Семейные истоки страхов у детей

Семейные истоки страхов у детей

Работая семейным психологом, я каждый раз становлюсь свидетелем уникальной истории семьи — трудностей и радостей, любви и горя. Иногда ко мне обращаются по поводу детских страхов. Обычно родители ребенка видят страх как изолированную проблему. И на консультации они ожидают, что психолог без их помощи, как по мановению волшебной палочки исправит ситуацию.

Но во многих случаях оказывается, что хоть сам по себе страх плох, он помогает семье справляться с трудностями, играет полезную функцию, и стабилизирует всю семью. Родителям бывает неприятно признать, что они ответственны за возникновение страха у ребенка. Но, только осознав себя автором трудностей можно найти силы для поиска решения. На возникновение страха у ребенка могут влиять и другие причины — особенности его нервной системы или сильный испуг. Но вы никак не можете изменить природу ребенка или повлиять на прошлые события. А то, что вы можете изменить себя и свое поведение, дает надежду.

Я расскажу несколько историй. Чтобы не нарушать правило конфиденциальности по отношению к своим клиентам, я нарисовала вымышленные образы. Все совпадения с реальными историями случайны. Эти образы – собирательные и основаны на моем опыте работы. Возможно, в некоторых вы узнаете себя, а некоторые из них могут натолкнуть вас на новое видение своей ситуации.

Максиму 3 года. Он плохо засыпает, боится темноты, часто просыпается среди ночи от кошмаров. К тому же у него энурез. Маме приходится следить за постелью и вставать среди ночи. А потом она долго его укладывает и успокаивает. Поэтому она спит с ним рядом. А папа спит в гостиной на диване, потому что рано утром ему нужно вставать на работу. Но если рассмотреть ситуацию чуть глубже, то выясняется, что у родителей с рождения Максима почти не было сексуальных отношений. Маму это обстоятельство вполне устраивает, а вот папу – нет. Представим себе, что будет, если у Максима исчезнет энурез и проблемы со сном. Родители будут спать вдвоем. Встанет вопрос о возобновлении интимных отношений. Если жена напрямую будет отказывать, то у родителей начнутся конфликты, которые вполне могут привести к разводу. Получается, страхи Максима помогают супругам сохранить семью? И правда, психологи подметили: в семьях, где излечивают ребенка от энуреза, не проводя одновременно работы с родителями, высокий процент разводов.

Дело в том, что неосознанно мама может способствовать страхам Максима, поощрять его тревожное поведение. Каким образом? Чем больше Максим будет бояться, тем чаще мама будет рядом, оказывая внимание и заботу. И в дальнейшем, когда Максим захочет маминого присутствия, он будет плакать и капризничать. Как этой семье найти выход? Родителям стоит обсудить свои отношения. Тогда у Максима не будет необходимости спасать их брак. А чтобы не поощрять тревожное поведение малыша, маме нужно быть нежной с ним и в тот момент, когда он спокоен. Тогда у него будет меньше причин звать к себе маму, демонстрируя страхи.

Нерешительное поведение родителей, постоянно сомневающихся в правоте своих действий, непоследовательных в своих требованиях и решениях способствует увеличению страхов у ребенка. Способствует страхам чрезмерная опека, постоянное присутствие взрослых рядом, предупреждение каждого самостоятельного шага ребенка. Высокая тревожность матери может трансформироваться в дальнейшем в подозрительность, робость и застенчивость у ребенка.

Кате 8 лет и ее воспитывает одна мама. Катя боится незнакомых людей и ситуаций, боится ездить в транспорте, боится высоты. Она редко гуляет. Мама и сама очень боится за свою единственную дочь. Дело в том, что когда-то мама едва выжила в аварии, в которой погиб дедушка Кати. Мама считает себя ответственной за его смерть, и во что бы то ни стало, старается оградить свою дочь от всяческих опасностей. Катя впитывает мамин страх. Тревога матери приводит к гиперопеке и ко все возрастающей тревоге у дочери. Тревога дочери дает еще больше поводов маме заботиться о Кате и оберегать ее. С помощью сверхконтроля мама уменьшает свое чувство вины и свою тревогу. Когда мама заботится о Кате, она чувствует себя взрослой и сильной. Но чем больше она опекает Катю, тем меньше у той возможности самой научиться справляться с трудностями, учиться на своих ошибках, идти на разумный риск. Катя становится зависимой и тревожной.

Драматический оттенок приобретают страхи у тех детей, родители которых воспринимают их как обузу или же не удовлетворены полом ребенка.

Соне 7 лет. Она пятая, последняя девочка в восточной семье. Сыновей в семье нет. Она немеет, когда ей нужно общаться со взрослыми — учителями, психологами, врачами. При взрослых она не может думать, играть, радоваться. Страх сковывает ее. От этого ее школьные оценки очень низкие. Мама Сони уже не может больше иметь детей, а ее отец обвиняет маму в том, что та не родила ему сына. Мама и сама переживает. Когда она глядит на Соню, она видит упущенную возможность родить сына и исполнить свое предназначение. Она чувствует свою беспомощность, разочарование и вину. Она искренне хочет, чтобы Соня была успешной. Но раз за разом срывает свою злость на Соню – за неуспехи в учебе, за плохое поведение. В результате Соня во всех взрослых видит тех, кто может обидеть, накричать и даже ударить. Эта злость помогает маме справиться с чувствами отчаяния и вины, а также не впасть в депрессию. И пока мама справляется со своими переживаниями таким способом, страх у дочери будет сохраняться.

Когда родитель слишком строгий и использует физические наказания — количество страхов увеличивается.

