Здесь и сейчас: что мы получим, если будем жить чувствами?

Здесь и сейчас: что мы получим, если будем жить чувствами?

О том, что такое находиться в здесь и сейчас, мы говорили в первой части статьи. А сейчас уделим внимание вопросу, что конкретно нам дает это состояние, и почему.

Что дает нам состояние «Здесь и сейчас»

Во-первых

Вы получите эффективность реакции и действий. Мы уже говорили о том, что предсказать всё и на 100% невозможно. Как тогда реагировать на то, что не было частью плана, что пошло не так, как вы ожидали? Если вы по-прежнему в собственном уме, представлениях, фантазиях – любое отклонение от плана будет ввергать вас в ступор и вообще тормозить всякое действие.

«Я теряюсь, когда что-то идет «не так», у меня пропадает дар речи, я не знаю, что делать, и часто вообще стою молча, силясь собраться с мыслями, и понимая, что выгляжу с каждой секундной все глупее….»

Если же вы находитесь в здесь и сейчас, вы легко чувствуете, чего вам хочется на данный момент. И легко можете выразить свои чувства по поводу происходящего, поступить сообразно своим естественным реакциям. И, соответственно, если вы в контакте с собой, никакого ступора и помрачения рассудка не будет.

Многие боятся, что их реакция будет «неадекватной» или «неправильной». На сессиях, слыша такое, я всегда спрашиваю – неправильной для чего?

Каким таким эталонам правильного поведения вы следуете? Уверены ли вы, что эти эталоны подходят для этого конкретного случая? Почему эталоны вы ставите выше своих чувств и своих целей? Кто и когда сказал вам, что жить чувствами – неадекватно?

Естественно, мы вынуждены соблюдать социальные рамки, но они довольно просты в целом. Почитайте кодекс административных правонарушений – он предполагает не так уж много ограничений. Все остальное – ваши собственные домыслы о том, сочтет ли вас данная конкретная группа людей «нормальным».

Самое же здесь важное то, что если вы будете в любом обществе постоянно напряженно думать о том, как «правильно» отреагировать, то вы только повысите свои шансы на негативную оценку. Потому что с зажатым, напряженным, удрученным и напуганным человеком тяжело в любом обществе.

Даже если вы стараетесь скрыть свое напряжение, все равно, окружающих никто не лишал изначальной способности чувствовать. И потому, пусть и неосознанно, любой человек рядом с вами в состоянии уловить ваше истинное настроение.

Вспомните пример с раскалыванием яиц. Это касается всего, что бы вы ни делали – работа, спорт, секс, домашние дела, творческое самовыражение, общение. Если одна ваша часть – здесь, другая – думает о том, кто что подумает и как может обернуться то или другое, а третья вообще размышляет о завтрашнем совещании на работе, вряд ли хоть что-то из этих действий будет достаточно эффективным.

Более того, сделанное в режиме «автопилота» плохо запоминается. Даже если это действие не требует внимания и особенной сноровки, вам потом с трудом удастся вспомнить в деталях, что конкретно вы делали и куда при этом, например, положили ту или иную вещь. Иногда такого рода бытовая рассеянность становится нескончаемым источником раздражения и потери времени.

Во-вторых

Вы понизите вероятность того, что будет по-старому. Когда вы находитесь в своих предположениях, ваше сознание фильтрует новые возможности, то есть, «не замечает» их. Посмотрите еще раз на схему воспроизведения старого опыта.

Опыт настоящей жизни
Опыт настоящей жизни

Влияние старого опыта на настоящую жизнь чувствами

Если вы ничего конкретного не ожидаете, но активно замечаете все, что происходит в здесь и сейчас, вы начинаете видеть новые возможности и жить новыми чувствами. И реагировать по-новому. А соответственно, вы получаете новый опыт. Который часто бывает куда лучше старого.

Большинство людей пытается сделать многое «на опережение», при этом, исходя из старого опыта, чужого опыта, негативных ожиданий и прочих «вдруг». Приведу пример, что называется, из реальной жизни.

Девушка пытается «на всякий случай» (потому что у нее был уже такой негативный опыт) предусмотреть все варианты ситуации «партнер может мне изменить».

Для этого предпринимаются следующие действия: производится целенаправленное выживание друзей противоположного пола из окружения партнера, проверяется его почта, социальные сети, телефон (смотря, что более доступно).

Происходят беспокойные и ненужные телодвижения, например, названивание без повода (потому что это уже пятый раз на дню, и повод сложно придумать), попытки постоянно «быть рядом», продиктованные страхом оставить его одного, придумывание каких-то, по мнению девушки, «зажигающих» ситуаций (например, провокации на ревность с ее стороны, что чаще всего вырождается в банальную нервотрепку) и т.д.

Все это призвано помочь избежать измены.

Но на деле достигается обратный результат – партнер чувствует себя ограниченным до крайности, устает от постоянного контроля и присутствия другого человека, не может расслабиться, побыть наедине с собой или пообщаться с друзьями так, как он хочет, постоянно вынужден вникать в провокации и тратить свои эмоции на разные «проверки». Итогом становится то, что он уходит.

А теперь простой вопрос – где, в какой реальности жила та девушка? В какой угодно, кроме сегодняшнего дня.

Частично – в прошлом, где у нее был негативный опыт. Частично – в будущем, относительно которого ее посещали только страхи и мрачные фантазии.

К реальности все это не имело никакого отношения. И жить настоящими чувствами к партнеру не вышло. А порой приходится предполагать, что их и не было. Ведь о какой любви можно говорить, если один не чувствует никакого доверия к другому?

Если уж говорить о том, как стоит делать выводы из прошлого – так для начала выяснить, почему в отношениях была измена и как реализовалась в той ситуации ответственность каждого из участников.

Только осознав меру своей ответственности (а не только «вины» партнера), можно действительно сделать выводы. И самым надежным гарантом того, что вероятность измен, как минимум, уменьшится, может стать только понимание, какие действия в паре к этому привели. Действия обоих, подчеркиваю.

А в реальности той девушки можно было опираться на факты сегодняшнего дня. И если не было никаких очевидных признаков двусмысленности – то в этих конкретных отношениях не было и повода подозревать измену. И возможно, отношения бы развивались иным путем.

В-третьих

Вы сможете полноценно контактировать с реальностью и узнать о ней много нового. Например, можно неделями додумывать, «что он имел в виду, когда посмотрел на меня вот так».

Если вы, поймав взгляд, сразу же ушли в фантазии и предположения – вы вылетели в ту самую абстрактную плоскость, где миллиард предположений, теорий, «с одной стороны» и «с другой стороны», но ни грамма правды об этой реальности.

Если же вы продолжаете оставаться в здесь и сейчас, вы можете услышать свои собственные чувства. И они будут углубляться и развиваться в контакте с реальностью этого взгляда.

Возможно, вы сразу почувствуете, что за ним стоит. Возможно, вы будете чувствовать растущее недоумение, но именно оно позволит вам спросить сразу о том, что стоит за взглядом. Так ваш собеседник поймет, что вы его чувствуете. И ваш контакт на этом уровне будет продолжать углубляться – это и есть умение жить чувствами.

А если вы уйдете в плоскость абстракций – вы не сможете понять свои чувства и не успеете отреагировать. И вам останется день за днем пережевывать предположения о том, что же это могло быть, ни на йоту не приближаясь к реальности.

Жить чувствами: говорят ли они правду?

Предлагаю простой эксперимент. Сначала на уровне ощущений.

Проведите рукой по какой-либо поверхности и скажите, какая она? Например, мягкая, теплая, ворсистая. Есть ли у вас сомнения в том, что это – действительно так? Вряд ли. Ваши пальцы передают в ваше сознание вполне конкретный сигнал.

Если кто-то придет и скажет вам, что ваша теплая и мягкая поверхность на самом деле холодная, скользкая и гладкая – вы ему поверите? Если, опять же, не вдаваться ни в какие абстракции – нет. Возможно, вы допустите у человека искажения восприятия или другое восприятие – скажем, у него горячие пальцы и потому ему температура поверхности действительно кажется более прохладной, чем вам.

Но ни в отношениях, ни в вашей жизни нет никакой общей и «объективной» правды. Объективная правда, если ее можно так назвать, есть только на уровне базовых законов природы и объектов материального мира.

А ощущения – и есть первичный способ, благодаря которому мы можем узнать что-то о мире. Но у каждого человека они в той или иной степени отличаются. И нет единого для всех эталона ощущений. А, соответственно, выводы и умозаключения, сделанные на их основе, у каждого человека будут еще сильнее отличаться, чем сами ощущения.

У вас есть ваше «нравится» или «не нравится», и то, что вы чувствуете – это и есть ваша реальность, на которую можно опираться. Сейчас она такая. Даже если вы решите, что чувства в данной ситуации лучше не высказывать – это ваше право. Но вы можете замечать их. И делать внутри себя соответствующие выводы. Которые будут вашей сегодняшней правдой о вашем состоянии и положении дел вокруг.

Для начала в любой ситуации попробуйте обращать внимание именно на телесные ощущения. Комфортно ли вам? Чувствуете ли вы какое-то напряжение? Что является, по вашим ощущениям, его источником? Где конкретно находится это ощущение в вашем теле? Что вам хочется сделать с ним?

