Женщины на грани развода

Женщины на грани развода. Уйти или остаться? Что мешает принять верное решение

Сомнения «быть вместе или разойтись» – частый спутник отношений между мужчиной и женщиной, даже, когда они еще не стали семьей. Идеальных людей нет, в паре всегда есть то, что устраивает и то, от чего хочется избавиться, а, подчас, и разорвать отношения.      Вначале разногласия, конфликты часто решаются довольно просто, а то и вообще не возникают. Новые этапы, будь то брак, совместный быт, рождение и воспитание детей меняет то, как каждый из супругов решает возникающие трудности.

Не все справляются с известными кризисами совместной жизни. Достаточно прочитать сообщения на женских форумах, чтобы увидеть, что многие семьи сейчас живут на грани – между тем, чтобы развестись и тем, чтобы сохранить семью.

Как показывает моя практика, опыт общения с читательницами авторского электронного журнала «Быть Счастливой Мамой ЛЕГКО!», именно женщины с детьми часто тяжело и долго переживают ситуацию выбора, принятия решения, мучаясь вопросами – «уйти или остаться?», «стоит ли сохранять семью ради ребенка?», «как правильно поступить, чтобы не пострадал ребенок?» и т.д.

Помимо крушения надежд, ожиданий, которая переживает женщина на грани разрыва отношений, важное место занимает ее материнство, ответственность за ребенка и его будущее, зачастую страх оставить ребенка без отца, без полноценной семьи перевешивает собственные желания и стремления.

Сделать выбор – трудный и ответственный шаг, особенно, если ты женщина, а на руках – ребенок, за которого ты вдвойне переживаешь, и не хочешь его страданий ни сейчас, ни в будущем. Получается, что материнство становится тем «якорем», которое удерживает отношения на плаву. Многие так и живут долгое время на грани, выбирая не выбирать, оставить все, как есть. Пусть плохо, но я к этому привыкла. Стабильно, безопасно, а, главное, известно.

Мне кажется, что вопрос «терпеть или разводиться» часто задают женщины, которые в целом понимают, что их не устраивает, и, возможно, не раз пытались изменить ситуацию, мужа своими силами, компромиссами или ультиматумами. И, скорее всего, это не получалось, а если и получалось, то долгожданное благополучие возвращалось в семью лишь на короткое время. И получается следующее – как есть – не устраивает, а, как хочу – «не знаю», «боюсь» и т.д.

Можно по-разному смотреть на эту ситуацию, давая разные рекомендации. Я хочу отметить следующее: как поступить, решает сама женщина, и ни одно решение не может быть правильным и верным на 100%. Полагаю, что самое трудное в этой ситуации, рискнуть честно посмотреть на себя, на него, на вашу семью, на то, что получилось, а что нет, что возможно изменить, а что никогда,  просто потому что вы такие.

Сам вопрос «Уйти или остаться» из темы рассуждений, сомнений: что лучше? как не ошибиться? как не испортить жизнь семье и ребенку? И эти сомнения прямо указывают на напряжение, скрытые или явные конфликты в паре, подавленные обиды, горечь, разочарование. В таком состоянии многие женщины либо реагируют очень эмоционально (особенно с точки зрения мужчины) – плачут, высказывают разом все обиды, претензии, либо всю ту же гамму чувств переживают изнутри, в одиночку, а внешне продолжают играть роль «примерной жены» и «хорошей мамы». Очень часто эти внутренние терзания все равно становятся видны – через внезапно наступившее физическое заболевание себя самой или, еще хуже, ребенка.

В таком тупике, когда разум и сердце вечно спорят друг с другом, особенно страшно сделать выбор. Взять за него ответственность. Принять решение. Пусть ошибочное и в глазах окружающих «неправильное». А еще страшнее высказать без претензий рискнуть высказать свои настоящие желания и интересы супругу и встретиться с тем, как он на это смотрит, что для него важно в семье, что ему хотелось бы изменить.

То, что легко описать в одном абзаце, очень трудно претворить в реальность в силу собственных убеждений, тревог, ожиданий. Для осознанного принятия решения требуется не только время, в первую очередь, готовность женщины самой проделать внутреннюю работу, быть честной с самой собой. И часто это трудно сделать одной, без профессиональной поддержки.

Как психолог, в ситуациях тяжелого выбора между сохранением семьи и разводом, я прежде всего помогаю женщинам научиться встречаться с собственными желаниями, с тем, что действительно хочется от себя в семейной жизни,  что мешает признаться мужу в своих желаниях, тревогах, сомнениях. Порой в ситуации «между «вместе» и «отдельно»», есть достаточно бонусов, выгод, которые очень не хочется терять, и в которых очень не хочется признаваться.

«Уйти или остаться?» — вопрос, который может загнать в тупик, а может стать сигналом для перемен в своем и (или) совместном будущем.

Мне кажется, этот вопрос можно решить, если не заниматься долгим обдумыванием и взвешиванием всех «за» и «против», а найти в себе мужество честно ответить: что я действительно хочу от этой жизни, от отношений в семье? Возможно, это придаст силы разделить свои сомнения с мужчиной, без упреков, претензий, требований, и услышать его.

«Розовые очки» спадут, а вместе с ними и несбывшиеся мечты, ожидания, надежды. Станет ясно, что возможно, а что нет в вашей семье. И тогда ответ «уходить или оставаться» появится сам, без специальных усилий. Откуда-то появятся силы, ресурсы и возможности преодолеть эти трудности. И настроение утром однажды окажется легким, свободным и радостным.

Автор — Таирова Динара

Любовный треугольник

«По ту сторону любовного треугольника»: почему брошенные женщины сами становятся любовницами

На протяжении своей психологической практики я часто работала с женщинами, которые пережили измену любимого мужчины и спустя период восстановления, после которого они учились доверять себе и мужчинам вокруг, многие из них начинали отношения с женатыми мужчинами.

Мне стало интересно, почему так происходит, почему женщина, которой изменили, сама становится «третьей лишней»? После пережитой боли, разочарования, слез горечи и обид она фактически примеряет на себя роль «той» любовницы из прошлой жизни, после появления которой отношения в паре, так или иначе, разрушились. Какие причины скрыты в выборе женщины несвободного мужчины? Что делать, если влюбляешься, а умом понимаешь, что, вряд ли, вы вдвоем будете вместе? Можно ли вообще остаться в этих отношениях и не потерять драгоценное время, молодость и красоту для своей будущей любви, семьи и т.д.? Может ли опыт таких отношений быть полезным для самой женщины?

В этой статье я хочу помочь женщинам, которые из брошенных и обманутых стали любовницами, больше увидеть скрытые причины их выбора, а также обратить внимание на то, как сохранить уверенность в себе и не потерять свое время.

Отношения мужчины и женщины как растение, которое нужно поливать, кормить, заботиться – причем двоим, а не в одиночку. Сохранение баланса возможно не только при обоюдном желании влюбленных, но и при  готовности переживать конфликты, спады желания быть вместе и не вместе, любовь и нелюбовь. Не все выдерживают, расставаясь по разным причинам, в том числе и из-за измены.

Чтобы заново вернуться к жизни после обмана, предательства требуется время даже самой мудрой и уверенной в себе женщине. Время, чтобы пережить и отпустить боль, перестать обвинять себя и ненавидеть весь мужской пол за их «природно обусловоленную» полигамность и снова начать чувствовать, оживать как Женщина. Получать знаки внимания, ухаживания, флиртовать, знакомиться, ходить на свидания – оказывается это чертовски приятно… И очень хочется защитить свое сердце от страданий и боли. У многих женщин этот страх разбитого сердца настолько велик, что он побеждает желание прочных и серьезных отношений, как бы громко о последнем не говорилось… И тогда, неосознанно, женщина начинает избегать длительных отношений – ведь, чем меньше привязанность, тем меньше разочарование, не так ли? И именно здесь многие заводят отношения с женатым мужчиной. Кроме этого, неосознанно, такие женщины после исполнения роли примерной жены в прошлом нуждаются в компенсации – почувствовать себя женщиной-праздником, женщиной, общение с которой строится, в первую очередь, на удовольствии, наслаждении, без готовки-уборки-стирки-глажки и прочего исполнения роли «кухонного комбайна».

Третья причина (опять же, чаще неосознаваемая) – женское любопытство: «каково это быть той, не кому изменяют, а той, с кем изменяют, и ради кого придумывают немыслимые отговорки и причины только чтобы вырваться из семейного гнездышка».

