Почему дети ведут себя плохо?

Почему дети ведут себя плохо?

К сожалению мы привыкли делить общество на две группы-детей и взрослых. В прошлые годы когда общество обеспечивало себе существование за счет физического труда помощь детей в семье была просто необходима, и дети могли каким-то образом проявить себя. Со временем образ жизни менялся и ребенку было трудно проявить  себя, ощущая свою значимость. Мы не готовы показать детям те пути, где они бы могли показать свою ценность.

А разве взрослые не хотят чувствовать свою значимость? Если оно у нас есть мы, охотно принимаем участие во всех таких делах и это наполняет нас радостью.

Поэтому, когда мы утрачиваем это чувство  -значимости, мы падаем духом и наше поведение имеет тенденцию меняться в худшую сторону.

Дети ведут себя плохо, потому что они сомневаются в собственных способностях и возможностях проявить себя. Они не умеют жить по взрослым принципам, поэтому часто думают. Что проще достичь самовыражения плохим поведением. И тогда мы начинаем беспокоиться а беспокойство это причастность.

Недостаточно просто любить своих детей

Дайте им возможность почувствовать чего они стоят и какую пользу могут принести. Помогите им реализовать себя.

Рудольф Дрейкурс рассматривал плохое поведение детей как ошибочную цель, которую можно переориентировать.

Он условно разделил плохое поведение на четыре основных категории, или цели:

  • внимание
  • влияние
  • месть
  • уклонение

Я не предлагаю вам навешать на детей ярлыки, что бы чётко соотносить с ними эти цели, потому, что каждый ребенок это уникальная личность.

Но понимания этих целей помогает определить намерения поведения ребенка.

Плохое поведение — информация к размышлению

Как правило. Когда плохое поведение становиться невыносимым мы прибегаем к тактике запугивания (подход с позиции силы).Когда мы рассматриваем плохое поведение как информацию к размышлению: «Что этим мне хотел ребенок сказать?». Это помогает вовремя снять нарастающее напряжение в отношениях с ним и повышает шансы исправить его поведение.Задание1.  Привлечь родителей к размышлению о возможных целях детского поведения.

Цель — привлечение внимания

К маме пришла в гости ее лучшая подруга. Они сидят на диване в гостиной. Четырехлетний сын вбегает в комнату и встает за диван. Жалобным голосом он спрашивает: «Мам, где мой самолет?» Мама прерывает разговор и отвечает сыну: «Я занята сейчас. Он в твоей комнате». Она снова заводит разговор с подругой. Сын опять вмешивается: «Где в моей комнате?» В этот момент мама прерывает подругу и говорит: «В твоем ящике с игрушками, Извини, о чем мы говорили?» Мама вновь обращает свое внимание к подруге. Сын настаивает: «А ты поможешь мне найти его?» Мама бросает на него сердитый взгляд и резко отвечает: «Ну не сейчас же! Неужели ты не видишь, что я занята?» Сын начинает упрашивать еще громче: «Ну, мама!» Раздраженная мама вскакивает с дивана: «Ну, хорошо! Но, когда я найду его, я хочу, чтобы ты играл с ним в своей комнате и дал мне пообщаться с подругой».

Правда, это похоже на безвредную просьбу помочь?Разве не лучше было бы ему попросить один раз, а затем, по просьбе мамы, самому найти игрушку или проявить интерес к чему-нибудь другому? Ведь он прекрасно видит, что мама занята разговором с подругой.

Какую цель преследует он своим поведением?

Получается, что ребенок ставит знак равенства между двумя различными понятиями – быть в центре внимания взрослого и быть любимым,

Мальчик старается привлечь к себе внимание не совсем уместным образом, но относительно позитивным.

Когда же мама будет сильно раздражена его поведением, ребенок затаит в себе глубокую обиду, его претензии на внимание могут принять и более негативный оттенок.

Варианты развития событий:

Ребенок может затеять игру с теми предметами, с которыми ему не позволяют играть,вспылитзатеет ссору с братом или сестрой. начнет хныкать,бездельничать,»забывать»,проявлять беспомощность,вмешиваться в дела других,перебивать и т. п.

Переориентация цели — привлечение внимания

Переориентация в данном случае состоит из четырех этапов.

  1. Не заглядывайте в глаза ребенку, поведение которого Вас не устраивает.
  2. Не разговаривайте с ним.
  3. Сделайте что-нибудь, чтобы ребенок почувствовал, что его любят.  Лучше всего погладить его по спине или волосам.
  4. Немедленно приступайте к делу, пройдите первые три этапа — не заглядывайте в глаза, не говорите ни слова, сделайте что-нибудь, чтобы ребенок почувствовал, что его любят, как только его поведение начнет раздражать Вас.

Бесполезно ждать. Если будете ждать, то начнете злиться, и тогда будет трудно погасить в себе раздражение. Еще труднее будет предпринять что-либо, чтобы дать почувствовать ребенку, что его любят. Когда Вы научитесь все это правильно делать,Вашему ребенку придется задуматься над своим поведением.

Он привык чувствовать так: «Пока взрослые заняты мной, значит, они меня любят». Теперь он начнет понимать, что его любят даже тогда, когда взрослые занимаются своими делами.

Другой метод, который Вы можете применить.Перевести ребенка из одного места в другое. Прежде всего, нужно ласково взять ребенка за руку и отвести в другое помещение затем сказать один и только один раз: «Можешь вернуться, когда успокоишься». Этой фразой мы даем ребенку возможность контролировать свое поведение изнутри. Если Вы скажете: «Выйдешь через пять минут», то «контролером» станете Вы, и ребенок опять попадет в зависимость от взрослого. Проявляйте терпение и настойчивость.

Для того что бы переориентация привела вас к успеху, нужно по чаще общаться с ребенком тогда, когда он не борется за внимание к себе.

Научите детей получать от вас внимание без вызываюшего поведения

«Мне не хватает твоего внимания мама»

Занятый своими делами родитель все-таки может «выкроить» время для общения с детьми, и в течение недели каждый ребенок должен получить от него свою «долю» внимания. Можно пообщаться за завтраком или встретиться с ребенком в школе во время перерыва, покататься вместе на роликовых коньках или порыбачить и т. д. Время, проведенное один на один с родителем, для ребенка очень ценно. Ведь ему намного легче поделиться сокровенными мыслями и чувствами, когда он находится наедине с вами.

Именно в такие минуты закладывается основа Ваших прочных взаимоотношений с ребенком, а если он почувствует, что Ваши отношения становятся более близкими и доверительными, то проявит к Вам больше уважения и всегда пойдет навстречу. Когда дети получают желаемое внимание по-хорошему, то у них нет нужды добиваться его негативными способами.

Цель — влияние (борьба за власть)

«Выключи телевизор! — говорит отец сыну. — Пора спать». «Ну, папа, дай досмотреть эту передачу. Она закончится через полчаса», — заявляет сын. «Нет, я сказал, выключи!» — требует отец со строгим выражением лица. «Ну, почему? Я посмотрю всего пятнадцать минут, ладно? Дай мне посмотреть, и я больше никогда не буду сидеть у телевизора допоздна», — возражает сын. Лицо папы краснеет от злости, и он указывает на сына пальцем: «Ты слышал, что я тебе сказал? Я сказал выключить телевизор… Немедленно!»

Сын и отец «борются за сферу влияния».

Обычно ребенок пытается отстоять себя или свои решения, когда прежние его попытки привлечь к себе внимание столкнулись со слишком сильным «давлением» или назидательностью со стороны взрослых.

Взрослый в подобного рода конфликтных ситуациях обычно начинает злиться, ведь ему брошен вызов. Возникает желание усилить свое влияние, «употребить власть».

Главный отличительный признак цели «влияние» от цели «внимание» — как поведет себя ребенок после того, как Вы сделаете ему замечание. Если он тут же прекратит плохо себя вести, значит, он достиг своей цели. Ваше внимание он получил. Но если его поведение станет еще хуже, значит, его цель — влияние.

Переориентация цели — влияние

Вот только некоторые из советов, предлагаемых автором (Кэтрин Кволс) для переориентации цели «влияние».

Если Ваши дети перестают Вас слушаться, и Вы никак не можете на них повлиять, то нет смысла искать ответ на вопрос: «Что я могу сделать, чтобы взять ситуацию под свой контроль?»

Лучше задайте себе такой вопрос: «Как я могу помочь своему ребенку проявить себя в данной ситуации позитивно?»

Одной маме никак не удавалось приучить трехлетнюю дочь надевать ремень безопасности в машине. Из-за этого она часто приезжала на работу взвинченная и с опозданием. Она задала себе вопрос: «Как можно помочь ребенку проявить себя позитивно в этой ситуации?» И ей пришла великолепная идея. Она решила сделать ребенка «капитаном корабля», ответственным за ремни безопасности. Другими словами, мама не имела права вести машину до тех пор, пока не получала разрешения от своей дочери («капитана») после того, как все в машине пристегнули ремни.

Пусть Ваш ребенок выбирает сам. Получив право на выбор, дети осознают, что все, что с ними происходит, связано с решениями, которые они принимали сами

«Одевайся!» «Почисти зубы!» Эффективность влияния на детей ослабевает тогда, когда мы приказываем им.

Для того чтобы Ваше воздействие на ребенка не так часто находило сопротивление с его стороны, дайте ему право выбора.

— «Если хочешь поиграть со своим грузовиком здесь, то делай это так, чтобы не портить стенку, а может быть, тебе лучше поиграть с ним в песочнице?»

— «Теперь ты пойдешь со мной сам или мне понести тебя на руках?»

-«Ты оденешься здесь или в машине?»

Для многих родителей время, когда необходимо укладывать детей спать, бывает самым трудным. И здесь попытайтесь предоставить им право выбора. Вместо того чтобы говорить: «Пора ложиться спать», спросите ребенка: «Какую книжку тебе почитать перед сном — про паровозик или про мишку?»

Чем больший выбор Вы даете ребенку, тем больше самостоятельности он проявит во всех отношениях и меньше будет сопротивляться Вашему влиянию на него.