Поначалу эта практика прислушивания к себе может казаться громоздкой. Но со временем вы станете куда быстрее определять, что с вами в данный момент происходит. И это знание о себе со временем станет настолько очевидным, что для вас не будет уже вопроса – можно ли считать правдой то, что я чувствую и можно ли жить чувствами?

Более того, ваши ощущения станут более яркими. Вспомните все самые сильные моменты вашей жизни. С чем они связаны? С чувствами. Даже если событие было связано с получением важной информации – она вызывала чувства.

А «думанье» и фантазии по одному и тому же кругу вызывают только сожаления об убитом времени и о том, что фантазиям пока не дано стать реальностью. Но как может что-то стать реальностью, если не пытаться сделать это на самом деле, а лишь прокручивать в голове?

Жить чувствами – жить в реальности

Стимуляция мозга позволяет научиться жить чувствами здесь и сейчасЯ часто слышу такое утверждение: «какая разница, от чего мозг получает стимуляцию – от фантазии или от реальности? Ведь ощущения могут быть одними и теми же!»

Представьте себе, например, как вы размахиваете руками. Представляйте себе это минуты 2-3. Вы устали? Вы чувствуете приятную растяжку мышц? У вас участилось сердцебиение? Напряжение ушло?

А теперь попробуйте помахать руками в реальности те же 2-3 минуты. Даже если у вас в первом случае было некое учащение сердцебиения, некое подобие напряжения и расслабления, то контраст с реальностью все равно будет разительным.

Да, мы можем вызвать эмоции посредством фантазий и представлений. И сам по себе этот механизм помогает человеку, например, «загореться» некоей идеей, а потом начать ее воплощать. Но почему-то большинству жизнь исключительно в фантазиях не доставляет удовольствия.

И здесь все просто – пока мы живем в своем теле, мы так или иначе составляем с ним общее целое. Ум, чувства и тело – все это наша реальность, и отделение одного от другого и третьего чревато как минимум потерей остроты ощущений и общей неудовлетворенностью.

В состоянии здесь и сейчас, мы, как правило, собраны. По крайней мере, в большей степени, чем обычно. Мы ощущаем свое тело, мы осознаем свои чувства, которые непосредственно связаны с нашими ощущениями, а ум готов к аналитической работе, если это будет необходимо.

Вряд ли вы захотите переживать любовь без телесного контакта, поездку на море – только в телевизоре, общение с друзьями только посредством текста в интернете, а занятия спортом – по фотографиям. Сможете ли вы все время жить в книгах? И устроит ли вас такая жизнь?

Большинство со всей однозначностью говорит «нет».

Но когда речь заходит о том, чтобы попрощаться со своими убеждениями и суждениями о мире, пусть и основанными на опыте, но мешающими дальнейшему продвижению, и допустить, что настоящее может отличаться от прошлого – большинство, тем не менее, выбирает продолжать существовать «в голове», пропуская раз за разом новые возможности жить чувствами в реальности.

И машет руками исключительно в воображении, надеясь при этом, что такое действие поможет укрепить мышцы рук.

Статистика – новая религия

Отдельно «помогает» человеку никогда не приходить в себя именно это явление. Статистика была призвана, на самом деле, исследовать тенденции, чтобы что-то изменить или сделать выводы. Однако, большинство почему-то воспринимают ее как новую форму вероучения.

Шутками про британских ученых переполнен весь интернет, однако, шутя над пресловутой фигурой речи, многие продолжают искренне верить, что их определяет статистика.

Вот парадокс – статистика всегда была исследованием уже имеющегося положения вещей. Как в экономике – спрос поначалу рождал предложение. А потом случилось так, что предложение стало формировать спрос. И статистика стала многим диктовать, как им себя вести, и что с ними будет.

Каких-то только я не слышу утверждений, основанных на этой новой форме религии:

— Я не смогу выйти замуж, потому что по статистике мужчин меньше, чем женщин, на столько-то процентов, и по той же статистике в 30 лет большинство их них женаты….

— Я не найду себе хорошей работы, потому что по статистике специалисты моего профиля востребованы только в таком-то сегменте, и он составляет всего столько-то процентов от всего количества мест, а в другом, согласно исследованиям рынка, нужны несколько иные качества соискателей, которыми я не обладаю….

— Мне не удастся поправить здоровье, потому что для большинства, согласно статистике и мнению врачей, эта болезнь неизлечима….

Какое отношение все это имеет к вам? Почему вы себя причислили к какой-то безликой группе людей? Кто собирал эту статистику? Точно ли она отражает реальное положение дел? А даже если и отражает – ведь это было там и тогда, а здесь и сейчас вы сами можете создавать новые тенденции статистики.

Статистика ничего не утверждает. Она не прогнозирует. Она лишь исследует существующие тенденции. И она не может предсказать лично вам, в вашей конкретной жизни, выйдете ли вы замуж, поправите ли здоровье и найдете ли вы работу.

Что интересно, по той же статистике потребление алкоголя на душу населения в России катастрофически растет, при этом алкоголизм молодеет, и смертность от него увеличивается.

Но почему-то толпы верящих в статистику отказываются предрекать себе смерть от алкоголя, и каждую пятницу, а то и чаще, идут «выпить норму». Но эта часть статистики почему-то игнорируется. В нее, видимо, не хочется верить. Но тогда зачем верить и в другие мрачные прогнозы?

Дело, конечно, и в том, что вера в статистику порой является плохо осознанным сопротивлением. У человека может быть какой-то свой набор страхов (заниматься здоровьем, выходить замуж или искать работу), но вычленить эти страхи и начать с ними работать у него не хватает знаний или решимости.

И тогда бессознательно выбирается такая вот «отговорка» — «есть же статистика!», которая, по сути, лишь оправдывает отсутствие действий по улучшению ситуации.

Но самое простое действие, которое можно было бы предпринять прямо сейчас – отказаться измерять себя чужими мерками. Да, с кем-то где-то что-то произошло. И быть совсем слепым к тому, что происходит вокруг – неумно.

Но что вы потеряете, если начнете искать мужа, невзирая на статистику? Что если вы начнете пробовать доступные вам системы оздоровления, несмотря на то, что «большинство считает»? Что если вы будете ходить по собеседованиям, стараясь найти, то, что вам нравится, несмотря на то что «британские ученые»…?

А если вам страшно потерять время и действовать без гарантий – то на что вы тратите свое время сейчас, сегодня? Возможно, если вы начнете жить чувствами, они расскажут вам о том, насколько неудовлетворительна для вас ваша реальность. Но возможно, это ощущение и станет для вас толчком, чтобы начать что-то делать?

Автор — Антон Несвитский

Где скрываются чувства мужчины?

Где скрываются чувства мужчины?

Часто слышу от клиенток такой вопрос: «он говорит, что любит меня, но и это – очень редко. А в остальном я ничего не чувствую – никаких проявлений, никогда не скажет комплимент, нежности презирает, считает, что и так чрезмерно сентиментален со мной.

Мне очень холодно рядом с ним. И я не могу добиться никаких проявлений чувств. В ответ на мои просьбы – один ответ: «я – такой, и с этим ничего не поделать».

Как распознать настоящие чувства мужчины? Можно ли добиться от мужчины выражения чувств, или есть, те, кому это не дано? И что стоит за этой неспособностью проявлять чувства?»

Бывают ли бесчувственные от природы мужчины?

Тех, кому это «не дано» — нет, об этом стоит знать, и не позволять вводить себя в заблуждение подобными иллюзиями.

Эмоции, чувства – такой же необходимый и неотъемлемый элемент нашей системы жизнеобеспечения, работы организма как, к примеру, сердце. Ведь человек не может сказать «у него вот сердце бьется, а мне этого не дано». Или «у него работает желудок, а мне этого не дано, у меня нет желудка».

Чувства – необходимый человеку элемент ориентации в мире.

Чувство – это субъективное отношение к тому, что происходит вокруг, к конкретным или абстрактным объектам, ситуациям и мыслям.

Что будет представлять из себя человек, лишенный этого субъективного отношения к миру? Вряд ли его можно будет назвать личностью. Скорее уж – просто источником информации, напоминающим компьютер.

Уже сам тот факт, что вы ему понравились, говорит о наличии чувств у мужчины. Ведь если бы он на самом деле жил без чувств, он не нуждался бы в близости, в партнерстве, в родном человеке. Зачем это? Для устройства быта можно нанять домработницу, для секса – обратиться к секс-услугам и т.д.

Отношения – слишком сложная и затратная вещь, чтобы включаться в нее без мотивации. А единственным мотивом, который может возникнуть для развития отношений, может быть только желание переживать определенный спектр чувств. Все остальное – ближе к использованию, а не к отношениям.

И если вы заметили к себе отношение как к функции, попытайтесь отделить любовь от использования, о чем подробно написано в статье «любить нельзя использовать».

Сейчас речь о ситуации, когда мужчина вроде бы и хочет серьезных отношений, и даже пытается по-своему в них вкладывать путем решения бытовых проблем и финансового участия, имеет с вами общие интересы, отвлеченные беседы, секс.

Но все это протекает без откровений о своем внутреннем мире, без слов и жестов нежности и привязанности, без романтики и обсуждений проблем.

Проблемы чаще всего замалчиваются, а все остальное объявляется ненужными «розовыми соплями», не достойными его мужской сути. И реальные чувства мужчины остаются для вас загадкой.

Это – ключевой момент. Безусловно, мужчина испытывает чувства. Но очень их стыдится, а потому предпочитает «не замечать», игнорировать, подавлять и вытеснять из поля сознания. Если по-простому – чувства у него есть, но он активно делает вид, что их нет. А любое упоминание о его чувствах воспринимает как упрек.