Никто не отменял и пресловутую женскую конкуренцию – кому достанется главный приз, жене или любовнице? Те женщины, которые создают в паре «любовный треугольник», как правило, слабо верят в собственную привлекательность, часто сравнивают себя не в свою пользу с другими женщинами или, наоборот, всеми силами стремятся доказать, что они самые красивые, самые желанные, самые сексуальные и т.д. В глубине души им трудно поверить, что их можно любить просто так, как единственную женщину, а не на чьем-то фоне.

Это лишь некоторые причины, и не всегда они осознаются женщинами, а, значит, многие из них вступают в замкнутый круг ожидания встреч, ревности, страданий, надежд и, в конечном итоге, растраченной впустую женственности, красоты, молодости.

Что делать женщине, как сохранить собственную уверенность, если сейчас женщина в статусе любовницы, хотя при этом мечтает о крепкой семье? Об этом несколько советов:

  1. Признай реальность («женатость») мужчины рядом с тобой как факт, не оценивая и не впадая в чувство вины или размышления о будущем;
  2. Начни получать удовольствие от себя как женщины – комплименты, знаки внимания, подарки – это, действительно, очень приятно, также как и ощущение себя женщиной-праздником, с которой мужчина расслабляется  и наслаждается.
  3. Бери ответственность только за себя и за свою жизнь – не стоит думать его головой, головой жены и т.д.
  4. Чувство меры – почувствуй и осознай, что дают тебе эти отношения: возможно, именно сейчас ты получаешь ту нежность, любовь и заботу, по которой ты сильно истосковалась; в то же время, при всей вере в длительные отношения эмоционально ты можешь быть к ним не готова.
  5. Живи настоящим: такие отношения как никакие другие учат ценить и радоваться встрече мужчины и женщины, наслаждаться моментом, избегать пустых размолвок и ссор.
  6. Смотри на вещи реально: мало кто из мужчин, сломя голову, готовы развестись и начать новую семью, только если сами, без давления, захотят этого. И если сейчас ты выбрала этого мужчину, а у тебя есть ценность семьи, помни про нее – живи своей интересной, насыщенной жизнью, флиртуя и получая знаки внимания, — возможно, неожиданно на твоем пути встретится мужчина, который захочет окружить тебя любовью и заботой открыто и надолго, а не украдкой и урывками.
  7. Закон равновесия. Главная ошибка любовниц, что они привязываются на 100%, находясь в напряженном, мучительном ожидании. Дай понять любимому, что у тебя своя интересная жизнь, тебе хорошо с ним, но это не значит, что у тебя нет своих интересов и удовольствий. Пусть он «кусает локти», что ему приходится «раздваиваться», а ты ценишь, любишь и уважаешь себя, получая удовольствие от настоящего и реально строя свое будущее.

Влюбленность в несвободного мужчины после недавнего предательства напоминает  горечь прошлых потерь, вкус удовольствия и стыда одновременно, грезы о совместном будущем и тревогу неопределенности… Может быть, стоит убрать излишний драматизм и отнестись к этим отношениям как к нежданному празднику? Вполне возможно, что он закончится, а это значит, что можно наслаждаться и ценить то, что есть сейчас, наполняясь и расцветая как женщина, а сомнения мужчины оставить ему одному.

Автор — Таирова Динара

Ребенок вырос — отпусти!

Ребенок вырос — отпусти!

Рядом со мной в метро стоит молодая и отчаянно влюбленная парочка. Парень и девчонка не могут оторвать рук друг от друга и говорят, говорят. И смеются и опять говорят. Звонит телефон.
— Я с Леной, мама! Я буду поздно, я же тебя предупреждал, — говорит парень.
Телефонная трубка начинает верещать такими высокими нотами, что даже мне хочется отстраниться.
— Да, был у бабушки. Конечно, сказал. Да сделал, как ты сказала. И это тоже! Мам, я уже не маленький! Куда? В кино едем. Конечно, выключу телефон, там все выключают, — в глазах у парня досада. — Мам, мы с тобой каждый день видимся! А она… Она не «всякая» Ленка, она моя Лена! Не надо, мама!
Парень нервно выключает телефон. Девушка молча прижимается к нему и утыкается в него носом. Вокруг зависает молчание.
Знакомая сценка, не правда ли? А ведь мама знает, что рядом стоит девушка, которая влюблена в ее сына! Мама тоже была молода и тоже влюблялась. Ей ли не знать, какими глазами смотришь в этот момент на своего избранника. Почему же, когда это коснулось ее сына, она стала такой непонятливой и небрежной?

Родительская ревность

Казалось бы, только недавно снимали свое чадо с горшка, купали его, делали вместе уроки. И вот уже дочь делает маникюр, сын бреется, и оба потихоньку лазят в компьютере по порносайтам. Оба стремятся к независимости и демонстрируют ее всеми возможными способами. Но это не беда. Жизнь все равно преподнесет им нужные уроки, и они поймут, что свобода — вещь дорогостоящая.
За нее надо будет заплатить взрослостью характера, профессиональной состоятельностью, умением выстраивать свои потребности исходя из своих возможностей. А взрослые? Почему они из родных и понимающих людей перемещаются в стан оппозиции?

Потому что для многих людей чувство родственности включает в себя и компонент собственности.
Ребенок принадлежал нам (и ничего не имел против этого до поры до времени!), и вот теперь мы для него только часть его мира. Это — увы! — неизбежно, но многими воспринимается очень болезненно. Родительская ревность — чувство очень разрушительное. Она тем более страшна, если мать, к примеру, вырастила ребенка одна. У меня консультировалась пара молодоженов, союз которых с первых дней их совместной жизни поставила под угрозу мать мужа. При каждом кашле и чихе своего сына она врывалась в спальню к молодым среди ночи с таблетками, без всяких церемоний. Сын пытался мирно объяснить ситуацию, а когда не помогло, просто выставил ее за дверь. В разговоре со мной, она твердила, что это сноха настроила ее сына против нее. Пришлось тактично, но настойчиво напомнить ей о том, что происходит в супружеских спальнях и что родители в этих ситуациях — такие же посторонние, как и все остальные.

Нам всегда кажется, что о нашем ребенке никто не сможет так позаботиться, как мы. Мы знаем, чем он болел, что любил или не любил, чего боялся. И с трудом признаемся себе в том, что дети вырастают из своих страхов, привычек, болезней.

Они не хотят помнить об этом, а мы им об этом напоминаем и напоминаем. Мы забываем, что эти воспоминания дороги нам, а не им. И сердимся на них за то, что они не хотят разделить с нами нашу ностальгию по их детству. Но ведь именно их, людей не сумевших перерасти детство, и называют инфантильными, «маменькиными» сынками и дочками!

Воспитывая тотально зависимого от себя ребенка, родители даже не представляют, какую яму они себе могут вырыть в старости. Потому что неизбежно наступит день, когда их чаду самому придется принимать ответственные решения. А оно не умеет этого делать и боится.

Очень показателен анекдот на эту тему.
Разговаривают две молодые женщины.
— У меня заканчивается терпение, — говорит одна. — Мы уже три года вместе с мужем, а он всегда и по любому поводу твердит «мама» и «мама»!
— А ты сбей его с толку, — говорит другая. — Надень черное кружевное белье, чулки, подвязки. Он появится на пороге, а ты распахни халат и кинься к нему!
Встречаются на следующий день.
— Ну и как?
— Да никак! Он увидел черное белье, ахнул и говорит: ты вся в черном! Что-нибудь случилось с мамой?!..
Как вы думаете, этой женщине можно позавидовать? И интересно, как долго просуществует ее брак?

Понять и отпустить

Работая с семейными проблемами, я заметила одну закономерность. В семьях, где присутствует тактичность и уважение к чувствам и вкусам друг друга, где родители увлечены своей работой, имеют хобби, хорошее чувство юмора, где родительские функции выполняются гармонично и естественно, проблем между старшими и младшими бывает намного меньше. Родители не давят на детей любовью, граничащей с самоотречением. Такая любовь очень тяжела. Из-под нее всегда хочется вывернуться. Один из 15-летних подростков рассказывал мне на консультации про мать:
«Она мне постоянно кричит, что всем пожертвовала для меня. Отец страшно пил, а она терпела и говорила, что не хочет, чтобы я был безотцовщиной. Смешно, прямо. Мне противен и он, и дом. И даже она, вечно раздраженная. Хотя, я ее очень люблю. Она говорит, что живет для меня. А я хочу, чтобы она жила для себя. Я разберусь с собой. Я хочу ее видеть счастливой».
Вы поняли, о чем он? А я поняла. Появление детей в нашей жизни не лишает нас права чего-то хотеть, чему-то учиться, кого-то любить и желать, строить свои планы на будущее. Конечно, планы эти с учетом детей будут скорректированы. Просто жизнь двух поколений будет идти не одна за счет другой, а проживаться вместе и в горе, и в радости. В таком варианте семейного сообщества детей, как правило, никто специально не «воспитывает». Они впитывают семейную философию и уклад жизни в течение самой жизни. Эта семейная философия предполагает, что люди живут под одной крышей, потому что родные и любят друг друга. И долг в этом случае воспринимается, как что-то само собой разумеющееся.