Родителям стоит насторожиться, если у ребенка проявляется навязчиво преследующий страх перед посещением школы: школьная фобия. Иногда школьная фобия появляется вследствие страха не соответствовать социальным требованиям. Это бывает, когда родители контролируют ребенка по поводу каждой написанной буквы, выполняют за детей все задания. И тогда у ребенка появляется неуверенность в своих силах, сомнения в своих знаниях и привычка надеется на помощь по любому поводу. Когда маме крайне важно, чтобы ребенок был отличником, ребенок начинает бояться отрицательного отношения матери. Этот страх переходит на учителя, парализует волю ребенка в самые ответственные моменты: когда вызывают к доске, когда нужно писать контрольную или неожиданно отвечать с места.

Николаю 11 лет. Он единственный ребенок. Любящие его родители все вложили в своего сына. В последнее время ему страшно отвечать у доски. Он панически боится писать контрольные работы, сдавать экзамены. В момент, когда он должен быть собранным, все мысли вылетают у него из головы, пропадает голос, начинают дрожать руки, все плывет перед глазами. Родители Николая ожидают от него больших успехов в учебе. У него действительно хорошие способности. Дома, в спокойной обстановке, он отлично решает задачи, пересказывает параграфы учебника. Школьные оценки стали для Николая большой ценностью, так же, как они являются ценностью для его родителей. Он ставит себе настолько высокую планку, что дотянуться до нее у него практически нет возможности. Он боится огорчить маму и рассердить папу. Боится, что с низкими оценками он не будет любим.

Рассмотрим ситуацию чуть шире. Папа Николая все время проводит на работе, приходит домой поздно. В последнее время он все чаще задает себе вопрос: может уйти из семьи? Но как только оценки Николая становятся хуже, мама призывает на помощь папу. И тогда у папы появляется смысл, чтобы остаться. Родители Николая сплачиваются, чтобы помочь сыну. Если бы не проблемы с учебой, родители Николая давно бы расстались.

Причиной страхов в этой истории являются завышенные ожидания со стороны родителей в отношении ребенка и то, что проблема скрепляет, цементирует отношения между супругами.

Галине почти 16 лет, она живет мамой. Недавно она закончил 9 классов, но никуда не поступила. Поэтому устроилась на работу. Однажды на улице ей стало плохо. Было подозрение, что это сердечный приступ. Врачи долго обследовали Галю, и ничего не нашли. Но она считает, что врачи ошибаются. Уже год она не выходит из дома – боится нового приступа. Она даже не решается выйти из квартиры. А вдруг никого не окажется рядом? Из-за этого страха ей пришлось бросить работу. Она прекратила гулять с друзьями. Через год вынужденного пребывания дома они к ней почти не заходят.

В чем причина такого страха? Неужели и в этом случае причина в семейной ситуации?

Мама Гали приехала в Москву издалека. С мужем она давно развелась. Все свое время она посвящала воспитанию дочери. Она много работала, чтобы обеспечить свою семью всем необходимым. Времени на общение у нее почти не оставалось, поэтому друзей у нее нет.

Если бы этого страха не было, Галя бы работала. Она редко бывала бы дома и вскоре вышла бы замуж. Так как у них дома тесно, она стала бы жить отдельно. И тогда мама осталась бы совсем одна. Впервые за 15 лет она столкнулась бы со своим одиночеством, отчаянием и… со своими страхами.

Из этой истории видно, что хоть Гале и маме мешает страх, но каждой он выгоден. Страх приступа помогает избежать столкновения со страхом перемен. Гале страх помогает легально оставаться ребенком, не брать на себя взрослую ответственность. Маме Галин страх помогает избежать одиночества и необходимости менять свою жизнь.

Страхов мало у тех детей, родители которых уверенно и в то же время гибко ведут себя по отношению к детям, учитывают особенности, склонности и интересы ребенка, считаются с их «я». В первые годы страхов меньше и они быстро сходят на нет, если мать рядом с ребенком, в семье доминирует отец, родители придерживаются одной стратегии в воспитании ребенка и не ведут «войну» с упрямством. Жизнерадостность родителей, теплое эмоциональное отношение к детям, уважение потребностей ребенка к независимости и своевременная похвала уменьшают вероятность появления страхов. Родители спокойного ребенка уверены в себе и способны помочь ему в преодолении воображаемых и реальных опасностей. Когда ребенок знает, что его может защитить не только мама, но и сильный папа, страхов становится меньше. А когда отец находится на периферии семьи страхов больше. Уверенное, спокойное, любящее поведение отца служит примером для детей.

Ответы на следующие вопросы помогу вам разобраться в семейных причинах страха. Чем страх ребенка может быть выгоден вам и вашей семье? Что плохого могло бы произойти в семье, если бы страха не было? Чего я сам боюсь? Связаны ли мои страхи со страхом ребенка? Что ребенок получает для себя важного, когда он боится? Если это ваше внимание, то давайте ему его вне зависимости от проявлений страха. Адекватны ли мои требования способностям и возможностям ребенка?

Если проявления страха у вашего ребенка долго сохраняются, если вы считаете, что страхи слишком сильные и не соответствуют возрасту, обратитесь к психологу или психоневрологу.

Автор — Васильева Ольга

Социофобия у детей

Социофобия у детей

Социофобия — так называется болезнь, включенная недавно во все современные классификации. А начинается недуг, который не так легко распознать, обычно в детстве.
Социальная фобия дословно переводится как страх перед обществом. Около 40% случаев социальной фобии начинается до десятилетнего возраста, а 95% — до двадцати лет.

Особенно тяжело первые проявления социофобии переживаются школьниками, ведь школа — это первое реальное столкновение с моделью «общества чужих”, адаптироваться к требованиям которого может далеко не каждый ребенок. Естественно, трудностей в процессе обучения у него будет гораздо больше, чем у обычного школьника. Примерно 40% страдающих социофобией детей вообще отказывается от посещения школы из-за возникающего у них чувства тревоги. Обследование детей, отказывающихся посещать школу, показало, что не менее 30% из них страдают социальной фобией. Надо ли говорить, как затем отражаются последствия этого на взрослой жизни такого ребенка, если он так и не овладеет механизмами социальных взаимодействий?

