ты знаешь какую-нибудь смешную игру?

─       Даже не знаю. Надо подумать.

─       Ты должна все знать.

─       Почему?

─       Ты же на учительницу учишься. Значит, должна знать все и обо всем.

─       Но все и обо всем знать невозможно.

─       А ты должна!

( с Ирой девяти лет беседовала Арбузова Н.)

─       Как ты думаешь, как училась твоя учительница?

─       Она лучше всех училась. Она много знает и нам рассказывает.

(с Олей восьми лет беседовала Малышева Е.)

Часто учитель становится для ребенка объектом подражания. Он замечает мельчайшие детали прически, одежды любимого учителя и даже типичные жесты и позы.

─       А еще у нашей учительницы на пальце кольцо с часами. Я у мамы прошу купить такое же. А она говорит, что я маленькая. Ну, какая же я маленькая? Я уже во второй класс хожу. А еще она все время с распущенными волосами ходит. Я тоже так хочу. А нам в школе не разрешают, заставляют в бантиках ходить.

(С Катей семи лет беседовала Баранова Л.)

─       Тебе нравится учиться?

─       Очень. Так интересно с Еленой Вячеславовной. Я когда вырасту, буду учительницей, как она.

(С Ритой семи лет беседовала Тараскина К.)

Учитель во многом определяет мнения, стремления младшего школьника. Глазами учителя ребенок видит себя, сверстников, школьную жизнь.

Мне не нравится в школе, что мальчишки Анну Павловну расстраивают. Надо, чтобы все были хорошие и послушные.

(С Дашей семи лет беседовала Волокова А.)

Учительницы должны быть серьезными. И они так говорят, чтобы все обращали внимание только на нее, ни на что больше. На доску. На нее. Все! Больше ни на кого! Кто входит — должны вставать. Не встанут — значит такой класс невнимательный. Вот так вот.

(С Антоном восьми лет беседовала Чекунова Н.)

Поэтому оценка учителя для ребенка особо значима; она может способствовать формированию у него уверенности в себе или же, наоборот, чувства собственной неумелости, беспомощности. Последнее может порождать у ребенка обиду и даже злость.

Мне в школе хорошо, правда по утрам приходится рано вставать. Но зато меня вчера учительница похвалила. Я первый в классе задачу решил.

(С Витей семи лет беседовал Телепов А.)

─       Тебе нравится в школе?

─       Да, нравится. У нас такая учительница хорошая. Она меня все время хвалит.

─       У тебя, наверное, все получается?

─       Да, почти все. Вот только в прописи некоторые буквы плохо получаются. Но я стараюсь их красиво писать. И учительница говорит, что скоро они у меня тоже получатся.

(С Викой семи лет беседовала Кормилицына М.)

─       Сережа, ты был сегодня в школе?

─       Был.

─       Ну и как там?

─       Мы там лепили сегодня… А математичка просто какая-то тупая. Она знаешь, что сделала? Она нам целых три упражнения задала. Я не буду их делать! Она плохая! Ее никто не любит! Она всех достала! Не буду ничего делать. А ее убил бы. Если бы у меня пистолет был бы. Таких не должно быть!

(С Сережей восьми лет беседовала Никитина О.)

Действительно, учитель, с одной стороны, любим, уважаем, но с другой, нередко внушает страх, являясь источником столь болезненно переживаемой ребенком оценки. В норме в младшем школьном возрасте начинают активно развиваться социальные страхи: страх не соответствовать общепринятым нормам, образцам поведения (страх сделать что-то не так, опоздать и т.п.). Появляется опасность перерождения нормальных страхов в невротические, и первым признаком этого можно назвать появление страха перед учителем.

Необходимо помнить также, что в младшем школьном возрасте должна произойти дифференциация значимых фигур. Началом этого процесса (обычно это начинается во втором классе) является стремление ребенка заметить и обсудить достоинства и недостатки педагога, окончанием — умение сравнивать своего педагога с другими педагогами и родителями.

─       Как дела в школе, Стас?

─       Никак…плохо…опять эта дура-учительница меня наругала. Не понимаю, за что она меня ненавидит. Все хихикают. А замечание только мне делает. Какая же она бестолковая, прибить мало!!1 А еще она ко мне на перемене сегодня приставала: «Стас не бегай! Стас, не бегай!» А я знаю, она мне просто завидует. Она толстая и как я бегать не умеет. А если она побежит, то у нас в школе пол провалится.

─       Сегодня вам много задали?

─       Нет или да, не знаю. Но сегодня я делать ничего не буду. Я в отпуске и ты ко мне с уроками не приставай. (Стас грозно на меня посмотрел.) О, забыл сказать. Сегодня я на физкультуре самый первый прибежал. Все девчонки на меня смотрели, даже Катя!

─       Тебе же Вика нравилась?

─       Я ошибся. Вика — дура. Она вчера «тучу» получила. Она тупая. А Катька — так себе. Она похуже меня учится. Но ничего, она «тучи» не получает.

Стас задумался и замолчал, а потом почти шепотом сказал мне:

─       Смотри, там бабушка идет с большими сумками. Хоть учительница и дура, но старым надо помогать, тут я с ней согласен.

(Со Стасом семи лет беседовала Гадалова Л.)