Есть любовь к детям, а не жизнь во имя детей.
Есть радость при виде влюбленного лица дочери или сына, а не горечь от мысли, что сердце твоего ребенка принадлежит еще кому-то. Есть безумная гордость от творческих и жизненных побед своего ребенка, а не жалость к себе из-за своих неосуществленных планов.
И нет желания навязать ребенку свой образ жизни, кстати, вместе со своими же ошибками.

Хотим мы этого или нет, но дети наши вырастают. Им становится тесно в созданном нами мире. И если мы хотим остаться с ними в вечном душевном родстве, мы должны их вовремя понять и отпустить. Как бы парадоксально это не звучало.

Совет психолога

  • Растите вместе со своими детьми. Вы должны знать их вкусы, интересы, манеру общаться, что, по их мнению, хорошо, что плохо. Это особенно ценится детьми подросткового возраста и старше. С вами всегда пойдут на контакт, если будут понимать, что вы «в теме».
  • Даже если вы в душе консервативны, пересматривайте время от времени свои убеждения. Вашим детям предстоит жить в другое время. Там будут несколько иные законы и порядки, и ваши дети будут вынуждены адаптироваться к ним. А ваша негибкость отдалит детей от вас. Они не выбирали время родиться и не смогут изменить своих родителей. И тогда дальше они пойдут без вас.
  • Дети выросли, и у вас появилось свободное время. Не висите постоянно на телефоне, непрерывно выясняя отношения со своим ребенком. Займитесь собой! Самое время спокойно подлечить кое-какие болячки, вспомнить и осуществить свои нереализованные планы (например, пойти переучиться и поменять профессию, записаться в школу бальных танцев, записаться в хоровую капеллу, организовать маленький духовой оркестр, научиться шитью и рукоделию, пойти учить английский или испанский язык — да мало ли что!). Поверьте, это только увеличит ваш статус в глазах детей. Всегда интересно с тем, кому не скучно с самим собой.
  • Сделайте гармоничной свою личную жизнь. Если вы в браке, то самое время обновить ваши отношения. Уделяйте супругу (супруге) больше внимания. Старайтесь делать друг другу маленькие подарки и знаки внимания. Вспомните, как в молодости вы были сосредоточены друг на друге и верните это время! А если вы одиноки, то самое время найти друга или подругу. Речь не о штампе в паспорте. Речь о том, чтобы вашей душе было уютно. Тогда она не захочет воевать ни с кем. В том числе и со своими детьми.

Автор — Ольга Хмелевская

О вреде системной расстановки

О вреде системной расстановки

«Я понимаю, что меня разводят. Только не могу разобраться, как именно», — так сказал директор одной фирмы, когда увидел, как совершенно незнакомые ему люди двигаются по залу и говорят слова, слишком похожие на правду. Пока он называл этих людей именами своих сотрудников и расставлял их на ограниченном стульями пятачке, он понимающе улыбался: «Да, ребята, я столько участвовал в разных играх. Давайте поиграем. Я объясню Вам, что здесь не так».  Постепенно, по мере развития действия в центре зала, его лицо меняло выражение. Победоносная уверенность таяла, открывая растерянность и озадаченность. Откуда эти люди, которых он видит впервые в жизни, знают такие подробности о взаимоотношениях и ощущениях его сотрудников. Ведь даже с помощью шпионажа, на который не было ни времени, ни средств, невозможно узнать так много, вплоть до интимных подробностей личной жизни и скрытых черт характеров. Он признался в том, что никак не мог взять в толк, как участники группы выучили все роли, ведь назначал* он их сам, в произвольном порядке. Так и не найдя ответа, он загорелся детским любопытством: «а скажите-ка еще…». Да так, что пришлось останавливать и напоминать, по какому вопросу он пришел изначально.

*Назначение – заказчик расстановки называет выбранного им любого участника группы именем кого-то из членов своей системы (или объектом своей внутренней структуры).  /прим.авт./

Этот директор прошел несколько типичных стадий знакомства с системно-феноменологическим методом Берта Хеллингера (далее — метод Хеллингера), который на территории СНГ, с легкой руки переводчицы Ирины Беляковой, получил название Семейная Системная Расстановка или Системная расстановка, так как метод уже вышел за рамки семейной терапии.

Вот примерная последовательность этих стадий:

  1. Недоверие.
  2. Желание разобраться (разоблачить).
  3. Удивление, доходящее до изумления: «откуда они знают?!»
  4. Тупик, недоумение, растерянность, смущение (иногда стыд, страх).
  5. Радость открытия при виде решения, облегчение, надежда на будущее.
  6. Ожидание чуда.
  7. «Это так просто, хочу всего и побольше».

Кто-то может пройти все шаги, кто-то — их часть. Некоторые шаги могут промелькнуть слишком быстро, на других человек может застрять надолго. Но обобщенный алгоритм  приблизительно такой. И недоверие может оказаться подчас перспективнее, чем избыточный оптимизм в стремлении исполнить любое желание. Поверхностное отношение к тому, что заключает в себе дивную силу, еще не изученную и в малой толике, может принести вред больший, чем ожидаемая польза.

Это не просто метод — это явление народу феноменологии в действии. Никаких загадочных слов и умопомрачительных рассуждений  – назвал и поставил. И получил информацию! Это шокирует, удивляет, смущает, радует, восхищает, вызывает негодование, но почти никого не оставляет равнодушным. Поэтому армия желающих пользоваться этим методом в качестве либо заказчика, либо специалиста стремительно растет. Всего 5 лет назад в Интернете можно было встретить 2-3 упоминания о посещении Хеллингером Москвы. Сегодня – 29 тыс. страниц с предложениями услуг и обсуждениями. Книги Хеллингера и других специалистов в системной терапии можно встретить в каждом отделе психологической литературы.

В виду такого количества публикаций и массовой наполненности всевозможных ресурсов, мы не будем останавливаться на подробном описании того, что уже многократно описано.   Мы предлагаем зайти с неожиданной стороны и рассмотреть метод со всей искренностью,  изначально присущей ему самому. Возможно, наша публикация вызовет нарекания в кругах, ратующих за непогрешимость. Однако мы считаем, что проблемная постановка вопроса ведет к открытию новых направлений, расширению горизонтов и углублению понимания. А это мы видим своей главной задачей в продвижении любимого нами метода. Со всем почтением к основоположникам, коих чтим всей душой.

Итак, давайте рассмотрим несколько самых спорных вопросов, которые могут возникнуть у вдумчиво-недоверчивых наблюдателей, и искренне, без радостно-рекламных возгласов, постараемся на них ответить.

Природа этого явления не имеет научной базы.

Это действительно так. Опуская теоретизирования на темы: Фрейд – подсознание, Юнг – коллективное бессознательное, Эйнштейн – квантовая физика, Вернадский – ноосфера, — все, что можно предложить логической стороне ума, просто посмотрим на происходящее взглядом стороннего наблюдателя.  Обычные, ничем не отмеченные люди, просто называются именами. Например, «ты – мой дедушка»**.

**Это не ролевая игра, не имитация и не дублирование, хотя, возможно, психодрама, как групповая работа, могла вдохновить Хеллингера именно на такую форму. /прим. авт./

После того, как их назначили, люди, они же заместители, просто ставятся в зале. И потом они начинают чувствовать и преживать то, что не принадлежит им, то, что принадлежит чужой системе. Они не под гипнозом, они совершенно четко осознают себя, но, в то же время, реально чувствуют нечто иное: чувства, связи, отношения, события, которых они доселе не знали. ОТКУДА и КАК в них берется информация? И, самое главное, ПОЧЕМУ этой информации можно верить?

«Общая душа» — говорит основатель метода Берт Хеллингер. Это ничего не объясняет, кроме того, что мы многого не знаем. И потому метод называют феноменологическим***.

***Феноменология — беспредпосылочное описание опыта познающего сознания и выделение в нем сущностных, идеальных черт. /википедия/

Так что же, вот он, этот самый опыт познающего сознания!? Но все равно вопрос остается: почему этому можно верить? И где гарантия, что следующие после правды слова, тоже правдивы? «Что есть истина?», — спросил Пилат. И не получил ответа, и умыл руки. А для обычного человека главным останется его «я». Либо я верю, либо нет. Это даже не религия. Это похоже на веру, основанную на экзистенциальном опыте, и потому нерушимую. Я в это верю, потому что опыт моего личного переживания говорит мне, что это так, раз за разом. Я убеждаюсь, что чувствую НЕЧТО и это уникально, и я могу это наблюдать. При этом мне говорят, что это не принадлежит мне, и меня это успокаивает. Я могу переживать все что угодно без опаски – ведь это «не мое». Еще больше придает уверенности то, что мой опыт подтверждается схожими переживаниями других людей рядом со мной.