3. Помогите ребенку ощутить свою значимость для Вас!

Каждый хочет чувствовать, что его ценят. Если Вы предоставите своему ребенку такую возможность, он реже будет проявлять склонность к плохому поведению. Вот пример.

У отца был двенадцатилетний сын, который плохо успевал в школе, и его надо было буквально силой заставлять делать домашнее задание. Как папа дал сыну почувствовать, что его ценят?

Он научил сына составлять платежную ведомость на трех работников своего цветочного магазина. К концу года сын уже так квалифицированно составлял платежные ведомости, что начал делать это и для других торговцев цветами в городе. Неудивительно, что его успеваемость намного возросла.

Отец понял, что одной из причин плохой успеваемости сына было то, что он уделял мало времени общению с ним, и мальчик решил таким образом «свести счеты» с отцом. Время, проведенное в совместных занятиях, наладило их взаимоотношения. Разрешив сыну помочь, отец стал по-настоящему ценить его и признал в нем своего помощника.

4. Договаривайтесь заранее.

Разве Вы не злитесь, когда приходите в магазин, а Ваш ребенок начинает просить Вас купить ему великое множество разных игрушек? Эффективный способ справиться с этой проблемой — договориться с ребенком заранее. Главное здесь — Ваше умение держать свое слово. Если Вы не сдержите его, ребенок не станет Вам доверять и откажется пойти навстречу.

«Спать пойдем через десять минут»

5. Узаконьте поведение, которое не можете изменить.

Рисование мелками на стенах. Пускание самолетиков на уроке-изучение аэродинамики.

6. Уходите от конфликта!

Дети часто предпринимают попытки открытого неповиновения родителям, «бросают им вызов». Некоторые родители принуждают их вести себя «как следует» с позиции силы, или стараются «умерить их пыл». Я предлагаю Вам делать все наоборот, а именно — «умерять наш собственный пыл».

Мы ничего не потеряем, если уйдем от назревающего конфликта. Ведь в противном случае, если нам удастся силой принудить ребенка к чему-то, он затаит глубокую обиду. Все может кончиться тем, что когда-нибудь он отплатит нам той же монетой.

Возможно, вымещение обиды не примет открытую форму, но он постарается «рассчитаться» с нами другими способами: станет плохо учиться, забывать о своих домашних обязанностях и т. п.

Так как в конфликте всегда существуют две противоборствующие стороны, то откажитесь от участия в нем сами. Если Вы не можете договориться со своим ребенком и чувствуете, что напряжение нарастает и не находит разумного выхода, уйдите от конфликта. Помните, что слова, сказанные сгоряча, могут надолго запасть в душу ребенка и медленно стираются из его памяти.

7. Создавайте ситуации, в которых выигрываете и вы, и ваш ребенок.

Эффективно споры решаются тогда, когда каждый в выигрыше. Внимательно выслушать другого и не забывать свои интересы. Не пытаться уговорить оппонента сделать то, чего хотите вы. Придумайте такое решение в результате, которого вы оба получите то чего хотите.

Цель — месть

Когда мы подавляем детей, используя свое превосходство над ними, они впадают в отчаяние и проявляют склонность призывать на помощь месть. Ощутив свою никчемность, неприязнь и обиду, дети испытывают желание выместить все это на ком-нибудь. Ребенок, впавший в отчаяние, способен в открытой форме навредить как себе, так и другим.

Переориентация цели — месть

Ненависть, которая исходит от ребенка, связана с его внутренними переживаниям обиды.

Важно решить, что именно Вы положите конец «войне» и именно Вы будете первым, кто прекратит вымещать свою обиду.

1 шаг — Мысленно перечислите пять основных качеств, за которые Вы любите своего ребенка.

Трудно припомнить такие качества человека, на которого Вы разозлились. Но необходимо. Размышления о качествах, за которые Вы любите своего ребенка, изменят Ваше негативное отношение к нему.

2 щаг — Сделать что-нибудь, чтобы восстановить взаимоотношения с ребенком.

Воспользуйтесь своими внутренними ощущениями как руководством к действию и пониманию, что может чувствовать Ваш ребенок. Если Вы обижены на него и хотите отомстить — это верный признак, что и целью ребенка является месть!!!1

Цель — уклонение (показная неполноценность)

Родители заметили, что дочь все больше и больше отходит от семейных дел. Голос у нее стал каким-то жалобным, и по малейшему поводу она тут же начинала плакать. Если ее просили что-нибудь сделать, она хныкала и говорила: «Я не умею». Она также начала невразумительно бормотать что-то себе под нос, и, таким образом, трудно было понять, что она хочет. Родители были чрезвычайно обеспокоены ее поведением дома и в школе.

Дети с целью «уклонение» стараются излишне подчеркнуть свои слабости и зачастую убеждают нас в том, что они глупы или неуклюжи. Нашей реакцией на такое поведение может быть жалость по отношению к ним.

Переориентация цели уклонения

Важно немедленно перестать реагировать на демонстративное отчаяние, важно отделять от необходимых моментов пожалеть ребенка.Жалея наших детей, мы поощряем их жалость к себе и убеждаем в том, что теряем веру в них. Ничто так не парализует людей, как чувство жалости к себе. Если мы так, да еще и помогаем им в том, что они прекрасно могут сделать сами, у них вырабатывается привычка добиваться того, что они хотят, унылым настроением.

Измените свои ожидания относительно того, что такой ребенок мог бы сделать, и сконцентрируйтесь на том, что ребенок уже сделал. Если Вы чувствуете, что ребенок отреагирует на Вашу просьбу высказыванием «Я не могу», то лучше не просите его вообще. Ребенок изо всех сил старается убедить Вас в том, что он беспомощен.

Создайте ситуацию, в которой он не сможет убедить Вас в своей беспомощности.Создайте обстановку, в которой ребенку удастся преуспеть, а затем по степенно усложните задачу. Подбадривая его, проявите неподдельную искренность. Такой ребенок бывает предельно чувствителен и подозрителен в отношении поощрительных высказываний в его адрес, и может не поверить Вам. Воздержитесь от попыток уговаривать его делать что-нибудь.

Автор — Конопий Наталья

Что проку мне в стыде моем или путь к личностному росту

Что проку мне в стыде моем или путь к личностному росту

Мы живем в атмосфере стыда. Мы стыдимся всего, что в нас есть подлинного: стыдимся самих себя, своего произношения, своих взглядов, своего жизненного опыта точно так же,  как мы стыдимся своего обнаженного тела. (С)   Шоу Джордж Бернард

Сегодня мне хочется обсудить такой важный вопрос как, что же такое стыд и зачем он нужен или не нужен человеку?

Я чувствую стыд, как только я считаю, что я не такой, какой должен быть.

Когда клиент обращается за помощью  к психотерапевту, он считает, что он не такой как хотел бы быть. Немедленно это становится вопросом стыда.

В терапевтической ситуации стыд – это важнейшее переживание. Если я считаю, что испытываю стыд, когда кто-то на меня смотрит, то в терапии точно кто-то есть, кто все время на меня смотрит. Я должен показать свою слабость, свое сокровенное и лично начать чувствовать стыд.

Стыд это регулятор возбуждения. Его роль заключается в том, что, как только возбуждение становится слишком сильным, появляется стыд и останавливает его.

Возбуждение говорит о том, что присутствует очень сильное желание, которое часто клиентом не осознается, а осознание его ведет к удовлетворению истинных, а не мнимых потребностей.

Возбуждения и тревога – две стороны одной монеты. Каждый раз, как мы сталкиваемся с тревогой, мы блокируем возбуждение и в этом теоретическом контексте, в процессе развития возбуждения и тревоги, стыд – важный элемент.

В чем же роль стыда, как он появляется? Если есть сильно желание, потребность, то она должна быть узнана, благодаря окружению, признана, принята и, получив поддержку, превращена в действие. Если это не так, желание заблокировано, оно может стать стыдом. Особенно если мы получаем послание извне: «Нам нельзя быть такими как есть и надо быть другими». Основное послание, которое получает человек испытывающий стыд: «Я неправильный, то какой я есть, я не могу быть принятым, любимым». Стыд также сильно связан с социальными связями, отношениями: «Такой, какой я есть, я не достоин, принадлежать человеческому обществу».

Во времена Фрейда стыд не был хорошо дифференцирован от вины, и эти две темы были перемешаны. Вина в большей степени связана с действием: «Я сделал что-то неправильное», а стыд затрагивает идентичность, то, кто я есть, «Я какой-то неправильный».

В этом смысле с виной проще иметь дело. В вопросах вины общество предлагает большое количество разных способов избавления. Если вы сделали что-то неправильное, общество предлагает целую серию различных наказаний: заплатить деньги, отсидеть в тюрьме, прочитать 10 раз «Отче наш». Культура предлагает разные способы восстановления.

Со стыдом все не так просто, потому что он касается не того, что я сделал, но и того, кто я есть. И одно из решений, которым я могу воспользоваться, чтобы стать другим – это быть «как бы», что ведет к  нарциссическим  нарушениям.

Часто вина и стыд оказываются смешанными. Иногда я могу сделать какое-то неверное действие, принести какой-то вред и тогда я буду чувствовать вину. Однако процесс может быть и таким, если я сделал что-то неправильное, возможно это потому, что я сам по себе неправильный и тогда неправильное действие оказывается, связано со стыдом.

В вопросах стыда существует еще один важный аспект: когда кто-то чувствует стыд, он чувствует себя одиноким. Люди всегда говорят о стыде, как о некотором внутреннем переживании. Но мы знаем, что всегда есть еще тот, кто стыдит. Всегда! Никто не может чувствовать стыд в одиночку. Когда мы уже выросли, и стали взрослыми, тогда мы можем испытывать стыд в одиночку, но всегда есть кто-то, кто находится внутри,. И очень часто важно помочь клиенту идентифицировать стыдящего человека. Чаще всего этот кто-то это наши родители.