Дети, страдающие социофобией, испытывают страх, тревогу в ситуациях, которые психологи называют социально значимыми. Такими могут быть минуты, когда приходится общаться с незнакомыми людьми, разговаривать с учителями, отвечать на уроке, делать что-либо в присутствии других (или под наблюдением); становиться объектом шуток; есть вместе с посторонними людьми и т.д.

Часто социофобия сопровождается сердцебиением, дрожью, потливостью, напряжением мышц, ощущением «сосания” под ложечкой, сухостью во рту, чувством жара или холода и головной болью, страдающих социофобией. В критических ситуациях дети, страдающие социофобией, часто краснеют, страдают от неожиданных нарушений пищеварения, например, внезапных болей в животе или так называемой «медвежьей болезни”.

С чего же она начинается?

Если оценивать проблему с позиций психоанализа, можно утверждать, что именно первые дни и месяцы жизни ребенка могут стать критическими и при неблагоприятном стечении обстоятельств создать основу для будущей социальной фобии. В процессе проведения психотерапии таким больным мы неоднократно убеждаемся в отсутствии достаточного тепла и заботы вокруг них, когда они были младенцами. Доказано, что ребенок не просто нуждается в матери как в некой теплой живой грелке, дающей ему молоко и меняющей пеленки. Мать поначалу для него олицетворяет весь мир.

Один из классиков современного психоанализа, британец Дональд Вудс Винникотт писал, что мать, берущая ребенка на руки, должна обязательно с ним активно общаться, разговаривая ласковым голосом и поглаживая его, даже если она очень устала. И — непременно улыбаться, ведь младенец тоже улыбается при этом, и такой своеобразный обмен эмоциями ребенку так же необходим, как молоко. Именно благодаря такому, казалось бы, нехитрому, набору ощущений ребенок узнает, что мир, в который он пришел, принимает и приветствует его.

Если же младенец недополучает всего этого, он начинает проявлять беспокойство, тревогу, ему становится хуже буквально физически, а мир вокруг представляется угрожающим и враждебным. Можно предположить, что здесь и сосредоточено ядро будущей социальной фобии. Проблема усугубляется, если ребенка рано отдают в ясли, детский сад, или мать передоверяет заботу о нем кому-то другому, пусть даже близкому человеку. Стресса младенцу не избежать. Этот страшный момент первого расставания с матерью сопровождается первым реальным страхом перед обществом, которое в любой момент может отнять ее у него навсегда.

Терпение и время

Если вы заподозрили у своего ребенка проявления социофобии, обратите на это самое пристальное внимание. Социофобия может предшествовать множеству различных психопатологических состояний. Мы, врачи, привыкли называть их «коморбидными”, что в переводе с латыни обозначает «связанные с болезнью”. Исследователями из Всемирной ассоциации психиатров установлено, что социальная фобия является первичной патологией у 70,9% лиц с коморбидной депрессией, у 76,7% лиц с коморбидной наркоманией и у 85% лиц с коморбидным алкоголизмом. Эти цифры — еще один довод в пользу необходимости как можно более раннего выявления и лечения социофобии. Замечено также, что существует тесная связь между социальной фобией и последующим развитием нарушений обмена веществ, например, ожирением.

Если ребенок отказывается ходить в школу, неохотно общается со сверстниками, не стоит прибегать к угрозам или увещеваниям типа: «Возьми себя в руки, ты же уже большой”. Проконсультируйтесь с сыном или дочерью у психолога, психотерапевта. Возможно, речь идет не просто о природной робости или особенностях характера, а о проблеме, которая, незамеченная вовремя, в будущем создаст массу проблем вашему чаду.

Для лечения может понадобиться немалый срок — около полугода. Коварство социофобии заключается в том, что сам по себе ни один метод лечения, каким бы замечательным он не был, не дает эффекта. Мучительным страхам, и это в настоящее время считается доказанным, может более или менее успешно противостоять только комплексное лечение, включающее использование психотропных средств, психотерапии и психологического тренинга.

Современные лекарственные препараты, применяемые при лечении социофобии, не формируют зависимости, а после его прекращения не вызывают так называемого «симптома отмены”, при котором к препарату следует возвращаться вновь и вновь, нередко с нарастанием дозы.

Родителям придется запастись терпением и научиться сотрудничеству с врачами и психологами, но, согласитесь, это тот самый случай, когда цель оправдывает средства.

Автор — Юлия Дунаева

Социофобия — игра со статусом

Социофобия — игра со статусом

Почти любая болезнь, особенно душевная, обычно имеет свой экзистенциальный смысл для жизни человека в социуме. У депрессии, например, — сделать паузу в перенасыщенном ритме жизни, замедлить все свои душевные и физиологические процессы, чтобы обнаружить в жизни новые ценности и смыслы.

В этой статье мы размышляем на тему, какой экзистенциальный смысл имеет для  человека социофобия. Хочется добавить, что этот текст — наше частное мнение, которое можно оспаривать и обсуждать.

Мы считаем, что социофобия – проявление механизма сдерживания агрессии, появившегося в древние времена, когда человечество выживало, объединяясь в группы.  Чтобы эффективно функционировать вместе, необходимо было контролировать агрессию отдельных людей. Этот контроль осуществлялся за счет выстраивания четкой иерархии и ясного понимания каждого члена группы своего статуса в группе.

Агрессия чаще всего возникает в двух случаях: когда группе угрожает чужак или член группы желает воспользоваться привилегиями лидера и пробует скинуть его с «трона». Всех, кто претендует на его позицию, вожак может убить или выгнать из группы. Он постоянно осаживает потенциальных захватчиков. И им ничего не остается, как сдерживать агрессию и показывать свою преданность лидеру.