Как в нашей культуре подавляются чувства мужчины

В нашей рациональной культуре чувства довольно давно были объявлены «слабостью». Преимущественно – женской прерогативой, запретной для мужчин.

Зачем и как возникали эти стандарты – не тема данной статьи. Но факт в том, что именно мужчин с самого детства пытаются приучить к не-чувствованию или как минимум внушают мысль, что проявлять чувства не стоит.

Как правило, установка эта опиралась на то, что показывающий свои чувства мужчина может стать объектом упреков, насмешек, презрения. А самое главное – ему могут «ударить по больному месту», если он покажет, где оно.

Если вдуматься, вся эта конструкция зиждется на установке, что чувства чем-то «стыдны», чем – никто толком не может объяснить маленькому мальчику, который испытывает на самом деле ничуть не меньше чувств, чем любая девочка и вообще любой человек. Но родители, убежденные в правильности этой установки и следующего из нее воспитания, сами создают ребенку ситуацию травмы.

К примеру, мальчик пытается выразить свои нежность, восторг, радость или печаль, обиду, злость маме, папе или другим родственникам, а те его в той или иной степени отталкивают, пытаются запретить проявлять чувства, рассказывают о правилах «хорошего тона», сдержанности, и сообщают в известной манере о том, что его чувства не являются предметом одобрения родителей – «ты же будущий мужчина, что ты плачешь?» Или «ну что за нежности, ты же не девчонка!»

Мальчик еще не знает толком о том, чем так «плохи» чувства, зато в подобной ситуации он получает вполне конкретный и ощутимый опыт отвержения, связанный с этими проявлениями чувств. И делает вполне логичный вывод: проявления чувств приносят боль, разочарование и отторжение со стороны дорогих ему людей.

Так чувства мужчины с годами оказываются спрятанными за глухим забором из отрицания, подавления и обесценивания.

Довершают формирование этой установки и более поздние травмы: первая влюбленность, которая далеко не всегда бывает счастливой и удачной, ранние попытки знакомиться и добиваться взаимности у девушек, приводящие порой к отвержению и обесцениванию чувств молодого человека, позже эти же травмы порой повторяются в первых серьезных отношениях и браках.

Ведь не каждая женщина понимает, насколько ранима эта структура психики мужчины, насколько он сам боится проявлять чувства, и иногда он действительно получает в то самое «больное место» от своей подруги, которая, возможно, и не хочет его глубоко обидеть.

Просто для нее выброс эмоций чаще является более естественным, чем для мужчины, а ему этот эмоциональный накал кажется пугающим.

Очень часто поведение родителей в семье противоречит их же собственным установкам, транслируемым будущему мужчине. С одной стороны, родители обесценивают чувства мальчика и налагают на них ограничения, а с другой – сами нередко воюют друг с другом на эмоциональном уровне, и сами попрекают друг друга чувствами.

В результате при общей установке на сокрытие чувств, такие бурные проявления родителей внушают мальчику ужас, кажутся ему очень некрасивыми, неэстетичными, стыдными – ведь сами родители не принимают себя и партнера с этими выражениями чувств. И мальчик еще больше замыкается в своем мирке, стараясь оградить себя в будущем от любых эмоциональных всплесков.

Впрочем, существует и другой путь вырастить закрытого мужчину – предельная холодность и отстраненность в семье.

Родители в таких семьях, как правило, смогли подавить в себе потребность проявлять чувства (причем не только отец, но и мать), привыкли жить без знаков нежности и привязанности, тем более – без возможности выплеснуть гнев или обиду, «как интеллигентные люди», ровно и сухо.

И ребенок просто не видит никаких вариантов адекватного выражения своих переживаний.

Все это имеет в своей основе довольно известный механизм: условной любви. «Проявляешь чувства в нужном и «правильном» объеме (то есть, крайне мало и скудно, только по «серьезным» причинам) – мы тебя любим. Проявляешь больше, чем следует – разочаровываемся и раздражаемся».

В результате этот принцип проецируется на все будущие отношения: «если я буду проявлять чувства – меня не будут одобрять, любить и поддерживать, сочтут недостойным, отвергнут и будут презирать».

Мужская идентификация и чувства

Вопрос чувств имеет отношение и к мужской самоидентификации. Вспомните многие мужские образы нашей культуры.

Каких мужчин нам предлагали уважать, поклоняться, брать себе в пример? Стойких, сдержанных. «Истинный ариец, характер нордический» — вспоминается известный герой и образец – Штирлиц.

Всегда спокойный, всегда собранный, рассудительный, не теряющий присутствия духа ни в какой ситуации. Причем сами чувства не обесцениваются полностью, им просто отводится крайне ограниченное место в жизни, а проявления жестко регламентированы социальным этикетом.

В результате маленький мужчина привыкает думать, что любить и уважать, считать его полноценным мужчиной будут только в том случае, если он будет соответствовать определенному образу.

Вспомните представителей любой «суровой мужской профессии» — и вы сможете довольно ярко представить себе этот образ. Чувства мужчины в этом образе находятся всегда где-то за кадром, о них можно только догадываться.

Что интересно, в культуре у нас есть и «легитимные» чувства – любовь к родине, чувство долга, верности каким-то идеалам или принципам, верности своей группе (родительской семье, партии, коллективу и т.д.), но список этих чувств весьма ограничен. А вот любые проявления негативных чувств, как правило, находятся под запретом.

Исключение делается, пожалуй, только для «праведного гнева». Чем мужчины нередко пользуются не потому, что очень хотят погневаться, а скорее потому, что больше никаких оправданных лазеек для открытого переживания и выражения ярких эмоций общество мужчине не оставляет.

На этом фоне любовь и привязанность к женщине неосознанно связывается с зависимостью и слабостью.

Мужчин, которые всерьез заботится о проявлении нежности к своей половине, пекутся об ее эмоциональном состоянии, не брезгуют романтикой, иногда называют «подкаблучниками» и «слабаками».

На том основании, что они якобы позволили собой управлять и «обабились».

С чем связано в нашей культуре такое пренебрежение к тому, что принято считать женскими проявлениями и ценностями – отдельная история.

Упомяну одну деталь в этой связи. Человек – существо цельное, и в любом из нас есть разные проявления, и те, которые принято считать мужскими, и те, которые принято считать женскими.

Карл Густав Юнг говорил об индивидуальной пропорции мужского и женского начал в каждом из нас. Но отрицать одно из них – значит, сделать человека искривленным, расщепленным, не-цельным. Это и происходит с большинством «закрытых» мужчин.

Такие мужчины нередко находят очень эмоциональных и порой даже истеричных женщин, которые буквально вытряхивают эмоции из мужчин под сильным нажимом своих.

И часто мужчины мучаются, страдают, но оторваться от подобных отношений не могут, потому что сами не в состоянии позволить себе переживать и проявлять чувства без достаточного «оправдания».

А тут оно находится – ведь это ОНА заставляет его страдать, она выводит его из себя и т.д.

Таким образом, ответственность за проявления своих эмоций «закрытый» мужчина перекладывает на женщину.

И именно по этой причине он действительно нередко становится зависимым от нее на самом деле, в отличие от тех ситуаций, когда он берет на себя ответственность за свои эмоции и проявляет их добровольно и в согласии с собой.

Как вести себя с «закрытым» мужчиной?

Многие женщины спрашивают о том, что делать в таких ситуациях.

Ответ один – помочь мужчине осознать свои чувства и научиться принимать их.

Но как конкретно – это зависит от каждой пары, и часто подобные стратегии выстраиваются в семейной психотерапии.

Единственное, что можно сказать определенно:

1 ) Не стоит принимать как факт, что «он – такой». Привычка подавлять чувства – не пожизненный диагноз и не особенность характера, при определенной работе над собой это вполне преодолимо.

Другое дело, что в рамках каждого психотипа и каждой индивидуальности мужчина может и должен искать комфортные для себя варианты проявления чувств. Но в чем-то он вполне может пойти навстречу партнерше и научиться проявлять их так, как было бы понятно и приятно ей.

А из этого следует, что вы можете озвучивать свои пожелания в этом отношении и настаивать на том, что мужчина в состоянии сделать шаги вам навстречу.

Захочет ли он делать их – это уже вопрос к нему. Но из его желания или нежелания делать эти шаги вы сможете многое узнать о реальном к вам отношении, о реальных чувствах мужчины.

При этом лучше занимать позицию помогающую, а не упрекающую. Если вы будете попрекать его «бездушием», вы просто добавите еще один камень к его травмам детства и юности.

2) Не бойтесь проявлять свои эмоции, даже если поначалу вам кажется, что его это не трогает и даже раздражает. Сопротивление вашим эмоциям в начале отношений – процесс вполне естественный, если описанные травмы имели место в жизни этого мужчины.

Дарите ему свои эмоции, стараясь не впадать в сильную зависимость от его реакций. Включился – хорошо, не включился – вы сами, как минимум, получили удовольствие от свободы самовыражения.

Если же вы боитесь проявлять свои эмоции и сразу же ждете от него в этом вопросе одобрения и инициативы, скорее всего – у вас тоже есть набор травм, который не позволяет уважительно относиться к своим чувства и принимать их.

