Графология из первых рук — часть 4

Графология из первых рук — часть 4

Учение Одема: психология стилей формирования букв и читабельности в почерке – типологические закономерности

В прошлой статье мы начали тему о стилях формирования букв, включая также аспект читабельности и попытались в общих чертах объяснить, как их классифицирует и поясняет сам Одем. Сегодня – продолжая эту тему, поговорим о внутренних закономерностях данных аспектов в почерке, связанных с типологией потенций Одема.

С точки зрения системы Одема, стили формирования букв и читабельность распределяются, исходя из специфики потенций, следующим образом:

№1, «Безвольный»: ущербность формы, при затрудненной или попросту невозможной читабельности. Это происходит из-за слабости импульсов, витальности и душевной вялости, не позволяющих сподвигнуть воображение на нормативную деятельность, принятую в обществе (нормативность).

Расслабленная ущербность (аморфность) формы отражает не только то, что «руки не доходят» до чего-либо, но и своего рода «усталость от жизни», вплоть до полного равнодушия к обществу, избегания межличностного общения и сбегания от ответственности.

№2, «Интегративный»: здесь преобладает нормативность формы, которая порождается созидательностью, «радостью создания» целого (буква целиком), в стремлении к взаимопониманию и взаимоучастию в общении с окружающими и в обществе.

№3, «Импульсивный»: бурная ущербность формы при трудночитабельности или нечитальности, происходящая из-за бесконтрольности импульсов при поспешности, уходе от ответственности и насмеханием над межличностным общением. Часто – также из-за оригинальности и блестящих идей (воображение).

№4, «Рациональный»: допустимы два варианта.

а) Упрощенные буквы, что выражается в написании основы буквы при утрачивании различных петель и других незначительных для сохранения общей читабельности деталей. Это – селективная деятельность, продиктованная способностью хорошо отличать главное от второстепенного, ведущая к практическому совершенствованию и к рациональной оптимизации. Это позволяет максимально объективное, критичное и деловое межличностное общение.

б) Буквы, написанные целиком (нормативно, т.е. более стандартно), и поэтому ясные и читабельные. Это – упорядоченная деятельность, точная и надежная, — исходит из осознания ответственности в рамках закона и традиций, считаясь с окружающими и стремлении, чтобы все было точно и ясно во взаимодействии с людьми.

№5, «Аутистичный»: расщепленность ведет к зацикленному (обсессивному) оформлению формы буквы и могут быть допустимы обычно два стиля:

а) Ущербность и трудночитаемость вплоть до нечитабельности буквы по причине отсутствия также и основных деталей букв, что спровоцировано конфликтами и комплексами, мешающими человеку сформировать адекватный взгляд (нормативность), затрудняющими и очень ограничивающими его способность общаться и взаимодействовать.

б) Зацикленная нормативность формы (по стандарту), когда движение выдает большую жесткость, а форму – угловатость. У человека отсутствует душевная гибкость, он чувствует себя вынужденным ужесточать требования к себе и фиксируется на сверх-педантичности, из-за чего вся энергия и инициатива просто скованы, идут лишь на непродуктивное написание формы, вместо того, чтобы идти в творческое русло.

№6, «Нарцисс»: допустимы бывают два варианта:

а) Цельность формы, при которой буква раздута и понятна, идущая от потребности доказать и показать внутреннюю силу и способность к законченной безупречной деятельности, заслуживающей всяческих похвал, как компенсация острого болезненного дефицита в области любви или романтики.

б) Украшенность буквы – как свидетельство «эгоцентричной многословности», «рисующейся» и хвастающей своей якобы эстетической избранностью, когда на деле все это покрывает бездействие в продуктивной самореализации при задержке эмоционального развития.

№7, «Реформатор»: допустимы бывают также два варианта:

а) Нормативность (стандартность) четкой и ясной буквы, созданной в обсессивной борьбе за законченность выполнения, даже безупречность, чтобы «застраховать» свои действия рамками закона, опереться на него и убрать все сомнения и опасения перед лицом неудачи.

б) Украшенность – встречается по причине эстетического чутья и потребности в художественном оформлении, и(или) по причине того, что человека толкает желание искупить свое чувство вины посредством «правильной» деятельности, с акцентом на нравственность, улучшение качества жизни общества при усиленном облагораживании общественных норм (украшая-стилизируя).

№8, «Невротичный»: искаженная ущербность буквы. Действие нарушается из-за отсутствия порядка, ровности в искореженном движении, проистекающем из душевной слабости и(или) нервной слабости, атаксии (нервная болезнь, нарушение координации движений при поражении лобных долей головного мозга, мозжечка и т.д.). Блестящий интеллект не может помочь продуктивности и созидательности самих действий такого обладателя невротичного воображения, однако иногда он может ему помочь, например, при консультации по развитию какого-то проекта.

№9, «Анархичный, незрелый»: характеризуется сочетанием практически любых стилей формы букв.

Например, нормативность, стандартность структуры букв характерна больше для пред-переходного возраста или на этапе начального подросткового возраста, и обусловлена наивностью и желанием «быть хорошим», все делать «хорошо, как все» по принятым правилам, чтобы быть оцененным. Украшенность появляется тогда, когда есть сильное желание «воображать» своей способностью сделать что-то красиво, либо по причине появления эротичности (эротичности образов). И наоборот, характерна бывает ущербность, неправильность формы, делающая буквы тредночитаемыми или нечитаемыми, — это может происходить от анархии в воображении, от неспособности сфокусироваться на нормативной деятельности, также и межличностное общение страдает по причине слабой самодисциплины и устойчивости.

Автор – Инесса Гольдберг

Графология из первых рук — часть 3

Графология из первых рук — часть 3

Учение Одема: психология стилей формирования букв и читабельности в почерке

О самом Одеме и его, без преувеличения, гениальном вкладе в современную научную графологию я писала в предыдущих статьях, где мы с вами также коснулись нюансов слитности и раздельности, а также межстрочного пространства в почерке. Сегодня же, продолжая начатую традицию, я выбрала стили формирования букв, включая также аспект читабельности и попытаюсь в общих чертах объяснить вам, как их классифицирует и поясняет сам Одем – впервые привожу эти его объяснения на русском.

Итак, он говорит о таких стилях формирования букв, как нормативность или стандартность, упрощенность или схематичность, усложненность или запутанность, украшенность или маска, ущербность или изничтожение формы букв.

Говоря о нормативности формы или близости почерка к стандарту, Одем подразумевает целостность буквы, когда она содержит все детали и нюансы, предполагаемые стандартном письма, что обеспечивает ясность и читабельность. Это – стиль формы, необходимая условность, принятая для коммуникации.

В благоприятном случае, когда почерк сопровождается хоть и не очень быстрой скоростью, но движение естественно, — подобная нормативность формы может свидетельствовать о простом человеке, стремящемся к честным и доверительным взаимоотношениям с окружающими. Однако в тех случаях, когда, на первый взгляд, при нормативности формы, движение в почерке искусственно или подавлено, коммуникация, хотя и нормативна внешне, но часто является формальной, человек неспонтаннен, а возможно и скрытен.

Говоря про упрощенность или схематичность формы нужно представлять себе букву, выполнение которой несет в себе ее схематизацию, при сохранении относительной читабельности, и при исчезновении из ее структуры второстепенных деталей – например, различных петелек и завитков, переходов (как в «з», «б», «м», «о» и т.д.).

Данный стиль в форме букв отражает способность пишущего к краткости при выражении себя, своих мыслей, а также его умение выделять главное. Это – и выражение сообразительности при восприятии чего-либо, когда человек отсекает все ненужное. Такое «отсекание» улучшает умение разобраться в каком-либо вопросе или ситуации, т.к. позволяет не тратить времени и усилий на занятие лишними непринципиальными вещами.

Деловитый подход характеризуется деятельностью, призванной принести практическую пользу. Польза или суть – может быть и в интеллектуальной, концептуальной сфере, как в совершенствовании производственного процесса, так и в создании романтической связи или бизнес-контаков. Главное – что во всех этих вещах такой человек воспринимает главное как воплощение желанной цели. Однако здесь необходимо отличать: происходит ли воплощение своей цели, считаясь с окружающими, или это гонка за своей целью для удовлетворения эгоцентрического желания, а быть может — даже и с использованием окружающих. Как отличить?

При жесткости движения, сухости и напряжении в почерке, схематичность и упрощенность будет говорить о практичном уме, целенаправленном мышлении, деловито-объективном подходе и точном понимании, что человеку нужно. Он считает лишними и никчемными, а потому не достойными траты сил и времени такие вещи, как сентиментальность, романтическая связь или соблюдение этических обязанностей («условностей»). Мерило, определяющее для него все – показатель пользы, которую можно с чего-либо получить. От таких можно услышать «доброту на хлеб не намажешь». Зачастую это жесткое, сухое «интересантство» пишущий вынужден прикрывать внешним впечатлением даже некой аристократичности, безупречности рассуждений и надежности.