Демонстрация лояльности вожаку происходит за счет сдерживания дыхания человеком, что ведет к снижению количества кислорода в крови и, соответственно, энергии и активности. Этому сопутствуют скованность, страх и тревога.

Посмотрите на собаку, которая показывает преданность хозяину. Ее движения скованы, она пригибается к земле, поджимает хвост. Вместо того чтобы громко лаять, она тихо скулит. А теперь вспомните портрет неуверенного в себе человека – опущенные плечи, тихий голос, поверхностное или сбивчивое дыхание.

Вероятно, подобный механизм подавления себя работает и при социофобии. Социофобия проявляется страхом, скованностью и неуверенным поведением в тех ситуациях, где человек сравнивает себя с другими и оценивает свое место в группе. Он может воспринимать себя чужим в группе или приписывать себе низкий статус. Социофобия возникнет и в том случае, если человек не может определить свое место в иерархии. В своих представлениях он претендует на более высокое место и поэтому все время ждет «кары» со стороны лидера.

Этот механизм — атавизм из древних времен, необходимый для выживания группы людей. В современном социальном устройстве этот атавизм не утратил свою функцию. Стремление занять более высокое место в иерархии, чтобы становиться «лидером» побуждает человека продвигаться от низшего статуса к высшему. Чем выше позиция человека, тем решительнее становится его манера поведения. Вспомните жест Савелия Крамарова в фильме «Иван Васильевич меняет профессию», когда ему «случайно» перепала царская шапка и медальон. Развернутые плечи, высоко поднятая голова – признаки «царской» осанки.

Бесполезно изображать из себя лидера. Вне зависимости от того, как человек себя проявляет, у него есть внутреннее ощущение его статуса в группе. Человек, намеревающийся покуситься на лакомые кусочки вожака, остановится от неподобающих действий, если достаточно хорошо чувствует свою реальную позицию в иерархии. Он почувствует скованность, паралич, сбой дыхания и т.д.

Теперь поговорим о лидере. Лидер имеет много привилегий: материальных и эмоциональных. Лидера можно обрисовать несколькими штрихами: прямая осанка, плечи опущены и развернуты, открытая фигура, прямой взгляд, приподнятый подбородок, отсутствие закрытых поз – руки на груди, нога на ногу. Лидер говорит из диафрагмы, но не горлом; негромко и весомо. Умеет принимать похвалу как должное (меня хвалят — это не приятно и не неприятно, просто так должно быть — это норма). Лидер четко высказывает свои мысли, использует безапелляционные суждения.

Но важнее этих внешних проявлений внутренняя позиция, идентичность лидера, его убеждение: «мне это дано». Лидер видит людей и понимает: они — МОИ, я люблю их, они нуждаются в защите. Я готов заботиться о них и «пасти стадо своё». И если будет нужно, то проявлю силу для сохранения своей позиции и защиты своей группы.

Но насколько часто в жизни встречаются абсолютные лидеры, лидеры всегда и во всем? Большинство людей так или иначе располагаются в промежутке между двумя крайними позициями: лидер – ведомый. При этом внутреннее ощущение своего статуса у людей может быть переменчивым. Оно зависит от обстоятельств, состояния человека и того, как он воспринимает тех, кто рядом. Два человека, встречаясь, «считывают» друг у друга и определяют свое место в иерархии. С кем вы имеете дело: с подчиненным или хозяином? Если это — хозяин, вы боитесь его и готовы ему подчиняться. Если вас посадили на трон, то преклоняться будут перед вами.

Несмотря на переменчивость места в иерархии, некоторые люди чаще других склонны оказываться в позиции лидеров, а некоторые —  в позиции подчиненных. От чего это зависит?

От природных данных. Например, высоких людей, людей с громким голосом окружающие чаще других склонны воспринимать как лидеров. Со временем сами они начинают себя вести соответственно. Здесь имеет значение и темперамент: уровень природной энергии, активности и силы нервной системы.

От воспитания – кого видели в ребенке его родители,  кого воспитывали; чего ожидали от него: учили ли его нести ответственность за себя и других, достигать целей, а не избегать неудач.

Однако, ни воспитание, ни природные данные не являются определяющими для лидера. Вспомните, например, невысокого Наполеона или болезненного и слабого в детстве Суворова. Любой человек может изменить свое самоощущение.

Как?

Стремление занять более высокое место в иерархии и получить привилегии лидера побуждает человека продвигаться от низшего статуса к высшему.

Социофобия — плата за стремление человека не быть таким, какой он есть, а казаться лучше, круче. Это дорогой билет в партер, требующий работы на пределе возможностей. Почему бы не взять билет на балкон, если здесь более комфортно?

Чтобы преодолеть социофобию, нужно признать свое реальное место в иерархии через реальное взаимодействие. Не изображать из себя супергероя, но и не преуменьшать своих возможностей.

Другая стратегия заключается в следующем. Совершенно необязательно иметь свою паству, и не обязательно кому-то подчиняться, занимая всю свою жизнь политическими играми в иерархию. Кроме иерархических отношений в жизни также возможна другая модель самореализации и повышения самоуважения. Она заключается в том, чтобы сделать себя ответственным за свою жизнь, стать лидером и хозяином своей жизни. Над этим тоже можно работать. Этот путь не такой распространенный в обществе, потому что изначально он требует больших затрат и усилий. Однако наградой за этот труд будут и любимая работа, и творчество, большее удовольствие от жизни и душевное здоровье.

Основные вехи этого пути таковы.

  • Понять, устраивает ли вас ваша жизнь.
  • Задуматься о том, что в ней можно изменить, а что оставить.
  • Принять себя со всеми своими качествами.