Например, я мальчик, и играю со своими гениталиями. Я получаю удовольствие от этого. Но в это время входит отец и говорит: «Тебе должно быть стыдно». Это не мое чувство стыда, я хорошо себя чувствовал. Возможно, это его стыд и я его присвоил. Поэтому, одна из задач терапии, заключается в том, чтобы идентифицировать стыдящего и помочь клиенту вернуть обратно этому человеку: «Это твой стыд, а не мой», чтобы частично избавиться от стыда.

Мы можем испытывать различные чувства, но, в то же время такие чувства как растерянность, смущение, застенчивость – это члены той же семьи, что и стыд, но в меньшей степени.

Но для того, чтобы открыть путь к изменению, первым шагом является принятие человеком себя таким, каков он есть. Когда мы начинаем себя больше осознавать, то какой я есть, возможно, мы начинаем осознавать свои противоречия. И чем больше мы осознаем свои противоречия, тем легче нам изменяться.

Автор — Конопий Наталья

Что же случиться со мной, если я рискну менять свою жизнь?

Что же случиться со мной, если я рискну менять свою жизнь?

Мы часто озабочены стремлением быть успешными, при этом очень боимся, что – либо менять в своей жизни. Конечно, не дай Бог потерпеть неудачу!

Что же случится со мной, если я рискну менять свою жизнь? Мне придется многим за это заплатить: временем, силами, возможными неудачами. Я  не хочу ощущать стыд неудачи и стыд стыда и поэтому могу маскировать это любыми способами, например – депрессией и при этом ничего в своей жизни не менять. Отличный выход, я просто теряю вкус к жизни.

Когда мы находимся на перекрестке нашей жизни, ни одно направление не гарантирует нам сто процентного успеха. Для того что бы по настоящему что-то менять в своей жизни все-таки надо иметь мужество эту неудачу потерпеть.

Как же порой сложно и страшно осознавать это. Нет в мире ничего гарантированного, а еще  и не всегда понятно чего же именно хочется, каких перемен я жду и чего в результате ожидаю, что за это готов платить?

Мужество сменит работу, проснуться от длительного сна, исследовать скрытые таланты, в конце концов, понять кто я в этой жизни, каково именно мое предназначение, попробовать новый стиль жизни-все это требует мужества. Другого пути нет!

Каждый из нас стремящийся вырваться из созданной своими же руками личной тюрьмы нуждается в мужестве потерпеть неудачу.

Сегодня один мой клиент с тревогой в голосе сказал, что после длительной терапии и наступивших улучшений в состоянии, после радости осознания перемен в жизни, казалось бы, вот наступившего внутреннего покоя, он понял, что есть вещи, которые возвращаются  к нему снова, и это его пугает. «Я боюсь, откатиться назад, в то состояние, с которым я пришла на терапию? А так хочется радоваться жизни, я только научилась это делать».

Что бы преодолеть провальный паттерн, нам надо иметь мужество потерпеть неудачу. Мужество потерпеть неудачу это возможность сочетать в себе силу и слабость. «Нет, я совсем не могу быть слабой, Нет, мне трудно это представить, зачем мне пробовать быть не всегда сильной?» Часто слышу я от клиентов.

Кроме страха потерпеть неудачу, на пути к успешности встает еще с детства вложенное в нас желание всем нравиться. Быть хорошей, порядочной, правильной девочкой или  всезнающим, порядочным мальчиком.  Как часто для одних людей мы  слишком жесткие, в то же время для других слишком мягкие, для кого-то слишком требовательные, как для других не достаточно решительные. Кругом голова, не хуже чем в парке на карусели, только сойти с нее не так-то легко.

Мы часто озабочены невротическим желанием заставить окружающих любить нас, желанием избежать отвержения, всем нравиться, быть тактичными, милыми, не позволяет нам быть спонтанными, настоящими, живыми. Пытаясь понравиться всем людям одновременно, мы попадаем в капкан тревожности и депрессии.

Что бы стать спонтанным открытым миру человеком надо снова иметь мужество экспериментировать, мужество потерпеть неудачу. Что произойдет если я стану собой? Что будет, если я вдруг начну чувствовать, а еще упаси меня Бог проявлять эти чувства, проживать, понимать, с какими событиям моей жизни они  связаны. Страшно! Это риск, и не всем это понравится.

На это часто уходят часы  терапии, но это стоит того. Поверьте моему опыту! Обретение свободы быть настоящей, что может быть вкуснее в этой жизни.

Иногда неудача может подарить возможность построение новой карьеры.

Терапевтический процесс начинается с исследования неудачи. Осознание себя, через осознание провальных паттернов в поведении открывает новую страницу в вашей жизни незаметно для нас самих. В терапии просто необходимо прочувствовать захлестывающие вас эмоции по поводу неудачи – стыд, вину, беспомощность, гнев, раздражение, разочарование.

В современном мире, где высоко ценится так называемая уверенность в себе, очень сложно рискнуть признаться себе, что вам нужна помощь. Да для этого тоже надо иметь как минимум мужество, что-то начать делать для себя.

Многие приходят в терапию с конкретными непосредственными запросами: спасти брак, изменить свекровь, поменять работу, исправить сына или дочь. Но терапия это не просто инструмент воздействия, это процесс построения отношений между клиентом и терапевтом, это создание условий для раскрытия вашей уникальности и неповторимости. Что бы решиться на это, надо иметь мужество потерпеть поражение хоть в чем-то в своей жизни. Без этого невозможно изменение.  Самое сложное в терапии это переход от явных,  осознаваемых к скрытым чувствам. Легко подвести теорию под любой случай, необходимо мужество почувствовать скрытые за этим вещи. Самый важный терапевтический шаг необычайно сложен, потому что мы боимся нового опыта.

В терапии необходимо мужество обратиться к прошлому, встретиться с «плохой стороной» вашей личности, исследовать свои проекции на мир, не пытаясь рационализировать и объяснять себе причины происходящего.

Удачи Вам на пути к себе! Поверьте, это стоит того.

Автор — Конопий Наталья

Сущность невроза

Сущность невроза. Практические выводы из гештальт-теории генезиса невроза

Как тревожно, страшно, скучно, пресно. «Это все не про меня»- скажет почти каждый. Трудно признаться себе в неудачах в жизни.

 Для тех, кому интересен свой внутренний мир. Может быть, невроз-это первый шаг к исцелению души.

Существует два взгляда на генезис  неврозов: медицинский и психологический.

Медицинский подход в описании невроза акцентирует свое внимание на том,  что невроз это констелляция симптомов, развивающихся и имеющих закономерности развития и, следовательно, в зависимости от диагноза, синдрома и стадии подлежит определенному лечению.

В разных психологических школах невроз и его генезис рассматривается неоднозначно. Так, психоаналитические теории представляют невроз и его симптоматику в основном как следствие внутренних противоречий человека. З. Фрейд в определении невроза делает акцент на том, что невроз образуется в результате противоречий между инстинктивными влечениями Оно  запрещающим Сверх-Я представляющим собой мораль и законы нравственности, заложенные в человека с детства. Карен Хорни возникновение невроза связывает с  защитой индивидуума  от неблагоприятных социальных факторов: унижения, социальная изоляция, тотальная контролирующая любовь родителей в детстве, пренебрежительное и агрессивное отношение родителей к ребенку. Чтобы защитится, ребенок формирует три основных способа защиты: «движение к людям», «против людей» и «от людей». Движение к людям преимущественно представляет собой потребность в подчинении, в любви, в защите. Движение против людей это потребность в триумфе над людьми, в славе, в признании, в успехе, в том, чтобы быть сильным и справляться с жизнью. Движение от людей представляет собой потребность в независимости, свободе, в отдалении от людей. У каждого невротика есть все три типа, однако один из них доминирует, таким образом можно условно классифицировать невротиков на «подчиненных», «агрессивных» и «обособленных».  Итак, невроз в психоаналитическом направлении рассматривается как внутренний конфликт.

Гештальт-подход в определении невроза смещает акцент с рассмотрения невроза как внутреннего конфликта к рассмотрению невроза как  нарушения цикла контакта организма и среды в  постоянно изменяющемся поле.  В отличие от психоаналитического направления гештальт подход рассматривает внутренний конфликт не как тормоз в  развитие личности, а как  возможную точку роста личности.

Гештальт-подход рассматривает индивида как функция поля, а его поведение определяется отношением  в этом поле.

Человеческое поведение, согласно гештальт-теории, подчиняется принципу формирования и разрушения гештальтов. Здоровый организм функционирует на основе саморегуляции. Насущная потребность возникает и начинает занимать доминирующее внимание организма — фигура проявляется из фона. Далее организм ищет во внешней среде объект, который способен удовлетворить эту доминирующую потребность, например, пищу при чувстве голода. Сближение и адекватное взаимодействие с объектом приводит к удовлетворению потребности — гештальт завершается и разрушается.

Контакт — базовое понятие гештальт-терапии. Организм не может существовать в среде, лишенной других людей. Все основные потребности могут удовлетворяться только в контакте с окружающей средой. Место, в котором организм встречается с окружающей средой, является  границей контакта. То, насколько человек способен удовлетворять свои потребности, зависит от того, насколько гибко он может регулировать контактную границу. Контактная граница между индивидом и средой у здорового индивида подвижна,  допуская и контакт со средой, и уход от нее. Контакт – это формирование гештальта, уход – завершение. Невроз это не патология психики, это патология контакта.

Ф. Перлз в своей работе «Свидетель терапии»  рисует  портрет человека одолеваемого неврозом: такой человек « не чувствует возбуждения и пыла, отправляясь в приключение жизни. Он, по-видимому, полагает, что время веселья, удовольствия и роста — это детство и юность, и готов отвергнуть саму жизнь, достигнув «зрелости». Он совершает массу движений, но выражение его лица выдает отсутствие какого бы то ни было реального интереса к тому, что он делает. Он либо скучает, сохраняя каменное лицо, либо раздражается. Он, кажется, потерял всю свою спонтанность, потерял способность чувствовать и выражать себя непосредственно и творчески. Он хорошо рассказывает о своих трудностях, но плохо с ними справляется. Он сводит свою жизнь к словесным и интеллектуальным упражнениям, он топит себя в море слов. Он подменяет саму жизнь психиатрическими и псевдопсихиатрическими ее объяснениями. Он тратит массу времени, чтобы восстановить прошлое или определить будущее. Его деятельность — выполнение скучных и утомительных обязанностей. Временами он даже не сознает того, что он в данный момент делает».

