КРИЗИС

Кризис
(от греч. krisis — решение, поворотный пункт, исход) —

  • тяжелое переходное состояние, вызванное болезнью, стрессом, травмой и т. п.
  • эмоционально значимое событие или радикальное изменение статуса в персональной жизни

Кризисы различаются по длительности и интенсивности кризисного состояния. В психологии встречаются упоминания трех типов: невротические, кризисы развития и травматические.

Невротические кризисы, предпосылки которых складываются, как правило, в детстве, могут прогрессировать даже без изменения внешних условий. Типичным является образование порочного круга внутренних защитных конфликтов, производных от основного конфликта, которые создают субъективное ощущение безвыходности и тупика, а объективно приводят к дезадаптации личности (З. Фрейд, К. Хорни).

Кризисы развития или возрастные кризисы возникают при переходе от одной возрастной ступени к другой и связаны с системными преобразованиями в сфере социальных отношений, деятельности и сознания (Л. С. Выготский, А. Н. Леонтьев, Д. Б. Эльконин). Это относительно небольшие по времени (до года) периоды онтогенеза, характеризующиеся резкими психологическими изменениями. Форма, длительность и острота кризисов может значительно различаться в зависимости от индивидуально-типологических особенностей ребенка, социальных и микросоциальных условий, педагогической системы в целом.

Ряд исследователей считают возрастные кризисы нормативным процессом, обусловленным логикой личностного развития и необходимостью разрешения основного возрастного противоречия (З. Фрейд, Э. Эриксон, Л. Выготский, Л. Божович). Другие — видят в кризисах девиантное, злокачественное проявление (С .Л. Рубинштейн, А. В. Запорожец).

Значительно менее изучены кризисы зрелых периодов жизни и старости. Известно, что такие поворотные пункты возникают значительно реже: перестройки смысловых структур сознания и переориентация на новые жизненные задачи, ведущие к смене характера деятельности, происходят, как правило, более скрыто (Э. Эриксон, Ш. Бюллер, П. Жанэ, Б. Ливерхуд).

Кризисы травматические возникают в ответ на психотравмирующую ситуацию и зависят от ее личностной оценки и степени субъективной значимости. Личность и событие взаимно преломляются (К. Левин). Существуют также определенные личностные предиспозиции к кризисным реакциям (А. Амбрумова, Н. Кфир). Кризисы этого типа могут проявляться в форме острой реакции на непредвиденное несчастье, трагическую потерю или невосполнимый ущерб, горесть.

Как психологический феномен кризис рассматривается:

  • как социально-психологическая ситуация
  • как особое состояние, имеющее свои субъективные и объективные характеристики
  • как процесс переживания

Как социально-психологическая ситуация кризис рассматривается в ряду таких явлений, как

  • временное отклонение
  • хроническое отклонение
  • слом

Как особое состояние кризис проходит 3–4 стадии:

  • шок и оцепенение (игнорирование травмирующих событий)
  • осознание действительности и поиск смысла (гнев, чувство несправедливости, попытки «разрушить реальность»)
  • острое горе и отчаянье (душевная боль, трудности концентрации, утрата энергии)
  • реорганизация и рождение нового (создание образа памяти)

Кризис как процесс переживания понимается как поворотный пункт в реализации своего жизненного пути, внутреннего замысла своей жизни (Ф. Василюк). Он начинается с развертывания борьбы мотивов в процессе осуществления жизненного замысла и достигает апогея, когда индивид все так же остро ощущает актуальность своего сорвавшегося замысла и уверен в невозможности его реализации.

Можно выделить две формы кризиса: в первом случае кризис — это испытание, выйдя из которого человек сохраняет свой жизненный замысел, во втором — такая возможность утрачена и требуется метаморфоза личности, принятие нового жизненного замысла.

Проблема оценки тяжести критической жизненной ситуации может получить разрешение при подходе к внутреннему миру человека как иерархическому соотношению «жизненных миров», в каждом из которых «кризис» приобретает различный вес и глубину.

Кризисы взрослой жизни

кризисы взрослой жизниКризисы взрослой жизни

Книга о том, что можно быть счастливым и после юности

Про развитие и становление детей написано множество книг, а психологическим закономерностям жизни взрослого человека  посвящено значительно меньше изданий. Между тем у молодых людей, вступающих во взрослую жизнь, нередко отсутствует  представление о том, что она собой представляет, у них нет «карты взрослости» с описанием дорог, ведущих к счастливому браку, гармоничным отношениям, удовлетворенности своей судьбой и т.п.

Предлагаемая книга может помочь читателю «сориентироваться» в собственной жизни. Автор описывает закономерности развития человека во взрослом возрасте, основные кризисы, процесс становления отношений с собой и другими — супругами, детьми, друзьями.

Для психологов, а также для широкого круга читателей.

Глава из книги в нашем журнале

(публикуется с согласия издательства)

Сексуальная привлекательность и самоотношение

Купить книгу в Интернет-магазине Генезис

Кризисы взрослой жизни. Книга о том, что можно быть счастливым и после юности. — М.: Генезис, 2009. — 208 с.

Автор — Хухлаева Ольга

Позитивное мышление, или как научиться жить в условиях кризиса

Позитивное мышление, или как научиться жить в условиях кризиса

В момент кризиса финансисты советуют избавляться от непрофильных активов. С точки зрения психологии, непрофильными активами могут быть непродуктивные мысли, устаревшие чувства и нерешенные личностные проблемы. Кризис хорош тем, что подталкивает к переходу на «оптимальный режим». Настало время перепрограммировать привычный образ мыслей, пересмотреть типичные психологические реакции, изменить некоторые привычки.

Жила-была одна девушка. Однажды она гуляла по городу и остановилась возле витрины роскошного магазина. Ее внимание привлекло красивое платье. «Слишком дорогое!»- подумала она, но решила его примерить. Оказалось, что это платье необыкновенно ей подходит: размер, цвет, фасон – просто идеально. Девушка долго думала, на чем ей придется сэкономить, и купила платье! Когда она пришла домой, то обнаружила, что шкаф полностью забит вещами и для нового платья нет места!

При всей простоте понятия «позитивное мышление» переход к нему в большинстве случаев требует значительных усилий и символического освобождения внутреннего пространства для новых психологических установок. В результате полностью меняется мировоззрение человека. Загляните внутрь себя в поисках свидетельств любых позитивных качеств, которыми желаете обладать. Негативные убеждения немедленно измените на позитивные. Например: я упрямый – я умею добиваться, чего хочу! или Я неуверенный в себе человек — я уверенный в себе человек.

Кстати, американские ученые выяснили, что позитивное мышление способствует долголетию намного эффективнее, чем занятия спортом, отказ от курения или низкий уровень холестерина!

Позитивное мышление базируется на следующих принципах

  • мир справедлив, и виноватых нет
  • любовь к себе есть основа жизни
  • человек сам отвечает за все, что с ним происходит
  • все, что происходит с человеком, лишь отражает его мысли, человек – это его мысли
  • каждый имеет доступ к сотворению себя и своей судьбы

Позитивное мышление создается с помощью позитивных утверждений, направленных в будущее (аффирмаций) и позитивного настроя. Позитивные утверждения будут особенно эффективны, если вы сами сформулируете их. Базовые аффирмации звучат так: «С каждым днем мне становится лучше и лучше» или «Я наполняю свой мир любовью и добротой». Подберите слова, ясно и сильно выражающие вашу мысль, обязательно произносите их утром, и периодически вспоминайте днем, результаты будут заметны уже через неделю. Главное, не просто повторять эти слова, прочувствовать их.

Человеческий мозг весит всего 800 — 900 г., это около 1% от веса тела, при этом он потребляет 45% энергии, которую человек получает с пищей. Этот генератор энергии, обладает огромной мощностью, которую человек обычно не использует.