В заключение хочется подвести итоги.

Социофобия — это реакция человека на низкий статус в иерархии, искаженное представление человека о месте в иерархии или слишком высокие притязания на лидерство, не соответствующие реальным возможностям.

Автор — Юлия Дунаева

Социофобия в вопросах и ответах

Социофобия в вопросах и ответах

Я тяжело переношу внимание, когда мной интересуются, у меня внутри все сжимается, сердце бешено бьется и я краснею. Как быть?

Парадоксальная ситуация — Вы краснеете и Ваш симптом дает окружающим следующее послание: «Я нуждаюсь во внимании, я яркая, заметная, теплая», а Ваша голова скорее всего говорит Вам, что Вы недостойны внимания, ведь Вы такая маленькая и незаметная — и вы сжимаетесь. Налицо конфликт потребностей, идущих от тела, — потребностей быть среди людей и быть заметной, и ваших представлений о себе, как о недостойной этого. Как быть? Работать над этим внутриличностным конфликтом. Попробуйте договориться внутри себя, как Вы относитесь к вниманию — что дает Вам внимание, какое удовольствие Вы от него получаете. А голова пусть пока помолчит, и вообще, кто Вас научил, что Вы недостойны быть услышанной? Скажите им: «Нет, я достойна».
Воспользуйтесь нашими кейсами самоподдержки, а если не поможет — обращайтесь к специалистам.

Почему социофобия у меня проявляется тем сильнее, чем меньше я уверен в нужности того, чем занимаюсь?

У меня социофобия (есть все симптомы). Особенно сильно она проявляется, когда надо встретиться взглядом с другим человеком. Раньше из-за этого 2 года не выходил на улицу, было страшно смотреть в глаза людям. Потом, по совету знакомого, освоил одну профессию, по которой устроился на работу. Как работника меня там стали ценить. Это возвысило меня в собственных глазах, стал легче переносить взгляд других людей.  Почему социофобия проявляется у меня тем сильнее, чем меньше я уверен в нужности того, чем занимаюсь?

При социофобии человек очень страшится оценки его личности и поведения со стороны других людей. Избегание взгляда с другим человеком – это избегание контакта, а контактирование для социофоба запускает все физиологические проявления расстройства, что тяжело переносится и заставляет человека прятаться в себя.

Для любого социофоба окружающий мир наполнен прежде всего потенциально оценивающими людьми. «Что обо мне подумают? Что они скажут обо мне? Одобрят ли мое поведение?» Все поведение организовано так, чтобы оценка была хорошей, и тогда социофобия снижается. И если вы уверены в нужности того, чем занимаетесь, значит, вы предполагаете, что ваш оценщик вами доволен, тогда и социофобия снижается. Беда только в том, что «приручить» всех потенциальных оценщиков очень сложно, поэтому ваша задача – меньше обращать на них внимания и научиться регулировать свою самооценку не снаружи, а изнутри.

Какие ситуации чаще всего вызывают страх при социофобии и чего боится человек с социальной фобией?

Лица, страдающие социофобией, испытывают неадекватный страх негативной оценки со стороны окружающих в целом ряде ситуаций социального взаимодействия. В ситуации, вызывающей страх, у них часто возникает тревога и отмечаются ее соматические проявления. Некоторые люди, страдающие социофобией, не предъявляют соматических жалоб, однако испытывают сильную неловкость, страх и опасения. Для социофоба характерно избегание пугающих ситуаций.

Наиболее часто страх возникает в обстоятельствах, в которых людям приходится:

  • знакомиться
  • общаться с начальством или вышестоящими лицами
  • говорить по телефону
  • принимать посетителей
  • делать что-либо в присутствии других (например, принимать пищу или что-нибудь писать)
  • становиться объектом подшучивания
  • выступать перед аудиторией

Автор — Юлия Дунаева

Эрейтофобия

Эрейтофобия

Страх покраснеть на людях — эрейтофобия — разновидность социофобического расстройства. Помимо опасения покраснеть, эрейтофобия проявляется всем «букетом» телесных особенностей, свойственных фобиям. Внутренние зажимы, скованность, затрудненность дыхания, пересыхание губ, смущение, напряжение.

В народной медицине было придумано лекарство от этого расстройства, вернее, его профилактика. Это не отвар из целебных трав и не свод мудрых изречений.

Это традиция русского хоровода. Она связана с тем, что каждый может пройти испытание смущением и стать заметным. Молодые юноши и девушки стоят, взявшись за руки, и образуют единое целое, а кто-то окажется в центре внимания в кругу под всеобщими взглядами и примет небольшую порцию смущения. А потом опять встанет в общий круг с чувством: «Я могу, это весело, это дает энергию  и радость».

Автор — Юлия Дунаева

Агорафобия

Агорафобия

Агорафобия — наиболее дезадаптирующее из фобических расстройств. Это заболевание, при котором присутствует навязчивый страх оказаться в ситуации, когда будет невозможно быстро и легко оказаться в безопасном месте.

Для агорафобии типична «тревога ожидания» и «избегание» ситуаций, провоцирующих тревогу и страх. Типичные агорафобические ситуации: открытые пространства (например, поле, парк), пребывание в одиночестве вне дома (например, на даче), оживлённые места (например, митинги, продовольственные и вещевые рынки, магазины), общественный транспорт, а также места, которые невозможно быстро покинуть, не привлекая к себе внимания окружающих (например, кресло парикмахера, центральные места в кинотеатре). Менее распространены социальные ситуации (например, выступление перед аудиторией). Таким образом, страх при агорафобии может касаться разных ситуаций, но всех их объединяет одно — невозможность быстро выбраться из них.