Например, в случае гибкого движения, спонтанности, правонаклонности – упрощенность формы будет означать проницательность, умение отделить главное от второстепенного, способность быстро воспринимать, сообразительность, краткость и умение распорядиться делами с пользой, при гибком, демократическом взаимодействии с другими людьми. Часто – также остроумие.

Говоря об усложненности, или запутанности формы букв, мы говорим о запутанности буквы, сопровождаемой множеством дополнений (петли, штрихи, росчерки), которых не требует стандарт прописей. Чрезмерность движений больше всего бывает заметна тогда, когда буква написана отдельно (так мы не примем за лишние телодвижения в целом безобидную и оптимальную связку). Злоупотребление движениями усложняет читабельность и тем самым является помехой в межличностной коммуникации. Что же касается потребности человека в самовыражении, то написанием букв сверх всех ограничений нормативной формы, такая усложненность (порой запутанность) формы предоставляет пишущему дополнительные пути «выпускания пара».

Она же – свидетельство переполненности всевозможными впечатлениями и внутренним давлением, для проявления и освобождения которых человеку требуется повышенно подвижное, выходящее за формальные рамки нормативной буквы, поле деятельности. Запутанность усложненной формы демонстрирует вред такого «зуда», по причине потери контроля от преувеличенной потребности в личном удовлетворении, даже если в нем есть добрые намерения.

При присутствии импульсивных штрихов и добавлений, речь идет о человеке, живущем моментом и очень интенсивно переживающим все впечатления. Он может переживать целый день и не находить себе места из-за какого-то момента этого дня, ему крайне сложно смириться, «переварить» собственные эмоции. Они прорываются «со свистом», как накопившийся пар, грозящий взорвать все изнутри.

Если же усложненность формы присутствует при почерке очень медленном, слабом, либо болезненном – тут можно говорить о человеке, загруженном и несущем на себе груз жалоб, недовольства, переживаний, тяжелых и требующих выйти наружу. Тяжесть настолько велика, что подавляет все остальное и пишущий готов вынести на поверхность все свои горести.

Говоря об украшенности или порой маске относительно стиля формирования букв, мы должны понимать, что красота – красоте рознь. Буква может быть красива — приятна и достаточно эстетична, и при этом проста. А иногда – при явном желании украсить, буква выглядит «безвкусно». Как правило, украшение в форме происходит за счет либо дополнений, либо за счет изменения формы по сравнению с нормативной формой. Такая буква может быть читаемой, но может быть и трудночитаемой.

Психологически, мотивация человека к украшению формы может проистекать из внутренней чувствительности к эстетике, заложенной в личности и(или) из желания выглядеть в глазах внешнего мира таким, каким, по его мнению, этот мир ожидает его видеть. В этом случае, пишущий отказывается от своей индивидуальной природы, ищет покровительства и милости у общества.  Бывает, например, при признаках импульсивности или резкости в почерке, что автор прибегает к украшению некоторых элементов, дабы сгладить и смягчить впечатление о себе и своем поведении в глазах других людей.

При особенно педантичных почерках, с выписанной средней зоной, тенденцией к прямому наклону и различных украшениях в разных зонах – проявляется стремление к созданию впечатления «совершенства», особенно посредством своего внешнего впечатления – внешности и поступков. Но внутренне человек чувствует, насколько ему трудно оторваться от затаенного увлечения своим шармом (образом). Бывает и намеренная украшенность, с целью обмана окружающих.

Говоря об ущербности или изничтоженности формы, мы должны представить себе букву-инвалида, у которой недостает целой части, вследствии чего ее читабельность либо очень затрудняется, либо попросту невозможна. Это наносит удар по коммуникации, что создает предпосылки к непониманию и к проистекающим из этого в межличностных взаимоотношениях, последствиям.

Ущербная форма может сопровождаться торопливым движением. Из-за легкомыслия, поспешности или оригинального проблеска неожиданной идеи, пишущий промчался мимо, не замечая требования норматива формы. И в этом проявляется его игнорирование чувств окружающих, а также насмешка в адрес общепринятых социальных норм и традиций.

Однако, ущербность и изничтоженность формы букв может происходить и из усиления жесткости движения, вплоть до спазматичности. Причина может быть в физической и(или) душевной болезни, так или иначе это связано с неспособностью вести здоровую коммуникацию (взаимодействие с людьми).

Иногда ущербность формы выглядит, словно буква стерлась стихийным движением, вся превратившись в горизонтальную линию и это может быть свидетельство не только поведения, не считающегося с окружающими, но и бесцеремонного выплескивания «содержимого», не интересуясь, поймут ли и сбегания от ответственности за свои действия.

Невнятные быстрые нити и «змейки», изничтожившие форму — часто признак «гонки наперекор времени». Движение, превращающее форму в «почти ничто», оставляя некий остов по вертикали (либо буква превращается в вертикальный штрих) – говорит о затруднениях в межличностной области.

В следующей статье – я расскажу вам, дорогие читатели, о том, как форма и читабельность распределяются по потенциям и каковы причины такого положения.

Автор – Инесса Гольдберг

Графология из первых рук — часть 2

Графология из первых рук — часть 2

Учение Одема: психология межстрочного пространства в почерке

Темой для этой статьи я выбрала тему о межстрочном пространстве в почерке. Давая совсем краткое определение, Одем называет межстрочное пространство – показателем «уникальной перспективы» личности.

Также небезинтересно, что с типологической (по Кречмеру) точки зрения, говоря о расстоянии между строк, можно говорить о существующей тенденции, при которой более значительные расстояния характернее для шизотимного темперамента и ментальности; тогда как меньшие расстояния – для циклотимного темперамента (Одем).

Каждый из нас пытается вести линию своих действий в жизни, от прошлого к будущему, глядя на них в некой перспективе – краткосрочной или долгосрочной. Расстояния между строками, написанными от верха и до низа листа, проистекают от «отрезка перспективы», используемого пишущим на различных этапах своих действий и поведения при прокладывании себе дороги к самореализации. От появления инициативы — сверху, в начале листа, и до ее воплощения в его конце. Расстояние между строками, примерно равное высоте средней зоне этого же почерка, будет считаться нормативным. Выполнение интервалов может нести две основные функции:

  1. «Воздушный мост (или переход)» — когда промежуток незримо, не отображенным на бумаге движением, связывает части содержания, лишь технически (формально) разбитого закончившейся строкой.
  2. В противоположность принципу связывания, вторая функция – это «ощущение дистанции», которое выражается в отделении и отдалении строк. Чем оно больше, тем более откладывается, отторгается начало следующей строки (действия). Это – временное запаздывание в реализации графического выражения.

Общее у этих двух функций (соединение и разделение) – временной фактор, но мы говорим не о времени вообще, а о субъективном отношении пишущего к фактору времени, к его использованию. Таким образом, значение имеют:

  1. Длина пути – в соответствии с реальным измеримым расстоянием, разделяющим строки;
  2. Темп, или скорость почерка. В быстром почерке и относительно крупное расстояние может выполняться за более короткое время, чем           необходимое для меньшего расстояния при замедленности скорости.

Значит, и большое и маленькое расстояние между строками бывает и при быстром, и при медленном почерке. Это важно, поскольку одни сочетания – естественнее других. Например, маленькое расстояние между строк более гомогенно (характерно, естественно – хотя и не обязательно) для быстрого почерка, тогда как большое – гетерогенно. Для большого же расстояния – все наоборот. Почему?

Не пытаясь сейчас пересказывать во всех подробностях учение Одема, отметим несколько «мотивов», чтобы дать представление о био-психологической подоплеке данных закономерностей.

Эмоциональный аспект. Эмоция как она есть сама по себе, не терпит разделенности, задержек, стремится к самовыражению, безотлагательному и непосредственному действию, к непрерывности, чтобы исчерпать себя, отреагировать до конца (сокращение пути и времени).

Эмоциональный человек чувствует, что «теряет время» — однако, это ощущение не связано с логической необходимостью в планировании и рассудочностью, это – сила чувств, «проглатывающая» время, самозабвенность и погруженность в действие.

Отсюда – размывание границ пути и времени: чем человек эмоциональнее или импульсивнее, тем менее он способен вытерпеть какую-либо «пустоту» и тем он более склоннен сокращать ее «воздушными мостами», с помощью уменьшения расстояний между строк. Часто – до беспорядочности, а в редких случаях – «дотла», до «дыма столбом и удушья», которые уже будут свидетельствовать об эмоциональной гиперактивности; до «конечной точки», до «последних сил» и потери адекватности. Это может быть от любви, от страсти или от агрессии, так или иначе – эмоция ослепляет, сбивает, затуманивает суждение, затрудняет ориентацию и мешает спланированному направлению действий. Инстинктивная уверенность подменяет сознание и логику.