Теперь о позитивном настрое. Это внутреннее убеждение, что у вас все получится и, главное, что вы этого достойны. Каждый день говорите себе: «Я сделаю это, у меня получится!» Позитивный настрой поддерживается хорошим настроением, позаботьтесь о том, чтобы его создавать. Начнем с самого простого – улыбнитесь. Если сильно напрягаются мышцы рта при постоянной улыбке, то можно улыбаться внутренне. Вот упражнение, которое поможет вызвать улыбку: нарисуйте в своем воображении прямую линию, устремленную в будущее, и представьте 10 приятных событий, которые могут произойти с вами. Важность событий не имеет значения: очень хорошо тонизирует и чашка горячего шоколада. Повысить настроение поможет маленькая хитрость — дарите себе подарки за хорошо выполненные дела и обязанности. Контролируйте свое физическое состояние – это основа хорошего самочувствия и как следствие – настроения. Хороший сон, качественное питание, регулярные физические упражнения, медитация позволят вам справиться со стрессом. Обратите внимание на ваше окружение. Много ли среди ваших знакомых счастливых, улыбчивых, позитивных людей? Ограничьте общение, если чувствуете негативное влияние. И наоборот, больше общайтесь с теми, кто приносит вам радость.

Ситуация кризиса – всегда неопределенность, и мы чувствуем бессилие, потому что не можем на нее повлиять. Это позиция жертвы. Жертва не принимает решения и бездействует. Если вы не можете изменить ситуацию, измените свое отношение к ней. Когда Вас одолевают негативные мысли — представьте, что этот день — последний день вашей жизни. На что вы хотели бы его потратить?

Автор — Елена Киселева

Статья впервые опубликована в журнале «АПСНЫ»  №2 (02) Март 2009 года

Механизм создания паники

Механизм создания паники

Цитата: «Слушай, может со мной что не так?!! Мне кажется, что все в целом неплохо, а масса людей вокруг пытаются убедить меня в обратном и говорят, что я не вижу, насколько реально опасна ситуация».

Замечу, что говорил мне это вполне устойчивый и успешный Директор компании (и как личность, да и бизнес его в настоящее время продолжает работать без особых изменений, что, согласитесь, в данной ситуации показатель). Жалуясь на то, что состояние «уже сбилось», и через неделю вовлеченности в такие разговоры (приходится по работе) практически «впал в депрессию»…

Как и почему это работает? Как вполне нейтрально и даже позитивно настроенный человек начинает сначала незаметно для себя, а потом и практически бесконтрольно паниковать? Примерно следующим образом.

Механизм достался нам в наследство от братьев наших меньших. Это про биохимию.

Что происходит с нашим мозгом, когда меняются условия жизни? Активизируется ориентировочный рефлекс, что связано со всем известным скачком адреналина. Вот что нам про это пишут в Википедии: «Адреналин участвует в реализации реакций типа «бей или беги», его секреция резко повышается при стрессовых состояниях, пограничных ситуациях, ощущении опасности, при тревоге, страхе, при травмах, ожогах и шоковых состояниях». А также «адреналин … вызывает психическую мобилизацию, реакцию ориентировки и ощущение тревоги, беспокойства или напряжения, генерируется при пограничных ситуациях.»

Таким образом, с одной стороны получаем мобилизацию организма. Надо же срочно принять решение, чтобы выжить (отскочить от несущейся от тебя машины), добиться успеха (выиграть тендер), не остаться голодным и т.п. (Заметьте, речь и про «спасение», и про «успех». А механизм один и тот же.)

Только скачок адреналина при нормальном течении жизни длится несколько минут. (Вспомнили? Такое состояние еще часто называют «предстартовой лихорадкой».) Потом с началом активности мобилизованная энергия получает вектор приложения. А теперь представьте, что вы на этой «адреналиновой игле» сидите все время, что пытаетесь определиться со своим будущим, в течении всего кризиса (а уже сейчас это месяцы). Понятно, почему без явных причин могут возникать «истощения» – и физические, и психоэмоциональные. «Неуверенность в завтрашнем дне», «сам(а) не пойму, что со мной такое», «что-то мне тяжело (пасмурно, тоскливо)», «плохое настроение, не пойму отчего» – фразы-маркеры такого состояния… То есть сильный стресс организм может испытывать не только при больших нагрузках, но и при внешне малой активности, когда она является следствием неопределенности.

Поэтому другой эффект от постоянной «адреналиновой подкачки», не приводящей к действию – диффузная тревога (те самые «размытые» напряжение и беспокойство).

Дальше – больше.

«Непонятно, что со мной происходит», – и ориентировочный рефлекс выбирает «зону неопределенности», ту, которая нашему мозгу представляется «неизвестной». То есть совершенно справедливо фокусируется на процессах В НАС – на ОТСУТСТВИИ ответа на ситуацию. Очевидна «подмена»? Кризис – «снаружи», а реакция – внутри, на ней-то мозг и «зависает». И «висит» все время, пока не будет принято целенаправленное решение – о жизни, действии, плане и т.д. И мы получаем второй эффект – уже психологический.

В нормальном состоянии человеческий мозг легко переключается из «сегодня» в «завтра» или «вчера» и наоборот. А застревание внимания на чем-либо – предмете, переживании, событии – приводит к «суженности зрения» и обрывает восприятие временных связей, время “сжимается” до того, на чем застряло внимание. Медики про такое – например, при травмах – пишут: «фиксация на состоянии».

Вспомним – «счастливые часов не наблюдают». Тот же феномен с печальным оттенком – вдовы, ждущие мужей с войны десятки лет. Сейчас – «погружение» в приход обещанных ужасов (пустых магазинных полок, повальной безработицы, снижения зарплат и т.д) И наверняка, что часть этого станет правдой – когда-то. Или не станет. Но до этого НЕСКОЛЬКО месяцев будет генерироваться ситуация страха. И вот на ней-то и «застрянет» наш мозг (и поведение), если этому не сопротивляться.

Мы в кризисных ситуациях подвержены общему закону, биохимия одинакова. Повторюсь, диффузная тревога и «суженность зрения» – это ДВА закономерных процесса, обусловленных логикой выживания, которые происходят с любым живым организмом. Выбор не в том, попадать или не попадать в эти процессы – «Это, сынок, наша родина!», как сказано в одном анекдоте. Выбор – в реакции на них. (Если вы тоже чувствуете «опасность», просто попробуйте для понимания, как это работает, вспомнить успешные моменты своей жизни – и отследите, как будет меняться при этом ваше состояние.)

А мы ведь еще только подошли к механизму «массового заражения». Но здесь уже проще, главное – навести «правильный» транс, а вышеописанные процессы безотказно обеспечат масштабирование ожидания «конца света».

Я опишу 2 фактора: эффект «заражения» и привычку человеческого мозга мыслить полярными категориями.

Посмотрите любую работу по психологии масс – там эффекты заражения прекрасно описаны. “Взрослый” мозг в этой ситуации, конечно, «отдыхает». Я была свидетелем (да и участником) ситуации, когда 29 декабря 1999 г. после 10-дневного снегопада в Приэльбрусье на поляну горы Чегет сходила лавина. Был первый солнечный день после долгого сидения взаперти, канатки не работали, и застоявшиеся от вынужденного простоя люди вовсю веселились на выкате горы… В общем, в какой-то момент вполне далеко от нас оторвалась огромная куча снега. Однако воздушная волна от нее могла дойти до поляны, и начальник канатной дороги, увидев ход этой массы, закричал всем нам: «Уходите!!! Лавина!!!», вполне определенно показывая рукой безопасное направление. И знаете, куда ломанулась основная масса? В гостиницу «Чегет», которая стоит под 90 градусов от «спасительного» направления и находилась в тот момент точно по ходу лавины. Хорошо, что ее масса докатилась только снежной пылью… Я помню и момент всеобщей паники, которая обрушивается на тебя, и свою вовлеченность в этот «боковой» забег… Нам с друзьями повезло, что мы стояли практически выше всех на выкате и основной «поток» просто нас не захватил – сообразили, что надо наверх подниматься, да и мощи толпы сопротивляться не пришлось. Но как в этот момент меняется сознание, точнее, исчезает, я в полной мере тогда прочувствовала на себе.