Интенсивность тревоги и выраженность избегающего поведения при агорафобии могут быть различны. Некоторые больные агорафобией испытывают лишь слабую тревогу, так как им всегда удается избежать фобических ситуаций. В тяжёлых случаях тревога ожидания появляется за несколько часов до того, как пациент окажется в ситуации, вызывающей страх. При прогрессировании расстройства больные избегают всё большее и большее количество подобных ситуаций. В тяжёлых случаях пациенты перестают вообще выходить из дома. Многие больные ужасаются при мысли, что могут упасть, и быть оставленными в беспомощном состоянии на людях.

У большинства больных страх и тревога уменьшаются, если их сопровождает человек, которому они доверяют; другим может помочь маленький ребёнок или любимое животное.
Агорафобияпаническими атаками, хотя может возникать и как самостоятельное расстройство. Расстройство чаще начинается с панического приступа, возникающего вследствие внешних обстоятельств (серьёзное заболевание, несчастный случай, смерть близких или расставание с ними, ранний послеродовой период, первое употребление наркотических средств и т.д.) или спонтанно. обычно сопровождается.

Агорафобией страдают 1,5–4% населения. Большинство больных — женщины, и начало расстройства обычно приходится на ранний зрелый возраст.

Течение и прогноз. Агорафобия начинается в 20–25 лет (в отличие от простых фобий, обычно впервые возникающих в детстве, и от социальных фобий, начало которых приходится на подростковый возраст). Первый эпизод агорафобии часто происходит, когда пациент ждёт общественный транспорт или делает покупки в оживлённом магазине или на рынке. Течение расстройства — хроническое с ремиссиями и обострениями. В 50% случаев — состояние не изменяется, и приводит к инвалидизации. Сочетание агорафобии с паническим расстройством приводит к более тяжёлому течению, и ухудшает прогноз.

Лечение. При отсутствии эффективного лечения агорафобия часто становится хронической, хотя и течет обычно волнообразно. В лечении агорафобии, с одной стороны, используется медикаментозная терапия, которая проходит иногда в течение нескольких месяцев. С другой стороны, при лечении агорафобии используется психотерапия. Для точной диагностики и лечения агорафобии лучше всего обращаться за помощью к специалистам — врачам-психиатрам, психотерапевтам.

Автор —  Васильева Ольга



Социофобия и кодировка от алкоголя

Социофобия и кодировка от алкоголя

У меня социофобия, которая началась после кодировки от алкоголя. Посоветуйте что-нибудь.

Расскажу по порядку, с раннего детства серьёзно занимался спортом, в 12 лет поступил в училище олимпийского резерва, там учился всего полгода, родители меня забрали, потому что мне было тяжело, так как я стеснительный и не мог постоять за себя. Стеснительность мне не мешала жить, в принципе я чувствовал себя хорошо. После этого я постепенно бросил спорт. Где-то с 15 лет начал с друзьями пробовать пиво, потом начал посещать ночные клубы и к третьему курсу института это перешло в алкоголизм. Я закодировался, не употребляю алкоголь 2 года, первые полгода после кодировки чувствовал себя относительно хорошо, а потом у меня началась социфобия. Очень нервничаю при разговоре, даже со знакомыми людьми, боюсь внимания к себе, не могу что-то делать когда на меня смотрят. Нервничаю даже просто когда иду по улице, кажется, что люди видят, как я нервничаю. Обратился к психотерапевту, мне выписали пароксетин, принимал полгода, первый месяц чувствовал себя очень хорошо, думал что всё закончилось, но через месяц всё возобновилось, несмотря на приём пароксетина, а после отмены вообще плохо стало. Посоветуйте что-нибудь. Заранее спасибо!

Ответ. К сожалению, распространенным явлением при социофобии является прием психоактивных веществ. Ваша стеснительность не мешала вам жить, но напряжение и тревога, видимо, уже тогда были характерны для Вас. Пока Вы были в родительском доме, эта тревога снижалась, так как вы чувствовали себя относительно защищенным. В училище же, вдали от родительского дома, ваши симптомы усиливались.

Став юношей, вы нашли очень простой способ справиться с тревогой – прием алкоголя, который помогает тем, что приносит вам расслабление. Кодировка же опять поставила перед Вами задачу – как справляться с тревогой, и ваша социофобия расцвела полным комплексом проявлений. Вы пишете, что боитесь внимания людей, особенно, когда вы что-то делаете. При социофобии человек боится внимания людей в связи с ожиданием плохой оценки от них.  Привычка жить с ожиданием оценки была заложена еще в детстве. Тревога по поводу возможного проигрыша – тоже. Этому очень способствовали занятия спортом, так как они предполагают серьезную конкуренцию.

Теперь Вы стали взрослым, а взрослость ставит перед человеком сложные задачи. Вы переходите к автономному от родителей существованию, должны общаться со многими людьми, сравнивать себя с ними. Все это усиливает напряжение и тревогу. Те лекарства, которые Вы принимали – это еще один способ для разрядки, но способ опять же химический, воздействующий не на причину, а на следствие.

Вам же нужно проработать первичную тревогу, которая проявлялась уже с детства. Искать истоки вашей застенчивости. Вам нужно научиться расслабляться. Важно определить ваше место среди других: чего вы можете, чего не можете и оценивать себя реально, не пытаясь быть тем, кем вы не являетесь.

Вы можете начать с самостоятельной работы, воспользовавшись нашими кейсами самоподдержки, или обратиться к психотерапевту.

Автор — Дунаева Юлия

Аэрофобия

Аэрофобия

Представить себе человека, который в наше время никогда не путешествовал на самолёте сложно, но  у многих из нас одна мысль о необходимости длительного перелёта вызывает тревогу. Почему так происходит и можно ли этот страх перебороть?