Хорошо, а что, если это внушение? Массовый гипноз? Секта? Я верю тому, что переживаю, но люди под гипнозом тоже верят. Правда, после выхода из гипнотического транса, человек не помнит, что с ним происходило, мое же сознание сохраняет все ярко и отчетливо. Я не перестал быть собой, я расширил свое представление о своих возможностях и о мире вокруг меня. И больше того, я вдруг понимаю, что могу это чувствовать и за пределами семинара, без группы и ведущего. Я в принципе могу чувствовать состояния и эмоции тех людей, с которыми общаюсь. И я умел это всегда, но раньше не обращал внимания. Да, есть множество историй, как кто-то чувствовал то, что происходит с близкими, на огромных расстояниях. Оказывается, можно чувствовать  не только близкого, а практически любого человека. Вот, беседуют двое рядом со мной, улыбаются. А я чувствую – напряжение. Вот сотрудница подходит с вопросом, а я чувствую – переживание ребенка перед родителем. Это — не фантазия, это – реальность.

Но вопрос остается: насколько я могу доверять самому себе, когда чувствую другого человека? Насколько я могу верить каждому отдельному заместителю в каждом конкретном случае?

Вред №1: мысли, а точнее домыслы заместителей.

Чувства истинны, но «мысль изреченная есть ложь». Выводы может делать тот, кто наблюдает и видит систему целиком. Выводы же отдельного заместителя не только бессмысленны, но и вредны. Они могут исходить, и исходят обычно, из ценностей, мировоззрения и способа мышления именно этого человека, личности. Для истинной же картины необходимо, чтобы личность отсутствовала, и мы бы получали информацию о состоянии объекта и его отношениях к другим объектам в чистом виде****, без искажений оценкой и выводами. Заместителей, которые слишком много говорят (как правило, самоутверждаясь в этом), надо обучать выдавать правильную информацию, или менять на тех, кто может не думать, а чувствовать и наблюдать за чувством. Сюда же, к домыслам, можно отнести и показательные переживания «на публику». Все эти попытки перетянуть одеяло на себя, проявить себя главным в расстановочном процессе, могут свести на нет работу остальной группы.

****Справедливости ради отметим, что в идеальном чистом виде мы пока что получить информацию не можем, при нынешнем состоянии человека, как информационного канала. Поэтому, когда  мы говорим о чистоте, то имеем в виду информацию, максимально свободную от оценочного воздействия личности.

Хорошо, мы убедились, что метод реален, т.е. с его помощью можно получить уникальную информацию о системе человека, при условии, что ведется правильная работа с заместителями. Но возникает следующий вопрос.

Полезно ли это все, на самом деле, для заказчика?

Есть несколько разновидностей этого вопроса: Это не работает. Это работает не так. Это может быть опасно. Это может быть как полезно, так и опасно. И в таком случае, чего больше? Вреда или пользы?

Мы получили информацию от заместителей в системе, расставленной здесь и сейчас. Заказчик (клиент), практически всегда, увидев, что там на самом деле происходит, задает вопрос: «Что же с этим делать?». Собственно, он потому и пришел, что хочет что-то «с этим» сделать. И вот тут начинается множество вопросов от «имеем ли мы право вмешиваться?» до «почему именно так?».

Если говорить о политике невмешательства вообще, то на самом деле невозможно жить в этом мире и не вмешиваться в него. Мы вмешались уже при рождении. И каждый наш шаг, каждый выбор, который мы делаем, каждая мысль – это вмешательство в мир, в окружающую систему, точнее наше взаимодействие с миром. Метаболизм с окружающей средой – это условие жизни.  Попытки повлиять на ход событий и истории, изменить окружающее пространство на более комфортное, всегда были присущи человеку и человечеству. И в личной жизни, чтобы улучшить отношения, люди стараются угождать или наказывать, чтобы что-то исправить в теле, обращаются к врачам, чтобы повлиять на духовную сторону жизни – читают молитвы, аффирмации, ходят на тренинги и покоряют вершины. И то, что сейчас нам открылся этот необъяснимый метод – может быть и это не случайно? Это следующий шаг в нашем взаимодействии с миром. Тогда надо учиться делать это правильно. А что такое правильно? И чем чревато неосторожное воздействие?

Тем, кто не видел фильм «Эффект бабочки», советуем его посмотреть как учебное пособие по взламыванию мирового порядка. Герой фильма все время хотел исправить ситуацию, сделать как лучше. И чем дальше, тем ужаснее были последствия. Особенно гениальна режиссерская версия фильма, которую Голливуд отверг (не хватило видения у продюсеров). Там выход был в том, что герой вообще не должен был родиться, ибо его рождение – это желание родителей, преодолевших запрет высшей системы.

А как в жизни проявляется этот «Эффект бабочки»?   Вы удалили папиллому, а через 10 лет вам ставят тяжелый диагноз. Вы попросили вечного счастья для близкого человека, и вдруг он погиб в аварии. Вы группой помолились за страну, а на другом конце мира упали два небоскреба. Совпадения?

Вы здесь, на расстановке, спасаете умирающего мальчика. А кого получит мир через 20 лет в его лице? Хорошо вы сделали или плохо? Сейчас его мама рада, и это хорошо. А если вы породили нового диктатора? И снова – это хорошо и плохо?

Может, лучше вообще ничего не трогать, ни к чему не прикасаться и никуда не вмешиваться? Увы, знаете ли вы последствия своего неделания? Отказ от действия, где ты мог сделать и побоялся – это тоже действие.

Выходит, мы обречены жить и взаимодействовать с системой, и вмешиваться в нее каким-то образом, создавая что-то лучшее или худшее, или просто иное. А вот что привносит в это взаимодействие метод Хеллингера? Не увеличивает ли он опасность?

Ответ простой: Если метод эффективный, то он может и навредить. Если он безопасный, то он не эффективный. Потому что мы не можем истолковать эффект ни в какую сторону, не зная до конца, где плюс, где минус, делая выводы с высоты своих сегодняшних пониманий, даже если считаем их очень высокими.

И в самом деле, насколько мы имеем право наводить порядки (одна из первых книг Б. Хеллингера по системной расстановке так и называется «Порядки любви») там, где не мы их нарушали? И кто сказал, какой порядок правильный?  Почему надо слушать в этом мнение Хеллингера, который на многих читателей наводит ужас своими радикальными фразами. «Еврейский народ только тогда найдет мир с самим собой, своими арабскими соседями и со всем миром, когда каждый еврей прочитает молитву за упокой души Гитлера.» (Хеллингер, “Mit der Seele gehen”, 2001, стр. 50) – за это высказывание его называли фашистом. «Муж — всего лишь громоотвод, он вовлечен в динамику, потому что они все вместе действуют против него» ( Г.Вебер. Кризисы любви. Системная психотерапия Берта Хеллингера, М. 2002, стр.80) — это об инцесте между отцом и дочерью. И вообще в инцесте, по Хеллингеру, виновата мать. А первая жена важнее нынешней. И младший ребёнок наименее важный в семье. А за зло надо отвечать злом. И сила находится у убийцы, убийца – первый, кого надо принять в свое сердце.  Кошмар, что ж это за бесчеловечные порядки? Может, наш народ сошел с ума, что принимает «на ура» этого немца с его надуманными правилами?

Но те, кто видел Берта Хеллингера, почему-то не ужасаются, а восхищаются. Почему? Снова гипноз? Как писали в интернете: «пришел человек посмотреть, его и завербовали»?  А может дело все в том же: его метод – не теория?  Бесполезно пытаться описать всю полноту таинства встречи  с запредельным, т.е. с тем, что за пределами обыденных представлений.

И фразы Хеллингера часто звучат провокационно, потому что именно провокация дает возможность выявить противоречие, живущее внутри человека, пережить то, что не принималось и обнаружить, что стал видеть больше, чувствовать глубже и понимать иначе?  Осознание противоречия, решение парадокса – это и есть решение в кризисной ситуации. Умение принимать противоположные точки зрения – это и есть настоящее приятие. Когда человек смог перешагнуть свои собственные ограничивающие рамки, он переходит на уровень выше, и тогда ему открывается, то, что связывает противоречивые части, общий смысл, который Хеллингер назвал энергией любви. Может потому так много людей идет за его методом, что все стремятся к одному и тому же? К любви… И тех, кто пережил море любви в точке разрешения конфликта, поток энергии жизни, заблокированной много лет, тех не запугать «неправильными фразами». Тем более, что эти фразы часто вырываются из контекста, а общий смысл так и остается непонятым.