Постоянное изменение поля, связанное с изменением его собственной природы и тем, что индивид  в нем делает, требует от индивидуума гибких творческих форм и способов взаимодействия, что для невротической личности становится невозможным.

Гибкость это наиболее полная характеристика здорового функционирования. Когда индивидуум теряет эту гибкость и становится ригидным, не способным менять прежние способы  и формы взаимодействия со средой, когда этого требует его жизненная ситуация, теряет способность удовлетворять свои потребности, возникает невроз.

«Невроз возникает тогда, когда одновременно присутствуют социальные и личные императивы, которые невозможно выполнить в одном и том же действии» .

В отличие от невротика здоровая личность осознает все свои потребности и жизненные функции, находится в контакте со средой для их удовлетворения, погружена в процесс жизнедеятельности, а не живет прошлым или ожиданием будущего, несет ответственность за свои поступки, мысли, чувства.  Здоровая  личность открыта новому  опыту.

Здоровый организм может атаковать и де-конструировать свое окружение, для того чтобы выбирать что полезно, а что нет для удовлетворения потребностей.  Невротик чаще всего свои индивидуальные потребности приносит в жертву обществу, он перегружает себя  общественными потребностями (потребностями других людей) в ущерб своим.

Невротик это по определению Ф. Перлза человек, на которого слишком сильно давит общество. Другими словами невроз возникает, когда индивид неспособен изменять свой образ действия и способы взаимодействия со средой.

Еще одно определение: кто же такой невротик?

Ф. Перлз дает нам такое определение: «Это человек, у которого нарушен ритм контакта-ухода. Он не может решить, когда ему принять участие в чем-либо, и когда ему уйти. Его жизненные дела не закончены, у него идут постоянные прерывания, которые искажают его чувство ориентации. И он уже не способен различать, какие объекты и люди наделены для него позитивным катексисом, а какие негативным. Он не знает, от чего уходить. Он потерял свободу выбора, он не может выбрать подходящие средства для своих целей, потому что не умеет видеть возможности, которые перед ним открываются.»  «Невротик, отделяет ли он себя от себя самого посредством проекции, интроекции или ретрофлексии, находится в положении, когда отказавшись от ответственности, он одновременно отказывается от своей способности отвечать и за судьбу выбора»(1).

По Перлзу, невроз состоит из пяти уровней (слоев), через которые должен проходить процесс терапии на пути к открытию пациентом своей истинной индивидуальности.

Первый уровень — уровень «фальшивых отношений», клише, уровень игр и ролей.

На протяжении своей жизни большинство людей, по мнению Перлза, стремится к актуализации своей Я-концепции, вместо того, чтобы актуализировать свое подлинное Я. Мы не хотим быть самими собою, мы хотим быть кем-то другим. В результате люди испытывают чувство неудовлетворенности. Мы не удовлетворены тем, что мы делаем, или родители не удовлетворены тем, что делает их ребенок. Мы с презрением относимся к нашим истинным качествам и отчуждаем их от себя, создавая пустоты, которые заполняются фальшивыми артефактами. Мы начинаем вести себя так, как будто мы в самом деле обладаем теми качествами, которых требует от нас окружение и которых, в конечном счете, начинает требовать от нас наша совесть, или, как называл ее Фрейд, суперэго. Перлз называет эту часть личности «top-dog» («собака сверху»). Top-dog требует от другой части личности — under-dog — собака снизу (прообразом ее является фрейдовское «оно») — жить согласно идеалу. Эти две части личности противостоят друг другу и борются за контроль над поведением человека.

Таким образом, первый уровень невроза включает в себя проигрывание не свойственных человеку ролей, а также контролирующие игры между top-dog и under-dog.

Второй уровень — фобический, искусственный.

Этот уровень связан с осознаванием «фальшивого» поведения и манипуляций. Но когда мы представляем себе, какие последствия могут наступить, если мы начнем вести себя искренно, нас охватывает чувство страха. Человек боится быть тем, кем он является. Он боится, что общество подвергнет его остракизму.

Третий уровень — тупик, безвыходное положение.

Если в своих поисках в процессе терапии или в других обстоятельствах человек проходит первые два уровня, если он перестает играть не свойственные ему роли, отказывается от притворства перед самим собой, тогда он начинает испытывать чувство пустоты и небытия. Человек оказывается на третьем уровне — в ловушке и с чувством потерянности. Он переживает утрату поддержки извне, но еще не готов или не хочет использовать собственные ресурсы.

Четвертый уровень — внутренний взрыв.

Это уровень, на котором мы можем с горем, отчаянием, отвращением к себе прийти к полному пониманию того, как мы ограничили и подавили себя. Имплозия появляется после перехода через тупик. На этом уровне человек может испытывать страх смерти или даже такое ощущение, что он умирает. Это моменты, когда огромное количество энергии вовлечено в столкновение противоборствующих сил внутри человека, а возникающее вследствие этого давление, как ему кажется, грозит его уничтожить: человек испытывает чувство парализованности, омертвения, из которого вырастает убеждение, что через минуту должно произойти что-то страшное.

Пятый уровень — внешний взрыв, эксплозия.

Достижение этого уровня означает сформирование аутентичной личности, которая обретает способность к переживанию и выражению своих эмоций. Эксплозию здесь следует понимать как глубокое и интенсивное эмоциональное переживание, которое приносит облегчение и возвращает эмоциональное равновесие. Перлз наблюдал четыре типа эксплозий. Эксплозия истинной скорби зачастую является результатом работы, связанной с утратой или смертью важного для пациента лица. Результатом работы с лицами, сексуально заблокированными, является переживание оргазма. Два других вида эксплозий касаются гнева и радости и связаны с раскрытием аутентичной личности и подлинной индивидуальности. Переживание этих глубоких и интенсивных эмоций полностью вовлекает организм в процесс отбора и завершения важных гештальтов (потребностей).

Для того, чтобы быть функциональным, процесс контакта индивида со средой должен иметь творческую и динамическую природу.

Важно чтобы организм не закреплял контакт, а был в состоянии встречаться с новым и  его ассимилировать или отвергать. Творческое приспособление включает различение и ассимиляцию — отторжение нового.  Любой человек одновременно испытывает две тенденции — потребность в контакте с обществом и свои личные потребности. Эти потребности могут переживаться с одинаковой силой.

Невротик в отличие, от здорового человека встречаясь с ситуацией дискомфорта, формирует симптом, который закрепляет ситуацию в ее прошлом виде. В этот момент индивидуальные потребности индивида приносятся в жертву потребностям выживания, а чтобы удовлетворить свои потребности нужно отличать себя от окружающего мира, чего не может сделать невротическая личность. Момент принятия решения очень важен, т.к. именно в этот момент необходимо выделить более важную потребность данного момента времени. Если индивидуум не способен выделить свою потребность она остается не удовлетворенной и уходит в фон и временно или полностью исключается из существования.

Такой человек не может полностью находится в контакте и не может из него уйти. Этот момент потери эго-функции лежит в основе невротического поведения. При неврозе граница между индивидуумом и обществом сильно сдвинута в сторону индивидуума.

Невроз это обходной путь поддержания равновесия между организмом и средой.

В основе невроза лежит действие механизмов прерывания контакта, являющиеся хроническим вмешательством в саморегуляцию индивидуума, дающими возможность невротику отказываться от ответственности за свой выбор.

  1. Конфлуэнция — граница между миром и индивидом просто отсутствует
  2. Интроекция — граница сдвинута в сторону индивида и от его собственных желаний и представление ничего не осталось, так как собственные потребности несовместимы с проглоченными интроектами.
  3. Проекция — граница сдвигается в «свою пользу»  снимая всю ответственность за свои переживания и желания.
  4. Ретрофлексией проводится четкая граница между индивидуумом и миром, но внутри организма.

Основой невроза является не сам по себе внутренний конфликт, а преждевременное примирение конфликта.

У здорового индивидуума актуальная потребность осознается и переходит в плоскость действия, т.е. в поступок, который либо подтверждает внутренний выбор, либо дает возможность переосмысления и совершения другого поступка. Невротик  же остается в пространстве внутренней борьбы и отказывается от внешнего действия, тем самым выбирает мнимый комфорт. Одна часть личности побеждает другу часть этой же личности (невротическое расщепление по Перлзу),  а комфорт остается мнимым, энергия ретрофлексивно направлена на самого себя и удовлетворение не происходит. Невроз — это выбор мнимой безопасности и победа над самим собой! Момент формирования потребности иметь победу, говорит о уже сформированном невротическом стиле.

Страх получения отвержения, различные способы привлечения к себе внимания – это паттерны поведения невротической личности вынужденной находиться в борьбе со своим внутренним миром, чем вступать в отношение с другими живыми людьми. Живые отношения это всегда риск, а невротической личности рисковать трудно, т.к. можно не одержать победу, не поддержать свое невротическое тщеславие. Невротик всеми силами поддерживает «образ Я» и оберегает его от попадения на границу контакта. Невротическое развитие может приобретать различные векторы (по шизоидному типу, или нарцистическому, или пограничному), однако это всегда нарушение пластичности границы с миром, нарушение диалогичности в отношениях с ним. Невротик не способен вступить в реальные диалогичные взаимоотношения с другим человеком.

Работа терапевта должна быть направлена на восстановление контактной границы, так как в основе невроза всегда лежит нарушение контактной границы и манипуляции с возбуждением.

Гештальт  подход  делается акцент на невротических аспектах опыта индивидуума, а не на понятии невротическая личность.

С точки зрения личности невроз рассматривается как  расщепление полярностей.

Жесткое следование индивидуумом  одной из полярностей в то время как другая исключается будет проявлением невроза. Другим вариантом может является непроявление себя ни в одной из полярностей  когда противоположные потребности блокируют друг друга и человек пускает все на самотек.