Одну  моя знакомая настолько  боялась перелетов, что  добиралась из Москвы в Лондон поездом, хотя, как мне кажется, дело было не только в аэрофобии. Ведь с помощью своего страха ей удавалось долгие годы быть центром внимания в кругу своих родных и близких. Более того, таким способом она добивалась возможности побыть наедине с мужем,  который был вынужден ехать с ней поездом. Так что, как только в ее крепком браке появляются трещины, она просто затевает  путешествие в дальние страны.

По данным статистики аэрофобией страдают около 15% населения. Остальные просто испытывают естественные переживания за безопасность своей жизни.

Многие знаменитости тоже бояться перелетов. Например, Дэвид Боуи, во время гастролей в России, ехал  из Владивостока в Москву транссибирским экспрессом, не потому что хотел взглянуть на красоты России, а по причине аэрофобии! Аэрофобия может проявляться в осознании невозможности контролировать ситуацию, возникает чувство зависимости от профессионализма других людей и беззащитности в ожидании непредвиденной ситуации. Именно это состояние тревожного ожидания, по мнению специалистов, переживают большинство аэрофобов. Не верьте тому, кто говорит, что при посадке в самолёт он не испытывает волнения. Боязнь перелётов — это инстинкт самосохранения. Аэрофобия как невроз была описана только после второй мировой войны, до этого времени считалось, что бояться летать на аппарате, тяжелее воздуха – вполне естественно. Диапазон страхов, который можно причислить к аэрофобии очень широк – от легкого дискомфорта при взлете и посадке до тяжелых страхов, которые приводят к отказу от полетов. Удивительно, но паника больше свойственна независимым и успешным людям — им трудно доверить свои жизни пилоту, экипажу, инженерам и диспетчерам, так как они привыкли нести ответственность сами за себя.  Так же к сильным волнениям и тревогам склонны люди, которые физиологически плохо переносят полет.
Женщины, как правило,   бояться полетов больше – риск не входит в их биологическую программу. Если мужчины скрывают свой страх, то женщины, наоборот отдаются эмоциям —  начинают плакать, дрожать. Женщины выражают свои страхи активнее,   но это не значит, что мужчины боятся меньше!  Мужчины страдают глубже, чаще «лечатся» алкоголем, и страх в целом протекает тяжелее. Если женщины чаще боятся конкретных вещей — аварии, падения, захвата самолета террористами, то мужчины — самого процесса полета на большой высоте.

Психотерапевты и психиатры считают, что  большое значение имеет  интенсивность страха – если страх накладывает  ограничения  на вашу жизнь – значит, его можно отнести к заболеванию (разряду фобии). Если вы за месяц начинаете думать о полете, испытываете мучительный страх вплоть до отказа от полетов — это крайний вариант аэрофобии, для того чтобы избавиться от такого страха, нужно обратиться за помощью к специалисту. Лечение аэрофобии проходит в два этапа. На первом этапе  на специальных тренажерах пациент  под контролем психолога переживает большое количество взлётов и посадок, пока его мозг не начнёт ассоциировать полёт с расслаблением, а не с паникой. На втором этапе пациента обучают методам релаксации.

С помощью современных методов, аэрофобия излечивается в 85-96% случаев

Все страхи, которые не ограничивают нашу жизнь и не влияют на выбор путешествия можно отнести к норме.  С такими страхами можно справиться самостоятельно, для этого вы можете воспользоваться следующими рекомендациями:

Найдите свой собственный способ отвлечения от страха (книга, кроссворды). Обращайте внимание на других людей – это отвлечет вас от собственных эмоций, кроме того, вы увидите, что многие люди так же как вы достаточно нервно переживают ситуацию полета. Чувство, что вы не одиноки в своих переживаниях, обычно значительно облегчает жизнь.

Участвуйте в ритуале, который происходит в самолете – с демонстрацией правил безопасности,  раздачей еды и напитков, магазином duty free  – все это структурирует время полета и уменьшает напряжение.

Научно доказано: когда человек ест — в его организме выделяются положительные биологически активные вещества, которые дают успокоение и не позволяют выделяться «гормону страха». Небольшие дозы алкоголя тоже способствуют расслаблению. Внимание – главное не переусердствовать, иначе страх может усилиться.

Британские ученые разработали новое приспособление для туристов, страдающих боязнью полетов: аромобраслет. В браслете находится флакончик, наполненный маслами, которые успокаивают нервную систему — для преодоления аэрофобии достаточно в течение минуты вдыхать древесный аромат. Вы можете захватить с собой в полет ароматическое масло, которое обладает успокоительным действием.

Для преодоления страха переведите работу с напряжением с эмоционального уровня на физический — на физическом уровне справиться с напряжением значительно легче. Постарайтесь максимально снизить отрицательную нагрузку на организм. Активно занимайтесь собой во время полета. Женщинам полезно сосредоточиться на связанных с полетом косметических мероприятиях. Увлажнять лицо, много пить, делать минигимнастику.

Если возникнет панический приступ страха – направьте на себя струю свежего воздуха или просто глубоко подышите. Потрите область висков, переносицу. Внимательно относитесь к себе и не стесняйтесь обратиться  за помощью.

Помните, летать на самолетах безопаснее, чем ездить на машине – это  статистически неопровержимый факт! По теории вероятности риск погибнуть при полете составляет  1 шанс на 11 миллионов.

Автор — Елена Киселева

Статья впервые опубликована в  журнале «АПСНЫ» №5 (05) июнь 2009 года

Я боюсь Фредди Крюгера!

Я боюсь Фредди Крюгера!

Фредди Крюгер

Моему племяннику Вовке было 5 лет, когда он случайно увидел фильм про Фредди Крюгера. Мальчишка он живой, энергичный, экспериментатор и фантазер. Чудовище из фильма впечатлило Вовку и сильно напугало. Фредди стал сниться ему во сне – как он вылезает из могилы; монстр завладел его воображением и чудился в самых неподходящих местах. Ребенка стало невозможно оставить одного в комнате даже на пять минут. Сестра рассказала мне об этом – «Может, поработаешь с ним?».