Лишь бы только поклонники Берта Хеллингера  не канонизировали его живое течение Духа в мертвый свод правил. Момент истины жив только один момент. В следующий момент — это уже не истина.

И все же… и это понимание не делает нас всемогущими. Не дает возможности получить то, что мы с высоты муравьиной значимости ожидаем. Но что это нам дает? Ведь сколько мы тут не понапишем, а заказчик ищет чуда и хочет решения! «Любви? Хорошо, давайте любви! Я согласен!». А что будет с тобой потом? «Всё будет хорошо!». Но мы никогда не знаем, какой получим эффект бабочки. Система меняется так, как может и должна. Единственное, что мы на самом деле можем благодаря гениальной находке Хеллингера – получать системную информацию от заместителей – увидеть проблемную зону и выйти на точку напряжения. И то не всегда, а только если правильно эту зону обнаружили и вышли именно в нужную точку (об этом подробнее в следующей статье). Если это получилось без потери информации и энергии, то вы можете сделать одно движение – как стрелочник, переводящий стрелку. Одна фраза, взгляд, истина в этом моменте – и паровоз перешел на другой путь. А что ждет на этом новом пути? Расстановка хоть и системная, но, в любом случае, вы сможете увидеть только часть системы.

Вред №2.  Системная расстановка реально вносит изменения в жизнь и вам приходится сталкиваться с тем, что вы не знаете!

Если бы мы всегда избегали этого, то не занимались бы сексом, не шли на новую работу, не рожали и не рождались бы. Жизнь – это столкновение с тем, чего я не знаю (и смерть тоже). И когда человек хочет что-то изменить, и он уже убедился — то, что он делал раньше, его не устраивает, и там он не может больше находиться, то тогда он готов встретиться с чем-то неизвестным. И только внутри него есть этот сигнал – пора, вперед! Если это можно сделать не вслепую, а с помощью метода, дающего больше видения, метода, который помогает осознанно преодолеть препятствие, то почему бы этим не воспользоваться?

Да, почему? Почему в людях так сильно сопротивление изменениям? Они защищают самих себя, привычных и знакомых себе, от того «Я», которое может быть опасным. Это защита от своей «тени», запрет заглядывать на темную сторону луны.

Преодоление внутренних барьеров связано с теми тайнами и глубоко спрятанными травмами, которые человек хранит за семью печатями. Чтобы освободиться от того, что держит, необходимо взглянуть в глаза своему страху, своему подавленному чувству. И больше того, мы не просто открываем запретную дверь прошлого, но и предлагаем человеку пережить  его заново, что бы там ни оказалось: стыд, боль, унижение, кошмар, ненависть.  Само по себе это задание не из легких, но, к тому же, сверху накладываются социальные запреты. Большинство современных людей привыкли подавлять свои чувства и контролировать эмоции. Непосредственный эмоциональный  всплеск на глазах окружающих – это уже поступок. И даже решившись на него на семинаре, после, в привычной жизни человек может чувствовать себя растерянным – он уже не может носить прежнюю маску, но не умеет вести себя непосредственно.

Еще одно проявление этих изменений – смена окружения. Вас могут бросить старые, казавшиеся неизменными и незаменимыми, друзья, или Вы оставите их, потому что играть в старые игры уже не интересно. Может измениться семейное положение, причем, в любую сторону. Вы можете оказаться ввергнутыми в кипение страстей или в полосу отчуждения. И все это не всегда вызывает восторг, хотя направление изменений может быть позитивно в будущем, но стресс приходится пережить сейчас.

Вред №3. Системная расстановка проявляет скрытые чувства. И с этим потом приходится жить.

Приходится перестать быть роботом и возвратиться к жизни, где есть как радость, так и боль, как восторг, так и страдания.

Такой резкий переход пугает не только заказчика. Представьте, что именно Вы проводите расстановку и ваш клиент впадает в истерику при виде открывшейся картины. Что Вы при этом испытаете? Нормальная человеческая эмпатия может привести к тому, что и Вы окажетесь близким к истерике. И тогда ведущий уже ничего не ведет, процесс никем не наблюдается, и в каком тупике все оказались, никому не известно. Или Вы захотите помочь, облегчить его страдания, утешив, объяснив, что все не так страшно? Тогда Вы уводите человека от решения, выступая в роли спасателя и утверждая его в роли жертвы. Заказчик утверждается в том, что его проблем так тяжела, что никому не под силу, попросту не решаема.

Нам приходилось слышать мнение заслуженных специалистов о том, что не надо разрешать клиенту испытывать слишком тяжелые эмоции. Но как ведущий измерит тяжесть эмоций? Почему он берет на себя право решать степень эмоциональной тяжести и меру допуска? При таком подходе необходимо не искать точки напряжения, а тщательно обходить их, чтобы избежать нечаянного взрыва. Тогда можно часами наблюдать бесцельное хождение заместителей по залу. Дошедшая до изнеможения группа уже не в состоянии ни чувствовать реальные переживания, ни реагировать, ни выдавать информацию. А заказчик рад любому завершению и уже потому чувствует облегчение. Слава Богу, долго мучились, есть надежда, что что-то получилось. Но тогда, что это было? В чем смысл длительного процесса? Если узел не развязан, то решения нет.

Еще интереснее частичный вход в проблемное пространство. Сделал три шага навстречу препятствию – стоп. Остальное сделаешь через месяц. Возможно, для кого-то очень важно считать себя настолько проницательным и могущественным, и думать, что он может контролировать процессы течения энергии и регулировать их, как подачу газа в газопроводе. Но в чем истинный смысл контроля? Чего же боишься ты сам, расстановщик?

В  одном научно-фантастическом рассказе был такой диалог двух пришельцев:

— Отчего люди такие нервные?

— Они думают, что все могут, и они постоянно боятся, что у них не получится.

Есть еще такой термин, как экология. Насколько экологичны  изменения после интервенции в живую систему с помощью специалиста?  Строго говоря, они вообще не экологичны при любой степени интервенции. Эффект бабочки: достаточно самого малого воздействия для получения непрогнозируемого результата разрушительной силы.

В то же время, раз наставники и прочие дипломированные знатоки человеческих душ существуют, то они тоже часть системы, значит экологичны изначально.

Дзен-мастера били учеников, стремящихся просветлеть, палкой. Ученик мог просветлеть или умереть. Это считалось в тех кругах экологичным и никто это не оспорил до сих пор.

Врачи наблюдают за страданиями пациента после операции без содрогания. Это считается нормальным и экологичным. А наркоманам и вовсе предлагают испытывать дикие муки во время лечения, и ломка в процессе выздоровления также считается экологичной.

Как можно просчитать окупаемость вложенных душевных сил, пережитых страданий? Какой результат мы примем, как правильный? И как измерим пользу и вред от него?

Ответственность за результат и ее разделение.

Кому и насколько человек доверяет себя любимого? Что он ищет, когда обращается за помощью?

Как мы говорили выше, если ищешь эффективное решение, то без риска не обойтись. Если ищешь безопасность – не стоит надеяться на эффект. Опасность, напомним, заключается в изменении качества жизни. Поэтому есть две большие разницы. Либо мы играем в игры: умные, психологические, веселые, детские и разные, лишь бы безопасные. Либо ответственно принимаем решение и следуем туда, где таится неизвестность будущего, даже если страшно и не совсем комфортно. Мы не оцениваем, какой выбор правильный. Для каждого важно что-то свое и дело не в желании преодолевать трудности. Игра может быть сложной и серьёзной, а решительный шаг в реальность вдруг окажется легким и приятным, или наоборот. Но всегда есть существенное различие: кто-то выбирает игру, а кто-то встречу с жизнью.

Для того, кто ищет игру, есть опасность встретить расстановщика, который столкнет его с реальностью. Это просто караул! Встреча с тем, чего человек видеть не хотел и даже не собирался —  как убийственный удар палкой. К просветлению не готов – получил психологическую травму.

Для того, кто ищет реальное решение, есть опасность попасть на расстановщика, который вроде бы и показывает истину, но при этом избегает выхода на нее лицом к лицу. И кажущийся уход от опасности на самом деле может обернуться большим вредом. Человек уже искал ответ, значит, внутренне знает, что это важно. Он был рядом и не получил его. Следующая встреча с тайной может состояться в реальной жизни, которая не особо церемонится в методах воздействия. И удары бывают не только неприятные, но и непоправимые. Жизнь часто не оставляет второго шанса и учит нас совсем «неэкологично».

Примеры. Сын уходит из жизни за отцом, которого не смог вовремя принять.