И если это так – возможно, в вашей паре одна задача на двоих – научиться вместе уважать и проявлять свои чувства. Возможно, вы для этого и встретились, и если вы сможете решить эту задачу вместе, вы будете еще дороже и важнее друг для друга.

Автор — Антон Несвитский

Секреты чувств

Секреты чувств

Данная статья была написана,  основываясь на личном опыте прохождения психотерапии и своем личном опыте работы гештальтерапевтом.  Затрагивает вопросы, с которыми сталкивается клиент, пришедший на терапию к психологу.

Каждый принявший  решение обратиться за помощью к психологу сталкивается с огромным количеством чувств, которые могут возникать в процессе терапии. Об этих чувствах и хочется поговорить.

  • Так устроено терапевтическое пространство, что в  процессе психотерапии Вы оказываетесь вовлеченными в тесные взаимоотношения с терапевтом, так что, скорее всего, Вы испытаете гамму  чувств по отношению к нему.

Ваши чувства это  прибор, показывающий степень успешности контакта.  Позитивные чувства, направленные на терапевта, являются залогом успеха. Если Вы не будете испытывать к терапевту положительно окрашенных чувств, Вам будет трудно быть открытым и ощущать себя защищенным.

  • Чем больше Вы настроены в соответствии со своими чувствами,  тем более оживленно проходят встречи. Чем более человек вовлечен  эмоционально, тем эффективнее психотерапевт сможете подойти к пониманию Вас. В открытом эмоциональном взаимодействии между Вами и терапевтом, Вы научитесь большему пониманию себя.
  • У Вас будет возможность приблизиться к своим чувствам и выразить их. Эмоциональные потребности клиента являются основным фокусом деятельности гештальттерапевта. Так рождается ситуация безопасности, где Вы не испытываете страха быть отвергнутым.

Испытав гнев, Вы можете быть уверены, что терапевт не обратит на Вас такого же чувства.

Психотерапевты тоже люди и не бывают, совершенны, и это не гарантирует, что терапевт всегда будет  в состоянии отложить собственные потребности в эмоциональном отклике, необходимом для хорошей терапии. Поэтому важно говорить о своих чувствах в сессии.

Фрейд использовал термин «перенос» для описания чувств клиента к терапевту. Основываясь на представлениях о переносе, все мы  испытываем  неразрешенные чувства по отношению к взрослым раннего периода своей жизни и теперь «переносим » их на другие значимые фигуры. Клиент относится к психотерапевту так, словно тот является его отцом или матерью, и анализ этих чувств поможет привести клиента к его подлинной проблеме.

Типичные чувства к психотерапевту

На ранних стадиях психотерапии Вы можете начать фантазировать о том, что психотерапевт является совершенной личностью. Вы растеряны,  а он сохранял ясность и понимание ситуации, он  может распознать, что беспокоит Вас больше всего и помочь Вам увидеть проблемы в новой перспективе.  Вам хочется поверить, что терапевт знает все и может помочь всегда.

Чем больше веры Вы вложили в созданный Вами образ идеализированного психотерапевта, тем более оптимистично Вы относитесь к продолжению психотерапии и это так.

Однако мудрость и компетентность психотерапевта еще не гарантирует дорогу  к счастью, ведь важно не то, чтобы психотерапевт понимал Вас, а то, чтобы он мог помочь научить Вас понимать себя лучше.

Может наступить момент, когда терапевт не отвечает Вам восхищением и интересом, и тут вы понимаете, что ни такой уж он прекрасный. Вы можете почувствовать  себя уязвленным, вы можете  удивить, как такая личность,  показалась Вам прекрасной?

Нереалистическое восхищение может привести к другим негативным чувствам. Часто, если для клиента психотерапевт был «богом», то теперь он окрашивается в дьявольские тона. Так становится невозможной перспектива дальнейшей работы. Если же Вы не ожидаете совершенства, и психотерапевт на него не претендует, то, скорее всего вы получите ожидаемый результат.

Есть другой вариант начала отношений.  Вы часто  испытываете  раздражение, неприязнь, к  людям  и к себе. Тогда не удивительно, что  Ваше отношение к психотерапевту с самого начала будет отрицательным. Если Вам кажется, что люди находят Вас неинтересным, то Вы будете искать признаки пренебрежения к Вам на каждом шагу. Простой взгляд терапевта будет воспринят Вами так, словно терапевту заранее будет скучно все, что Вы ему скажете.

Если Вы осознаете эту свою  особенность это хорошо и у вас есть шанс увидеть и построить новые отношения, отличающиеся от старых шаблонных.  Вы  сможете начать продуктивную работу.

Если Вы не чувствуете в себе желания и сил глубоко вовлечься в психотерапевтический процесс, если Ваши посещения специалиста, который раздражает Вас достаточно редки и Вы не возлагаете на них надежд, есть смысл прекратить их.

Автор — Конопий Наталья

 

Зависимая любовь. Как ее распознать?

Зависимая любовь. Как ее распознать?

Как часто мы говорим «Я люблю тебя» и таим робкую надежду услышать такие же значимые слова в ответ. Ради любви мы делаем сумасбродные поступки, вынашиваем идеи соблазнения, идем за сексуальным зовом или просто хотим  внимания и заботы, а может просто тревожно быть в одиночестве, либо у самих переизбыток тепла, который хочется вылить на первого лучшего. В любви мы часто чувствуем себя очень сексуальными и привлекательными, иногда могущественными, иногда слабыми. Не раз слышатся фразы, что любовь опьяняет, она как наркотик. Ученые объяснили этот факт тем, что мозг человека вырабатывает при влюбленности фенилэтиламин, который есть химическим родственником амфетамина, что в свою очередь вызывает реакцию возбуждения. Это то самое средство, которое заставляет наше сердечко учащенно биться, руки увлажняться, а тело – петь! Американский композитор К.Портер хорошо понимал, что воспевал, когда писал «Я нахожу в тебе удовольствие!».И в такие моменты мы не думаем о том, чего  на самом деле хотим, мы просто идем за своей мега нуждой.  За удовлетворением своего внутреннего возбуждения.

Известный факт, что мужчин привлекает внешность женщины.  Женское тело вызывает у мужчин физическое влечение и это очень сильно вызывает у них приток энергии. Женщин же тело менее покоряет. Их возбуждает больше – интеллект, ответственность и разум. Многие скажут: «Что здесь преступного? Плохого? А как же без этого? Ведь от любви теряешь голову!». Тут  точно, можно сказать, что о «плохом» речь не идет. Здесь важно разобраться, что за этим следует? Как мы вовлекаемся и быть может, чем за это расплачиваемся?

Иногда нам приходится встречаться на улице с целующимися парами, для которых вокруг, кроме них, никто не существует. Иногда самому хочется останавливать прохожих на улице и кричать: «Я влюблен». Любовь может казаться некой магией.  Д.Бернард Шоу ее описывал «…это самая безумная, самая обманчивая из самых преходящих страстей». В психиатрии это чувство называют – аффективно-бредовым расстройством. В одном из первых бродвейских мюзиклов герой размышлял «…..Кто может объяснить это? Кто может сказать – почему? Глупцы назовут сотни причин. Мудрецы не станут и пытаться». Что ж в последнее время много мудрых мужчин и женщин уже попытались это сделать и преуспели в этом. Это парадокс, но кого- то любовь и правда окрыляет, а кого -то делает заметно слабее. И именно здесь, в этом месте, находится очень тонкая грань, за которой рождается все значение сладкого слова ЛЮБОВЬ или страшного слова ЗАВИСИМОСТЬ.

Уже очень много лет наука пытается изучить этот феномен, но похоже у каждого правда своя. Бытует много мнений по поводу «что же такое Зависимость и Любовь», но любая интерпретация имеет право на жизнь. Важно чтоб каждый осознавал  в своих отношениях свою миссию и тогда его потребности точно будут удовлетворены. В ином случае, человек явно будет испытывать дискомфорт, ревность, агрессию, обидчивость, возможно апатии и депрессии. Попробуйте сейчас сами ответить на вопрос: что для вас любовь и зависимость? Эти вопросы возможно не новы для вас, но рядом их редко кто-то ставит.

Многим  из нас в жизни встречался человек, который был влюблен с первого взгляда и говорил, что это на всю жизнь. Что происходит здесь? Влюбленный себе все придумал о своем избраннике своим воображением. Ведь без общения, не возможно, сложить полную картинку. И человек становится зависимым от своих фантазий, реально не видящего перед собой иного. За этим следует жесткое разочарование и частые слова – «он так испортился», «она была совсем другой в начале»….и т.д.

Другой пример, когда все же им удается быстро войти в контакт общения, потом накрывает вопрос: «а тому ли я дала….», с мужской стороны это может быть в виде обычных внутренних сомнений, после которых он просто не имеет желания даже ей звонить. Похоже, в этот момент каждый пытается понять про свои границы. Не будет в выиграше, тот, кто не дает паузу другому. Это поведение зависимых, но не влюбленных. Важно остановиться при требовании объяснений: Где был? Почему не звонила?

Если все же удается сложить близкие отношения, не прожив фазу сомнений, часто они догоняют и терзают нас на разных этапах жизни со своим избранником.  Здесь мало доверия в отношениях. Что имеется ввиду? Очень четко играется роль хорошего партнера, при этом умело скрывается негативная сторона (чувства, слова, качества характера и бытовые привычки). Все скапливается в эмоциональную бомбу, которая может рвануть в любой момент. Разве можно здесь говорить о близости любви? Вполне возможно, что эти отношения могут быть взаимовыгодными, но на духовном уровне – они разрушены. Вступать в такой стадии в брак, мы обретаем себя на явную зависимость, пытаясь изменить партнера, сделав его удобным для себя.