Поведение невротика имеет ряд особенностей, прежде всего, неспособность присутствия в настоящем моменте, избегание ответственности за свои решения, невозможность сделать выбор в сторону удовлетворения своих потребностей, стремление перекладывать  ответственность за свой выбор на среду. Бесконечное манипулирование средой необходимо невротику для получения поддержки. Нехватка опоры на себя приводит к готовности невротика бесконечно оправдываться и испытывать чувство вины.

Терапевт помогает восстановить способность невротика к различению и обретению контактной границы и работает с прерыванием возбуждения, прерыванием энергии.

Поэтому работа с ним должна быть направлена, прежде всего, на:

Освобождения от невротических механизмов нарушения контакта, т.е. в процессе гештальт-терапии индивид научается и привыкает проходить весь цикл контакта, без прерывания. В результате, его способность к контакту становится более устойчивой и здоровой.

  • Выход из слияния.
  • Прояснение потребностей (усиление внимания к чувствам)
  • Поддержание эго-функции клиента.
  • Интеграция противоположностей (работа с полярностями)

Терапевтическая работа должна быть направлена на перераспределение ответственности, принятие ответственности клиентом  за свою жизнь на себя, отождествление себя и своих потребностей. Обучение клиента делать выбор адекватный своим потребностям.

«В терапии мы должны восстановить способности невротика к различению – например, определить вид катексиса – положительный или отрицательный. Мы должны помочь ему вновь определить для себя, что является им самим, а что нет, что способствует его развитию, а что препятствует. Мы должны направить его к интеграции. Мы должны помочь ему обрести равновесие и провести правильную границу между собой и миром.»

«Проблема невротика состоит не в том, что он не умеет манипулировать, а в том, что его манипуляции направлены на поддержание уровня его неполноценности, а не на освобождение от нее.» Гештальттерапия отучает невротика от этой хитрости, она дает ему осознать ту силу, которая у него уже есть, и направляет эту силу более конструктивным для человека образом.

Перлз дает описание методического принципа работы с пациентами так: «Невротик, отделяет ли он себя от себя самого посредством проекции, интроекции или ретрофлексии, находится в положении, когда, отказавшись от ответственности, он одновременно отказывается от своей способности отвечать и за судьбу выбора. Ответственность терапевта состоит в том, чтобы не оставить без ответа любое утверждение или поведение пациента, которое не представляет его самости, которое свидетельствует об отсутствии у него ответственности за себя. Это означает, что терапевт должен иметь дело с каждым невротическим механизмом, как только тот проявляется. Каждый из этих невротических механизмов должен быть интегрирован пациентом и трансформирован в выражение самости так, чтобы пациент мог действительно ее обнаружить.»

Гештальт терапия не ставит своей целью изменение поведения, поведение меняется само по мере роста осознания. Ф. Перлз называл осознавание центральным механизмом исцеления.

Автор — Конопий Наталья

Страсти по «Соломее» или о целебности грусти

Страсти по «Соломее» или о целебности грусти

Кризис среднего возраста, подростковый кризис, кризис середины жизни… Все эти обозначения душевного состояния человека сухи и статичны. А что стоит за ними? Хочу поделиться с вами собственными переживаниями и открытиями, навеянными мне потрясающей «Соломеей» Романа Виктюка.

Вчера смотрела «Соломею» Романа Виктюка.  Много эмоций от первичного отвращения и желания отодвинуться от происходящего на сцене хаоса и сумасбродства до глубокой  радости присутствия в этом несовершенном и порою абсурдном мире людей, проживаемом так талантливо актерами пьесы. Не хочу обсуждать сюжет «Соломеи», его нужно просто прожить и почувствовать. Хочу лишь, поделиться своими внутренними открытиями. Удивительное  возбуждающее и одновременно какое-то неосознаваемое чувство со мной, которое сложно определить. А что если  я не все знаю о себе, вдруг есть во мне какие-то тонкие и слегка уловимые нотки отличия от окружающих меня людей, а может я совсем не понятна окружающим меня людям, а вдруг, а вдруг, а вдруг….?  Да, да… немного странная и задумчиво мучающая себя размышлениями о смысле жизни. О черном и белом было бы совсем просто, а тут еще смятение, волнение, и какая-то неожиданно накатившаяся грусть… Грусть. Сама не понимаю о чем? Как будто бы вот они  n лет жизни прошли и все отлично: семья, муж, дети, любимая работа, друзья, новые впечатления, надежды, ожидания, стремления, все  присутствует в моей жизни.               Но грусть, откуда она взялась?

Грусть от понимания  того, что часть жизни  уже прошла и никогда не вернется, грусть о том,  что есть какая-то часть меня, которая до сих пор мне не известна и рвется как-то странно наружу, немного пугая и тревожа. Кто я сегодня? Где я сегодня? Остановись мгновение, я хочу понять. А может если его остановить, то это  возбуждение к жизни  исчезнет и тогда зачем все это?

Выдох. Остановка. Немного понятнее. Это снова взросление, через переосмысление и переживание происходящего, через  вслушивание в биение своего сердца. Может это возрастной кризис?

Тема возрастных кризисов занимает большое место в психологии личности. И отношение к ним неоднозначно. Все психологи знают, что кризисы сопровождают человека в течение жизни множество раз. Понимание кризиса, как необходимой  и неизбежной части жизни не всегда может быть той самой поддержкой в его проживании и возможности увидеть свет в конце туннеля. Очень важно, когда в момент кризисных переживаний и переосмыслений есть с тобой рядом человек, которому ты можешь доверить сокровенное томление твоей души.

В первобытном обществе про кризисы не знали. Главной задачей было выжить, размножиться и прокормиться. У нас в нашем мире задачи куда шире.

«Однажды по пути домой мудрец повстречался с человеком, который был настолько опечален, что, обходя по пути мудреца, случайно задел его плечом. Тот, в свою очередь, спокойно и вежливо обратился к нему с вопросом:

– Скажи, почтенный человек, почему ты так печален, что ничего не замечаешь на своём пути?

– Прошу прощения, – сказал человек, не сбавляя шагу, – печален я потому, что у меня возрастной кризис, я потерял смысл жизни и переживаю, не могу ничего делать и буду искать, пока цель моя не достигнута.

– Что ж, – промолвил мудрый Учитель, – я слышал об одном человеке, у которого кризисы случались часто, и он тоже не мог найти смысл жизни.

– Надеюсь, истина открылась ему? – полюбопытствовал нетерпеливый попутчик.

– Да, он умер просветлённым, успев шепнуть тем, кто был рядом то, что понял, лишь умирая, ответил мудрец.

– И что же он сказал?

– Он сказал, что смысл жизни – это выбор…»

Удивительно, но прочитав притчу о мудреце и путнике, я стала понимать больше о своей грусти. Грусть о прошедшем и завершенном открывает дверь в новый жизненный выбор. И важно эту грусть прожить и принять иначе куда дальше?

Автор — Конопий Наталья

Психотерапия или таблетки. Выбор за вами.

Психотерапия или таблетки. Выбор за вами.

Часто мы не знаем что выбрать. Рискнуть отправиться в путешествие к самому себе или традиционно довериться доктору и пить таблетки. Данная статья поможет вам понять, что же такое терапия и чем она может вам помочь в решении ваших проблем. А выбор конечно за вами…

Психотерапия или таблетки?

Психотерапия, традиционно — это разговоры. Но не всегда, бывает терапия с помощью рисунков, лепки, сценической постановки проблемы, телесного ее выражения. Это во многом зависит и от проблемы, и от клиента, и от творческих способностей психотерапевта.

О чем можно говорить на сессии? Здесь нет запретов, а если и есть, то только Ваши собственные. Беседа может касаться поступков и чувств, переживаний и фантазий, сновидений и воспоминаний. Можно говорить о детстве и взаимоотношениях с родителями, о подростковом периоде, о взаимоотношениях дома и на работе, о довольстве и недовольстве, агрессивных фантазиях и страхах… словом обо всем.

Кстати, Ваша безопасность может быть гарантирована с помощью анонимности. Вы можете назвать себя каким угодно именем. Никто не потребует ваших документов, адреса, прописки, места работы и т. д. Если вы не захотите этого сами, терапевт никогда не станет встречаться с Вашими родными. Ему не нужны справки из больницы. Перед терапевтом Вы просто личность, такая как есть.

Направления психотерапии

В психотерапии существует множество направлений и специализаций. Одни направления занимаются практически всеми проблемами — психоанализ, гештальт-терапия, трансактный анализ, нейро-лингвистическое программирование. Другие фокусируются на отдельных проблемах. Семейный психотерапевт концентрируется на помощи клиенту в решении семейных проблем, работая со всей семьей. Психотерапевт занимающийся групповой психотерапией, стимулирует сознавание трудностей в общении с окружающими (что и как делает клиент, чтобы у него были такие проблемы). Есть специалисты, работающие с психосоматическими расстройствами, как с отражением психологических проблем пациентов. Естественно, что детский психотерапевт занимается проблемами в отношениях детей и родителей, нарушениями поведения детей и их контактов с окружающими, а нарколог — психотерапевт — проблемами семьи алкоголика.

Самому “почтенному” направлению психотерапии — психоанализу более ста лет и уже в начале ХХ века он приобрел всемирную известность. Его основателем был известный венский психиатр и психолог Зигмунд Фрейд.

Психоанализ основан на представлениях о том, что личность — результат закономерно сменяющих друг друга периодов психосексуального развития. В каждый из этих периодов, начиная с рождения, у каждого человека формируются свои способы реагирования на ситуацию. Чаще всего во взрослой жизни удается справиться с большинством житейских трудностей и ситуаций. Но иногда, с детства остается привычка к определенному поведению (своеобразное “застревание” на одной из стадий психосексуального развития). В ее основе нередко лежат оношения с родителями и другими близкими людьми. Если ребенку попавшему в сложные травмирующие обстоятельства, вовремя оказывается поддержка и внимание, у него вырабатываются здоровые защитные механизмы, а также такие качества, как гибкость, открытость, уверенность в себе..