Женщина из двух решений: следовать за больной матерью или жить счастливо, осознано выбрала первый вариант и через полгода ее не стало.

Есть и другие примеры.  Пять лет назад мужчина в возрасте «за сорок» пришел с запросом «не хочу жить», и он на самом деле уходил, как показала его расстановка. Интервенции и другие попытки повернуть его к жизни не дали результата. Тогда ведущий (Зелинский А.В.) просто открыл ему то, что происходило, после чего предложил прийти домой и написать завещание. Это не было легким решением ни для ведущего, ни для клиента. И только то, что клиент поверил в серьёзность ситуации, позволило системе развернуться на 180 градусов. Этот мужчина жив и для него все поменялось. Но никто в момент расстановки не мог дать никаких гарантий.

Все поменялось и для четырехлетней девочки, мама которой буквально прибежала с криком о помощи. Ребёнок две недели находился в реанимации, и врачи были бессильны помочь. Вместо того, чтобы дежурить у постели ребенка, мама пришла на расстановку и поклонилась своим не родившимся семерым братьям и сестрам. Это было решение, в которое она поверила. Она сказала заместителю дочери: «Спасибо, что ты показала мне их. Ты все сделала правильно». Через 15 минут после этой фразы, на другом конце города, в реанимации, девочка открыла глаза и попросила конфету. Через два дня ее выписали из больницы.

Невозможно сосчитать все потрясающие истории, каждая из них уникальна. Наш опыт показывает, что мы не в силах управлять жизнью и смертью. Мы ничем, по большому счету, не управляем, но нет другого правильного действия, кроме как открыто взглянуть в глаза реальности, признать истину в точке напряжения, там, где она рождается в ослепительной вспышке осознания. Что после этого последует, куда повернется система? Это зависит не от нас. Наша задача – быть проводником в реальность для заказчика, двигаться вместе с энергией его системы, и с уважением принимать любой выбор.

Мы снова перекликаемся с темой о вмешательстве в жизнь и этике этого вопроса. Нет людей, которые не вмешивались бы. Но некоторые так боятся столкновения с жизнью, что ищут специальных разрешений для этого, оставаясь как бы в безопасности. Но ни диплом, ни сертификат не дает гарантию от нанесения вреда. Или от неделания пользы. Разве что индульгенцию, причем не духовную, а социальную.

Сертификат – это ни хорошо, ни плохо. Но проблема выбора специалиста остается.

«…чтобы убедиться в том, что Достоевский — писатель, неужели же нужно спрашивать у него удостоверение?» (Булгаков, «Мастер и Маргарита»).

Наверное, герои Булгакова правы. Чтобы определить писателя, нужно прочитать, что он пишет. Чтобы определить, доверяешь ли ты себя специалисту, необходимо увидеть, как он работает. Нет единого правильного критерия, объективного правила. Все зависит от того, чего ищет Ваша душа именно сейчас, на каком этапе своего пути Вы находитесь (можно позволить себе играть или есть готовность к чему-то серьезному), из чего приходится выбирать и что подскажет Вам внутренний голос. При этом ответственность заказчика в том, кого он выберет себе в расстановщики (по Хеллингеру, помощники),  и как примет результат расстановки. Ответственность же за проведение процесса лежит целиком на ведущем.

Вред №4. Отсутствие критериев правильного выбора. Зависимость результата системной расстановки от условий ее реализации: специалист, время, обстоятельства.

Вред №5. Ничего однозначно определенного в этом методе нет. И попытка довести феноменологический метод до схематических операций может не только свести на нет все его преимущества, но нанести вред.

Например, есть правило, практически аксиома – следовать за системой, которое вроде бы очень правильно, что мы охотно поддерживали выше. Есть очень хорошая мысль Хеллингера, что энергия течет там, где истина. И вот наблюдается такая тенденция у многих расстановщиков: они просят заместителей сделать интервенцию из их точки системы, т.е. предлагают: «скажи то, что бы ты хотел сказать тому объекту (той фигуре)». Здесь происходит подмена истины человеческими заблуждениями и попытка расстановщика спрятаться от ответственности под маской следования. Только следуют они не за энергией системы, а за усилением проблемы, которую озвучивают заместители. Какой смысл в системном методе, если решение ищется изнутри проблемы? Заказчик и так находится там. Кроме того, о мыслях заместителей мы уже писали – там не только нет истины, там еще и домысливания. В итоге есть опасность получить иллюзорное решение, которое многократно утвердит и подтвердит существующее положение вещей, усилив скрытую причину проблемного состояния.

Также тщетны попытки составить и выучить наизусть список разрешающих фраз, найти схему безошибочных действий на все случаи жизни.

Задача и ответственность ведущего – находиться над системой и вне ее, одновременно чувствуя течение ее энергии. Это не пассивная роль. Она должна быть активна в  наблюдении и восприятии, и при этом ненавязчива. И опыт ведущего, очень важный для его профессионализма, никогда не должен мешать непосредственному восприятию из состояния «незнания». Чтобы находится в этом состоянии мало иметь желание, амбиции или дипломы. Для этого необходимы постоянные практические тренировки. (Подробнее о роли и задачи  ведущего, а также о технике проведения эффективного расстановочного процесса  планируется рассказать в следующей статье).

Применение метода Хеллингера настолько просто и естественно, что он входит в обычную, повседневную жизнь все шире и неудержимее. Этот поток невозможно остановить. Источнику не нужно спрашивать пути. Сколько не ставь на его дороге запрещений, ограничений и как ни пытайся его поймать и стать единоличным владельцем воды, он все равно растекается, просачивается и избирает свои дороги. И предостерегающие крики о том, что надо спросить разрешение, где течь и откуда пить, скорее вызваны желанием сконцентрировать на себе власть и финансы, или же страхом их потерять.

Мы иногда переоцениваем возможности своих знаний. Система всегда мудрее и сильнее наших желаний, предосторожностей и безрассудств. Как в частном, личном случае, так и в глобальном  развитии, например, метода Хеллингера, который уже не спрашивает даже своего родоначальника о том, как ему развиваться дальше.

Системные порядки  — это не статика, а ощущение естественной динамики преображающего поля, взаимодействие энергий тонких полевых структур, создающих неповторимый узор, в котором можно прочесть так много информации, что у нас не всегда хватает знаний и качества мыслительного процесса, чтобы это понять и переварить. Недаром на английском  языке метод называют constellation – созвездие.

Мы видим задачу нашего Центра в том, чтобы углублять и развивать то, что подарил нам Берт Хеллингер. На сегодняшний день у нас достаточное количество открытий, чтобы делиться с пытливыми умами и стимулировать Сотворчество в бесконечном движении Духа к познанию. А также для того, чтобы понять, насколько безбрежен открывающийся в этом познании мир.

Мы согласны с тем, что наша статья неоднозначна, в ней больше вопросов, чем ответов. Так и было задумано. Ищущий откроет новое, Сомневающийся  задумается, Возмущенный получит повод возмущаться. Это подходит для начала, потому что продолжение следует. И следующая статья будет называться: «От системной расстановки к энергоинформационному моделированию».

Автор — Маргарита Матвиенко


____________________________________________________________________________

Справка: Расстановка — ж. 1. Действие по знач. глаг.: расставить, расставлять. 2. Порядок, последовательность в размещении чего-л. 3. устар. Короткие перерывы, паузы в совершении, исполнении чего-л… (Современный толковый словарь русского языка Ефремовой).

Будьте осторожны в выражениях! С 7 июля 2006г. Свидетельство о товарном знаке на слово «расстановка» принадлежит Институту консультирования и системных решений. Это может касаться даже переиздания бессмертной комедии Грибоедова «Горе от ума», ибо там есть несанкционированные строки: «Читай не так, как пономарь, а с чувством, с толком, с расстановкой».

Системная расстановка –  не определена в словарях и википедии, но по запросу «системная расстановка» 8.04.09  Яндекс выдал 29 тыс. страниц.


Почему семейный подход

Почему семейный подход

С детства нас приучали слушаться безоговорочно старших и подчиняться им, самостоятельно не принимая решения, не настаивая на своем. Ведь взрослые лучше знают, что верно, что полезно для ребенка. Это очевидно: у взрослого человека гораздо больше информации в каких-то областях.