Возможен ли выход в таких отношениях без их разрыва? Возможно ли, простроить близость заново с одним и тем же избранником? Да…..но если принять тот факт, что твой партнер не идеален. Да…это грустно и печально. Это, в конце- концов злит, но принятие этого выбора и есть первым кирпичиком в фундаменте близких отношений.

По статистике много расставшихся пар, после разлуки обретают тепло и нежность  в отношениях, не знавших этого досель. Каков путь этот? Однозначного ответа нет, так как он состоит из многих факторов.

Мы часто слышим: будь собой, давай свободу своей половинке, делись чувствами, будь искренним, забудь о своем превосходстве и многое другое, но, к сожалению, мало кто понимает, как это сделать.

Возможно, другая формулировка, поможет разобраться. Это простые истины восстановления близости:

  • Не жертвуй собой ради другого (если хочешь, например, красиво одеваться, начинаешь покупать вещи партнеру, забывая о себе)
  • Уважай партнера и давать право на его мнение, даже если оно не совпадает с твоим.
  • С легкостью обращайся за помощью.
  • Давай и бери заботу.
  • Не будь скучным партнеру. Ведь нам скучно с теми, с кем самим скучно.
  • Следи за собой на любом этапе отношений – это и прически, и маникюры, и парфум, и многое другое то, что вы бы делали для другого.
  • Если вы уже в браке – распределите семейные обязанности: финансово-бытовую часть, эмоционально-психологическую, воспитание детей…..не кому-то одному, а пополам.
  • Будь всегда с чувством достоинства. Здесь важна вера, что все сложиться  к лучшему. Без взаимных упреков и чувства вины.
  • Обменивайся духовностью и переживаниями.
  • Умей сказать «нет», если для тебя это неприемлемо.
  • Искренне благодари своего партнера.
  • Взаимная похвала и восхищение друг другом.
  • Доставляй радость избраннику и получай взамен  удовольствие.
  • Гордись в социуме за своего партнера.
  • И научись по-новому соблазнять своего партнера.

Кажется, что много? Но ведь отношения всегда требуют колоссального труда для их развития. Главное, что это возможно. Будьте близки друг другу! Будьте в любви!

Автор — Штроблэ Виктория

Мы сами все усложняем

Мы сами все усложняем

Как часто вы жалели об отношениях, которые уже закончились? Каждый раз?! А до этого вы задумывались об их значимости для вас? Хотели что-то изменить или поступить по-другому? Задавали себе вопрос, что стало на самом деле причиной расставания?

Наша жизнь устроена так, что самое хорошее проходит быстро, а плохое длится долго. Или вся причина в нас? Неужели мы наделяем определенный период нашего прибывания на планете Земля живой энергией? А может все зависит от нашего с вами восприятия этого отрезка «жизни» и отношения к нему?

Я думаю, вся причина в том, что мы не ценим того, что имеем. Отталкиваем людей, не понимая их, не относясь к ним серьезно. Не воспринимаем их слова за правду. Потому что уже перестали в нее верить. Просто, когда все время натыкаешься на ложь, обман, уже не замечаешь инного. А когда снова начинаешь верить в лучшее, уже становится поздно.

Легко разрушить что-то  хорошее, но так трудно поверить в это хорошее снова. Почему-то простые, приятные вещи всегда (или чаще) усложняются. И не обстоятельствами, нет! Нами… Да, нами! Это мы, люди, ставим барьеры перед собой, думая, что так сможем защититься, а на самом деле делаем еще хуже. Отгораживаем себя от дорогих нам людей, а потом жалеем. А все потому, что нас переполняет страх. И не тот страх, когда нашей жизни что-то угрожает (оказывается с ним мы можем справиться), а тот страх, который открывает наше сердце. Вот мы и боимся сказать то, что чувствуем на самом деле.

Я неоднократно убеждалась в том, что умалчивание ни к чему хорошему не приводит. Выстраивается только двуличность, в которой люди и сами до конца разобраться не могут. Но все же выбирают ее, а не откровенность. Почему то нам кажется, что так проще. Но мы обманываем сами себя! Что уж говорить о других…

Какой же выход? Я думаю, говорить правду! Какой бы она не была: сладкой песней или горьким ядом. Честно высказывать свое отношения к другим людям, откровенно признаваться в своих чувствах. Это сложно, да! Но разве не под силу нам? Я думаю, человек может сделать все, надо только очень захотеть… и понять, что именно открытость принесет больше счастья, нежели замкнутость.

Все в ваших руках. Вы сами творите свою судьбу, сами пишете ее историю. Именно вы решаете сами для себя, стоит ли бороться за любовь в своей жизни… или продолжать жить в ракушке собственных истинных чувств,  утаивая их от других.

Автор — Матвиенко Наталия

ЧУВСТВА

Чувства
— высшая форма эмоционального отношения человека к предметам и явлениям действительности, отличающаяся относительной устойчивостью, обобщенностью, соответствием потребностям и ценностям, сформированным в его личностном развитии.

В отличие от аффектов и ситуативных эмоций, отражающих временную или условную ценность предметов и побуждающих к решению частных задач, чувства направлены на явления, имеющие постоянное мотивационное значение, и отвечают за общую направленность деятельности. Эмоционально окрашивая явления, значимые для потребностей личности, и побуждая к активности по их удовлетворению, чувства проявляются как конкретно-субъективная форма их существования.

Формирование устойчивых эмоциональных отношений — важнейшее условие развитие человека как личности, главная цель и конечный продукт его воспитания. Самого по себе знания мотивов, идеалов, норм поведения недостаточно для того, чтобы человек ими руководился; только став предметом устойчивых чувств, эти знания превращаются в реальные побуждения к деятельности.

Чувства человека историчны и изменяются в зависимости от конкретных социальных условий. Обычно в онтогенезе чувства появляются позже, чем ситуативные эмоции; они формируются по мере развития индивидуального сознания и усложнения отражаемых в нем связей под влиянием воспитательных воздействий со стороны семьи, школы, искусства, других источников.

Предметами чувств становятся прежде всего те явления и условия, от которых зависит развитие значимых для личности и поэтому воспринимаемых эмоционально событий (например, радость от добрых дел некоторого человека станет основой появления к нему положительного чувства). Поэтому воспитание чувств предполагает открытие человеку причин непосредственно волнующих его событий, обобщение и направление на них его эмоционального опыта.

Возникая как результат обобщения ситуативных эмоций, сформировавшиеся чувство становятся ведущими образованиями эмоциональной сферы человека и начинают, в свою очередь, определять динамику и содержание ситуативных эмоций; так из чувства любви к человеку в зависимости от обстоятельств могут развиться тревога за него, горе при разлуке, радость при встрече, разочарование, если он не оправдал надежд, и т. п. Такие ситуативные эмоции уточняют содержание чувства в отношении сложившихся условий и, побуждая к определенным действиям, способствуют развитию вызываемой чувством деятельности.

Иногда чувство и сопряженные с ними эмоции могут вызывать противоречивые отношения к их объекту. В процессе формирования личности чувства организуются в иерархическую систему, в которой одни чувства занимают ведущее положение, другие же остаются потенциальными, нереализуемыми тенденциями. Содержание доминирующих чувств определяет важную характеристику человека — направленность личности. Чувства, получившие исключительную силу и подчинившие себе другие побуждения человека, называют страстями.

Могу ли я положиться на собственные чувства?

Могу ли я положиться на собственные чувства? 6-1

В истории европейской философии многие столетия доминировала точка зрения на эмоции как досадную помеху в реализации человеком своих планов и намерений. Традиция недоверчивого, уничижительного отношения к эмоциям восходит к философии Сократа. В своей работе, посвященной древнегреческой трагедии, Ницше обвинил Сократа в том, что его поверхностный рационализм уничтожил величайшее наследие античной драматургии, содержащей глубокие знания о человеческой природе. На протяжении двадцати пяти веков философия обесценивала эмоциональность и не искала путей понимания этой стороны человеческой природы. Культура, школьное образование и семейное воспитание в какой-то степени транслируют именно эту точку зрения. Поэтому и сегодня для многих людей чувства — это их личное дело, о котором не говорят открыто. Поэтому от чувств часто отмахиваются как от “душевного хлама”, которому не следует уделять внимание. Многие в этой связи думают, что лучше скрывать свои чувства, которые неизбежно возникают в жизни как сопутствующее явление или “побочный продукт” психической жизни.  Точно также как мотор, работая, становится горячим, так же возникают и чувства, “разогревая” человека, если только их не “охлаждает” разум. Хочется оставаться невозмутимым, чтобы иметь превосходство над ситуацией, не позволить ей себя затронуть и захлестнуть. Однако чувства не имеют никакого иного значения, кроме того, что они обнаруживают личные склонности и слабости человека, и с этой точки зрения являются как бы его “нижним бельем”. Со своими чувствами человек должен справляться сам, и поэтому лучше было бы вообще не говорить о чувствах и не спрашивать о них.

Вместе с тем способность переживать присуща всем людям. Самые разные события и явления делают человека неравнодушным. Он узнает об этом, испытывая чувства. Многим людям необходимо как можно скорее отреагировать возникающие чувства, поскольку они воспринимаются как нечто мешающее или чужеродное.