Что является следствием «распространения» кризисного состояния отдельных людей в «атмосферу»? Вирус дрожи неопределенности подхватывается другими людьми, особенно если они уже подготовлены соответствующими прогнозами. Вспомните, несколько месяцев говорили – будет кризис, будет! А он все не начинался!!! Конечно, тут с облегчением выдохнешь, когда он наконец пришел – хоть какая-то определенность! Ура!!! Теперь будем ждать обещанной страшной зимы-весны…

Теперь про полярность мозга. Вспомним нашего Директора, с истории которого начинался пост. Отметим особо, что он достаточно устойчиво себя чувствует. Однако после недели «кризисных разговоров» уже начинает думать, что с ним «что-то не так». Что произошло? Мозг наш, сталкиваясь с любым новым явлением, сверяет его с уже имеющейся картинкой мира, и либо соглашается с этим новым, либо нет. Представьте, что вы собираетесь купить машину (тем более в прогнозах – снижение цен :)). Конкретная машина, которую вы обсуждаете с продавцом, красного цвета. Тут подходит группа товарищей – лучше, если их будет много. И они начинают увлеченно обсуждать, как изумительны оттенки зеленого. Или говорить, что курица – кивая на машину – исключительно удалась. У вашего мозга есть выбор – либо решить, что машина все-таки красная, либо прислушаться к «другой реальности». Мозгу НУЖНО определиться, «какого цвета машина», чтобы ориентировочный рефлекс успокоился.

Вариантов в этой ситуации, по большому счету, два (вспомним про полярность мозга): «Господи, что за психи?» (и эта мысль является спасительной) или спросить себя: «А не дурак ли я?»

Шансов, что будет задан второй вопрос, тем больше, чем больше факторов неопределенности внутри и вокруг нас. То есть если мы сами не до конца уверены, что «машина красная», информация о том, что «на самом деле она зеленая», может погрузить нас в транс – а это прекрасные условия для «ментального заражения».

И с кризисом – то же самое. Условием для возникновения внутреннего сбоя (как следствия внешнего) может стать лишь признанность кризиса самим собой, подчиненность сознания «кризисному» мифу.

Что можно противопоставить «сеансу массового гипноза»? Как «не признать» кризис, а точнее – сохранить собственную устойчивость и использовать те шансы, которые «занавешены» кризисными угрозами? Прошу понять меня правильно – я здесь не про шапкозакидательство и закрывание глаза на риски. Я не хочу создавать ложного впечатления, что все просто. Просто – поверь, что кризиса нет, и он осыплет тебя золотым дождем… Нет. Хорошая установка не гарантия желаемого будущего, а лишь один из обязательных элементов успеха (победы, счастья, достижения – выберите по желанию).

Я постаралась так тщательно описать реальные условия ситуации, чтобы при анализе «кризисных» инструментов было ясно, как они отвечают именно на эти реальные угрозы, а не на производную от них «денег не будет».

И вот о чем будет в следующих постах:

По большому счету, есть только две возможности компенсации ситуации – благоприятные внешние и благоприятные внутренние условия. На первые будем, как минимум, надеяться (а лучше – делать то, что поменяет их лучшую сторону в близкой или отдаленной перспективе). Но я бы не стала на них уповать – 1) ничего хорошего, сами знаете, не обещают; 2) при плохих внутренних условиях есть шанс хорошие изменения не сразу заметить – тоже сказывается инерция мозга. Так, например, было после августа 1998 г., когда «впавшие в спячку» организации лишь к апрелю 1999 г. задумались о продолжении жизни, отстав на полгода от тех, кто переориентировался в новых условиях уже осенью 98-го.

Так что займемся «хорошей формой» себя.

Вместо послесловия:

Меня тут во вторник несколько человек  пытались убедить, что «сегодня – среда» – сговорились, наверное После второго я пошла смотреть дату на телефоне, а заодно залезла в Интернет ее уточнить не без мысли, что и там может быть ошибка…

Автор — Ковалева Ольга

Что будет с рынком тренингов в кризисе?

Цыгане, медведи и опиум для народа: что будет с рынком тренингов в кризисе?

Июнь 2008 года. Мы с коллегой идем по Москве и обсуждаем, что происходит на рынке тренингов. Клиенты бросились тратить бюджеты, тренера вскручивают цены. В ряде случаев цена предложения доходит до 9000 долларов в день. Я осторожно интересуюсь, за что берутся такие гонорары. На что получаю ответ: да ни за что. Просто у клиентов много свободных денег. И все спешат снять сливки, предчувствуя кризис…

За год до этого. Я участвую в профессиональной конференции тренеров и консультантов в Питере. Девушка-докладчик рассказывает о том, как тренеру важно быть внимательным в своей работе. В качестве примера приводит такой случай: Ее коллега ведет тренинг по ораторскому(!) искусству. И вдруг обнаруживает, что потерял контакт с группой. Группа сидит и никак(!) на него не реагирует. Больше часа искал тренер причину – и случайно обернувшись, обнаружил ее. За спиной у него было окно, в котором показалось солнце, вышедшее из-за крыш. И оно начало слепить людей…

Я, в тихом шоке от услышанного, задаю себе три вопроса. Что это за тренер, который не в состоянии просто спросить у группы, что с ними происходит? Что это за группа, которая не может сказать, что солнце слепит глаза? И что это за тренинг, в котором такое возможно? Задав политкорректный вариант этих вопросов докладчице, я получаю ответ, что, дескать, это обычное явление на их рынке: клиент заплатил денег и не пошевелит ни пальцем. Ты тренер, — ты и работай.

Быстрые деньги

Теперь давайте сложим одно и другое. С одной стороны, минимальный гонорар за день тренинга таков, что достаточно провести 2-4 дня в месяц, чтобы заработать сумму, сравнимую с очень неплохой зарплатой на рынке труда. Поэтому многим кажется, что тренинги – это весьма простой способ много заработать. Да еще и самый безответственный способ: ты свой тренинг отчитал, а что клиенту с этим делать – пусть он и решает. В результате на рынок хлынула масса охотников за легкими деньгами. Не умеешь работать – начни преподавать.

С другой стороны, в последние годы начал расти спрос на такого рода услуги. Компании заработали денег, более-менее наладили работу – и вдруг обнаружили, что еще многого не знают и не умеют. Значит, пора пойти и поучиться. Благо, и бюджеты позволяют, и от желающих поучить отбоя нет.

Качество? Какое качество?

И мы получили рынок, на который с каждым годом все прибывали и прибывали игроки, которые совершенно не разбирались в правилах этой игры – обучении взрослых. Вчерашний менеджер по продажам, посетивший 2-3 тренинга и увидевший, что так «тренировать» он тоже может. Предприниматель, который «академиев не кончал» и ему не до технологий обучения. Чиновник по персоналу, которому потратить бюджет важнее чем добиться результата. Ни кто из них до сих пор не принимал во внимание один маленький факт. Что тренинг – это весьма сложная дисциплина, в которой есть свои, очень строгие, стандарты, и которой обучаются годами. Причем подавляющее большинство даже не знало, что такие стандарты существуют.

Поэтому стихийно складывающийся рынок породил свои собственные стандарты. 2 дня. Толстая раздатка. Подробная программа, которую нужно отчитать. И «профессионально выглядящий» тренер (т.е., в галстуке и с часами). Иногда – несколько приятных упражнений. Разумеется, никакого настоящего обучения в таком формате не происходило. Собрались, потрепались, послушали умные речи, — и все. Хорошо, хоть с интересными людьми познакомились. Уже немало.

