Я боюсь Фредди Крюгера!

Я боюсь Фредди Крюгера!

Фредди Крюгер

Моему племяннику Вовке было 5 лет, когда он случайно увидел фильм про Фредди Крюгера. Мальчишка он живой, энергичный, экспериментатор и фантазер. Чудовище из фильма впечатлило Вовку и сильно напугало. Фредди стал сниться ему во сне – как он вылезает из могилы; монстр завладел его воображением и чудился в самых неподходящих местах. Ребенка стало невозможно оставить одного в комнате даже на пять минут. Сестра рассказала мне об этом – «Может, поработаешь с ним?».

Я, конечно, не работаю с близкими, но эта ситуация могла разрешиться просто через игру, поэтому я решила попробовать.

Традиционный способ избавиться от страха, известный всем родителям, — воплотить его и уничтожить — порвать или даже сжечь. Я позволю себе выразить несогласие с этим способом. Для меня это магический способ обращения со своими переживаниями – если что-то уничтожено, значит, этого не существует. К сожалению, в переживаниях действует другой закон – избегая чего-то, мы усиливаем страдание. Избегая встречи со страхом, просто отбрасывая, мы его увеличиваем.

Поэтому я пошла другим путем. Я предложила племяннику нарисовать чудовище Фредди. Он не сразу согласился, потому что ему было очень страшно. Когда монстр появился на бумаге, я стала расспрашивать о нем Вовку. Какой Фредди Крюгер и чем он опасен для Вовки, и главное – как он его пугает, что он конкретно делает такого, что ему становится страшно.

Я руководствовалась при этом следующими соображениями. В страхе, как в сундуке с замком, спрятаны сокровища – энергетические ресурсы организма. Страх сопровождается выбросом адреналина, который дает силы на то, чтобы убегать или бороться. Это и есть та сила, которая делает страх полезным и оправданным природой. Есть опасность – нужно спасаться.

Но опасности бывают разные. Они бывают осознанными и адекватными, когда объект страха – то, чего нужно бояться, распознан. А бывают неосознанными и странными. Когда девочка боится ведьму, страх может быть адресован маме. Когда-то мама напугала девочку – возможно громкими звуками или резкими действиями, и в памяти девочки остались именно эти конкретные действия. Но маму бояться не всегда «удобно» для психики маленького ребенка. Поэтому эти же действия неосознанно приписываются подходящему объекту в мире – или сказочному герою, или животному, насекомому, природному явлению, чему угодно. Ребенок начинает бояться чего-то странного, того, что часто не представляет никакой опасности. Как правило, этот объект наделен завидной силой и энергией. Тогда, чтобы понять, что именно является угрожающим для ребенка, нужно узнать, какие опасные действия совершает пугающее существо.

Теперь вернемся к племяннику. Я узнала от Вовки, что Фредди может внезапно вылезти из могилы, схватить его и утащить. Я подробно расспросила Вовку, что с ним будет происходить, когда Фредди нападет на него, как ему будет страшно, как он почувствует этот страх, и попросила показать, как он будет бояться. Вовка затрясся и задрожал, заклацал зубами, правда, немного смущаясь при этом. Таким образом, мы активизировали полюс, связанный со страхом, или полюс жертвы.

Дальше, внимание!, мы сделали следующий шаг – я предложила Вовке стать Фредди Крюгером. «Теперь представь, что ты стал этим чудовищем. Покажи, как ты вылезаешь из могилы, как ты хватаешь Вовку, как ты тащишь его за собой, как ты внезапно появляешься и пугаешь его». Вовка посмотрел на меня с несомненным интересом. Я, его, наверное, никогда так не удивляла. Тем не менее, он поиграл во Фредди Крюгера. Несмотря на то, что после этой игры небольшой страх у Вовки все равно остался, через некоторое время Фредди был забыт, и больше не беспокоил ребенка.

Здесь действует следующий механизм. Кто-то пугает ребенка определенным способом – отец подбрасывает младенца вверх так, что ребенок неожиданно теряет контроль. Если это происходит часто, ребенок может усвоить такой же способ пугания других людей – сделать что-то неожиданное. Потом ребенок ребенок по разным причинам выносит или проецирует свою «пугающую» часть во внешний объект. Этот ужасный объект – паук, ведьма, Фредди Крюгер является спроецированной частью самого ребенка, которая не осознается. Маленький человек как бы разделяется на две части – на боящегося, слабого, дрожащего, живущего внутри, с которым соотносит себя ребенок, и на нападающего, сильного, энергичного, который живет во внешнем мире, в том самом пугающем объекте, которого он боится. Задачка психотерапевта – вновь воссоединить эти части.

Когда я предложила Вовке стать Фредди Крюгером, я активизировала в нем полюс нападающего. В психотерапии это называется – присвоение проекции страха. Через это действие мы возвращаем во внутренний мир личности ту часть, живущую во внешнем мире. Поскольку в пугающем объекте спрятано много энергии и силы, присвоив ее себе, вернув обратно, человек может изнутри прочувствовать, что он может справиться с ситуацией, может защищаться. Личность вновь становится целостной. И тогда страх проходит.

Здесь важно добиться телесной экспрессии и наиболее полного вживания в роль. Пусть ребенок как можно экспрессивнее сыграет роль страшного объекта. Пусть он станет чудовищем из своих снов или фантазий, изображая его – двигаясь, как он, рыча, кряхтя, нападая, ползая, показывая зубы, размахивая руками. Чем полнее ребенку удастся идентифицироваться с энергией вынесенного вовне страха, тем полнее он вернет себе обратно часть своей личности, способную к борьбе или бегству, способную справиться с опасностью.

Ту же методику можно применять и при работе со страхами у взрослых людей.

В заключение хочется добавить, что аллюзии на эту тему содержатся, например, в преданиях об оборотнях. Эти предания, повествующие о людях, превращающихся в агрессивных хищников, намекают на то, что в человеке живет неведомая и непризнанная сила. Профессиональные психотерапевты занимаются тем, что знакомят человека с этой силой, помогают принять и признать ее право на существование, учат договариваться со своей оборотной стороной, использовать ее ресурсы в ситуациях, когда нужно отстаивать себя, защищать и менять ситуацию в свою пользу.

Автор — Юлия Дунаева