Дети же лишенные по какой-либо причине родительского тепла и внимания, вырастают чувствуя себя беззащитными и одинокими. И тогда, чтобы справиться со своими болезненными чувствами, они “цепляются” за то, что приносит им облегчение. Если им не удается выработать более эффективные защитные механизмы, работают те, что закрепились с раннего детства.

Еще одно глобальное положение психоанализа — это структура человеческой психики. Под пластом сознания (представлений и знаний о мире и о себе) лежит огромный пласт бессознательного — тех мыслей, чувств и представлений, которые обычно не осознаются. Это “неправильные” и, часто, запретные мысли, чувства и представления, противоречащие социальным правилам и семейному воспитанию. И, несмотря на это, они оказывают огоромное влияние на жизнь и здоровье.

В процессе психоанализа бессознательное пациента или клиента становится более доступным ему и принимаемым им, не как с что-то чужеродное, а как часть себя. Становятся доступными воспоминания, чувства ижелания, которые в обычном состоянии скрыты от нашего сознания многочисленнми психологическими защитами. К ним относится, например, не видение очевидного, забывание важных для себя вещей и т. п. Психоаналитик помогает разобраться в том, как неосознаваемые мысли и чувства влияют на поведение. А это ведет к лучшему пониманию себя, облегчению страданий, способности к самоподдержке и удовольствию от жизни.

На базе психоанализа, вобрав в себя его достижения, в последние годы бурно развивается еще одно направление современной психотерапии — ГЕШТАЛЬТ-ТЕРАПИЯ

Откуда взялось это странное слово «гештальт»

Первоначально существовала гештальт-психология, изучающая динамику человеческого восприятия. С точки зрения этой науки, человек не просто воспринимает происходящее, он струтурирует и навязывает правила своему восприятию. Так круг нарисованный непрерывной линией и круг нарисованный отдельными точками будут восприниматься как два круга на фоне белого листа. Многим знакомы изображения молодой девушки и старухи, которые можно увидеть вглядываясь в разные детали картинки. Или два профиля и ваза, которые проступают то, как фон, то как фигура. Фигура выступающая на фоне и есть гештальт (немецкое слово, обозначающее образ, совокупность деталей, формирующих что-то целое). Точно так же и ситуацию мы можем оценивать так, как привыкли или так, как хотим видеть.

Какое отношение это имеет к гештальт-тервапии? Фриц Перлз, талантливый ученик Фрейда выросший, потом, в не менее знаменитого основателя нового направления психотерапии использовал закономерности восприятия для создания новой психотерапевтической системы и гуманистических представлений о человеческом существовании. Понятия фигуры и фона он применил для обозначения важных вещей в нашей жизни.

Наши чувства — это непрерывный процесс. Каждое мгновение жизни можно определить по крайней мере как приятное или неприятное, комфортное или дискомфортное. Если свое состояние воспринимать более дифференцированно, то можно говорить о чувствах. В современном обществе чувства, ориентирующие человека по отношению к ситуации, рассматриваются скорее как помеха. Принято быть невозмутимым, холодным и собранным. Проявление эмоций рассматривается как потеря контроля и воспитание направлено на то, чтобы человек учился контролировать себя и выражение своих чувств. Отправляясь в “крестовый поход за контроль над эмоциями” родители нетерпеливо требуют, чтобы ребенок поскорее справился со своими естественными проявлениями, после чего слезы и плач вполне серьезно считаются взрослыми за что-то совершенно неприличное. Поэтому часто спокойствие только изображается, считаясь проявлением хорошего тона в поведении.

Такое спокойствие — маска, которая надевается, например, для того “не показывать свои слабости” или демонстрировать “владение собой”. Однако избегая боли, человек “прячет” важные чувства и переживания в фоне, “забывая” о них… И тогда на вопрос “Что Вы сейчас чувствуете?” пациент отвечает “Ничего! А что я должен чувствовать?”, демонстрируя один из механизмов психологической защиты. Он нужен для того, чтобы защитить человека от слишком сильных чувств: душевной боли, разочарования, страха, ненависти и др. Все же человек не бывает “пустым”. И подавленные, не выраженные им чувства могут жить с ним долгие годы. Отсутствие “фигуры”, а проще подавленные и невыраженные чувства, ведут к эмоциональному напряжению, беспокойству, раздражительности, плохому сну, потере аппетита или, наоборот, его чрезмерному усилению.

Очень важно осознавать непрерывность своего эмоционального опыта и принимать чувства не как помеху мешающую управлять своей жизнью, а как ориентиры по отношению к своим желаниям. Пациенты-невротики, например, часто не могут понять каковы их конкретные желания или не могут определить свое собственное отношение к окружающему так, чтобы важные их жизненные потребности удовлетворялись. Вот одна из пациенток жалуется на то, что она не может определить своего отношения к молодым людям. Если ей говорят, что молодой человек нравится другим, он и ей становится симпатичен. При этом она не может никак понять, почему у нее самой не складывается устойчивых отношений с мужчинами, почему ее бросают…

Если такой способ обращения с самим собой становится преобладающим, пациент перестает ориентироваться в своей жизненной ситуации (фон). Люди без желаний страдают депрессией. Все им кажется ненужным, ничего не хочется. Для того чтобы ориентироваться нужно уметь “чувствовать себя”. Чувствуя себя, проще находить свои желания (фигура). Желание — это указатель дороги в будущее. Желание мобилизует человека, направляет в нужное русло и определяет цель. А дальше можно принимать решение — делать что-либо или не делать для их осуществления и что именно.

Если мы прислушиваемся к своему организму, (своему телесному Я), то заметим, что он выбирает делать то, что относится к его потребности. Если мы испытываем жажду, то и наши действия будут направлены на поиски стакана с водой… Конечно, можно сказать “ Я буду воспитывать волю и не буду целый день пить воду!”. Однако согласитесь, что мы будем постоянно возвращаться к мыслям о ней… “случайно” оказываться возле графина с водой… злиться “по-другому” поводу… Человек же живущий в соответствии с естественным ритмом появления и завершения потребности (желания) чувствует себя ясным и эффективным.

Автор — Конопий Наталья

Отношения, как много в этом слове…

Отношения, как много в этом слове…

Прочитав статью Натальи Кедровой о том как мы строим отношения с миром и с собой, меня охватило неуемное желание поделиться с вами материалом статьи «Терапевтические отношения» и своими размышлениями . Отношения это тоненькая нить между Я и ТЫ. Ее так легко разорвать и потерять, но особо пугает мысль, что можно прожить с людьми рядом так и оставшись в своем одиночестве и никогда не выходя в реальность отношений.

Любые отношения начинаются только в том случае, когда возникает некоторое различие. Это различие между человеком и тем, что рядом. Существует форма отношений, присущая младенцу, – когда важно к чему-то прицепиться и, в дальнейшем, это потреблять. В этом случае, отношений как таковых ещё не существует, существует только способ получения для себя чего-нибудь. Для младенца – это питание, для взрослого человека – какое-то тепло, поддержка. В этот момент восприятия кого-то другого, отличного от меня, ещё нет. Основной зоной контакта оказывается рот. При таком модусе отношений возможны только два состояния: состояние некоторого потребления-удовлетворения («я получаю что-то, я живу, я действую») или растерянности и ужаса («потерял, нету, кошмар, сейчас пропаду»). И в том и в другом состоянии ещё невозможно определить, кто это – другой. Так, в состоянии ужаса невозможно определить его источник – есть только некоторое состояние «ах-ах-ах, я пропадаю», когда никого не вижу, не слышу, не чувствую и себя тоже теряю – «сейчас всё, погибну, исчезну, растворюсь, развалюсь на кусочки». И это тоже модус отношений, который, тем не менее, сам человек не переживает как отношения, потому что здесь не присутствует другой, к которому обращена активность, чувства. Для младенца этот способ характерен в первые семь месяцев, а взрослый может попасть в такое состояние в любой момент, когда переживает какую-то катастрофу или оказывается в труднопереносимой для него зоне. Что важно для человека, если он оказался в этом, и у него ещё сохраняются остатки разума? Можно себе сказать: «Посмотри, а может кто-то есть, к кому можно обратиться». Терапевту, если человек находится в таком состоянии, в таком ужасе, нечего надеяться, что клиент его увидит, обратится, и что какой-то текст, который клиент говорит, имеет какое-то отношение к нему. И задача терапевта – любым способом оказаться видимым, заметным.

Для того, чтобы что-то получить младенческим способом, не нужно особого времени. В действительности необходимо только одно мгновенное усилие. А для того, чтобы получить что-то более взрослым способом, необходимо время. Это очень важный момент. Для того, например, чтобы получить какую-то информацию, нужно сформулировать вопрос, задать его, подождать, пока собеседник поймёт, что у него спрашивают, пока он сможет чего-то такое сделать. Необходимо какое-то время даже для самой простой потребности.

Если же речь идёт о более сложной потребности, оказывается, что нужно уже очень много времени для того, чтобы человек понял, как он должен к тебе относиться, сколько он должен к тебе выказывать уважения, как он должен тебя слушаться и так далее. И на протяжении всего этого времени приходится как-то удерживать объект в своём сознании – помнить, сохранять какой-то образ. И это та работа, которой ребёнок учится после семи месяцев. В это время основная зона контакта со рта перемещается на руку. То есть основной способ кого-то удерживать вначале – это рука. Взять и не отпускать. Или хотя бы знать, что можно схватить и держать при себе. В отношениях появляется составляющая манипулирования, управления рукой. Второй важный момент – это то, что рукой можно и удержать и отпустить, не впадая при этом в ужас, потому что сохраняется зрительная часть, а потом прибавляется ещё и память. Таким образом, приобретение этого периода состоит в том, что в отношениях человек может и удержать и отпустить. И при этом не забыть, не потерять из виду, не разрушить само отношение к другому человеку. Таким образом, ребёнок где-то к двум годам обучается, что взрослый (мама, папа, бабушка или ещё кто-то) остаётся в поле жизни, несмотря на то, что я его в данный момент не вижу. И это очень большая работа, работа сохранения отношений, несмотря на реальное отсутствие человека в качестве некоторого объекта использования.