Многим родителям не хватает гибкости в поведении, чтобы не навязать какое-то решение ребенку, а очень искусно убедить его в чем-либо. Когда мы что-то говорим другому человеку, сообщаем новую информацию, всегда в нашем взаимодействии присутствует скрытая команда: что другой человек должен сделать в ответ на коммуникацию. Например, когда жена сообщает мужу вечером, что у нее болит голова, она тем самым кроме информации о состоянии, дает команду, которая может быть сформулирована: «Пожалей меня» или «Не беспокой меня», в зависимости от контекста, в котором это было сказано. Когда родители говорят разбаловавшемуся ребенку: «Веди себя прилично! Что люди скажут!». Здесь одновременно  скрытая команда: «Измени свое поведение», а также и команда: «Ориентируйся на мнение других людей, считай это наиболее важным критерием», и даже если смотрим еще глубже в некоторых случаях: «Я не знаю как эффективно влиять, помоги мне».

Вырастая, ребенок усваивает способ влияния родителей как единственно возможный вариант. Или я не прав, или другой. Не может быть двух независимых реальностей.

Когда он строит свою семью он либо по — накатанной воспроизводит все шаблоны, которые были приняты в семье, или если ранний опыт был болезненным, то стремится сделать все наоборот. Но мало кто сознательно начинает отслеживать свои установки, касающиеся воспитания, влияния, взаимодействия с другими людьми. И в любой семье, на ранних стадиях происходит столкновение двух реальностей: мужа воспитывали одним способом, жену – другим. Пытаясь сделать сосуществование возможным, люди ищут разные способы. Если способ неэффективный – появляются стабильные проблемы  в семье, и тогда семья обращается за помощью к психотерапевту.

Давайте рассмотрим подробнее, как работают семейные терапевты:

Когда один из членов семьи испытывает трудности, которые проявляются в определенных симптомах, то эти трудности так или иначе затрагивают всех членов семьи. Такого члена семьи терапевты называют «выделенным»  («предъявленным») пациентом, указывая тем самым, что разделение членов семьи всегда относительно. Как говорится в афоризме: «В котле с кипящей водой нет холодного места».

Симптомы всегда выполняет определенную функцию для семьи, они стабилизируют ситуацию и объединяют всех членов семьи. В 1954 г. Джексон ввел термин «семейный гомеостаз».
Согласно концепции семейного гомеостаза, семья действует таким образом, чтобы во взаимоотношениях поддерживалось равновесие. Члены семьи способствуют сохранению этого равновесия не только явными способами, но и скрытыми. Это равновесие обнаруживается в повторяющихся, циклических, предсказуемых паттернах коммуникации в семье. Когда семейный гомеостаз оказывается под угрозой, его участники прилагают много усилий, чтобы его сохранить.
И один из важных моментов: то, как складываются отношения между супругами, сильно влияет на характер семейного гомеостаза – будет ли обстановка в семье благополучной или наоборот, возникнут проблемы. Супружеские отношения – это ось, вокруг которой строятся все остальные семейные отношения. Супруги являются «архитекторами» семьи.
Отмечу некоторые направления в семейной терапии:

1. Структурный подход (С. Минухин и др.)

Более всего акцент в данном подходе делается на том, как дела обстоят в настоящее время в семье. Также исследуется опыт родительских семей, чтобы понять,  откуда муж и жена научились вести себя определенным образом.

Терапевт может интерпретировать ситуацию, привести в пример яркую запоминающуюся метафору, обращать внимание на какие-то моменты в коммуникации членов семьи, комментировать и показывать к чему может привести подобный способ взаимодействия через какое-то время. Также терапевт нацелен на действие: ситуацию необходимо изменять уже в процессе консультации. И для этого можно изменить пространственное расположение членов семьи, использовать максимально свое тело, терапевт может присоединяться к каждому члену семьи по отдельности и налаживать взаимодействие внутри семейных диад.

Иногда требуется преодолевать напряженность в процессе консультации и идти дальше, подталкивая членов семьи к новому поведению, не смотря даже на то, что они показывают «красный» свет. Разыгрывается драма, напряжение растет. При этом позиция терапевта остается нейтральной – он играет как опытный арбитр, не становясь ни на чью сторону в семье и действуя только ради общего блага и изменения ситуации.

Это не так-то просто нарушить неблагоприятный гомеостаз в семье, который устанавливался длительное время.  Поэтому терапевт должен располагать широким арсеналом всевозможных способов, опыта и уметь погружаться в семейную реальностью, для того чтобы изнутри понимать ее,  и выходить из нее, для того чтобы действовать.

2. Стратегический подход (Хейли, Маданес и др.):

Терапевт рассматривает настоящее: он отслеживает структуру или цикл коммуникации, которая сопровождает какой-либо симптом, проблему. Например, к терапевту обратилась семья, у которой проблемы с воспитанием ребенка, он плохо себя ведет, не слушается. Терапевт смотрит на последовательность взаимодействия членов семьи. Когда возникает напряжение между супругами, ребенок начинает демонстрировать плохое поведение, затем отец строгим голосом пытается влиять на ребенка. После этого мать начинает защищать ребёнка и они спорят с отцом.  Когда терапевт понял последовательность взаимодействия, которая сопутствует проблеме, он может давать предписание, чтобы ее изменить.

Часто в семье конфликты возникают не по поводу того, что «кушать на ужин», а по вопросу — кто это решает и вообще устанавливает правила. В данном подходе акцент делается на семейной иерархии.

Если она четкая, то обстановка в семье  благоприятная. Если иерархия спутана и ребенок стоит во главе или есть скрытые коалиции между членами семьи, другими словами ведется нечестная игра, то как следствие — возникают проблемы.

Собрав достаточную информацию терапевт очень подробно объясняет предписание: что необходимо делать членам семьи, чтобы проблема решилась и, давая предписание, терапевт мотивирует и показывает насколько важно верно его выполнить.

Терапевт может использовать как прямой подход (конкретное четкое объяснение того, что необходимо сделать всем членам семьи), так и парадоксальный, когда семья сильно сопротивляется изменениям.

М. Палаззоли и ее коллеги очень хорошо использовали парадоксальную стратегию с семьями шизофреников. Всем членам семьи предписывается поведение, поддерживающее патологию. Когда терапевт из добрых побуждений предписывает правила системы, должно измениться либо поведение семьи, либо смысл старого поведения, поскольку оно предписано терапевтом.

П. Пэпп различает предписания, основанные на подчинении, или прямые (т.е. терапевт ожидает, что семья их выполнит) и парадоксальные (терапевт ожидает, что семья будет им сопротивляться). Предписания, основанные на подчинении (совет, объяснение и предложение), включают побуждение к открытой коммуникации, обучение родителей способам контролирования детей, перераспределение обязанностей и привилегий между членами семьи, установление правил дисциплины и предоставление необходимой информации. Парадоксальные предписания вызывают сопротивление инструкциям терапевта – либо немедленное, либо возникающее, когда выполнение предписания приводит к абсурду. Пэпп описывает три шага парадоксального предписания:

  • Определение симптома как предназначенного для сохранения стабильности семьи;
  • Предписание симптома, запускающего цикл взаимодействия;
  • Удержание семьи, когда она проявляет признаки изменения.

Например, когда дочь чувствует себя несчастной и  это является ее единственным способом на данный момент обособляться от родителей, терапевт передает кажущее противоречивым сообщение, состоящее в том, что дочь должна быть несчастной, чтобы быть счастливой. Т. к. если она будет счастлива – это доставит удовольствие родителям, что сделает ее несчастной, а если будет несчастна, то и родители будут несчастливы, но как последствие – она доставляет неудовольствие и себе.

Даются такие рекомендации с верой терапевта в то, что дочь способна найти новый способ того, как отделится от родителей.

Когда терапевт умеет применять несколько подходов и видит, какой способ работы подходит для работы с конкретной семьей – результат становится гораздо эффективнее. Проблемы, с которыми работают семейные терапевты, могут варьироваться от психоза до супружеских проблем, одиночества, страхов, проблем в поведении детей и психосоматических симптомов.

Автор — Екатерина Анкина

Три главные причины проблем в семье

Три главные причины проблем в семье

проблемыЕсть несколько основных областей, которые чаще всего становятся главными «камнями преткновения» в семьях и являются источниками частых ссор и напряжения в отношениях между членами семьи.

Таких областей три. Я их перечислю и кратко прокомментирую.

Деньги. Да, это действительно так – именно проблемы с деньгами могут очень сильно влиять на взаимоотношения между супругами и родителями с детьми.

Довольно часть финансы становится источником и мерилом власти в семье. Проще говоря – у кого деньги, тот и главный.

А если в семье одна из основных «тем» — это тема борьбы за власть, то можно наверняка говорить – в финансовой теме дела будут идти не очень гладко.

Но если такая проблема не стоит и основные разногласия между супругами улажены, то даже при довольно скромном достатке денежные вопросы не будут такими напряженными.

Секс. Ну, кто бы сомневался. 🙂 Секс – это одна из наиболее вольготных для манипулирования областей человеческой жизни. Часто это средство обмена на что-то не менее ценное от другого человека: деньги, внимание, власть или что-то еще — это всегда очень индивидуально.