Итак, малое расстояние между строками при быстром почерке – более гомогенно для эмоционального аспекта. Но бывает, что в быстром почерке – поспешным, размашистым, нетерпеливым движением раскинутся большие расстояния. Это – может быть бессилие связи эмоции с собой, самоосознанности, авантюризм, растратность, произвол.

Рациональный (логический) аспект. Рассудок требует: «не делай этого», «подумай», «подожди» и т.д. Рассуждение, проверка, критичность – все для того, чтобы прийти к некому конструктивному плану. Такая критичность требует дистанции, расстояния, отстранения – во времени и месте – от происходящего или своего действия. Расстояние – открывает перед нами горизонт, позволяющий воспринимать частности в правильной перспективе, а также оценивать их более объективно, поскольку «отрывает» наше суждение от излишней вовлеченности в субъективное восприятие эмоций.

Думать – значит, проделывать некое скрытое от глаза окружающих действие,    которое выглядит как «пауза», «остановка». Вся основа действия происходит   внутри, не в видимой экспрессии.

Одем сравнивает рациональный процесс с тем, что происходит в компьютере: все «соображения» и «логические цепочки» скрыты от наблюдателя, мы видим лишь результат. Компьютер никогда не делает ничего, «не подумав», это его суть. Мыслительный «ход» в почерке   обнаруживается нам только по расстоянию от предыдущей «станции» — строчки.

С почерком дело происходит также, как и в случае с компьютером, когда не время, затрачиваемое на какую-либо операцию, а то, какие это операции и каким образом компьютер используется – характеризует качество его работы и функциональность.

Нельзя судить о природе или качестве логического начала пишущего лишь по расстоянию между строк, — в частности, необходимо учитывать и скорость почерка  и уровень личностного развития.

Для логического аспекта гомогенно сочетание большого расстояния между строк с относительно медленным почерком. Адекватное расстояние будет говорить об эффективном сочетании противоположностей: с одной стороны, достаточной для объективного суждения, отстраненности, а с другой – умения при этом не терять «нить», живую связь с происходящим.

Слишком увеличенное расстояние, особенно в медленном почерке говорит о риске «потери связи», оторванности от реальности, изоляции от происходящего. Такой человек может переоценивать отдельные «переменные» и не видеть «леса за деревьями», может быть не адаптирующимся – например, по причине страхов, чувства неполноценности, нерешительности, одиночества, — так или иначе, это уже внутренняя «разобранность».

Большое расстояние, выполненное спонтанно – дает не ощущение соединения, а ощущение расстояния, жажду свободы, что при высоком уровне личностного развития выражается в позитивном чувстве своей значимости, в стремлении к независимости. При низком – такое сочетание даст переход границ, авантюризм, поверхностность, произвол и т.д.

Для логического аспекта будет гетерогенным малое расстояние между строками, особенно в медленном почерке. Перед нами – «парадоксальное поведение»: казалось бы, такая сдержанность должна облегчить «отстраненность» и чувство дистанции пишущему, но на деле отсутствие пространства, теснота строк, несмотря на медленную скорость, — свидетельство не столько нарушения логичности, сколько некоего мешающего эмоционального расстройства при этом. В отличие от чрезмерного пространства между строк, здесь – наоборот, «преувеличенная внутренняя собранность» — до душевного «удушья» и отторжения личной инициативы, человек не осмеливается сделать шаг вниз, боится «приземлиться», реализовать и реализоваться.

Одем также говорит об эстетическом и этическом аспектах, — если у наших читателей будет интерес, мы еще продолжим говорить о них в следующих выпусках журнала, а пока расскажем еще о нескольких нюансах, важных при анализе расстояний между строками.

Межстрочное пространство может нарушаться «вмешательством» верхней или нижней зоны в почерке:

1. Когда расстояние нарушается вмешательством нижних отростков, это может происходить как по причине экспансии нижних отростков, нисходящего движения с предыдущей строки, — так и по причине оптического неразличения, неспланированности в написании нижней строки по отношению к той, что над ней. В первом случае – это может быть динамичность, деятельность, стремительность, а также – ослепленность чувствами, поспешность и т.д. Во втором случае – это чаще всего душевное страдание, тяжеловесность, затрудняющие ясность ориентации и объективное видение перспективы.

2.    Когда расстояние нарушается вмешательством верхних отростков, это происходит, конечно же, только благодаря нижней строке. Это «тест» на способность отстраниться от «предыдущего» (верхняя строка). При динамичном, быстром почерке это обычно связано с эмоциональным возбуждением, страстностью – восторженностью или гневом, амбициозностью и т.д. Но когда верхняя экспансия медленна, тяжела и жестка – здесь проявляется уже пораженческий склад, страх «заземлиться», витание в высших сферах, оторванность от реальности.

Еще важное примечание, которое мы встречаем у Одема: важно оценить не только саму по себе величину расстояний между строк, необходимо оценить и «поведение» этих расстояний, насколько они постоянны, какова цельная картина. Сохраняются ли расстояния между первыми строками – до конца листа, а возможно, это расстояние нарастает или уменьшается?

Только тогда мы сможем верно оценить и не ошибиться: является ли это «дистанция формальности», демонстрация своей значимости – при большем расстоянии в начале листа (если затем оно становится адекватнее внизу листа – значит, внутренне человек тянется к контактам). Или наоборот – о чем говорят более сжатые строки в начале и нарастающие расстояния между ними в конце листа? Это – зажатость из-за отсутствия уверенности, связывающая пишущего в начале действий, а затем, в процессе, ему становится легче и он лучше проявляет свой потенциал.

Если же мы видим явное сжимание и стесненность строк в конце листа – тут, опять, в зависимости от конкретного почерка, это может быть как нарушения рамок, преувеличенные требования, человек не считается с объективными условиями среды; так и, если уменьшение расстояния во второй половине листа и почерк выглядит гармонично и не чрезмерно тесными – о живой и продуктивной способности человека сориентироваться, ловко адаптироваться в окружающей среде.

Но не всегда и неизменное постоянство в расстояниях на протяжении всего листа – есть хорошо. Например, если человек пишет много текста, или приходится писать на маленьком листе, но он при этом продолжает сохранять одинаково большие расстояния между строк и текст не влезает  – это тоже неумение сориентироваться, отреагировать,, изменить свой стереотип, подумать вперед, адаптироваться к условиям жизни.

Автор – Инесса Гольдберг

Графология из первых рук — часть 1

Графология из первых рук — часть 1

Учение Одема: психология слитности и раздельности в почерке

Этот цикл статей я хочу посвятить одному из самых ярких светил в израильской графологической науке, И. Одему. Его научные труды глубоки и многочисленны, и наша очередная тема – лишь крошечная капля в океане почти двадцати томов одемского учения, стоящих на моих книжных полках.

Считаю, что такие статьи будут интересны не только профессиональным графологам, работающим по Одему, и было бы правильным хотя бы совсем понемногу знакомить широкого читателя с отдельными, наиболее доступными жемчужинами самой современной графологической мысли.

Совсем коротко об отце «Графологии Потенций»: Исраэль Одем (Рубин) родился в 1908 году в Австрии, прибыл в Израиль в возрасте 14 лет по программе помощи детям-сиротам первой мировой. Посвятив более полвека графологической науке, не дожил менее двух лет до 2000 года, умер в возрасте 90 лет за своим рабочим столом.

Система Одема – это гибкая типология 9 форм экзистенциальной адаптации, 9 стилей жизненной проспособляемости личности. Система  сформировалась как результат десятилетий практики и исследований живого материала и не подгонялась под уже известные теоретические построения (типология К.Г.Юнга, Фрейда и т.д.). Вместе с этим, учение хорошо коррелирует с этими и другими учениями классической психологии и служит надежным инструментом психодиагностики.

Каждая из 9 потенций – это гомогенный графический синдром: типичная группа признаков почерка, определяющая характерный тип поведения, образ жизни, мировоззрение, жизненную позицию, мотивацию личности и многое другое.

Сегодня мы поговорим разновидностях отдельных признаков – о нюансах,  оказывающих влияние на анализ и, разумеется, на «потенции», которым Одем уделял большое значение, и, как можно видеть, не зря.

Например, возьмем один из наиболее простых для понимания и, казалось бы,  «очевидных» признаков —  слитность или раздельность написания. Если перевести буквально, Одем называет этот параметр в почерке степенью «непрерывности прикосновения».

В популярной литературе, либо у графологов-самоучек все просто: почерк может быть слитным или раздельным, в зависимости от первого или второго – говорит об одном или другом (значения могут варьироваться). Например, слитность почерка зачастую связывают однозначно с логикой и аналитичностью, а раздельность часто ассоциируется с почерком по типу «печатного». Все намного сложнее и тоньше. Хотя бы уже потому, что, как это происходит в мире и природе (а человеческая природа не исключение) – бинарный подход обычно неприемлем. Дело не столько в «наличии или отсутствии», сколько в пропорциях: почерк легко может быть частично слитным или частично раздельным.