Из чего складываются эти отношения? С одной стороны, из некоторых незавершённых действий, а с другой – из тех чувств и потребностей, которые присутствуют. Что такое феномен незавершённого действия? Когда возникает потребность, желание что-то сделать, но нет возможности её реализовать, то сохраняется напряжение, и это желание или потребность остаются и затем воспроизводятся. Например, не удалось укусить ближнего, долго про него потом помнишь, какой он вредный, при встрече – узнаёшь, «ага, вот идёт этот вредный человек», легко распознаёшь других вредных людей, похожих на него, и строишь с ними те отношения, которые помогут укусить кого-нибудь другого. Это также может быть некоторое приятное действие. Не удалось кому-то помочь. Не удалось помочь ссорившимся родителям, чтобы они друг друга не обижали, чтобы они были добрые, любили друг друга и не говорили друг другу гадостей. Никак не удалось помочь, не слышали они тебя. Зато потом всех миришь, распознаёшь конфликты, реагируешь на них очень сильно, идёшь в психотерапевты, миришь и уговариваешь всех жить мирно и дружелюбно.

Итак, с одной стороны, отношения складываются из незавершённых действий. Причём, они могут не завершаться потому, что человек действительно не в состоянии что-то сделать в какой-то конкретный момент, или это определённые отношения, которые, в принципе, не подлежат завершению. Например, отношения любви не могут быть завершены, потому что невозможно получить столько любви, сколько тебе нужно, чтобы насытиться на всю свою жизнь. Это те отношения, которые нужны постоянно, так же, как отношения уважения, признания. Невозможно получить признание в один момент, и никогда больше его не хотеть. Это ненасыщаемые отношения, которые должны возникать снова и снова.

Таким образом, энергию для отношений дают незавершённые действия и те потребности и чувства, которые возникают. Когда человек переживает какие-то отношения, приятные или неприятные, для него важно просто понимать, что с ним происходит. Терапевт здесь должен уметь ориентироваться в том, какую роль те или иные переживания играют в выстраивании контакта и построении отношений. Например, интерес или любопытство – это то, что даёт энергию для установления отношений. То есть, если у клиента или у терапевта есть какое-то любопытство, интерес, то это будет то переживание, которое поддерживает отношения.

Рассмотрим такое непростое переживание, как злость или ненависть. Вроде бы, это то, что, принято считать, разрушает отношения. На самом же деле, это тоже переживание, которое удерживает отношения. Это такой парадоксальный момент. В обычной жизни, если я на кого-то злюсь, это, скорее всего, воспринимается, как то, что я хочу разрушить наши отношения, хочу поссориться. А с точки зрения контакта, это то чувство, которое удерживает отношения. Потому что злость означает, что мне что-то от этого человека нужно. У меня есть какая-то потребность, которую я долго не могу удовлетворить, и поэтому мне необходимо много злости, чтобы до него добраться, и что-то из него такое вытрясти. Для нормального человека, не психотерапевта, если на него злятся, это примерно то же самое, что «пошёл к чёрту», «видеть тебя не хочу», «уйду я отсюда, нехорошие вы люди, не буду с вами дела иметь». То есть это, скорее, то, что разрушает отношения, откуда хочется уйти.

Психотерапевту же приходится в этой ситуации переставать быть простым, нормальным человеком, а понимать: «ага, злится клиент, значит что-то от меня хочет, сказать только никак не может, кулаками стучит, уже на меня бросается, а как бы вот помочь ему сформулировать, чего же он от меня такое хочет». То же самое относится к таким чувствам, как зависть, обида, ревность, ненависть, презрение, отвращение. И это те вещи, которые в жизни, скорее, разрушают отношения, потому что вряд ли кому-то хочется на себе их выносить. Поэтому одна из сложных сторон работы терапевта – это удержаться в негативных отношениях для того, чтобы можно было прояснить какие-то важные для клиента переживания и отношения.

Существуют переживания, которые имеют отношение, скорее, к завершению контакта. Например, печаль или тоска. Это неконтактные чувства, предназначенные не для того, чтобы получить что-то от другого, а связанные с отступлением. Когда контакт уже произошёл, то, что возможно, человек получил, и одновременно чего-то ещё не получил. Так как в любом контакте невозможно получить всё. Всегда чего-то не происходит. Всегда встреча с реальностью оказывается немножко грустной. Потому что что-то я для себя могу взять, увидеть, а чего-то, что мне важно и хочется – не могу. Потому что невозможно всегда получить всё. Поэтому, если это «что-то» было очень важным, тогда человек переживает некоторую тоску.

Если же это что-то переносимое, то тогда это работа печали. Работа отступления, восстановления себя, признания некоторой реальности. И здесь задача самого человека, когда он с этим сталкивается, дать себе время это пережить. Потому что такая грусть, печаль, – это возвращение к собственной реальности, к своим ограничениям, границам. А задача терапевта – тоже сдержать себя, не броситься немедленно переделывать, перестраивать, а дать возможность этому произойти. Тут важно, скорее, сопровождение, присутствие. Таким образом, не из каждого чувства нужно выдёргивать человека на контакт. «А чего ты хочешь от меня?» – если я грущу, то я от тебя ничего не хочу. Я уже понимаю, что я сейчас этого не получил. И это тоже очень важный момент отношений. Потому что печаль, в отличие от ярости, позволяет принять некоторый опыт. Ярость – это то неконтактное чувство, которое разрушает опыт: «Я не принимаю то, что мир так устроен, что ты не можешь меня понять и отвезти на Гавайи. И поэтому я готов это всё уничтожить». А печаль – это, скорее, принятие некоторой реальности, что мир такой, какой он есть. И это, действительно, важный опыт.

Как любая незавершённая ситуация, отношения несут в себе сильный момент напряжения и дикомфорта. Поэтому люди обычно не любят находиться в отношениях. Приходится постоянно ощущать некоторую неудовлетворённость, некоторое напряжение в душе и теле. Нельзя спокойно расслабиться, где-то в глубине души думаешь: «А там ещё кто-то есть, ему что-то надо сказать, что-то сделать». То есть отношения – вещь очень утомительная. И это одна из причин, по которым люди стараются избегать отношений, или, хотя бы, как можно меньше их осознавать. И не брать на себя ответственность за то, что они в них «влипают». Во-вторых, если есть отношения, то всегда есть возможность в них испытать что-то приятное, и достаточно много шансов испытать неприятное. Например, если было хорошо, то это «хорошо» закончится. Если было плохо, то неизвестно, когда оно закончится. Третья причина, по которой люди стараются избегать отношений или не доводить их до конца, – это то, что в отношениях ты всегда узнаёшь какую-то правду о себе. И это тоже не очень приятно.

Потому что, если установятся отношения, не пробежишь мимо них, что-то обязательно ведь скажут про тебя, или как-то с тобой будут обращаться, так что ты поймёшь: «ага, это про меня». Кроме того, всегда есть риск «нарваться» на какие-то старые неудачи. Поскольку отношения имеют обыкновение воспроизводиться по механизму незавершённых действий, то всегда есть возможность оказаться в старой ловушке. «Меня всегда обижают, меня всегда используют, опять мною командуют, никто меня не слушается». То есть, вступая в новые отношения, человек всегда опасается, осознанно или неосознанно, оказаться в ловушке старых отношений. И терапевту важно понимать, что клиент будет делать всё на свете, чтобы, с одной стороны, удержать терапевта, а, с другой, избежать каких-то с ним отношений. С одной стороны, воспроизводить их, те, которые у него обычно бывают, обращаясь с ним, например, как со своим «любимым злодеем» или, наоборот, «любимым волшебником», как с тем, кого он привык в жизни рядом с собой иметь.

А с другой стороны, будут возникать сопротивления, потому что есть страх: «а если всё-таки меня поймут, и всё-таки будет хорошо, то всё равно это кончится, и не удастся носить его всегда с собой в кармане». Или страх, что будет разочарование, и опять ничего не произойдёт, и опять будет всё плохо. Или произойдёт, а я что-то такое про себя узнаю, что мне совсем и не хочется узнавать. Во всех других ситуациях, пока я сам с собой, я могу себе наговорить всё, что угодно. Но если я вступаю в отношения с другим человеком, который, на самом деле, свободен и независим, даже если это ребёнок (у него всё равно есть своя точка зрения, свой опыт), я рискую узнать что-то про себя, какую-то ту правду, которую, с одной стороны, очень важно знать, а, с другой, очень не хочется.

Отношения в терапии являются необходимым условием, благодаря которому человек может получить какой-то опыт, что-то увидеть и понять про себя. Но терапевту очень важно суметь обойти сопротивления и ловушки, с помощью которых человек старается в эти отношения не попасть: обесценить («это вообще не важный человек, я не буду про него помнить, не так важно, то, что здесь происходит»), очень сильно всё проконтролировать и т.д.

Автор — Конопий Наталья

Кто предупрежден, тот вооружен

Кто предупрежден, тот вооружен

От автора: Что важно, знать о психологической помощи

Для многих моих клиентов психотерапия и психологическое консультирование являются синонимами. На самом деле бывает довольно трудно провести четкую грань между тем, где заканчивается психологическое консультирование и начинается психотерапия.

Но прежде чем мы попытаемся увидеть на сколько это возможно эту тонкую грань  мне хочется сказать несколько слов о направлении  терапии в котором работаю  я.

  • Гештальтерапия не стремится к немедленному изменению поведения и быстрому устранению симптомов.    Устранение симптомов или изменение поведения, достигнутое без достаточного осознавания, не дает стойких результатов или приводит к возникновению новых проблем на месте старых, поэтому психологическое консультирование имеет менее стойкий эффект чем терапия.
  • Гештальттерапия  направлена на осознавания себя: своих чувств, потребностей, желаний, телесных процессов, своей мыслительной деятельности, а также насколько возможно полного осознавания внешнего мира, прежде всего мира межличностных отношений.
  • В результате человек обратившийся за помощбю приобретает способность сознательно выбирать свое поведение, используя различные аспекты своей личности, сделать свою жизнь более наполненной, избавиться от невротических и других болезненных симптомов. Он становится устойчивым к манипуляциям других людей и сам способен обходиться без манипуляций, другими словами, он научается стоять на собственных ногах.