Причем манипулировать в сексуальной сфере могут не только женщины, но и мужчины – многое зависит от того, кто в сексе больше нуждается.

Ну и наконец, третий основной источник проблем в семье – это воспитание детей.
Довольно часто у родителей бывают разные представления о том, как нужно воспитывать свои отпрысков.

Например, относительно учебы у матери может работать семейное правило (которое она, в свою очередь, взяла из своей родительской семьи), по которому ребенок должен приложить все усилия к тому, чтобы учиться как можно лучше – на одни пятерки.

А в системе координат ее супруга школьные годы – это время, которое нужно просто переждать, занимаясь тем, чем хочется и наслаждаясь детством — пусть и с одними тройками.
Естественно, что при такой разности взглядов определенное напряжение в отношениях весьма вероятно. Для того, чтобы избежать подобных сложностей, необходимо учиться обсуждать эти вопросы напрямую друг с другом, чтобы в результате выработать некую общую, единую родительскую позицию, воплощение которой будет комфортно как для ребенка, так и для них самих.

Итак, вот основные источники проблем в семье. Напоследок хочу сказать, что как бы выражены они не были, если отношения между супругами достаточно хорошие и они оба прилагают усилия для того, чтобы с ними справляться, то решить эти сложности будет гораздо легче — даже без помощи семейного психотерапевта.

А как в вашей семье решались подобные сложности?

Автор — Евгений Махлин

Семейная психотерапия: что это такое?

Семейная психотерапия: что это такое?

семьяИногда в нашей жизни возникают такие психологические проблемы, справиться с которыми нам самим не всегда под силу. Особенно, если проблемы эти с ребенком…
И тогда на помощь могут прийти семейные психотерапевты – специалисты, которые помогают людям решить не только их личные проблемы, но и сложности в семье, проблемы с детьми.
Что же именно делают эти специалисты и в чем особенности их работы?
В чем преимущество именно этого вида психотерапии? Блогун - монетизируем блоги
Семейная психотерапия – это молодое, но очень перспективное направление помощи людям и семьям. Зародилось оно в 40-50-х годах в Европе и Америке, а сейчас оно постепенно «приходит» и к нам.
Семейные психотерапевты занимаются самыми разными проблемами, такими, например, как нарушение поведения у ребенка, супружеские проблемы, конфликты со «старшим» поколением и многими другими.
Особенность этого метода в том, что семейный психотерапевт работает не только и не столько с отдельными людьми, а со всей семьей в целом, и тогда эффект от такой работы бывает гораздо лучше.

Происходит это потому, что специалист смотрит на семью не просто как на людей, объединенных родственными узами, а как на систему, все члены которой определенным образом взаимодействуют между собой.

И когда в такой системе нарушены взаимодействия, то это выражается в «проблемном» поведении чаще всего кого-то одного в семье. Как правило, им становится ребенок.

Тогда становится понятным, почему проблемы одного члена семьи (например: того же ребенка) нужно решать при помощи всей семьи.

Задача семейного психотерапевта состоит в том, чтобы обнаружить эти проблемы и помочь семье восстановить нормальные взаимоотношения, чтобы в дальнейшем его помощь уже не требовалась.
Преимущества семейной психотерапии легко увидеть на следующем примере.

Мать приводит на прием к «индивидуальному», то есть несемейному, психотерапевту своего «проблемного» ребенка, и тот начинает работать с ним.

Если специалист хороший, то через некоторое время проблемы у ребенка действительно начнут постепенно исчезать.

Но поскольку внутрисемейные проблемы не были решены, и специалист работал только с ребенком, то рано или поздно эти проблемы «перекочуют» к кому-то другому, например, к отцу или к матери, и все начнется сначала. Если же изначально работать со всей семьей, то такой проблемы не возникнет.
Здесь можно провести аналогии с медициной: можно сколько угодно лечить часто болеющего ОРЗ ребенка (не особенно эффективно), вместо того, чтобы укреплять его иммунитет — лечить больного, а не болезнь.

Точно также семейная психотерапия укрепляет «психологический иммунитет» семьи – работает не просто с симптомами, например с побегами ребенка из дома, а с самой сутью проблемы – нарушенными взаимоотношениями в семье.

А как понять, что сейчас настало время обратиться к семейному психотерапевту, или же стоит обойтись своими силами?

К психотерапевту (а иногда и к психиатру), нужно обязательно обращаться в случаях, опасных для жизни: суицидальное поведение, отказ от еды, выраженное агрессивное поведение.

Желательно обратиться к специалисту в следующих случаях:

  • страдания детей – как соматического (телесного), так и психологического;
  • если проблема или симптом у кого-либо из членов семьи, особенно у ребенка, имеет «адресата», то есть симптом проявляется или усиливается в присутствии кого-либо из родственников или в определенных ситуациях – например, только дома или только в присутствии мамы, папы, бабушки;
  • если у членов семьи возникло ощущение, что все, что они могли сделать для решения проблемы, они уже сделали, и все возможные способы испробованы.
Непосредственно же работа психотерапевта выглядит следующим образом. Кто-то из членов семьи обращается за помощью к специалисту. Тот собирает самую необходимую информацию: в чем заключается проблема, какой помощи хочет от него семья, сколько человек входит в семью, их возраст и т.п.

После этого они договариваются о времени и месте встречи и составе семьи, который психотерапевт хотел бы видеть на первом сеансе.

Как правило, на первую встречу с семейным психотерапевтом приглашаются все члены семьи. В дальнейшем же может приглашаться самое разное количество людей, в зависимости от того, как психотерапевт сочтет нужным: например, только мама и «проблемный» ребенок, или папа с мамой, или только старший брат.

На самой же встрече семья и психотерапевт общаются, пытаясь выяснить проблему, которая беспокоит семью, и вместе найти пути ее решения.

В зависимости от стажа работы и профессионального уровня психотерапевта стоимость одного сеанса может варьировать от 1000 до 3000 рублей.

Количество сеансов обычно от 2-3 до 10, редко 15 и более. При этом обычно уже на первой встрече с семьей оговаривается, в течение скольких встреч она рассчитывает получить необходимый эффект (например, 8 встреч).

А после этого часто бывает так, что психотерапевт этой семье после такой работы просто уже не нужен.

Потому что у семьи всегда достаточно своих внутренних сил для того, чтобы в последующем самим решать свои проблемы без помощи психотерапевтов, и жить вместе счастливо и гармонично.

Автор — Евгений Махлин

Работа с детско-родительской парой

Авторский семинар

«Работа с детско-родительской парой»

Для кого: Семинар адресован школьным психологам; психотерапевтам, работающим с детьми; всем интересующимся работой с парой.

Для чего: Семинар посвящен обучению работе с детско-родительской парой в режиме краткосрочной психотерапии.

На семинаре рассматриваются вопросы, возникающие в работе с парой «Родитель-ребенок».

Совместная работа способствует улучшению контакта между родителем и ребенком, а значит, позволяет в достаточно короткие сроки наладить более эффективные отношения в детско-родительской подсистеме.

Включает 10 занятий по 5 академических часов. Занятия будут проходить по субботам. Начало занятий в апреле.


Темы занятий:

1. Первичный прием детско-родительской пары. (Интервью, организация пространства общения, правила, нейтральность психотерапевта, установление контакта, безопасность, контракт, ответственность).

2. Фокусировка на проблемных точках во взаимоотношениях, их диагностика: проективные методики, наблюдение за взаимодействием пары, совместные задания и т.д.

3. Границы в отношениях в паре родитель — ребенок. Искажения границ: слияние, гиперопека, гипоопека.

4. Поддержка и ресурсы в отношениях. Исследование способов оказания помощи, заботы, одобрения.

5. Запретные чувства в отношениях. Сопротивление контакту. Интерактивный цикл контакта.

6. Двойные послания в паре: родитель – ребенок. Их распознавание.

7. Манипуляции в паре: болезнь, капризы, истерики, отвержение, наказание.

8. Иерархия и власть, свобода и ответственность.

9. Автономия и взросление. Готовность к взрослению – требование раннего взросления родителем от ребенка.

10. Завершение работы с парой. Критерии эффективности. Этические вопросы.

Ведущие: Дунаева Юлия, ассоциированный тренер и терапевт МГИ. Контакты: 8-901-518-18-97, email julia.dun@mail.ru;

Баженов Константин, ассоциированный тренер и терапевт МГИ. Контакты: 8-916-597-94-10.

[yandexMap name=»Метро Алексеевская» description=»Кулаков переулок, 15″ width=»500″ height=»500″]Кулаков переулок, 15[/yandexMap]