Атака клоунов

На рынке тренингов начал надуваться своего рода пузырь. В прибывающей массе непрофессиональных участников постепенно терялись и мастера от тренингов, и те клиенты, которым тренинг был нужен не как шоу, а как инструмент для работы. Непрофессиональные участники не могли не профанировать эту услугу. Что может предложить клиенту тренер, который не умеет добиваться результатов? Только красочное шоу, — «чтобы понравилось и денег заплатили». А что может требовать от тренинга клиент, который пришел сюда отдохнуть и повеселиться? Конечно, шоу. И ни в коем случае не заставляйте нас думать. А кто платит, тот, как известно, и заказывает музыку. И даже имеет право дирижировать из-за столика.

В итоге рынок клиентов на 80% состоял из тех, кто под видом тренинга заказывал себе «цыган с медведями». А 80% рынка тренеров, как вы уже догадались, составляли те самые «цыгане с медведями». Жить захочешь – еще не так раскорячишься.

Правда, все усиленно делали вид, что занимаются серьезным делом. Клиенты врали, что они так учатся. Тренера укрепляли их в этой лжи, прогибаясь под малейшие прихоти и капризы «заказчика». Слово «результат» стало означать лишь то, что с тренинга все ушли в эйфории от увиденного. Самое главное, что необходимо было уметь на таком рынке – это всего лишь создать правильное, «профессиональное» впечатление, чтобы продать свои услуги. Пиджак подороже. Часы поновее (реплики быстро стираются). Красочный список клиентов, которые хотя бы раз посетили ваш тренинг. И пара вовремя сказанных фраз из умной книжки или статьи из журнала, которые ваш потенциальный клиент точно никогда не раскроет. А после зовем цыган, медведей, бьем в бубны и рассказываем истории из жизни транснациональных корпораций, многозначительно намекая, что без вас там не обошлось.

Звездный час неэффективности

Еще до кризиса я как-то наткнулся в Интернете на очередную статью о типах тренингов. Меня в ней поразила одна вещь. По данным автора, «тренинг-попса» (2 дня, 15 тысяч, раскрученное имя, примитивное содержание) являлся самым популярным и дорогим продуктом на рынке. «Тренинг-джаз» (авторский подход, тонкая настройка, совместная творческая работа) был назван не только самым редким, — но и самым недорогим. Дескать, на рынке мало знатоков, способных такое оценить… Бал правило большинство. Со стороны тренеров – 80% неэффективных «поп-звезд». А со стороны заказчиков, — те 80% которым эффективность просто была не нужна.

Практически любой из тех 20% заказчиков, которые выходили на рынок в поисках результатов, наталкивались лишь на «клоунов, цыган и медведей». И уходили назад, полностью разочарованные в тренингах. А представляете, каково было мастерам? Тем 20% тренеров, кто умел проводить настоящие тренинги? В большинстве своем они сталкивались лишь с «барчуками», которых интересовали только «цыгане и медведи», и которые ну никак не могли согласиться с тем, что на тренинге надо работать. Многим из тех 20% пришлось наступить на горло собственной песне и начать продавать то, что покупают. С постоянным прогибом под капризы заказчиков.

После на рынок хлынули деньги. Много денег. И начался рост цен, никак не коррелирующий с ростом профессионализма и качества услуг. Неэффективность наращивала рекламные мощности и становилась дороже. Оставаясь вопиюще, анекдотично неэффективной. А теперь пришел кризис.

Что будет?

В кризисе, как известно, первое, что попадает под нож – это бюджеты на обучение. И действительно, зачем тратить деньги на пустые развлечения для сотрудников? Им работать пора. Но предложений-то на рынке избыток. И тренеров, привыкших к красивой жизни в обмен на сладкие речи, огромное количество. И все хотят одного: денег. Которых на рынке в скором времени вдруг станет очень, очень мало. И только в обмен на результаты.

Поэтому очень скоро пузырь лопнет. И начнется обвал. Сейчас это еще незаметно. Но бюджеты уже урезают, персонал сокращают, директоров по обучению увольняют за откаты… И Заказчики все больше и больше задаются вопросом: за что мы платили такие деньги? Где результаты? Первыми с рынка побегут именно те клиенты, кто заказывал «цыган с медведями». В кризисе не нужны ни те, ни другие. Тут лишь бы выжить. Соответственно, большинству «профессионально выглядящих молодых людей» выпендриваться станет просто не перед кем. Те заказчики, которые останутся на рынке, будут смотреть не на часы и не на костюмы. Им будет нужно не «гуру-шоу» и не «клоунады с элементами активного отдыха». А все те же результаты.

В предложении вначале ожидается кратковременный взлет. Тренера – люди ушлые. И именно они понимают, что в кризисе надо усиливать рекламное присутствие. Уже сейчас на рынке масса предложений типа «что делать в кризисе», «антикризисные тренинги» и проч. В начале кризиса также активируются и всякие сектоподобные структуры и откровенные мошенники: это их последний шанс. Будет казаться, что это невиданный подъем рынка… Но время быстро расставит все по местам. Ибо именно в кризисе единственным критерием качества становятся достигнутые результаты. Если результаты есть – вы остаетесь. И можете увеличивать гонорар. Если результатов нет – увы…

Очень скоро средняя цена тренинга упадет. По рынку будут бегать толпы молодых людей в поношенных костюмах от Версаче и потертых репликах Патек Филлипп, на каждом углу причитая «подаайте кто-нибудь на Ваше развитие…». И все большее и большее их число начнет находить себя в совершенно других областях деятельности.

Мастерам своего дела тоже придется несладко. Но лишь в том случае, если они опять попытаются бегать по накатанной и гоняться за любителями цыган и медведей. Вместо того, чтобы рискнуть – и начать играть по своим правилам и искать правильных клиентов. Начинающим же мастерам придется совсем тяжело. Им надо будет очень быстро вырасти. Иначе никак.

Но самое главное, — именно благодаря кризису те 20% тренеров наконец получат уникальный шанс. Найти своего настоящего клиента. Добиться своих настоящих результатов. И создать совсем, совсем другие правила игры на том рынке тренингов, который останется после кризиса. Давайте теперь рассмотрим, что можете сделать в этой ситуации лично вы, чтобы обратить ее на выгоду себе и своему делу.

Что делать, если вы тренер

  1. Ваше ли это дело? Спросите себя: если бы у вас уже сейчас было достаточно пассивного дохода, чтобы не работать, продолжили бы вы заниматься тем, чем занимаетесь? И ответьте себе. Честно.
  2. Если ответ отрицательный, то вам пора. Кризис будет выбивать вас из «не вашей» профессии с неумолимостью палача. Окиньте взглядом вашу жизнь в поисках подсказок. Скорее всего, вам уже поступали какие-то предложения, или вас особенно привлекали какие-то темы, бизнесы, клиенты и т.п. Спросите совета у коллег и клиентов. И не откладывайте с решением.
  3. Если ответ положительный, то вы попали. Из профессии кризис вас не выбьет. Но за ошибки будет наказывать жестко. И в первую очередь – за то, что вы следуете за рынком, предоставляя кучу безликих услуг, «как у всех». Чтобы удержаться на рынке, вам придется перестать делать как все и начать делать по-своему. А это страшно. И начинать надо было уже вчера…
  4. Если ответ положительный, но не хватает компетенций, не беда. Найдите интересную для вас компанию и предложите ей свои услуги. Вы можете проводить до 15 тренинговых дней в месяц. При минимальном гонораре внешнего тренера это составит такую-то сумму. При вот такой вот вашей зарплате компания получает личного тренера и экономит на нем каждый месяц столько-то денег. А вы получите несколько лет интенсивной практики, по итогам которой или станете настоящим профессионалом в этом деле – или добьетесь успеха в каком-то другом.
  5. Если вы ничего не поняли из описанного выше – срочно устраивайтесь на работу. Любую. Хоть дворником.