Итак, из Одема мы знаем, что только один вариант слитности почерка из, как минимум, четырех – может свидетельствовать и о логичности. Однако есть и определенный вид раздельности, говорящий об этом же, причем второе – порой даже несколько более явно. Что же происходит? Впрочем, обо всем по порядку.

Подходя к слитности-раздельности как к свидетельству способа восприятия, образа мышления и суждений человека, Одем подчеркивает: данный признак относится к глубинному измерению и отражает «ассоциативные режимы» тайников человеческого ума.

1. Слитность почерка

Слитность письма создается при непрерывности, при сплошном прикосновении кончика ручки к бумаге. Связывающий почерк и его автор – привязан к «настоящести» реальной действительности и стремится состояться или самоутвердиться посредством создания фактов. В целом, слитность может проистекать из разных мотивов, вот лишь некоторые из возможных:

а) Навязчивая (тотальная, обсессивная) слитность:

Страх разрыва, страх одиночества, навязчивость, назойливость.

б) Критичная (разумная, относительная, бдительная) слитность:

Логическая ассоциативная связь, последовательность выводов, «ответственность продолжать».

в) Вялая слитность

Слабость, бессилие, усталость, изможденность, зависимость.

г) Бурная слитность

Зависть, ревностное отношение к чужим идеям, захватничество, авантюризм.

2. Раздельность почерка

Раздельность создается вследствие прерывания, прекращения прикосновения кончика ручки к бумаге, который приподнимается над ней в «воздух». Пишущий раздельно часто более погружен в воображение, нежели в жизненную реальность. Проблемы он стремится или вынужден решать уходом в мир духовности, воображения, умозрительности или фантазии. Это может быть как творчество (виды искусства, «мыслительность», изобретательство, писательство и т.д.), так и какое-либо душевное расстройство, — подоплека может быть разной, вот некоторые ее варианты:

а) Навязчивая (тотальная, обсессивная) раздельность

Страх отношений, затруднения в общении, изолированность или сепаратизм.

б) Критичная (разумная, относительная, бдительная) раздельность

Анализ, рассчет, принятие во внимание (считается с обстоятельствами, условиями и т.д.).

в) Вялая раздельность

Небрежность, халатность, легкомысленность, праздность, леность.

г) Бурная раздельность

Нетерпеливость, поспешность, блестящие идеи, «мотылек».

Автор – Инесса Гольдберг

Мировой финансовый кризис в контексте HR

Мировой финансовый кризис в контексте HR: последнее слово за методами экспресс-оценки. Графология

— Хотите оптимизировать персонал в условиях кризиса?
— Графологическая экспресс-оценка персонала: оперативность, экономия, эффективность

Не секрет, что экономика – не является точной наукой, поскольку корни многих экономических явлений – в человеческом факторе, субъективной готовности людей и организаций вкладывать деньги в «товары» и услуги, которые они считают целесообразным получить в данный момент времени. Тема этой статьи – влияние глобального финансово-экономического кризиса на понятие целесообразности в сфере HR.

Специалисты, занимающиеся кадровым отбором и оценкой в разных странах, сегодня могут наблюдать следующую картину: многие КА сокращаются, а то и закрываются, прекращают существование даже некоторые крупные Центры Оценки!

Причина этого не только в естественном сокращении спроса на работников – ведь известно, что многие западные фирмы, не испытывая непосредственного недостатка в деньгах, используют ситуацию на рынке труда, чтобы оптимизировать свою рабочую силу – заменить посредственных работников на более квалифицированных «за те же деньги», т.е. фактически — по более низкой цене.

Дополнительная причина «спада» в HR состоит в том, что в условиях экономического кризиса работодатели пересмотрели целесообразность оценки сотрудников посредством существующих систем, считавшихся модными еще полгода назад.

В последние годы перед кризисом многие компании приобретали дорогостоящие автоматизированные или полуавтоматизированные системы оценки персонала  не только из-за осознанного предпочтения как наиболее эффективных, но и просто «для галочки», потому, что так делают другие, или потому, что дорогая услуга часто служила просто еще одной составляющей имиджа предприятия.

Сегодняшние экономические обстоятельства заставляют пересмотреть ценности и понять, что забота о персонале и человеческом факторе определяется не потраченной на него суммой, а выбором наиболее эффективных технологий для работы с ним.

Стало как никогда актуальным, не отказываясь от оценки персонала, проводить ее экономнее и компактнее. Тем более, неприемлемо отрывать уже работающего сотрудника на сутки-двое из рабочего процесса.
Одновременно остро встал сегодня вопрос отбора только самого лучшего персонала: возникла необходимость в иных, новых решениях.

Очевидно, что и стратегически необходимо продолжать уделять внимание проблеме человеческих ресурсов: только люди могут привести к успеху, да и крах фирмы – тоже часто дело плохо подобранных менеджеров, сотрудников или неэффективного взаимодействия в команде.

Сейчас, в условиях кризиса, создалась ситуация, когда много по-настоящему хороших специалистов находятся без работы. Многие компании намереваются использовать это и пересмотреть свой кадровый потенциал, включая управленцев высшего звена и топ- менеджеров, чтобы заменить их на более успешных. Это для них отличный шанс повысить качество своего персонала, но как не ошибиться и сделать самый правильный выбор?

Благодаря ситуации кризиса стали видны истинные приоритеты, эффективность и экономическая целесообразность тех или иных подходов и систем в оценке кадров. На первый план вышла экспресс-оценка: именно она оказалась для работодателей наиболее целесообразной и удобной во всех отношениях, поскольку удовлетворяет перечисленным выше требованиям нового времени: сохраняя эффективность и информативность, она значительно менее затратна, более оперативна и удобна.

Одним из таких экспресс-методов оценки является графологический анализ почерка соискателя. Более того: он очень подробен (включает оценку по всем компетенциям) с одной стороны, и максимально оперативен и экономичен, с другой. Таким образом, универсальность подхода позволяет как существенно сократить процедуру оценки, так и получить максимально точный, комплексный и информативный анализ личности.

Профессиональный специалист в области графологического анализа почерка может легко и точно указать на все сильные и слабые стороны соискателя, определить его возможности, перспективность для конкретной должности, чтобы работодатель смог принять наиболее взвешенное решение. Практика показывает, что такая психодиагностика позволяет сориентироваться относительно соискателя не хуже, а часто намного точнее и достовернее, чем привычные всем, но громоздкие и дорогие батареи тестов и стандартные системы оценки, требующие длительного тестирования и обработки данных, не говоря об изъятии работающего сотрудника из рабочего процесса.

Наш опыт в работе со всем известными системами оценки,  батареями тестов и опросников, при тщательной проверке позволил выявить недостатки этих подходов, которые в результате довольно часто приводят к неточному, а порой и противоречивому профилю кандидата. На практике подобная дилемма решается, к сожалению, зачастую ненаучно – либо интуитивно, либо субъективным предположением по поводу того, что верно, а что является ошибкой системы.

В случае, когда рядом не оказывается психолога – специалиста по кадровой оценке, шансы разрешить «загадку» соискателя оказываются совсем минимальными, и тогда решение – определить ли его как интеллектуально развитого или принять противоположные данные – становится, по сути, гаданием. Эта ситуация на сегодняшний день уже стала характерной проблемой. Самым существенным недостатком данного подхода является вопрос валидности результатов, не говоря о том, что эти системы оценки дороги, а также временно отвлекают человека от рабочего процесса, косвенно становясь еще дороже для заказчика.

Несомненно, разработаны и достаточно хорошие системы оценки, но в силу своих особенностей их слабой стороной является оторванность «алгоритма» от реальных и, порой сложных, противоречивых личностей. 

Экспресс-оценка

Прежде всего, одно из основных преимуществ графологической психодиагностики заключается в том, что, по сути, он является экспресс-оценкой: подробен, концентрирован (включает оценку по всем компетенциям), оперативен. Метод максимально сокращает процедуру оценки (проводится только экспертиза написанного), при этом позволяя точный, комплексный и информативный анализ личности.

Оптимальность метода – в его самодостаточности и автономности.
Очевидно, что любое сочетание методик и тестирований всегда приветствуется. Говоря же о самодостаточности метода анализа почерка, речь идет о том, что с помощью данного метода оценки можно получить информацию в полном объеме, не прибегая к каким-либо дополнительным тестам или методикам, без которых в заключении по анализу почерка нельзя было бы обойтись.
Компетенции могут быть выстроены самым подробным образом (те же, что и в распространенных дорогостоящих системах оценки). Это делает метод актуальным и приемлемым  как для малых, так и для крупных фирм. Более того, именно универсальность позволяет графологическому анализу оставаться востребованным: удобно сотрудничать с независимыми экспертами-графологами на договорной основе, либо  обучить своего собственного сотрудника основам графоанализа.