Таким образом, для сохранения психологического здоровья ребенка необходимо помочь ему избежать развития страха перед учителем, помочь увидеть учителя как обычного человека со своими достоинствами и недостатками, и как следствие этого — принять его.

Автор — Хухлаева Ольга

Эти сладостные мифы…

Эти сладостные мифы…

Мне всегда хотелось найти ядро чего-либо: целостное, неделимое более. И в отношениях также. Если мы снимаем сначала шелуху, потом слой за слоем ощищаем луковицу – что же останется в результате?

Давайте рассмотрим некоторые мифы, которые встречаются в отношениях между мужчиной и женщиной.

Миф 1. «Это моя судьба, вторая половинка»

Очень распространено искать логическое объяснение тому, что однажды молодой человек и девушка пересеклись в какой-то момент времени в какой-то точке вселенной. И некоторые начинают трактовать сей факт пересечения с позиций мифологических или мистических. Кто-то объясняет это кармой: встреча уже где-то записана изначально в жизни этих людей с целью доработать что-то в их отношениях и изменить себя через эту работу. Кто-то реинкарнациями: уже встречались в прошлых жизнях, «такое ощущение, что всегда знала его» (уже миллион лет знаю).  Или что – это Бог послал ко мне этого человека и наши отношения скреплены уже изначально на небесах, прежде чем мы встретились на земле (опасность здесь может быть – индульгирование полномочий за изменение отношение на Бога и чувствование своей неспособности эффективно влиять в отношениях)
Когда между двумя людьми начинает чувствоваться большая близость, нежели с другими, то такое объяснение не кажется маловероятным. Да, и основной недостаток мистических объяснений – это непроверяемость эмпирическими методами.
Но в народе говорят, что любовь и логическая картина мира – вещи разнонаправленные и порой даже несовместимые. Потому, что ясное восприятие не позволяет ошибочно принимать козла за человека в мужском обличье и наоборот.

Миф 2. «Жили они счастливо, и умерли в один день»

В чем преимущество в восприятии отношений как стагнации, а не как процесса. Конечно, когда мы влюбляемся – вряд ли кому-то хочется вспоминать теорию хаоса и то, что порядок и гармония никогда не могут существовать вечно. О том, что любая система подвержена влиянию двух факторов – гомеостаза и стремлению к измененям. Возможность изменений и развития системы не рассматривается, т.к. любые изменения носят вероятностный характер, происходят под воздействием разнообразных факторов, влияющих как извне, так и изнутри системы.

И теория вероятности показывает, что как продолжение отношений, так и расставание, как возможность умереть от воздействия каких-то факторов, так и встреча еще более подходящей по многим параметрам нам второй половинки имеется в любых ситуациях. Но стабильнее чуть сжать картину мира, потому что тогда появляется ощущение что ты, именно ты управляешь всем этим. А не теория хаоса или относительности.

Поэтому в сказках предпочтение отдается однозначному прописыванию своего будущего.
Поэтому мы читаем эти сказки.

Миф 3.  «Когда-нибудь я встречу своего принца на белом коне»

— задумчиво протянула женщина, в возрасте примерно от 18 до 45 лет.

Если мы не планируем наше будущее или не видим в нем ничего хорошего, то есть ли смысл жить?!

Каким образом ставить цель на будущее, мы обучаемся читая сказки, потому что сказка, как любая метафора – это образный язык, родной для нашего подсознания. Представить принца на коне или шикарного мужчину на «Мерседесе» можно. Такие образы постоянно транслируются в обществе и воспроизводятся через телевидение. У каждого человека должна быть надежда и не стоит ее отнимать. Только никто не учит по-настоящему: как распланировать свои действия на пути достижения мечты, уменьшить затраты энергии, действовать более эффективно, если вдруг мы сталкивается в реальности с нашей мечтой, и продолжать уже осознанно целенаправленно выстраивать свое будущее, ориентируясь не только на сказки, но и на потребности свои, а также социума или системы в которой мы живем. Поэтому иногда мечты сталкиваются с реальностью, и поэтому эту фразу мы тоже можем отнести к мифу или даже к навязчивой программе, всплывающей в виде представления (картинки) и вызывающей соответствующее эмоциональное состояние.

Миф 4  Когда я достигну достаточного уровня личностного развития, я смогу выстраивать отношения, а пока…

Казалось бы какой ответственный подход, и необходимо к этому стремится. Единственная проблема, что это тоже миф и в нём есть ловушка. По мере того как развиваешься, узнаешь все больше, требования к другому человеку также растут. И вот ты представляешь себя как идеального бога (богиню), а вокруг ходят несовершенные люди. Зачем тратить время на воспитание кого-то?

Затем представление о своей идеальности рушится, начинается этап, когда человек чувствует, что он ничего не умеет, ни на что не способен. Да и какие тут могут быть отношения? Кому он интересен такой?

Проходят годы, а цикл может вновь и вновь повторяться и отношения не выстраиваются.

Как уйти от этого мифа?

Когда мы смотрим на наши цели  и потребности, знаем как их достигать, мы можем помогать и другим в этом. А поддерживая другого человека, позволяя ему расти, мы также постоянно учимся, и сохраняем при этом отношения.

Конечно это тоже миф, но полезный!

Весь секрет в том кто берет на себя ответственность и кто пишет эти мифы: родители, СМИ или  человек сам является постановщиком и актером в пьесе своей собственной жизни.

Автор — Екатерина Анкина