Что делать, если вы – тренинговая компания

  1. Перестаньте продавать тренинги. Начните продавать результаты. Кризис – самое время для того, чтобы начать продавать настоящие услуги. А не те «фантики» которые требовал раздутый рынок. Когда же вы продаете результаты, итоговое количество «тренинговых дней» может быть даже больше, а гонорары – выше. Если, конечно, результаты того стоят.
  2. Пересмотрите свои продукты и своих клиентов. Выделите только тех, которые вам нравятся. Только они помогут вам пройти через кризис успешно. Остальные или отпадут, или станут источником проблем.
  3. Опираясь на п.2., найдите (или разработайте) «наиболее ваш» продукт, — для «наиболее ваших» клиентов. Самый уникальный и самый результативный. И сконцентрируйтесь на нем.
  4. Обратите внимание на рынок тренеров. На нем появится много свободных хороших специалистов. А некоторых не грех и переманить.
  5. И самое главное: разберитесь наконец с вашими внутренними проблемами. Сапожники без сапог выживают лишь на растущем рынке. А в кризисе простужаются.

Что делать, если вы – компания-заказчик

  1. Сократите расходы на «бла-бла-шоу». Удалите из бюджета все мероприятия класса «сотрудник едет на семинар» вне зависимости от ранга сотрудника. Все обучение проводите только в корпоративном режиме.
  2. Перестаньте учиться. Начните решать задачи. Собирайте людей не на «семинары-тренинги», а на «рабочие сессии». Не для того чтобы они «учились», а чтобы работали над конкретными задачами. Например, искали способы заработать на кризисе. Настоящая тренинговая работа как раз и предназначена для того, чтобы решать задачи. А настоящий тренер в первую очередь управляет процессом решения таких задач. А учит в перерывах между работой.
  3. Задачи пусть ставят те, кто будет их решать. Удалите из бюджета все учебные мероприятия, которые заказывает директор (менеджер) по персоналу. Все мероприятия должны заказывать только линейные менеджеры, только под свои текущие задачи. Персональщик может лишь помогать им в формулировании потребностей и составлении заявок.
  4. Введите персональную ответственность за работу на сессии и достигнутые результаты. Руководитель подразделения, который заказывает такую сессию для своих сотрудников, лично участвует в ней и лично отвечает перед вами за ее результаты. Эти результаты он согласовывает с вами в заявке, формулируя их в виде задач, которые должны быть решены на сессии.
  5. И самое главное – перестаньте покупать «тренинговые дни». Начните покупать результаты. Перестаньте требовать от тренеров «программы», «раздатки» и прочую требуху. Говорите только об одном – о задачах, которые вы перед собой ставите, и о том, как их решить. И совместно планируйте шаги по их решению. Пусть это потребует больше времени и усилий. Но на выходе у вас будет не «отчитанный семинар», а решенная задача. Которую можно измерить в деньгах. И понять, что бюджеты на обучение-развитие вы тратите не зря. Пусть ваши бюджеты станут меньше. Зато их эффективность увеличится в разы.

Автор — Александр Сорокоумов

Не верь. Не бойся. Не проси

Не верь. Не бойся. Не проси
Или как сделать кризис вашим союзником

Раз уж кризис наступает, и наступает неумолимо, по всему миру, надеяться что нас он обойдет, по меньшей мере, глупо. Но паниковать, сушить сухари и рассказывать анекдоты про то как «скоро всем полный…» — еще более бессмысленно. Единственное, что имеет смысл в кризисе – это действовать. Мы практически не можем повлиять на кризис. Но зато мы можем им воспользоваться.

Да здравствует кризис!

Кризис – это когда старая модель экономики себя исчерпала. И требуется избавиться от накопленных ошибок, чтобы перейти на новый этап развития. Да, здесь развитие идет через слом старой системы, и многие от этого пострадают. Но многие от этого и выиграют. Окажемся ли мы среди выигравших или среди проигравших — во многом зависит от наших решений и наших поступков.

Вспомним кризис 98 года. Многие успешные ныне компании стали успешными именно благодаря ему. Быстро сориентировались, переключились с импорта на экспорт, предугадали что с рынка уйдут западные игроки и нашли способ занять освободившееся место, и т.п. – и выиграли. Остальные не смогли это сделать тогда. Кто-то был молод. Кто-то впал в ступор. Кто-то просто был в длительной командировке. Но потом у нас было десять лет на осмысление опыта. И сейчас жизнь дает второй шанс.

И какой! В последние годы мыльные пузыри пухли практически на каждом рынке. У нас самые дорогие продукты. Самое дорогое жилье. Цены на услуги выросли в разы, и не спрашивайте о качестве. Уровень компетентности специалистов на порядки ниже их зарплат и гонораров. А образование обходится ой как недешево при полном отсутствии какого-либо образования. Неэффективность продолжала оставаться неэффективной и при этом росла в цене. Никто ничего не хотел менять. А сейчас – придется.

Кризис – лучшее время для того, чтобы наконец измениться.

Кризис не в туалетах. Кризис в головах

Когда мы говорим «экономический кризис», для многих это означает нечто туманное, и единственный смысл, который мы в нем видим – это что деньги закончатся и их не будет. А деньги-то никуда не делись. Они просто встали. Было взято слишком много долгов, которые не смогли погасить. И инвесторы начали свои деньги забирать и придерживать.

Инвесторы потеряли доверие к ценным бумагам, за которыми стояли неэффективные финансисты и менеджеры. Паника на рынке обвалила все ценные бумаги. Люди постепенно теряют доверие к бумажным деньгам тех стран, в которых очевидно плохой менеджмент. Компании теряют доверие к работникам, подрядчикам, консультантам. Вкладчики – к банкам. Банки – к заемщикам. И т.п. Поэтому кризис — в первую очередь, это кризис в головах. Это кризис доверия, который обваливает рынки, останавливает сделки, разрушает взаимосвязи. И требует сменить экономику.

Что из этого следует? Если вы профи, который занимается своим делом, если ваша компания эффективна и приносит прибыль, то сейчас для вас все шансы. Станьте тем, кто заслуживает доверия. Показывайте результаты. И те придержанные деньги начнут постепенно течь к вам, вкладываться в вас. Для вас откроются те двери, в которые раньше вы и постучать не могли. А сейчас связи расшатаны – и в стеклянных потолках появились отверстия.

Вот пример: Мы беседуем с руководством небольшого, но бурно растущего холдинга. Особых проблем у них нет, несмотря на кризис. Только вот работы много: до наступления холодов надо построить первые этажи всех коттеджей в целом поселке. А людей не хватает. В этот момент вбегает менеджер этого проекта:
— Хорошая новость. Строительство (он называет крупный проект фирмы-конкурента) останавливается. Мы можем взять две бригады к себе уже через неделю…

Как вы думаете, кому инвесторы и банки будут охотнее доверять свои деньги через несколько месяцев: тому, кто стройку остановил, или тому, кто ее ускорил, да еще и во время кризиса?

Ищите и объединяйтесь с теми, кому можно доверять. Заключайте сделки с ними. И на руинах старых неэффективных связей, вы постепенно сможете построить новую, эффективно работающую, деловую среду.

Возможности под ногами

Беда кризиса в том, что наше внимание застревает на угрозах. А те возможности, которые за ними прячутся, мы не замечаем. Давайте в качестве примера возьмем несколько проблем, которые сейчас на слуху, и навскидку набросаем, какие возможности они открывают.

Покупательская способность падает и рынки сужаются? Значит, кто-то из игроков не удержится и вынужден будет уйти с рынка. Кто это может быть? Как и когда он будет уходить? И как ваша компания может занять его долю? Или купить его компанию? Кроме того, если ваши клиенты не могут не покупать вашу продукцию, а денег у них нет – это дает вам возможность в обмен на поставку вашего товара получить долю их собственности. Главное – правильно договориться. Сейчас самое время для слияний и поглощений.