Особенно стоит отметить одно из важных преимуществ метода — минимальный контакт с оцениваемым. Это позволяет более объективно составлять представление о нем, не поддаваться первоначальному впечатлению, чем грешат даже опытные специалисты – интервьюеры, а также сравнению с другими кандидатами; позволяет исключить подсознательную оценку типа «понравился – не понравился».

В практике нередки случаи, когда результаты психографологического анализа могут не совпадать с результатами, полученными другими методами, что ставит оценщиков в тупик. Это происходит, например, тогда, когда личностный потенциал кандидата достаточно высок, у него имеются хорошие способности и задатки для успешной самореализации, — однако, при этом у него нет достаточной мотивации и владения необходимым уровнем самоконтроля и саморегуляции, не хватает ответственности или заинтересованности происходящим. Это разные вещи, поскольку не сам по себе потенциал, а именно в сочетании с данными качествами – дают те данные, которые позволяют человеку достигать успеха, реализовывать задуманные идеи, достигать поставленные цели.
Изучение почерка позволяет отсеивать таких «с виду успешных кандидатов», определяя их истинное отношение к выполняемой деятельности в частности, и к жизни в целом. Даёт реальную возможность прогнозировать перспективы их роста или «потолка» в конкретной сфере.

Head-Hunting

В заключение следует остановиться еще на одном достоинстве метода. Он позволяет изучать основополагающие для нацеленных на успех работодателей, предприятий или фирм, критерии. Такие, например, как степень обучаемости (способности, терпение, ум, быстрота восприятия информации, внимание) или благонадежность (ответственность, правдивость, честность, порядочность, надежность) человека.

Многие руководители желают заранее знать, каких сотрудников им стоит развивать, из каких сотрудников формировать кадровый резерв компании. Степень обучаемости и благонадежности определяется ими как ведущие компетенции в направлении развития своего персонала.
Кроме того, по большому счету, эти характеристики и способности – часть ядра личности человека, они постоянны, неизменны и не зависят от опыта, стажа в том или ином месте, базового образования или рекомендаций.

Таким образом, в то время, когда идет ожесточенная «охота» за «золотыми головами», которые, как правило, не только очень дороги и редки, но и давно разобраны, графологический анализ даёт явное преимущество, поскольку позволяет «вычислить» такую «золотую голову» среди молодых перспективных кандидатов без опыта.

Автор —Инесса Гольдберг

Анализ почерка как инструмент подбора кадров и профориентации

Анализ почерка как инструмент подбора кадров и профориентации

Во многих странах анализ почерка является одним из популярных средств в психодиагностике личности.

Графологическое тестирование давно применяется в странах Европы, Израиле и США, где многие фирмы сотрудничают с графологами при проверке кандидатов на работу.

Кроме подбора кадров, графологической экспертизой пользуются и для нужд полиции, армии, спецслужб.

Графологический метод основан на исследовании взаимосвязей между тонкой моторикой пишущей руки и особенностями психофизического состояния человека. Установленные и экспериментально проверенные закономерности позволяют определять врожденные и приобретенные черты характера, склонности, слабые и сильные стороны личности, физические и психологические проблемы.
Графология позволяет с большой степенью вероятности определять интеллектуальные способности человека, адаптируемость в коллективе, организованность, лидерские качества. Анализ почерка обнаруживает личностные проблемы, которые могут повлиять на честность и благонадежность проверяемого. Также можно легко определить уровень мотивации, энергии, трудоспособности и устойчивости в условиях стресса.

Каким же образом это работает? Попробуем простыми словами объяснить научные основы графологического подхода.

Всем, что с нами происходит: нашим сознанием и подсознанием, любыми действиями, руководит единый центр — мозг. Без причин не происходит ничего. Все особенности нервной и остальных, действующих в нашем организме систем, обязательно будут отражаться на физиологическом, моторном, а то и болевом уровне.

Мозг управляет и определяет нашу способность к концентрации, к ориентации, запоминанию, способность реакций в разных ситуациях. Именно наши врожденные особенности определяют основной тип мышления, восприятие, определяют нашу психосоматическую конституцию. Вопреки попыткам внушать нам обратное в советскую бытность, когда генетика и графология назывались «лженауками», —человек не рождается «чистым листом», из него невозможно «слепить идеального человека». Более того, наша сознательная воля, желание также как и различные внешние факторы отнюдь не являются основной частью всей личности, это — только малая видимая часть целого «айсберга», основной массив которого неизменен и покоится в толще океана подсознания и врожденных особенностей.

Как было сказано, наш мозг и личность оставляют свою «печать» во всех внешних проявлениях, в телодвижениях и т.д.. Наглядным воплощением этого принципа является наш почерк. Анализируя почерк, специалисты используют знания физиологии, моторики и психологии. Как ни странно, но от руки почти ничего не зависит, она — лишь инструмент нашего мозга: именно МОЗГА в целом — не столько сознания. Это подтверждают и исследования под гипнозом (когда внушенные возраст, разные человеческие качества или эмоции подтверждали известные закономерности).

Мозг не даст солгать или скрыть что-либо, т.к. любое проявление внутреннего неблагополучия будет давать разного рода помехи в почерке: рука дрогнет, движение исказится, а иногда — возникнет невольное микродвижение, собьется скорость или нажим…

Психодиагностика по почерку является настоящим «лабораторным анализом» личности и она хороша тем, что:

а) системна и позволяет применять привычные для классический психологии и психоанализа, типологический подход. Однако дополнительно к определению психотипа человека дает и специфическую, конкретную информацию об индивидууме, выходя за рамки психотипов.

б) ее несомненным преимуществом является решение извечной проблемы любого метода психодиагностики — фактора субъективности в самом процессе типирования (с обеих сторон). К анализу почерка невозможно подготовиться или представлять, как примерно дОлжно «отвечать». Также, диагностироваться можно много раз, не опасаясь, что человек к чему-то уже «привык» или «слышал».

В качестве дополнительного подтверждения или дополнения графологическому заключению, графологи применяют и графические, проективные, цифровые и др. тесты.

Графологический анализ часто бывает полезен и людям, находящися в ситуации выбора профессии, поскольку позволяет предложить оптимальное направление, соответствующее склонностям и сильным сторонам личности конкретного человека.

Приглашаем вас почитать более подробную информацию о графологии, графологах, принципах и применениях анализа почерка — на портале и форуме.

Иллюстрации с комментариями

Важно: как правило, кандидаты проверяются на соответствие какой-либо заранее известной должности, на необходимые качества. В данных иллюстрациях задания не было, поэтому эксперт комментирует наиболее яркие склонности проверяемого.

№1 Женщина, 40+

1.07.gif

№1 Почерк крупный, властный, размашистый, высокий, узкий, угловатый. Умеренно быстрый, с сильным нажимом, правонаклонный.

Автор почерка —  безусловно, лидер: и во внешних проявлениях, поведении, и во внутреннем самоощущении. Заметный и яркий человек, ее присутствие, а также доминантность трудно не заметить.

Она энергична, напориста, принципиальна и имеет на все свое собственное мнение, которое защищает. Практически не поддается влиянию извне – наоборот, сама завладевает вниманием и влияет на других людей, коллектив или ход работы. Стремится командовать и не любит, когда командуют ею, ей важна независимость от жестких директив, указывания ей самой, что и как делать. Решительна, не тратит время на мелочи или долгие сомнения. Практична, деловита, приземленна — любит видеть быстрые результаты. Дисциплинированна, ответственна, честна.

В работе, управлении людьми или проектами не будет допускать компромиссов, не терпит неопределенности. Экспрессивна, за словом «в карман не полезет», не боится посягать на личное пространство и время других, на их право иметь отличное от ее мнение. Если человек ей не по нраву —  не будет выбирать выражения и особенно беречь его чувства.
Со стороны выглядит представительным, уверенным в себе человеком, знающим, чего он хочет от себя и от других. Принципиальной, авторитетной и сильной личностью.
Подходящий род деятельности : руководитель, директор, управление на среднем или высоком уровне.
Не подходит: психолог, учитель, обслуживающий персонал, секретарь.

№2 Мужчина, 50+

2.07

№2. Почерк очень мелкий,  правонаклонность, большие промежутки между буквами, словами и строками. Скорость замедленная, нажим средний.

Автору этого почерка —  также важна личная свобода и независимость, но по другим причинам. Этот человек – вовсе не лидер и даже не имеет маломальских карьерных амбиций. Он тихий, скромный, «уходящий  в себя» индивидуалист.

Самобытен, обладает самостоятельным мышлением. Однако внешне старается не обращать на себя внимания, достаточно сговорчив и покладист, уважает правила и законы. Наиболее комфортно себя чувствует и наиболее эффективно работает индивидуально.

Лучше всего — чтобы были известны требования, задачи – и оставили его «в покое» до окончания работы. Не очень разговорчив, не показывает эмоций. Приятен в общении. Испытывает стресс при напряженном ритме работы или перегрузках, не любит спешки, но работоспособность равномерная, без перепадов. Не способен заниматься одновременно несколькими функциями – должен работать полностью состредоточенно, сконцентрировавшись на чем-то одном.