Отсюда появляется стремление избавиться от чувств сразу же, как только они возникнут: давление чувств выплескивается вовне — гнев, раздражение, радость проявляются во всей полноте. Такие люди ничего не оставляют для себя, поскольку думают, что накопившиеся чувства могут привести к болезни.

Кроме того, чувства часто мешают спокойному размышлению, нарушают аналитические процессы и затрудняют принятие решения. И все же они обладают огромной властью над человеком.

Вероятно, мы даже не совсем осознаем, что они сопровождают все наши размышления, ощущения, действия и воспоминания. Более того, — переживать что-то как раз и означает испытывать чувства по отношению к чему-либо. Лишь тогда мы “переживаем”. Наши чувства являются энергетической основой для мотивации, сопровождают действие от начала до конца.. Когда мы просыпаемся утром, первое, что мы замечаем — это наше настроение. Мы радостны или грустны, счастливы или расстроены, веселы или раздражены.

Весь период бодрствования вплоть до отхода ко сну вечером пронизан настроениями. В качестве настроения или мотивации, в качестве силы и фона для переживания чувства постоянно вплетаются в нашу жизнь. Наша биография выткана узорами чувств, и даже наше тело формируется ими. Чувства влияют на образование морщин на лице, на посадку головы, осанку, они рассказывают о том, какие душевные состояния преобладали на протяжении жизни. Чувства представляют силу, с которой следует считаться. Если не признавать чувства, то это приведет лишь к тому, что они спрячут свою силу за телесными проявлениями, и тогда дадут о себе знать нарушения сна, мигрень, болезни желудка, затруднения дыхания и прочие психосоматические нарушения.

В гораздо большей степени чувства представляют собой позитивную реальность в жизни человека. Они являются тем мостиком, который создает близость близость в отношениях с другими людьми, близость по отношению к вещам, а также и близость к себе самому. Чувства являются, так сказать, телом проживания жизни. Что остается от прожитого, произошедшего, услышанного, от подарка, отпуска, партнера, от сексуальности, от ребенка? Только эмоциональный след – переживание.  Без резонанса чувств мир остается пустым и немым — музыка не имеет звука, картины не имеют цвета, воспоминание становится бледным, ни о чем не говорящим — именно благодаря чувствам в нас входит жизнь.

Однако, несмотря на столь большую экзистенциальную важность переживаний, человек совсем не готов открываться для них каждый раз. Ему хорошо известно и то, что чувства не только мешают, но и делают неуверенным. Особенно, когда человек понимает, что чувства неподконтрольны ему, не могут быть объяснены и изучены, как другие объекты, их трудно измерить, классифицировать и т.д. Напротив, чувства сами подчиняют себе человека.

Они поднимаются из неведомых и неконтролируемых глубин, удерживаются некоторое время для того, чтобы исчезнуть вновь, и при этом мы не знаем, как это происходит.

Я хочу рассказать историю одного мужчины, который пришел ко мне на прием. Ему было 67 лет, и уже в течение 10 лет он находился на пенсии по причине перенесенного тяжелого инфаркта. Он пришел, чтобы проверить кровяное давление, потому что боялся нового инфаркта. Поводом для беспокойства было сильное напряжение в связи с тем, что его жена захотела с ним развестись. Он не ожидал этого, несмотря на то, что с недавнего времени у него была связь с вдовой одного с ним возраста. Впервые в жизни он был влюблен. Он не ожидал, что его жена придет к мысли о разводе, так как у нее постоянно были связи на стороне. До сих пор его это мало беспокоило, он даже не до конца это осознавал. Однако теперь жена воспользовалась возможностью для того, чтобы (по-видимому, из финансовых соображений) расстаться с ним.

Поводом для консультации ни в коем случае не было его душевное страдание: боль, страх перед будущим, чувство неуверенности. Все это для него было не слишком ощутимо, не слишком реально. Он хотел вылечить тело! Чувства были для него чем-то второстепенным. Такое поведение является очень распространенным и типично для людей, которые не справляются с реальностью своих чувств.

После измерения давления я стал говорить с ним о его страхе. Страх перед новым инфарктом был понятен, однако у меня сложилось впечатление, что его страх глубже и это не только страх перед инфарктом. Он подтвердил, что живет в страхе с детства. Когда он работал, то постоянно боялся доверять другим сотрудникам. Его все время преследовал страх перед разочарованием. В связи с этим страхом он вспомнил фразу, которую часто повторяла его мать, очень энергичная женщина. Она проходила терапию у одного известного венского психотерапевта, когда моему пациенту было около года. Тот сказал ей: “Слишком активных женщин следует держать подальше от детей, так как есть опасность, что они их подавят”. Мать часто произносила эту фразу перед гостями и друзьями, в итоге она никогда не ласкала сына и не брала его на руки. Знала ли она, что это означает для маленького мальчика? Это препятствовало развитию его чувственной жизни и подрывало его базовое доверие.

Следующий фрагмент нашей беседы демонстрирует пренебрежение к чувствам и фатальное воздействие этого обстоятельства на его жизнь. Поскольку все, что в нашей беседе касалось чувств, он считал второстепенным, то для актуализации его чувств я спросил напрямую: не может ли помимо сложностей в отношениях с энергичной женой иметь для него значение тоска по его энергичной матери? И тут 67-летний мужчина покраснел и стал заметно нервничать. После нескольких ничего не значащих слов он снова взял себя в руки и очень деловито заявил, что тогда это было именно так и что теперь с этим уже ничего нельзя поделать. Он не испытывает в этой связи чувства грусти. Все это только закалило его и сделало рациональным человеком, за что он благодарен своей матери.

П.: Испытывать такие чувства — это ничего не дает. Это всего лишь как жалеть самого себя.

Т.: Я думаю, что жалость к самому себе, может быть, как раз то, что вы теперь даете себе вместо матери: это значит, что у вас есть чувства для себя самого, что вы сочувствуете самому себе.

П.: Я бы этого не хотел.

Т.: Тогда вы запираетесь на задвижку, которая закрывает от вас ваши чувства.

П.: Еще говорят, что я мало радуюсь… Может быть, это связано с моим страхом перед чувствами.

Т.: Многие болезненные и печальные мысли дремлют…

П.: Я бы сказал, хаотичные чувства и огромная чувствительность… Мысли я могу контролировать, но чувства? Поэтому я всегда пребывал в мире мыслей. Моя жена часто сходила с ума от моего логического анализа. У меня всегда были сложности с проживанием своих чувств, я всегда воспринимал чувства как нечто мешающее мне.

Т.: Может быть, вы смогли исключить чувства в меньшей степени, чем вы думали, и чувства, в конечном итоге, управляли вами?

П.: Возможно, постоянное ощущение отстраненности, пессимизм и страх происходят от этого. У меня постоянно было такое ощущение, что меня постигнет разочарование в том, что касается чувств.

Меня тронула встреча с этим мужчиной. Грустно было смотреть на него, 67-летнего, перенесшего инфаркт, живущего уже в течение многих десятилетий в неудачном браке и испытывающего такой сильный страх. Несмотря на свой возраст, внутренне он был одиноким и брошенным ребенком, как и тогда, когда ему был годик, два или четыре. Если бы только у него раньше была возможность услышать свои чувства! Если бы он мог принять чувство тоски по своей матери, мог позволить себе заплакать! Я непроизвольно стал размышлять о том, что его жизнь могла бы сложиться иначе. Его отношение к жене, к самому себе и к своему телу не было бы таким дистанцированно-отстраненным. То, чего ему не доставало, никогда не было ему чуждым. Он ощущал это с самого детства, он и сегодня краснеет, несмотря на скрываемые чувства. Кто внушил ему, что он не вправе тосковать, печалиться, бояться?

Для того чтобы у нас хватило мужества положиться на наши чувства, нам подчас нужно, чтобы нас поддержали и ободрили люди, которые нас понимают. Тот, кто остается наедине со своими чувствами, вскоре будет вынужден отодвинуть их, чтобы они не заполонили его целиком. Однако так как никто не обратил внимания на его душевное состояние, он думал, что в жизни важно избавляться от чувств. Еще в большей степени он учился игнорировать чувства также и потому, что был мальчиком и должен был стать мужчиной. Пример этого пациента, впрочем, показывает, что свои душевные беды можно уладить и одному. Это важно в ситуациях, когда нет возможности их пережить. Однако вытеснить не значит отменить. Его болезнь, то, как протекал его брак, поздняя влюбленность — все это указывает на то, что жизнь с этим вытеснением не примирилась. Его жалобы и страхи были связаны с тем, чего он сам со своею сдержанностью чувств более не понимал, и я обратил на это его внимание.

Все чувства (Fühlen) делятся на интуитивное чутье (Schpüren) и чувствования89707

Это деление восходит к аксиологии Шелера. Он говорил о путанице в понятиях и теориях, в частности, о теории Канта, который не различает эти две категории и в результате «относит все чувства (Fühlen) и даже любовь и ненависть – поскольку он не может свести их к «разуму», — к «чувственной сфере» и тем самым исключает их из этики» (Шелер, 1994, с.283). Далее Шелер указывает, что дихотомия «разум–чувства» упускает из поля зрения тот факт, что чувства различаются по своей природе. Это вытекает из самого процесса феноменологического восприятия. В нем присутствует 1) тот, кто воспринимает и 2) то, что является объектом его восприятия. Первый тип чувств – контактные, близкие чувства, чувства, относящиеся к внутренним ощущениям человека в данной ситуации — чувствования тела, психический настрой (настроение), самочувствие, — все это имеет соотнесение с самим воспринимающим субъектом. Он может быть в акте феноменологического усмотрения направлен на другое, не на себя, но его внутренние субъективные ощущения сопровождают этот процесс. Человек как бы ощупывает ситуацию своей кожей и спонтанно получает ответ на вопрос: «Как это для меня?», «Как я чувствую себя при этом?».