Падают продажи автомобилей, потому что у населения проблемы с работой, и они не могут взять кредит. Но проблемы с работой есть и у тех, кто его уже взял на покупку автомобиля. И скорее всего, у этих людей есть и кредиты на квартиру… А это означает, что скоро народ захочет от автомобилей избавиться, чтобы оплатить кредит на квартиру. Почему бы не помочь людям и не найти способ продать этот автомобиль, урегулировав вопросы с банком, у которого он в залоге? А если у вас есть лишние наличные деньги – Вы скоро сможете купить авто за очень приятную цену.

Компании останавливают производство и увольняют сотрудников? Значит, на рынке появится много квалифицированной и резко подешевевшей рабочей силы. А у вас – возможность выбирать. И под шумок сманивать у ваших конкурентов лучших специалистов, напуганных слухами о сокращениях.

Расчищая заодно рынок. У работников тоже появляется возможность, — искать те компании, которые в кризисе людей набирают. И предлагать им свои услуги. Вот там-то у вас будет масса перспектив для служебного роста.

Вы сотрудник высокой квалификации, но уже потеряли работу? Значит, здесь вам терять уже нечего. Пробейтесь к директору (а лучше – к владельцу) с серьезным проектным предложением. Поскольку вы знаете компанию изнутри, вы сможете быть более эффективным, чем другие консультанты. И на первых порах много денег не возьмете…

В общем, относитесь к кризису с благодарностью. И он сам подскажет вам, что делать.

Чего не делать?

Что делать не надо, кризис тоже вам подскажет. Только эти подсказки будут весьма болезненными. Поэтому этот вопрос лучше провентилировать заранее. Да и основные ответы на него давно известны для нас, выходцев из советского союза: Не верь. Не бойся. Не проси.

Не верьте высказываниям политиков и «экспертов» с экранов телевизоров. Когда кто-то что-то предсказывает для большой аудитории, это делается всегда с целью направить массы в ту или иную сторону. Будьте спокойны, заработают на этом отнюдь не массы. Не верьте тем, кто знает, что будет дальше. И не верьте тем, кто знает, что именно надо делать. Знаешь? – Сделай сначала для себя.

Не бойтесь предстоящих потерь. Да, они возможны. Да, это неприятно. Но грозит ли вам настоящая голодная смерть? Вряд ли. Поэтому пусть ваши потери будут вашей платой за новые возможности. И ни в коем случае не бойтесь вкладываться в поиск этих новых возможностей. Первая реакция на кризис – это ужаться, сократить расходы на все, что не относится к собственно выживанию, замереть, впасть в спячку и переждать. Но так вас никто не заметит. И вы будете лишь выживать. А зарабатывать будут другие.

Не просите готовых рецептов. Первая волна кризиса поднимает ворох шарлатанов. Те консультанты, эксперты и прочая советующая братия, которая раньше жила лишь за счет умения производить хорошее впечатление на клиента, понимают, что сейчас – их последний шанс. И буквально заваливают рынок массой предложений. Но не спешите покупать готовые ответы. Ведь если этот совет эффективен – зачем они его продают? Почему не держат втайне и не пользуются сами?

Самое главное – никогда не просите вас спасти. Именно на такую просьбу слетаются стервятники в надежде поживиться. Помните, что позиция человека нуждающегося, просящего помощи и советов, — это пассивная, детская позиция. А кризис требует быть взрослым. Только когда вы возьмете на себя ответственность и сами начнете искать пути выхода из кризиса, вы сможете распознать адекватных специалистов и воспользоваться их помощью.

Тактика боя

Полковник американской авиации Джимми Бойд разработал алгоритм поведения для летчика в условиях воздушного боя. Он назвал эту модель «петля НОРД» — Наблюдай, Ориентируйся, Решай, Действуй. Имея перед собой стратегическую задачу, летчик должен быть постоянно начеку и оперативно реагировать на меняющуюся обстановку. А это поможет сделать алгоритм «петли НОРД».
Поскольку ситуация кризиса очень напоминает нам ситуацию воздушного боя, мы можем воспользоваться этим алгоритмом и для того, чтобы успешно пройти через кризис.

Наблюдай. Как только возникает паника, спешка, чувство, что вот-вот вы куда-то не успеете, но при этом не знаете куда, — это признаки того, что функция наблюдения плохо работает. Самое время ее включить. Скомандуйте себе: «Стоп. Осмотреться.».

Ориентируйся. Постоянно задавайте себе вопрос: «что сейчас происходит на самом деле?». Оставьте мнения и трактовки их владельцам. Обращайте внимание только на факты. Описывайте те переменные, которые сейчас влияют на ситуацию, и в какую сторону эта ситуация движется. Определяйте свое собственное место в текущей ситуации: где вы находитесь, какими ресурсами обладаете, какие открыты возможности, какие нависли угрозы.

Решай. Как только ситуация проясняется, решение становится очевидным. Спрашивайте себя: Что я могу сделать прямо сейчас, находясь там, где я нахожусь? И самое главное, что мне необходимо перестать делать прямо сейчас? Даже если ситуация не прояснилась полностью, есть правило, что любое решение лучше чем никакого. По крайней мере, вы сможете перейти к следующему шагу.
Действуй. Увидев возможность, лазейку, просвет в плотном потоке, перестраивайтесь мгновенно, так же как вы это делаете в пробках. И уже в момент начала действия снова переходите к первому шагу – Наблюдению. Если решение было неверным, вы это увидите, не дожидаясь конца маневра, и сориентировавшись, сможете подкорректировать его. И даже с недостаточно эффективным решением вы все равно продвинетесь на несколько корпусов вперед. Но нельзя «залипать» на каких-то решениях. Многие из них доводить до конца и не нужно. Такова специфика боя.

И нужно обязательно помнить про главное: без ясной стратегической цели любая тактика бесполезна. У вас обязательно должна быть и цель (на 5-10 лет вперед), и стратегическая задача – куда именно вы хотите продвинуться с помощью этого кризиса. Лишь тогда этот «воздушный бой» будет для вас успешным.

Теперь давайте перейдем к конкретным действиям. Спросите себя: «Что именно я могу сделать прямо сейчас? Какие конкретно шаги предпринять? Куда направить силы?» И попробуем рассмотреть варианты ваших ближайших действий. Причем рассматривать их мы будем с двух точек зрения: с точки зрения бизнеса, и с точки зрения человека.

С позиции бизнеса:

1.    Возьмите паузу и осмотритесь. Соберите экспертную группу из сотрудников вашей компании и вместе опишите, что сейчас происходит в вашей сфере деятельности и во всем, что с ней связано. Создайте «карту кризиса»: нанесите на нее те области, которые вы смогли описать детально, и те «белые пятна», которые остаются непроясненными. Постоянно дополняйте ее и раскрашивайте «белые пятна».

2.    Спроектируйте несколько основных сценариев развития кризиса. Сначала на макроуровне, затем – на уровне вашей отрасли, вашего рынка. Возьмите ключевых игроков – государство, конкурентов, потребителей, субституторов, финансовые институты и т.п., определите их наиболее вероятные ходы – и простройте несколько линий развития событий. Что каждая линия означает для вас? Как вы определите, что начинается тот или иной сценарий? Как вы можете повлиять на него? Он на вас.

3.    Вернитесь к вашим стратегическим целям. Ясно проговорите, чего именно ваша компания должна добиться в ближайшие 5-10 лет и убедитесь, что эту цель знает большинство ваших людей. После этого посмотрите на кризис и задайте всем вопрос: Как именно этот кризис поможет нам максимально приблизиться к нашим целям? Устройте мозговой штурм, конкурс проектов, специальную выездную рабочую сессию и т.п., — на эту тему.

4.    Если вы уже начали работу, но возникли проблемы с тем, как ее лучше организовать и сделать ее эффективной, — вот сейчас вы можете пригласить профессионального модератора. Чтобы он организовал процесс и провел вас через него с минимальными затратами времени и усилий. И при необходимости вернитесь к пунктам 1-3 и пересмотрите уже сделанное.