Аккуратен, организован, педантичен, честен, несколько неуверен в себе. Заниженная самооценка и самолюбие, может прогнуться под другого и дать себя в обиду, не может настоять или пробиваться. В общении и коллективе – тих, незаметен, больше слушает, чем говорит.

Подходящий род деятельности: бухгалтерия, учет, нотариальные, контролирующие, проверяющие функции, работа с документацией.

Не подходит: руководителем проектов, управление, общественная деятельность, область рекламы или PR.

№3 Женщина, 20+

3.07

№3. Почерк расслабленный, контроль и критичность при выполнении ослаблены. Неоднородность в размере, форме, наклоне букв, в промежутках. Строки направленны вверх, нажим слабый.

Автору почерка — противопоказано руководить. Наиболее комфортно для ее склада личности – быть квалифицированным специалистом в своей области. Она спонтанный человек, но отнюдь не лидер, конкурентная или карьерная борьба – также не для нее.

Этот человек обладает от рождения небольшим запасом энергии, поэтому адаптируется и живет наименее энергозатратно. Ей не хватает энергии на активность, инициативу, «драйв». Пассивна, инфантильна, несамостоятельна, сама порой не знает, чего бы хотела. Ее кредо – «обходить» препятствия и идти более легким путем. Если есть только трудный путь – она или не закончит его, или вовсе не пойдет.

Это человек, относящийся ко многим вещам в жизни поверхностностно или легкомысленно. Живет «не заморачиваясь». Обнаруживает ленность и небрежность, но при этом не переживает, что кому-то что-то может не понравиться.

Необходим сильный лидер, который бы покровительствовал ей, контролировал ее работу и направлял ее и ее решения.

Нет ассертивности, способности отвечать за успешное выполнение нескольких задач параллельно. Она не сможет быть по-настоящему требовательной к своим подчиненным – ей будет «все равно».
Подходящий род деятельности: свободные профессии, рекламирование чего-либо, опросы, прием посетителей, продавец.

Не подходит: управление (проектом или коллективом), должности, требующие дисциплины, контроля, оперативности или углубленного изучения – врач, аналитик, руководитель.

№4 Женщина, 40+

4.07

№4. Почерк стилизован, подконтролен («цензура»), стандартен, ритмичен.

Автор почерка — по сути своей наставник, «воспитатель», контролер, инспектор. Мышление, поведение, внешний вид —  консервативны, стилизованы. Свято придерживается законов, общепринятых правил, норм этики, этикета.  Покладистость, исполнительность, ответственность, честность. Контроль своих эмоций.

Ею движут соображения целесообразности, стремление быть рассудительной и логичной.  В общении несколько формальна, сдержана, дистанциируется, смущается от слишком близкого, полностью открытого разговора. Из осторожности предпочитает не раскрываться до конца, хотя и внешне и создает впечатление «открытости». Подспудное стремление быть «хорошей», поступать и жить «правильно», «как положено», важно вызвать расположение окружающих, нравиться, а лучше всего – быть примером для подражания.

Мыслит критично, конкретно и подробно, ее интересы касаются ежедневной жизни и быта, а не абстрактных идей и теорий. Очень серьезна, основательна, умеет хорошо планировать время, организована и дисциплинирована, терпеливы. Не любит неопределенности или ситуаций, требующих спонтанных и неожиданных импровизаций. Все должно быть продумано до мелочей, по принципу «лучше перестраховаться».

Подходящий род деятельности: администрация, инспектор, учитель, преподаватель, воспитатель, наставник для детей. Должность – учителем, лучше завучем или директором.

Не подходит: область шоу-бизнеса, рекламы, торговли, СМИ.

№5 Мужчина, 30+

5.07

№5. Чрезвычайные отклонения от стандартов прописей. «Изобретения» оригинальных решений связывания букв. Нитеобразность и изменчивость форм. Динамичность, но одновременно – превышающие нормы промежутки между словами, буквами и строчками. Почерк мелкий, упрощенный.

Автор почерка – теоретик, мыслитель, генератор идей, изобретательный стратег. Видит «насквозь» людей, проблемы, ситуации, перспективы. Самодостаточен и индивидуалистичен, наилучшим образом реализуется при наличии в своем распоряжении неограниченного личного пространства, времени и свободы действий.

Способен в одиночку инициировать, спланировать, разработать, организовать и успешно завершить целый проект. В коллективе – скромен и тактичен.

Это человек тонкий и разносторонний, он одарен редкостной интуицией и острым умом, творческими способностями, тягой к импровизации, всему новому, новым знаниям и областям. Вкупе с очень быстрым мышлением — все обыденное, и привычное превращают для этого человека в скучнейшую пытку.

Блестяще ориентируется в жизненных ситуациях, предвидя ход событий на несколько шагов вперед. Изобретательный, любознательный и быстрый ум и рациональный подход. Остроумие и находчивость.
Легко променяет бытовой или материальный комфорт на возможность интересной деятельности или саморазвития.Нетерпелив, но когда нужно, способен заставить себя делать необходимое.

Подходящий род деятельности: идеален в качестве эксперта, аналитика, критика, научная или исследовательская деятельность.

Не подходит: управление, администрация, торговля, литература, публичная деятельность.

№6. Мужчина, 20+

6.07

№6. Почерк лишен гармонии как внешне (взгляд издали), так и внутренне. Принадлежит молодому человеку – хотя похож на неудачную попытку писать плохо владеющего рукой ребенка. Буквы прыгают, создавая неровные строчки. Буквы разнятся размерами, формой, высотой. Линии (движения) надломлены, угловатости, проблематика в нижней и верхей зонах почерка. Особое внимание следует уделить специфике подписи.

Автор почерка – с трудом функционирует. Ему не дается самообладание, несмотря на то, что с целью взять себя в руки, он находится в постоянной сознательной и подсознательной борьбе с самим собой, пытаясь как можно сильнее контролировать себя и свою жизнь..

Им владеет рассеянность, спутанность мыслей и чувств, он не в состоянии планировать свое будущее, которого боится и даже настоящее. Вся внутренняя нервная и физическая энергия этого человека уходит непродуктивно, поскольку растрачивается на страдания, страхи и переживания, вызванные сильным психоэмоциональным расстройством, а также атмосферой, в которой пришлось формироваться его личности в детстве..

Автор почерка не может полноценно работать, продуктивно и спокойно функционировать и общаться, нуждается в помощи специалиста.

Подходящий род деятельности (на данный момент): сортировщик, тестер, несложные и четко определенные функции на производстве, свободные профессии.

Не подходит: управление людьми или ведение проектов, оперативное координирование деятельности, преподавание, торговля, юриспруденция.

Автор —Инесса Гольдберг

Видно ли подсознание в почерке?

Видно ли подсознание в почерке, ведь он создан рабочей, а значит и «сознательной» рукой?

«Вы говорите, что анализируется письмо «рабочей» руки. А может есть метод анализа для второстепенной руки? Если да — то какие аспекты личности он затрагивает, анализирует?»
Нет, для неактивной руки нет анализа. Чем естественнее моторика, привычнее движения — тем больше информации. Неактивная рука только исказит картину.

«Жалко… Ведь левая рука должна управляться во многом бессознательным, и по её деятельности можно было бы узнать многие латентные конфликты.. А анaлизируется только правая (или рабочая) рука — более “сознательная”.. Что впрочем, нужнее работодателю. Ему интересна сознательная жизнь человека, а не его внутренние конфликты и комплексы… А вот для психологов — наверно, одной правой руки не достаточно?..»

Нет, нет — все совсем не так. Более того, графология не только способна видеть бессознательное, внутренние конфликты и комплексы, — в этом и есть ее главное назначение и достоинство! Дело в том, что чтобы это все узнать, левая (или нерабочая) рука и не нужна, т.к. принцип познания личности, сознательного или бессознательного, зависит не от активности сторон или частей тела, а от частей (пластов) почерка, вне зависимости от того, какая рука писала (главное, чтобы была «основной» – только из автоматически, привычно написанного почерка и можно получить информацию о подсознании!).

Во-первых, психографология — ПРЕЖДЕ ВСЕГО психологическая диагностика. Кроме полиции и судов, где гр-ия используется достаточно поверхностно, — именно психиатры, психотерапевты и психологи-психоаналитики (гражданские и армейские) пользуются ее услугами и возможностями. Не говоря об индивидуальных консультациях, где в отличие от обычных психологических консультаций, все самое скрытое и сокровенное человека, пришедшего за помощью, анализирует и рассказывает не он, а ему – графолог. Весь смысл в том и есть, что почерк дает намного больше информации, чем сам человек сознательно мог бы рассказать о себе.

Вспомните, кого я упоминала в Уроках графологиии — тот же Фрейд, «адаптированный» к графологии: да там почти только об этом и речь — внутренние конфликты, комплексы, их причины….