Второй тип чувств имеет совершенно иную природу. Это чутье, которое в акте персональной открытости интеционально направлено на другое, на объект. Чутье сравнимо с дистантными органами чувств: зрением и слухом, оно осуществляет восприятие внешнего и не исходит из моего тела и настроения, но идет извне. У категории совершенно другое содержание. Не обладая большим объемом информации, я могу почувствовать что-то важное и совершенно конкретное: «У него что-то случилось», «Нужно позвонить NN». Это высочайшее духовное достижение человека. Именно об этих интенциональных актах постижения ценностных оснований виденного Шелер и говорит: «вся наша духовная жизнь, — а не только предметное познание и мышление — обладает чистыми в их сущности и содержаниями независимыми от факта человеческой организации… И эмоциональная составляющая духа, то есть чувства, предпочтения, любовь, ненависть и воля имеют изначальное априорное содержание, которое у них нет нужды одалживать у мышления и которое этика должна раскрыть совершенно независимо от логики. Существует априорный «logique du coeur», как метко замечает Паскаль» (там же, с.282).

Лэнгле развивает именно этот подход, позволяющий в теории дифференцировать состояния чувственных ощущений и интуитивного или «духовного узрения сущности». Это последнее в процессе феноменологического восприятия оказывается возможным только после того, как человеку удалось отодвинуться от себя самого, разобраться с источником своей эмоциональности и обратить взгляд к ситуации.

Если вопрос контактного чувствования — «Как это для меня, для моей жизни?», то вопрос дистантного чувствования — «Каково там им?», «Хорошо ли это для них?». Если контактное внутреннее чувствование относится к ситуативному состоянию, то интуитивное чутье охватывает гораздо большую дистанцию – прошлое и будущее. Чутье направлено, по Шелеру, на собственную внутреннюю ценность вещи, ситуации или меня самого, «ценность, в которой несравнимая и неповторимая вещь» выступает без прагматического аспекта.

А.Лэнгле развивает теорию, показывая какое значение имеют оба типа чувств для человеческой жизни. Первый тип – контактные чувства он определяет как чувства-индикаторы проблем. Второй тип – как основание для  занятия позиции и  принятия решения.

В предыдущем примере мужчина поступал правильно, не следуя своим страхам. В течение всей жизни он оставлял их без внимания. Он не смог бы жить, если бы следовал за страхом и недоверием; он не смог бы ни завести семью, ни работать. С таким эмоциональным набором, вероятно, внутреннее отчуждение позволило ему наилучшим образом использовать свою жизнь, не доверяя своим эмоциональным состояниям и полагаясь только на свой разум. В его ситуации это было правильно, потому что преобладающие чувства страха и недоверия были производными чувствами. Они были последствием подавленной тоски по матери, которую он никогда не выражал. Так, со временем, он потерял связь с тем, что было для него важным. И то и другое: утрата внутренней связи с самим собой и отсутствие контакта с матерью лишили его почвы под ногами. В результате его жизнь была окружена страхом, неуверенностью и, как он говорил, “фундаментальным чувством недоверия”. Первоначальные чувства тоски, одиночества и беспомощности постепенно скрылись под покровом страха и недоверия.

Такие эмоциональные состояния и настроения, как, например, страх, общая неуверенность, недоверие, уныние и чувство одиночества не подразумевают, что мы слепо будем следовать их импульсам. Правильно говорят, что страх является плохим советчиком. Подобные эмоциональные состояния имеют другой смысл: они являются как бы табличками с указателями и предупреждающими надписями, которые хотят обратить наше внимание на что-то. Они связаны с состоянием тела и предшествующим биографическим опытом. Они дают информацию о том, как человек себя чувствует и подобны “контрольным лампочкам” нашего самочувствия. Например, если я не могу больше по-настоящему радоваться, то это может указывать на физическое переутомление или на печальный и обременительный период жизни, который я эмоционально переживаю. Смысл этих эмоциональных состояний заключается в том, чтобы, следуя за ними, мы своевременно почувствовали их причину и поняли их. Мужчина должен был бы спросить себя: откуда происходят мои страхи и недоверие? Так как он оберегал себя от чувств, он, конечно же, не мог понять их смысл и не задавался вопросом об их происхождении. Как бы парадоксально это ни звучало: он, полный недоверия, вследствие этого часто был слишком легковерен, у него было слишком мало недоверия там, где это было бы уместно. Он имел все основания для недоверия. И тут кошка кусает себя за хвост: последствием длительного избегания чувств является то, что их сила может проявляться беспрепятственно. Прятать чувства и защищаться от них броней следует тем в большей степени, чем меньше мы видим их как надежные указатели на тоску, дефицит или психологическую травму.

Как можно распознать эту группу чувств? Это чувства, которые дают информацию о физическом самочувствии и душевном состоянии. Они могут быть непосредственно связаны с ситуацией и, например, указывать на гнетущую духоту в помещении. Тогда их смысл заключается в том, чтобы обратить наше внимание на оптимизацию ситуативных условий. Чувства могут в меньшей степени быть вызваны внешней ситуацией, но и тогда они являются табличками-указателями. При этом они также указывают на условия, однако теперь на условия, которые связаны не с конкретной ситуацией, а происходят из прошлого жизненного опыта, который лишь теперь надлежит вновь пережить и понять. Эти условия находятся в самом человеке. Если искать причину возникновения этих чувств вовне, то это от них отвлекает. Часто они мешают в ситуации и являются непонятными, — однако эти чувства имеют свою ценность и свое значение. На них следует обратить внимание, поскольку они содержат важную информацию, в особенности, если они повторяются. В конкретной ситуации дистанцированное обхождение с ними чаще всего более уместно для того, чтобы справиться с ситуацией. Чувством, не связанным с ситуацией, а привнесенным, является, например, страх, который  внезапно охватывает человека на улице, дома или на работе. Этот страх связан с человеком, с его физическим состоянием или невротическим расстройством. Таким “чувством-указателем” может стать и недоверие в том случае, когда ни один из конкретных сотрудников не дает повода для него. Если это так, если мы не находим ничего, кроме общего ответа типа “никогда нельзя знать почему это возникает”, тогда чувство указывает на внутренние, старые жизненные обстоятельства. Мы должны своевременно заняться ими для того, чтобы выйти на след происхождения чувства.

Другой пример — постоянно возвращающееся чувство: «Все лучше меня». Это эмоциональное состояние, на которое нам не следует ориентироваться в ситуации, поскольку оно может нас парализовать. Для того чтобы оставаться жизнеспособным, важно отойти от подобного депрессивного чувства на определенную дистанцию. Вместе с тем, не нарушая временного дистанцирования, его следует рассматривать как «табличку-указатель». Во время молчаливого пребывания с самим собой или еще лучше, в беседе с человеком, который вас понимает, или, в случае необходимости, с психотерапевтом, следует вникнуть в суть этого чувства.

Однако, к сожалению, тот, кто испытывает чувство, что другие лучше него, в большинстве случаев сам в глубине души верит в это. Часто он надеется, что это не подтвердится и изо всех сил этому чувству противится. Он борется с чувством, как правило, до изнеможения жертвуя собой ради других. Думая, что таким образом он может спастись от чувства, он живет в сильном напряжении и в борьбе. Это понятно, так как часто бывает слишком болезненно в одиночку выяснять происхождение подобного чувства и, вероятно, сталкиваться с прошлыми травматическими событиями. Не слишком ли часто такого человека сравнивали с одноклассниками, братьями и сестрами, соседями? Или его пытались «подогнать» под определенные нормы и требования, не считаясь с его индивидуальностью? Как часто его усилия и успехи обесценивались? Как часто родители невербально сообщали ему чувство (или даже прямо говорили об этом), что его жизнь является для них бременем, что он им в тягость? Как может быть хорошо то, что он делает, если он несет в себе чувство, что это плохо — то, что он есть? Настолько глубокими и далеко идущими могут быть чувства. И точно также глубоко следует идти в обращении с ними.

Часто на меня производило большое впечатление и глубоко трогало, когда во время терапевтических бесед я становился свидетелем того, каких невероятных результатов добивались люди в борьбе против влияния таких чувств и своих внутренних катастроф. Иногда они в течение многих лет и десятилетий справлялись с жизнью: работали, проводили свободное время, проживали свои слезы и отчаяние — до тех пор, пока так уже больше не могло продолжаться, и тогда им приходилось обращаться за помощью. В большинстве случаев я бы пожелал им, чтобы они пришли на терапию раньше. Однако я уважаю их старания, когда они пытаются жить сами, удаляясь от обременяющих их чувств на дистанцию, обеспечивающую жизнеспособность.