5.    Теперь на основании наработанных ответов по пунктам 1-3 разработайте простую, ясную и яркую стратегическую задачу на период кризиса. Сделайте ее достоянием всей компании. Позвольте ей объединить и воодушевить ваших людей.

6.    Отталкиваясь от стратегической задачи и перечня возможных сценариев, составьте краткий план действий для каждого из вероятных сценариев. Если будет так, то мы поступаем так-то. Если случится это, то мы будем делать так и вот так. Тщательно простройте схему запуска того или иного плана в действие.

7.    Теперь задайте себе ключевой вопрос: Что именно необходимо изменить в нашей компании, чтобы она смогла воспользоваться кризисом, решить поставленную стратегическую задачу и извлечь выгоду из любого сценария развития событий. Даже из того, который мы не смогли предугадать? И – начните изменения. Вот сейчас – самое время.

С позиции человека:

1.    Возьмите паузу и осмотритесь. Для начала выпишите на лист бумаги все ваши страхи: чего вы боитесь в предстоящем кризисе? Что вам угрожает? При мысли о чем вам становится плохо? Запишите все наихудшие варианты событий с самыми ужасными для вас последствиями. Составьте из них несколько сценариев, по которым они могут развиваться. Делайте это до тех пор, пока не исчерпаете все варианты ужасных событий.

2.    Составьте для себя «план выживания». Для каждого из таких событий определите признаки, по которым можно понять, что оно наступит – и перечень действий, которые вы должны будете в этом случае осуществить. Также определите общий список профилактических мер, которые надо предпринять уже сегодня. Делайте это до тех пор, пока страхи не отступят на второй план и у вас не появится уверенность, что голодная смерть вам не грозит, и можно немного отдышаться.

3.    Теперь обратите внимание на возникающие возможности. Поищите их, прежде всего, под теми самыми угрозами. Вас могут уволить? Но компания никогда не уволит единомышленника, приносящего очевидную пользу. Может, вы работаете не там? Не с теми людьми? Или занимаетесь не своим делом? В стабильной экономике можно зарыть таланты в землю и продаться в корпоративное рабство в обмен на регулярную пайку. В кризисе только ваши таланты вынесут вас наверх. Вот и откапывайте.

4.    Спросите себя, чему именно кризис может вас научить. Или уже учит, прямо сейчас. Это лучшее время для того, чтобы прекратить делать что-то старое, ненужное, неправильное. Если вы будете за него цепляться, тем больнее кризис ударит. Составьте список, что вам необходимо будет перестать делать, от чего отказаться, и какие ресурсы высвободить.

5.    Разберитесь с вашими стратегическими целями и ответьте на вопрос, как кризис может вам помочь к ним продвинуться. Поставьте себе задачу-минимум и задачу-максимум на будущий год.

6.    Разработайте простой, в несколько шагов, план: что вам нужно делать изо дня в день, из месяца в месяц, чтобы и удержаться на плаву, и использовать открывающиеся возможности. Особенно отметьте то, что вам следует делать нового. Как и куда направлять высвобожденные ресурсы (свои время, деньги, время и силы уволенных супругов, неиспользуемые таланты ваши, ваших супругов и т.п.)

7.    И чтобы это все не осталось на бумаге и в мыслях, спланируйте и осуществите какие-то необратимые шаги в этом направлении.

А самое главное, помните: кризис размыкает слабые и неэффективные связи. В кризисе перестают цениться слова, презентации и «понты», —  и начинают цениться лишь дела и результаты. Поэтому где бы вы ни были и кем бы вы ни были, — предлагайте свою помощь. И – добивайтесь результатов. Кризис – это лучшее время для того, чтобы избавиться от мусора в вашем окружении и установить настоящие, глубокие, крепкие связи. Которые станут основой вашего будущего процветания и гармоничной жизни. На всех фронтах.

Автор — Александр Сорокоумов

Мировой финансовый кризис в контексте HR

Мировой финансовый кризис в контексте HR: последнее слово за методами экспресс-оценки. Графология

— Хотите оптимизировать персонал в условиях кризиса?
— Графологическая экспресс-оценка персонала: оперативность, экономия, эффективность

Не секрет, что экономика – не является точной наукой, поскольку корни многих экономических явлений – в человеческом факторе, субъективной готовности людей и организаций вкладывать деньги в «товары» и услуги, которые они считают целесообразным получить в данный момент времени. Тема этой статьи – влияние глобального финансово-экономического кризиса на понятие целесообразности в сфере HR.

Специалисты, занимающиеся кадровым отбором и оценкой в разных странах, сегодня могут наблюдать следующую картину: многие КА сокращаются, а то и закрываются, прекращают существование даже некоторые крупные Центры Оценки!

Причина этого не только в естественном сокращении спроса на работников – ведь известно, что многие западные фирмы, не испытывая непосредственного недостатка в деньгах, используют ситуацию на рынке труда, чтобы оптимизировать свою рабочую силу – заменить посредственных работников на более квалифицированных «за те же деньги», т.е. фактически — по более низкой цене.

Дополнительная причина «спада» в HR состоит в том, что в условиях экономического кризиса работодатели пересмотрели целесообразность оценки сотрудников посредством существующих систем, считавшихся модными еще полгода назад.

В последние годы перед кризисом многие компании приобретали дорогостоящие автоматизированные или полуавтоматизированные системы оценки персонала  не только из-за осознанного предпочтения как наиболее эффективных, но и просто «для галочки», потому, что так делают другие, или потому, что дорогая услуга часто служила просто еще одной составляющей имиджа предприятия.

Сегодняшние экономические обстоятельства заставляют пересмотреть ценности и понять, что забота о персонале и человеческом факторе определяется не потраченной на него суммой, а выбором наиболее эффективных технологий для работы с ним.

Стало как никогда актуальным, не отказываясь от оценки персонала, проводить ее экономнее и компактнее. Тем более, неприемлемо отрывать уже работающего сотрудника на сутки-двое из рабочего процесса.
Одновременно остро встал сегодня вопрос отбора только самого лучшего персонала: возникла необходимость в иных, новых решениях.

Очевидно, что и стратегически необходимо продолжать уделять внимание проблеме человеческих ресурсов: только люди могут привести к успеху, да и крах фирмы – тоже часто дело плохо подобранных менеджеров, сотрудников или неэффективного взаимодействия в команде.

Сейчас, в условиях кризиса, создалась ситуация, когда много по-настоящему хороших специалистов находятся без работы. Многие компании намереваются использовать это и пересмотреть свой кадровый потенциал, включая управленцев высшего звена и топ- менеджеров, чтобы заменить их на более успешных. Это для них отличный шанс повысить качество своего персонала, но как не ошибиться и сделать самый правильный выбор?

Благодаря ситуации кризиса стали видны истинные приоритеты, эффективность и экономическая целесообразность тех или иных подходов и систем в оценке кадров. На первый план вышла экспресс-оценка: именно она оказалась для работодателей наиболее целесообразной и удобной во всех отношениях, поскольку удовлетворяет перечисленным выше требованиям нового времени: сохраняя эффективность и информативность, она значительно менее затратна, более оперативна и удобна.

Одним из таких экспресс-методов оценки является графологический анализ почерка соискателя. Более того: он очень подробен (включает оценку по всем компетенциям) с одной стороны, и максимально оперативен и экономичен, с другой. Таким образом, универсальность подхода позволяет как существенно сократить процедуру оценки, так и получить максимально точный, комплексный и информативный анализ личности.

Профессиональный специалист в области графологического анализа почерка может легко и точно указать на все сильные и слабые стороны соискателя, определить его возможности, перспективность для конкретной должности, чтобы работодатель смог принять наиболее взвешенное решение. Практика показывает, что такая психодиагностика позволяет сориентироваться относительно соискателя не хуже, а часто намного точнее и достовернее, чем привычные всем, но громоздкие и дорогие батареи тестов и стандартные системы оценки, требующие длительного тестирования и обработки данных, не говоря об изъятии работающего сотрудника из рабочего процесса.