Почерк уникален:
Один его пласт говорит о » Супер — Эго», т.е. сознательном, приобретенном, ценностях, интеллекте, воспитании, самоконтроле, внутренней «цензуре».

Второй пласт — говорит о самОм Эго (от «эго»-изм ), т. е. о нашем «Я» — нашем основном внутреннем самоощущении, самооценке, душе, мире чувств, отношении к себе, мере уверенности, удовлетворенности, разрыве между «желаемым» и «имеемым» и т.д.

Третий пласт (определенные графол. элементы в почерке) — говорят об ID (Фрейд), т.е. о ПОДсознании, о низшем, неподконтрольном сознанию, уровне личности, об этом самом древнем механизме мозга, там — самое первичное, самое жизненно необходимое, там же и страсти и то, что движет человеком.

Во-вторых, хотела добавить о значении содержания подсознания для…… работодателей, являющихся основными клиентами графологов, т.к. большинство заказов поступает именно от них. В их случае — с одной стороны, Вы безусловно правы — никого не интересует конфликт человека с его родителями или, скажем, наличие-отсутствие того или иного комплекса…. Однако и тут тоже бывает, что порой без знания подсознательных мотивов или проблем не обойтись!

Работодатель имеет свои основные критерии и требования к своим работникам и они бывают очень разными. Кому-то важнее честность, кому-то гибкость и дипломатичность, или умение выполнять несколько функций одновременно в напряженной атмосфере и шумном помещении. Одному важнее обходительность с людьми, а другому — организованность. Кроме этого, учитывается и сочитабельность конкретного кандидата с конкретным начальником. Таким образом не обойтись без более глубокого анализа подсознания человека: какова его мотивация, что именно и почему им движет.

Например, основами жизненной мотивации, движущими силами личности в жизни (имеющими каждый свои подсознательные причины) могут быть:

  • Стремление получать удовольствия и выбор легких путей.

  • Стремление угождать, нравиться, «быть хорошим», «правильно жить», жертвовать.

  • Стремление подавлять, контролировать и владеть.

  • Стремление эгоистическое или эгоцентрическое, инфантильно-детское ( сочетание пассивной наивности, желания нравиться и незатейливое манипулирование другими в своих интересах).

  • Стремление к тишине и спокойствию, как внешним, так и внутренним.

  • Стремление самовыражаться, к активности, инициативе, проблемы — как стимул победить.

  • Стремление «быть жертвой» или поиск доказательств этому, обида на все и всех, осторожность, недоверие и подозрительность.

Но все не так однозначно, как может показаться. В графологии (а значит, и жизни!) нет «плохих почерков» (людей). И в этом смысле — человек, не подходящий для чего-то одного (работы, ситуации, условий, поведения и т.д.), идеален или хотя бы неплох для другого.

Автор —Инесса Гольдберг

Как отличить профи от дилетанта

Как отличить профи от дилетанта

Профессионал или дилетант?

К сожалению, как и для любых других, менее знакомых простому обывателю и менее привычных на русскоязычном рынке, областей и услуг – проблема дилетантства  стоит особенно актуально и для графологии.

Однако, прежде чем начать сотрудничать с графологом (или заказывать ему анализ почерка), есть простые способы обезопасить себя от того, что «известный графолог» или даже «институт» графологии – НЕ являются шарлатанством.

Есть вещи, которые нужно знать:

I. О сертификации специалистов

Профессиональный графолог должен иметь сертификат, диплом, либо удостоверение, выданное хотя бы одним из авторитетных графологических учреждений или ассоциаций (Европы, Израиля, Америки), проверяющими графологов на проф. состоятельность и требующие «защиты» его диплома сертифицированного специалиста.

Тот, кто прошел такую «защиту», включающую анализ почерков на разных языках и разного уровня сложности, а также устное выступление перед комиссией из лучших и опытнейших специалистов в стране, — тот профессионал.

Указанные в дипломе или сертификате графологические учреждения или ассоциации должны быть подлинными, иметь реальные координаты, чтобы любой желающий мог сам проверить подлинность эксперта.

II. О профессиональной этике

Конфиденциальность и защита прав автора почерка.

Графологическое заключение – обьективно и нейтрально в равной степени ко всем, графолог не принимает позиций или интересов ни одной из сторон.
Графологу запрещено вовлекаться в отношения между «врагами», конкурентами или недоброжелателями и использовать свои знания для ущерба или мести одной из сторон.

Если заказчик (клиент) и проверяемый (автор почерка) не являются одним и тем же лицом, графолог уважает в равной степени права как первого, так и последнего.
Кроме того, за исключением самого заказчика (клиента), информация графологического заключения хранится в тайне от кого бы то ни было, включая самого автора почерка, если не он сам заказывал данную услугу.

Во избежание использования услуг графолога каким-то образом в ущерб анализируемому лицу, графолог не имеет права проводить анализ почерка без согласия его автора. Заказчик графологического заключения (разумеется, если это не сам автор почерка) должен предоставить письменное согласие от того, кого проверяют. Не требуется такого согласия лишь в исключительных случаях, случаях опасности или детского возраста.
Во всех случаях – заказчик обязуется не использовать полученную информацию в ущерб кому бы то ни было.

Только независимый графолог, строго соблюдающий главные принципы профессиональной этики, может давать заключения в судебных инстанциях или полиции.

III. О форме и содержании графологического заключения

Попросите у графолога несколько примеров данного им заключения. Он должен Вам их предоставить. В них – обратите внимание на содержание заключения.

1. Анализ должен быть абсолютно понятным для любого человека, не психолога. Часто бывает, что дилетанты «напускают важности» посредством непонятного (и не обязательно логичного) набора профессиональных или психологических терминов – а заказчик, чтобы не выглядеть смешным или глупым, или не решается снова задавать много вопросов, или, даже задав их, в конце-концов все равно остается с чувством, что остался «в дураках».

2. Анализ (заключение) должно быть последовательным, а содержание одной фразы не должно противоречить другой, а также — повторяться много раз в разных вариантах.

3. Анализ должен быть конкретным, а утверждения должны быть максимально точными и подробными. Недопустимы общие фразы, или допускающие двусмысленную трактовку. Как и частое использование слов, уменьшающих ответственность за свои выводы: «наверное», «наверняка», «скорее всего», «возможно», «иногда бывает», «время от времени», «вероятно», «есть шанс, что..», «можно ожидать и..» и т.д. и т.п.

4. Элементарная грамотность.

* Перечисленное в пунктах 1, 2 и 3 – является отдельным искусством и студенты, будущие проф.графологи обязательно обучаются этим навыкам (как и стилистике), т.к. это включено в официальную учебную программу в любой стране.

Примеры фраз из непрофессиональных заключений:

1. Непонятность, или просто набор спец.терминологии:

  • «Сенсорные особенности его мышления не позволяют ему раскрыться»
  • «Первичность логического склада составяет суть его внутренних конфликтов»
  • «Витальность обеспечивается мозговой активностью»
  • «Скрытые нарцисстические импульсы мешают динамичности отношений»


2. (встречается часто) — Отсутствие последовательности, логики, противоречия в утверждениях, + повторение по сути одного и того же:

  • «Иногда он осторожен в своих подходах к решению проблем, иногда — проявляет смелость»
  • «Находит приятным воплощать свои замыслы и разрабатывать новые идеи.
  • Не глуп, но не склонен к самостоятельной интеллектуальной работе»
  • «Он не любит останавливаться перед препятствиями. Он предпочитает обходить препятствия, если прямой путь не является путем наименьшего сопротивления»
  • «Менее восприимчив к новым точкам зрения и предпочитает то, что уже проверено временем. Восприимчив к новому, но ценит традиции..»
  • «Будучи восприимчив к похвале и вниманию со стороны других, он не стремится быть в центре внимания других людей»
  • «Уравновешенный человек, трудно вывести из эмоционального равновесия. Может быть раздражительным»

3.(встречается часто) – Неконкретность, отсутствие подробности, двусмысленность + слова, оставляющие «путь к отступлению» (обычно, это также свидетельствует о неуверенности «графолога» в своих знаниях):

  • «Он хотел бы жить в свое удовольствие в хорошей обстановке»
  • «Предполагается, что автор может быть весьма энергичен»
  • «Возможно, также, что он иногда может быть неактивным»
  • «Скорее всего он не болтлив»
  • «Может порой иногда солгать»
  • «Имеет склонность к сотрудничеству»
  • «Обычно его чувства умеренной интенсивности, однако, когда он действительно бывает чем-нибудь задет, он способен дать выражение своему гневу»

Автор —Инесса Гольдберг

Компьютер – враг человечества?

Компьютер – враг человечества? О ручке и руке, мозге и графологии

Все сейчас пользуются компъютерами —  на работе, дома, даже дети. От руки люди пишут мало. Создается впечатление, что скоро человечество забудет о ручке и карандаше. Япония – наглядный пример компьютеризации.