До сих пор мы говорили о группе чувств, которые являются индикаторами того, как мы обращаемся сами с собой: следим ли мы за собой или относимся к своей жизни небрежно. Эти эмоциональные состояния, однако, не должны являться основой для принятия решений о чем-то ином – о том, что не есть я (о ситуации, о другом человеке). Эти чувства связаны с нами самими, а не со смыслом ситуации. Они являются отражением нашего физического состояния,  общего жизненного настроя, а также того опыта переживаний, который хранит наша биография. Это чувства, которые нас не отпускают, потому что они нам принадлежат. Их задача заключается в том, чтобы привязать нас к нашему телу и к нашей биографии и установить связь с жизненными условиями внешней ситуации. Поэтому они носят указующий характер. Они побуждают нас к тому, чтобы разобраться в них и понять, что они означают. Понять их — означает лучше понять самих себя. Однако так как эти чувства не всегда связаны непосредственно с ситуацией на работе, в семье, с беседой, которую мы сейчас ведем, важно, чтобы мы могли сохранять по отношению к ним определенную дистанцию. Наша жизнь стала бы рассеянной, если бы мы неосмотрительно следовали за каждым дурным настроением, каждым раздражением, каждым проявлением гнева, каждым разочарованием, каждым желанием. Определенная дистанция по отношению к ним защищает нас как от чувственного сибаритства, так и от патологического купания в душевной боли. Сентиментальность, кстати, можно определить как результат того, что мы понимаем эмоциональные состояния не как таблички-указатели, а как самоцель.

Помимо этого существует еще и другая группа чувств. Они раздаются в нас, как звук, когда мы обращаемся к человеку или к вещи. Собственно говоря, нам это очень знакомо… Это звучание чувств подобно музыке, сопровождающей внешнюю реальность, подобно внутренней картине внешней действительности. Так как его источник находится вовне, оно возникает одновременно с эмоциональными состояниями, источник которых находится внутри. Так, например, мы можем испытывать эмоциональное состояние страха, но все-таки во время еды обращаем внимание на вкусовые ощущения, и еда кажется нам вкусной. До определенной степени нас может захватить книга, мы можем наслаждаться концертом, с интересом слушать доклад и дать фильму увлечь нас независимо от того, с какими чувствами мы пришли. Если переживания увлекательны, мы даже на некоторое время забываем о том, как мы себя чувствуем. Тогда мы обращаем внимание не на наши эмоциональные состояния, а, например, на фильм и на то, что мы в связи с ним переживаем. Мы чувствуем более не себя, мы угадываем чутьем происходящее, мы чувствуем то, что происходит там.

Так как этот процесс является чрезвычайно важным для того, чтобы переживать жизнь полностью, ценно, исполненно, я бы хотел детально рассмотреть его шаги. Что мы делаем, когда мы, например, идем в кино? Мы смотрим фильм, слушаем, думаем. При этом уже происходит многое: мы заняты чем-то, что не есть мы сами. Мы занимаемся чем-то другим, и сами приводим себя в состояние открытости: глаза и уши открыты, иногда даже рот… Подобно тому, как в смотрящий глаз благодаря раскрытию зрачков проникает свет, точно также через душевную открытость обращения и интереса что-то проникает в нас. Что это?

То, что способно прийти к нам в этой открытости, то, что нас трогает и к чему-то побуждает — это экзистенциальные ценности. Мы чувствуем, что происходящее нас захватывает, интересует, увлекает, оно касается нас. Мы испытываем это более или менее сильно; мы чувствуем, что от пассажа к пассажу это может изменяться. Мы чувствуем, что хорошо, а что — плохо, что является для жизни важным, а что нас от нее отдаляет. Во встрече с другим человеком мы можем, например, чувствовать, как он к нам относится.

Удивительно, чего мы только не можем почувствовать благодаря языку, изображению и звуку. Однако мы воспринимаем не только качество и напряжение, мы чувствуем больше. Если мы при этом раскрываемся для самих себя, тогда мы чувствуем и нашу внутреннюю позицию по отношению к этому. Например, я чувствую, как я это воспринимаю, что я отклоняю, а что могу утверждать. Все это мы чувствуем сначала эмоционально и лишь потом занимаемся этим в наших мыслях. Мы чувствуем также и первые побуждения к действию: например, как нам следует относиться к какому-либо человеку, должны ли мы остаться здесь или выйти, что мы, собственно говоря, должны сказать или сделать.

Этот второй вид чувств дает нам возможность осознать, в чем состоит суть. Эти чувства просматривают ситуацию насквозь в отношении ее экзистенциальной ценности. То, что мы чувствуем — это то, что сейчас имеет значение, то, что сейчас “создает смысл”. Поэтому эти чувства являются персональной ориентацией в отношении того, что нужно сделать, в отношении того, что является “правильным”. Они “указывают направление”, потому что являются более тонкими, чем то проницательное, что может родить разум. Нам так трудно с этим “шестым чувством”, потому что иногда это выглядит, как ясновидение, — когда наше чутье распознало что-то задолго до того, как это наступило.

Так, например, женщина борется с мыслью о том, чтобы уйти из семьи со своими двумя детьми. Она чувствует, что для нее и для детей оставаться здесь— плохо. Муж не понимает ее проблему. Он не вникает в ее чувства и размышления. Женщина же чувствует, что обстоятельства все больше стесняют ее, однако муж думает, что у нее нет причины для того, чтобы чувствовать себя стесненной и уж тем более, чтобы уйти. Ведь все в порядке: и она, и дети хорошо обеспечены и устроены. Это так — они хорошо устроены. Однако ее чувство становится все сильнее — настолько, что она больше не может жить в этих условиях. И поэтому она уходит. Она берет с собою детей. Муж остается дома. Она чувствует, что поступает правильно, хотя живет в большой нужде и испытывает сомнения вплоть до отчаяния. Может быть, это самая большая ошибка, которую она когда-либо сделала? Это были годы тяжелейшей нужды и напряжения. Из последних сил она выходит из затруднительного положения. Она больше никогда не сошлась со своим мужем. Женщина следовала своему чувству. Она точно чувствовала, что было необходимо уйти, и у нее хватило мужества положиться на чутье и на саму себя. Это было в 1938 году. Она была еврейкой. Она уехала в Англию. Ее сестра погибла в концентрационном лагере. Ее муж был австрийцем. Ее звали Анна Ламберт. Она описывает это в книге: «Ты не можешь ни от чего убежать”.

Иногда требуется большое мужество, чтобы настолько положиться на свое чутье, как эта женщина. Однако именно тогда, когда нам удается следовать тому, что мы считаем правильным, важным и необходимым, именно тогда и только тогда мы живем нашу жизнь. Можем ли мы быть верны сами себе, если мы живем вопреки нашему собственному чувственному восприятию?

Но где можно научиться полагаться на самого себя? Кто мне говорил об этом, когда я был ребенком и кто поддерживал меня в том, чтобы я обращал внимание на то, что я сам чувствую? Нам следовало бы пересмотреть методы воспитания и педагогику и искать формы, которые способствовали бы развитию собственного чутья ребенка и воспринимать его чутье с уважением. Тот, кто не научился проживать то, что является для него важным, тот научился не жить, а слушаться! Тот, кто не чувствует, что является для него важным и не может положиться на это чувство, становится чужим самому себе. Потому что если я не могу положиться на свое собственное чувство, на что же тогда ориентируются мои решения? Кто тогда в бесчисленных жизненных ситуациях скажет мне, как поступить? Для того чтобы ориентироваться в собственной жизни, необходимо уметь полагаться на свое чувство. В противном случае человек рассчитывает на предписания, авторитеты, на заведенный порядок, который говорит, что нужно делать.

То, о чем говорилось выше, в равной степени касается и мужчин, и женщин. Конечно, существуют различия в эмоциональности между мужчиной и женщиной, равно как и между разными людьми одного пола. Так и должно быть, если эмоциональные состояния являются восприятием внутренней действительности — прежде всего тела и его состояния и помимо этого, конечно, биографического опыта. Что касается различия полов, то оно находит свое обоснование в теле (только там его можно однозначно понять). Поэтому внутреннее, чувственное восприятие тела в зависимости от пола несколько отличается.

Что же касается второй группы «чувств, связанных с чутьем», то не следует ожидать каких-либо различий в распознавании ситуативно-важного. В результате исследований (прежде всего обширного исследования Кристы Орглер) мы не смогли выявить различия между полами. Формулируя иначе, мы можем сказать: мужчины и женщины одинаково хорошо обладают чутьем и эмоциональным осмыслением того, что имеет смысл в ситуации.

Разделение чувств, предпринятое нами в данной работе, осуществляется редко. Однако существенное различие представляет собой то, привязывает ли меня чувство в качестве таблички-указателя к самочувствию и к тому, что было в моей жизни раньше, или же оно предлагает мне в результате восприятия актуальной жизненной ситуации основу для принятия решения и указывает направление для дальнейшей жизни. Разделение обоих областей чувств имеет для этого фундаментальное значение. Тот, кто ставит свои решения в зависимость от эмоциональных состояний, постоянно делает их приоритетными и проживает их беспрепятственно, минует исполненную экзистенцию. Он отправится в «путешествие по Я», в котором, в конечном итоге, станет таким же невыносимым для самого себя, как и для других. Мы считаем, что для принятия решений и для выбора будущей жизни чувствующий взгляд, «чутье на правильное», представляют собой последнюю и достойную доверия основу. Нам следовало бы положиться на чутье — иначе мы будем жить чужую жизнь.

Автор — Альфрид Лэнгле

Глава из книги Что движет человеком? публикуется с согласия издательства Генезис