Наш опыт в работе со всем известными системами оценки,  батареями тестов и опросников, при тщательной проверке позволил выявить недостатки этих подходов, которые в результате довольно часто приводят к неточному, а порой и противоречивому профилю кандидата. На практике подобная дилемма решается, к сожалению, зачастую ненаучно – либо интуитивно, либо субъективным предположением по поводу того, что верно, а что является ошибкой системы.

В случае, когда рядом не оказывается психолога – специалиста по кадровой оценке, шансы разрешить «загадку» соискателя оказываются совсем минимальными, и тогда решение – определить ли его как интеллектуально развитого или принять противоположные данные – становится, по сути, гаданием. Эта ситуация на сегодняшний день уже стала характерной проблемой. Самым существенным недостатком данного подхода является вопрос валидности результатов, не говоря о том, что эти системы оценки дороги, а также временно отвлекают человека от рабочего процесса, косвенно становясь еще дороже для заказчика.

Несомненно, разработаны и достаточно хорошие системы оценки, но в силу своих особенностей их слабой стороной является оторванность «алгоритма» от реальных и, порой сложных, противоречивых личностей. 

Экспресс-оценка

Прежде всего, одно из основных преимуществ графологической психодиагностики заключается в том, что, по сути, он является экспресс-оценкой: подробен, концентрирован (включает оценку по всем компетенциям), оперативен. Метод максимально сокращает процедуру оценки (проводится только экспертиза написанного), при этом позволяя точный, комплексный и информативный анализ личности.

Оптимальность метода – в его самодостаточности и автономности.
Очевидно, что любое сочетание методик и тестирований всегда приветствуется. Говоря же о самодостаточности метода анализа почерка, речь идет о том, что с помощью данного метода оценки можно получить информацию в полном объеме, не прибегая к каким-либо дополнительным тестам или методикам, без которых в заключении по анализу почерка нельзя было бы обойтись.
Компетенции могут быть выстроены самым подробным образом (те же, что и в распространенных дорогостоящих системах оценки). Это делает метод актуальным и приемлемым  как для малых, так и для крупных фирм. Более того, именно универсальность позволяет графологическому анализу оставаться востребованным: удобно сотрудничать с независимыми экспертами-графологами на договорной основе, либо  обучить своего собственного сотрудника основам графоанализа.

Особенно стоит отметить одно из важных преимуществ метода — минимальный контакт с оцениваемым. Это позволяет более объективно составлять представление о нем, не поддаваться первоначальному впечатлению, чем грешат даже опытные специалисты – интервьюеры, а также сравнению с другими кандидатами; позволяет исключить подсознательную оценку типа «понравился – не понравился».

В практике нередки случаи, когда результаты психографологического анализа могут не совпадать с результатами, полученными другими методами, что ставит оценщиков в тупик. Это происходит, например, тогда, когда личностный потенциал кандидата достаточно высок, у него имеются хорошие способности и задатки для успешной самореализации, — однако, при этом у него нет достаточной мотивации и владения необходимым уровнем самоконтроля и саморегуляции, не хватает ответственности или заинтересованности происходящим. Это разные вещи, поскольку не сам по себе потенциал, а именно в сочетании с данными качествами – дают те данные, которые позволяют человеку достигать успеха, реализовывать задуманные идеи, достигать поставленные цели.
Изучение почерка позволяет отсеивать таких «с виду успешных кандидатов», определяя их истинное отношение к выполняемой деятельности в частности, и к жизни в целом. Даёт реальную возможность прогнозировать перспективы их роста или «потолка» в конкретной сфере.

Head-Hunting

В заключение следует остановиться еще на одном достоинстве метода. Он позволяет изучать основополагающие для нацеленных на успех работодателей, предприятий или фирм, критерии. Такие, например, как степень обучаемости (способности, терпение, ум, быстрота восприятия информации, внимание) или благонадежность (ответственность, правдивость, честность, порядочность, надежность) человека.

Многие руководители желают заранее знать, каких сотрудников им стоит развивать, из каких сотрудников формировать кадровый резерв компании. Степень обучаемости и благонадежности определяется ими как ведущие компетенции в направлении развития своего персонала.
Кроме того, по большому счету, эти характеристики и способности – часть ядра личности человека, они постоянны, неизменны и не зависят от опыта, стажа в том или ином месте, базового образования или рекомендаций.

Таким образом, в то время, когда идет ожесточенная «охота» за «золотыми головами», которые, как правило, не только очень дороги и редки, но и давно разобраны, графологический анализ даёт явное преимущество, поскольку позволяет «вычислить» такую «золотую голову» среди молодых перспективных кандидатов без опыта.

Автор —Инесса Гольдберг

Кризис, что делать?

Кризис, что делать?

«Получу ли я завтра зарплату? Не уволят ли меня? Не уволят ли мужа/жену? Вырастут ли завтра цены? Сгорят ли сбережения?»

Ситуация в которой человек теряет возможность прогнозировать свое будущее порождает сильное и неприятное переживание – тревогу. Это чувство, на мой взгляд, сейчас больше всего мешает людям жить, лишает их повседневных простых удовольствий и радостей, которых, кстати, у них никто не отбирал.

Тревога становится «ширмой», за которой уже не видны другие чувства. Из-за тревоги люди перестают опираться на те ресурсы, которые у них есть.

Для того, чтобы выжить в кризис стоит разобраться с тем, что можно делать, чтобы меньше тревожиться и какие механизмы заложены внутри этого нелегкого переживания.

Первое – конкретизируйте. Сядьте за кухонный стол, налейте себе чаю, позовите домашних (взрослых) и проведите семейный круглый стол в стиле «что будет если…».

Проанализируйте, что конкретно произойдет в случае тех или иных неприятных событий. Постарайтесь, быть максимально точными в своем анализе и расчетах. Избегайте сами и попросите близких избегать формулировок типа – «мы станем бедными», «нечего будет есть», «мы все потеряем».

Тревога существует только до тех пор, пока не обнаружен конкретный источник опасности. Тревога это такой модифицированный страх, но только страх, при котором мы сами не знаем чего именно боимся. И именно поэтому, тревога – неконструктивна. Намного лучше опасаться чего-то конкретного, чем тревожиться всей душой, «целиком».

Второе – не экономьте на нервах. Если вы вынуждены сократить свой бюджет –задумайтесь от чего вы можете отказаться с минимальными эмоциональными потерями.

Приведу пример. Сейчас я слышу от многих людей фразы типа «сейчас не до удовольствий», «это каприз, прихоть и мы не будем это больше покупать» или даже «новый год праздновать не будем»

Конечно, когда дело идет о новом красивом автомобиле или последней модели суперкомпьютера с таким высказыванием можно согласиться, но дело в том, что очень часто речь идет об очень дешевых вещах! Да, возможно эта вещь и является прихотью и баловством лично вашим или кого-то из ваших близких, но если вы не хотите сеять панику в своей семье и в собственной душе – позвольте это себе и близким.

Ограничивая себя в простых привычных удовольствиях, Вы увеличиваете уровень своей неудовлетворенности, а следом за этим возрастает тревога.

Третье – обращайтесь за помощью. Я очень часто сталкиваюсь в разговоре с клиентами, с глубоким внутренним убеждением, что человек должен со всеми сложностями справляться самостоятельно. Почему? Что плохого в том, чтобы обратиться за помощью?

Тревога резко уваливается в том случае, когда человек надеется только на себя, то есть сам добровольно ограничивает область возможных ресурсов необходимых для решения проблемы. Все за тем же семейным «круглым столом» подумайте о том, кто и чем мог бы вам помочь, кому могли бы помочь вы. Чем больше таких возможностей вы обнаружите, тем меньше будете тревожиться, а значит, станете более устойчивыми в новых экономических условиях.

Автор — Фёдор Коноров