Казалось бы, настало время серьезно обеспокоиться: чем все это грозит, какие последствия могут быть, перестань вдруг в ближайшем будущем все человечество обучать дошколят и первоклашек написанию букв и отмени оно школьные прописи! Кто-то добавит: неизвестно, что ждет человечество, но зато можно себе представить, что ждет графологию…

Многие люди, а особенно те из них, кто склоннен к обобщениям, часто рассуждают примерно таким образом. Затронутые в этом размышлении проблемы показались мне интересными и стоящими обсуждения на страницах нашего Портала. Поделюсь своими соображениями на этот счет.

Во-первых, все же лишь маленькая обеспеченная часть человечества рискует совсем забыть о ручке и такие опасения преждевременны. Во-вторых, процесс письма является слишком важной потребностью для развития человеческого мозга, чтобы можно было просто перестать обучать детей письму. В мозге, наряду с центрами речи и чтения и счета, есть и центр письма (такие расстройства, как дисграфия, дислексия и дискалькулия связанны именно с этими центрами). Письмо является неотьемлемой частью развития человечества, его эволюции.

Что же касается компъютеризированной и умной Японии, то их мозгам точно ничего не грозит, даже повсеместная компъютеризация. Нельзя забывать про их традиционные «палочки» — ведь именно этим тонким манипуляциям мелких мышц рук и пальцев (мелкой моторики, развивающей мозг) японцы обучаются практически с младенчества! Этим искусством они овладевают в 2-3 – летнем возрасте. Кроме того, чуть начиная подрастать, маленьких японцев сразу начинают обучать выписыванию сложных иероглифов. А японские традиционные прикладные и спортивные искусства, даже их танцы – это максимум концентрации и внимания мелкой моторике! Определенно, за их развитие волноваться не стоит, компьютер – не единственное «прикладное» занятие японцев!

Кроме того, к слову о прогрессивных технологиях: со временем распространится и заменит клавиатуру  уже изобретенная «компьютерная ручка» (см. иллюстрацию) — ее можно будет брать везде с собой, записывать что-либо на любой поверхности, а затем при подключении ручки к компьютеру, она расшифровывает записи и рисунки от руки и переводит их в электронный вид.

Во-вторых, человеческая природа устроена так, что всегда будет существовать потребность человека в изобразительности или в занятиях, требующих развития и использования мелких мышц кисти (мелкой моторики): разные хобби, искусства, рукодельные и прикладные занятия или профессии.

Попытаюсь выразиться точнее: не столько компьютеры, или печатанье на клавиатуре, сколько само по себе отсутствие или малая развитость навыков сложной координации мелких мышц рук и постоянного их применения — способно отрицательно повлиять на развитие определенных центров человеческого мозга. Письмо же – идеально соответствует по всем параметрам таким навыкам, оно также наиболее доступно и распространенно.

А в-третьих, конечно же, все не так страшно. Человек, давно не писавший рукой – не препятствие для проведения анализа его почерка. В таких случаях графолог, во-первых, дает возможность «расписаться» побольше, после чего навык письма восстанавливается. Как любой другой моторный навык, например, как езда на велосипеде – получив однажды в жизни, человек его уже не забудет. Во-вторых, графология это ведь не только почерк и отвыкший от ручки человек получает дополнительные задания: это рисуночные, проективно-ассоциативные, цифровые тесты и многое другое.

Автор —Инесса Гольдберг

Возможно ли группировать почерки?

Возможно ли группировать почерки – по темпераменту, семейной, национальной и расовой принадлежности?

ovcaСреди подвижников графологии в Германии был ученый (Klages), пытавшийся классифицировать почерки по расовым, «плохим», «хорошим» признакам, верил, что одни люди рождаются заведомо хорошими, а другие – заведомо плохими. Подтверждения этим его гипотезам не обнаружилось. Не подтвердилось и его предположение о том, что определение «человеческого уровня» возможно исключительно путем интуиции.

Однако, хочу сказать кое-что по поводу не расовых, но национальных особенностей почерка.
Такое явление действительно существует.

Но зависит оно не от «крови», самой национальности или происхождения пишущего, а от преобладающего национального стиля в стране, где он учился писать в школе. Таким образом, под «национальностью» почерка подразумевается не столько национальность пишущего (хотя совпадение его национальности и страны, где он живет, велико), — сколько национальная школа письма, зависящая от того, где он обучался.

Практически, для графолога это означает следующее.
Видя некоторые тенденции в стиле, которые одновременно характерны и для стиля прописей некоторых стран, теоретически есть некоторая вероятность верно предположить страну, где вырос пишущий. Однако я лично — не сторонник предположений, поскольку некоторые особенности письма не уникальны, и по ним невозможно знать, является ли что-либо просто банальным повторением выученного в школе, или это самоприобретенный элемент. Правда, с опытом начинаешь отличать и это – но в конечном заключении графолог может писать только то, что можно графологически доказать (ведь если приходится давать заключение в суде, под присягой, специалист не может себе позволить утверждать что-то, что не может тут же доказательно продемонстрировать).

В некоторых, более «национально однородных» странах национальные особенности письма более заметны.

Например, характерный стиль русских прописей — где буквы округлы, подробны, связаны между собой, с наклоном вправо, — говорит (как и в случае с конкретным человеком) о преобладании чувств над рациональным, логическим началом. О силе эмоций, желаний, о богатом (порой противоречивом) внутреннем мире, о первостепенности межчеловеческих отношений или идей и второстепенности дел, порядка, организации (а порой и правил), объективности.

Отличны характерные особенности, скажем, немецкого национального письма. Это прямой наклон, четкость и угловатость букв, линий и многое другое. В самом общем смысле эти особенности коррелирует с рациональностью, рассчетливостью, ясностью, порядком, дисциплиной. Также — бескомпромиссностью, упорством, кроме этого — конформизм, однозначность (порой упрямство), отчужденность от чувств и подсознательного содержания (до жесткости).

Разумеется, нет «лучше» или «хуже», если речь идет о рассчетливости (рациональном отношении к жизни) и эмоциональности. Одинаково «хороши» или «плохи» могут быть представители обоих складов личности, в зависимости от того, что движет человеком, и от многих других его особенностей, которые необходимо определить.

Ясно, что все сказанное — только обобщенные тенденции, не имеющие практического значения в каждом индивидуальном случае. Чем сильнее выражена индивидуальность, тем меньшее влияние на почерк традиционного (выученного школьными прописями) письма.

В странах, где подавляющее население негомогенно, состоит из эммигрантов (как Америка, Израиль и т.д.) национальные особенности намного менее конкретны.

Действительно, почерки можно выделить в группы, но это будут слишком широкие группы, не раскрывающие индивидуальности (ведь можно группировать и классифицировать отпечатки пальцев, форму ушей или фотографии, но абсолютно похожих нет).

Графологи пользуются иногда, при первичном подходе к почерку, различными типологиями — но это типологии личности, типов, а не рассовые или национальные группы. Делается это исключительно для первичной ориентации, чтобы присмотреться, с кем примерно мы имеем дело. А дальше – рассматриваем индивидуальные особенности, ведь нет «чистых» типов, есть всегда комбинация типов и всегда в разных пропорциях, плюс — личные особенности.

Таким образом, графология, это не только и не столько дедукция, сколько индукция. В графологии — набор отдельных частей не равен их сумме. В этом вся сложность, но и вся красота и вся точность анализа.

Делая графологическое заключение, не имеет смысла останавливаться на определении темперамента. Удовлетворит ли пришедшего к графологу человека, если тот сообщит ему, что он — холерик? Разве все холерики — одинаковы? Безусловно, вне зависимости от темперамента или преобладающего типа (точнее, сочетания типов, а порой сочетания различных типологий), люди разнятся. По своим моральным и жизненным ценностям, по мировоззрению, привычкам, стилю общения, отношениями с окружающими их людьми и по многоим другим аспектам, — вплоть до порядка в своей сумочке или на своем рабочем месте…!

По поводу общности почерков среди членов семьи — исследования НЕ подтвердили, что она заранее наследуется или должна быть. Если почерки матери и ребенка имеют много общего, то это не только, точнее, не столько «кровное» родство. Внутренне родственные, имеющие много общего в своих личностях, люди, могут показаться «кровными родственниками» с точки зрения психодиагностики. Это как с «наследованием» характера. Наследуется витальность, темперамент, т.е. очень общие вещи, а дальше — есть и влияние среды, и воспитания, и событий в жизни. Таким образом, сходство почерков среди членов семьи в % отношении одинаково, и где в семье — родство кровное, и где члены семьи не имеют кровной связи. Сходства больше может оказаться только в плане темперамента, и то не обязательно.

Говоря проще, специалист, рассматривающий два рентгеновских снимка, не сможет определить наличие родства между этими людьми, даже если увидит схожие проблемы – ведь никакие человеческие особенности не уникальны сами по себе.

Автор — Инесса Гольдберг