Я, конечно, не работаю с близкими, но эта ситуация могла разрешиться просто через игру, поэтому я решила попробовать.

Традиционный способ избавиться от страха, известный всем родителям, — воплотить его и уничтожить — порвать или даже сжечь. Я позволю себе выразить несогласие с этим способом. Для меня это магический способ обращения со своими переживаниями – если что-то уничтожено, значит, этого не существует. К сожалению, в переживаниях действует другой закон – избегая чего-то, мы усиливаем страдание. Избегая встречи со страхом, просто отбрасывая, мы его увеличиваем.

Поэтому я пошла другим путем. Я предложила племяннику нарисовать чудовище Фредди. Он не сразу согласился, потому что ему было очень страшно. Когда монстр появился на бумаге, я стала расспрашивать о нем Вовку. Какой Фредди Крюгер и чем он опасен для Вовки, и главное – как он его пугает, что он конкретно делает такого, что ему становится страшно.

Я руководствовалась при этом следующими соображениями. В страхе, как в сундуке с замком, спрятаны сокровища – энергетические ресурсы организма. Страх сопровождается выбросом адреналина, который дает силы на то, чтобы убегать или бороться. Это и есть та сила, которая делает страх полезным и оправданным природой. Есть опасность – нужно спасаться.

Но опасности бывают разные. Они бывают осознанными и адекватными, когда объект страха – то, чего нужно бояться, распознан. А бывают неосознанными и странными. Когда девочка боится ведьму, страх может быть адресован маме. Когда-то мама напугала девочку – возможно громкими звуками или резкими действиями, и в памяти девочки остались именно эти конкретные действия. Но маму бояться не всегда «удобно» для психики маленького ребенка. Поэтому эти же действия неосознанно приписываются подходящему объекту в мире – или сказочному герою, или животному, насекомому, природному явлению, чему угодно. Ребенок начинает бояться чего-то странного, того, что часто не представляет никакой опасности. Как правило, этот объект наделен завидной силой и энергией. Тогда, чтобы понять, что именно является угрожающим для ребенка, нужно узнать, какие опасные действия совершает пугающее существо.

Теперь вернемся к племяннику. Я узнала от Вовки, что Фредди может внезапно вылезти из могилы, схватить его и утащить. Я подробно расспросила Вовку, что с ним будет происходить, когда Фредди нападет на него, как ему будет страшно, как он почувствует этот страх, и попросила показать, как он будет бояться. Вовка затрясся и задрожал, заклацал зубами, правда, немного смущаясь при этом. Таким образом, мы активизировали полюс, связанный со страхом, или полюс жертвы.

Дальше, внимание!, мы сделали следующий шаг – я предложила Вовке стать Фредди Крюгером. «Теперь представь, что ты стал этим чудовищем. Покажи, как ты вылезаешь из могилы, как ты хватаешь Вовку, как ты тащишь его за собой, как ты внезапно появляешься и пугаешь его». Вовка посмотрел на меня с несомненным интересом. Я, его, наверное, никогда так не удивляла. Тем не менее, он поиграл во Фредди Крюгера. Несмотря на то, что после этой игры небольшой страх у Вовки все равно остался, через некоторое время Фредди был забыт, и больше не беспокоил ребенка.

Здесь действует следующий механизм. Кто-то пугает ребенка определенным способом – отец подбрасывает младенца вверх так, что ребенок неожиданно теряет контроль. Если это происходит часто, ребенок может усвоить такой же способ пугания других людей – сделать что-то неожиданное. Потом ребенок ребенок по разным причинам выносит или проецирует свою «пугающую» часть во внешний объект. Этот ужасный объект – паук, ведьма, Фредди Крюгер является спроецированной частью самого ребенка, которая не осознается. Маленький человек как бы разделяется на две части – на боящегося, слабого, дрожащего, живущего внутри, с которым соотносит себя ребенок, и на нападающего, сильного, энергичного, который живет во внешнем мире, в том самом пугающем объекте, которого он боится. Задачка психотерапевта – вновь воссоединить эти части.

Когда я предложила Вовке стать Фредди Крюгером, я активизировала в нем полюс нападающего. В психотерапии это называется – присвоение проекции страха. Через это действие мы возвращаем во внутренний мир личности ту часть, живущую во внешнем мире. Поскольку в пугающем объекте спрятано много энергии и силы, присвоив ее себе, вернув обратно, человек может изнутри прочувствовать, что он может справиться с ситуацией, может защищаться. Личность вновь становится целостной. И тогда страх проходит.

Здесь важно добиться телесной экспрессии и наиболее полного вживания в роль. Пусть ребенок как можно экспрессивнее сыграет роль страшного объекта. Пусть он станет чудовищем из своих снов или фантазий, изображая его – двигаясь, как он, рыча, кряхтя, нападая, ползая, показывая зубы, размахивая руками. Чем полнее ребенку удастся идентифицироваться с энергией вынесенного вовне страха, тем полнее он вернет себе обратно часть своей личности, способную к борьбе или бегству, способную справиться с опасностью.

Ту же методику можно применять и при работе со страхами у взрослых людей.

В заключение хочется добавить, что аллюзии на эту тему содержатся, например, в преданиях об оборотнях. Эти предания, повествующие о людях, превращающихся в агрессивных хищников, намекают на то, что в человеке живет неведомая и непризнанная сила. Профессиональные психотерапевты занимаются тем, что знакомят человека с этой силой, помогают принять и признать ее право на существование, учат договариваться со своей оборотной стороной, использовать ее ресурсы в ситуациях, когда нужно отстаивать себя, защищать и менять ситуацию в свою пользу.

Автор — Юлия Дунаева