И так поговорим о различиях:

Процесс

В самом общем виде, можно сказать, что психологическое консультирование предлагает человеку «взгляд со стороны», раскрывающий способы лучшего использования собственных ресурсов и улучшения качества жизни. Психотерапия — это «опыт изнутри», процесс обнаружения, переживания и проживания опыта клиентом в сопровождении психотерапевта. В психотерапии путь решения проблемы клиента не задан заранее, а рождается в процессе. Другими словами, найденный ответ на вопрос как результат поиска и внутреннего усилия клиента, становится неотъемлемой частью его личности. В психологическом консультировании рекомендации, данные консультантом, могут остаться лишь внешней инструкцией, если за пределами кабинета психолога клиент не сумеет их «присвоить».

Цели

Целью психотерапевтического процесса является, прежде всего, изменение личности клиента, а через это — изменение привычных способов реагирования и восприятия ситуаций, поведения, отношений и т.д. Цель психологического консультирования всегда более конкретна и предполагает оценку проблемы клиента, анализ породивших ее причин и определение путей ее разрешения.

Мотивация клиента

От психологического консультирования клиент ожидает оценки проблемы, анализа ее причин и рекомендаций по ее разрешению, а мотивация клиента состоит в получении полезного знания или навыка. Нередко, в процессе беседы с психологом, происходит изменение мотивации клиента — от поиска внешнего решения к внутреннему изменению и личностному росту, в этом случае консультирование переходит в психотерапию.

Продолжительность

Психологическое консультирование требует меньшего времени, и редко превышает 15 консультаций. Психотерапия — процесс более сложный и нюансированный. Личность человека складывается годами, и достижение устойчивых внутренних изменений требует времени.

Автор — Конопий Наталья

Когда нужна помощь психотерапевта?

Когда нужна помощь психотерапевта?

Депрессия

Депрессия –это одна из наиболее распространенных жалоб при обращении к психотерапевту. Дело в том, что у депрессивного состояния может быть множество разных причин… Постоянное плохое настроение и утрата интереса к жизни могут быть следствием «обычных» жизненных проблем: не складывающихся близких отношений, не приносящей удовлетворение работы, одиночества. Сами проблемы человек уже почти не замечает, он к ним «привык», а вот их следствие – безрадостное состояние — не заметить оказывается трудно.

Депрессия бывает и «отложенной» реакцией на какое-то травматическое событие в жизни: развод, расставание, потерю близкого человека или пережитое насилие. Некоторые люди во время печальных событий почти не испытывают эмоций: они активны, деятельны и «держат себя в руках», Проходит время, несколько месяцев, или даже несколько лет, и плохое настроение становится постоянным спутником человека. И далеко не всегда человек связывает свою депрессию и событие, случившееся довольно давно: «ведь все уже позади». Некоторые люди переживают депрессию без каких-либо внешних причин. Это люди депрессивного склада характера и больные депрессией. Конечно, и у этой депрессии есть причины: они лежат в раннем детстве человека или в биохимических нарушениях.

В зависимости от причин депрессии и от того, насколько тяжело она переживается, человек может нуждаться в помощи психолога, психотерапевта или психиатра. В случаях тяжелой депрессии эффективные результаты часто достигаются сочетанием нескольких видов лечения: психофармакологическая поддержка в сочетании с психотерапией, как правило, достаточно длительной.

Неудовлетворенность жизнью и недовольство собой

Часто приходя к психотерапевту, люди говорят приблизительно следующее: «Мне кажется, что в моей жизни все нормально. В целом, я благополучный человек. Но при этом, почему-то я плохо себя чувствую. И не могу понять почему. И изменить это состояние не получается. Иногда это состояние называют депрессией, иногда – кризисом среднего возраста, или как-нибудь еще. Но беспричинной тоски не бывает и врач-психотерапевт может помочь Вам определить проблему, понять, что именно вызывает у Вас чувство неудовлетворенности жизнью и недовольство собой. И для решения найденной проблемы Вам может понадобиться дальнейшая совместная работа с психотерапевтом.

Проблемы

Люди обычно говорят: «У него проблемы, ему нужно сходить к психологу». И, пожалуй, это так и есть, но что это значит?

Пожалуй, все проблемы, с которыми люди обращаются к психотерапевту можно подразделить на проблемы «внешние», связанные с взаимодействиями человека с окружающим миром и другими людьми и проблемы «внутренние», проблемы взаимодействия человека с самим собой. И внешние, и внутренние проблемы могут быть как постоянными, сопровождающими человека длительную часть его жизни, так и временными, или связанными с каким-то конкретным событием. Например, постоянной внешней проблемой могут быть повторяющиеся неудачи в установлении близких отношений, а постоянной внутренней – устойчивая склонность к пониженному настроению. Как правило, люди решают свои проблемы без участия специалистов. Вы не довольны своим начальником, Вы меняете место работы. Вы понимаете, что застенчивы и идете заниматься в театральную студию. Но бывает, что Ваша способность решать свои собственные проблемы дает сбой. Происходить это может, например, так:

Вы предпринимаете множество усилий и испробовали множество способов для того, чтобы достичь желаемого, но изменений не происходит. Может быть, Вы просто не точно определили проблему и поэтому Ваши усилия не приводят к нужным результатам. В этом случае, специалист поможет Вам «переопределить» проблему, и сосредоточить свои усилия в нужном направлении. Но, возможно, дело в другом: проблема определена верно, но все прилагаемые усилия разбиваются о… о Вас самих. Что-то внутри мешает достичь желаемого. С помощью психолога Вы сможете понять, что происходит и помочь себе не мешать себе же.

Или так…

Казалось бы, проблема разрешена и все хорошо. Но вот беда, через некоторое время… та же самая проблема вновь встает перед Вами. Может быть, изменились действующие лица: уже с другим начальством Вы не можете найти общий язык, или уже другая женщина снова от Вас уходит. Вы снова все меняете, начинаете заново… и через некоторое время ситуация повторяется вновь. Очень часто, приходя к специалисту, люди говорят: «Такое чувство, как будто я двигаюсь по замкнутому кругу. Одна и та же ситуация в моей жизни повторяется снова и снова и я ничего не могу с этим поделать». Психотерапевт может помочь Вам разобраться почему в Вашей жизни повторяются эти ситуации. Иногда этого оказывается достаточно, для того, чтобы изменить нежелательное положение дел. Но, как правило, для того, чтобы разорвать замкнутый круг, необходима более длительная работа.

Жизненные потрясения

В жизни каждого человека иногда происходят события, с которыми ничего нельзя поделать. Их можно только принять и пережить, как бы тяжело это не было. И продолжать жить дальше. Но когда они случаются, иногда кажется, что пережить их невозможно. Привычные и до этого всегда работавшие способы «приведения себя в норму» перестают действовать, работать с каждым днем становится все труднее, а плохое настроение встречает каждое утро, словно преданная собака.

Люди очень различаются по своей способности переносить разные жизненные трудности. Одно и тоже событие для одного — лишь серьезная неприятность, для другого же – то, что может сломать или исковеркать всю последующую жизнь… Помощь психолога или психотерапевта может сделать горе переносимым, облегчить страдания, перестать винить себя в произошедшем.

Есть ситуации, в которых облегчение боли – это единственное, чем может помочь работа с психотерапевтом. Речь сейчас идет о тех событиях, на которые человек изначально никак не мог повлиять. Это, например, смерть близкого человека, травма или тяжелая болезнь, которые привели к ограничениям возможностей, перенесенное насилие.

Но случаются и такие события, на результат которых человек вполне способен влиять. Это, например, развод или расставание с партнером, измена, крах бизнеса или увольнение со значимой работы. Произошедшее уже нельзя изменить, но его исследование может помочь разобраться, что именно привело к столь печальным последствиям. Такая работа поможет человеку быть более эффективным в будущем.

Симптомы или психосоматические проблемы

Это могут быть панические атаки или депрессия, высокая тревожность или фобия.. Или болезнь, совершенно реальная и приносящая много страданий, но про которую врачи говорят, что ее нет. Дело в том, что довольно часто, если человек в течение длительного времени не осознает проблему и/или не может ее разрешить, проблема преобразуется в симптом. Симптом создается бессознательным человека для того, чтобы спрятать от него его желания и проблемы и реализовать,/ разрешить их в более приемлемой и доступной для человека форме.

Ирония заключается в том, что, как правило, симптомы создают еще большие проблемы. А зачастую, на один симптом накладывается другой и т.д. Единственный способ избавиться от симптома – трудная, и, зачастую, длительная психологическая работа по осознанию такой пугающей правды о собственной жизни.

Именно с симптомами работают психиатры, назначая медикаментозное лечение, то есть таблетки. В некоторых случаях прием лекарств необходим, потому что симптом настолько мучает, забирает столько сил, что ни о какой психотерапевтической работе не может быть и речи. Но, довольно часто лекарства используются людьми не для того, чтобы создать устойчивую базу для осознания того, что именно вызвало подобные проблемы, а в надежде на то, что таблетки помогут навсегда от них избавиться. Увы. Поскольку от лекарств никуда не денется проблема, никуда не денется и симптом. Без работы с психотерапевтом он обречен на возвращение, а человек – на очередной курс препаратов.

Тревожные состояния

Все испытывают тревогу или страх в определенных жизненных ситуациях. Однако у некоторых людей тревога становится настолько неотвязной, что мешает им плодотворно заниматься какой-либо деятельностью и просто жить и получать удовольствие от жизни. Наряду с депрессией, тревожные состояния являются одной из наиболее частых причин обращения к психотерапевту. По статистике, почти 25% взрослого населения довелось испытывать симптомы, характерные для разнообразных тревожных состояний. Тревога играет ключевую роль в каждом из видов тревожных расстройств, однако они различаются по масштабу испытываемой тревоги, по серьезности тревоги и по ситуациям, которые вызывают появление тревоги.

«Я все время беспокоюсь» или генерализованное тревожное расстройство.

При тревожном расстройстве человек почти непрерывно испытывает тревогу или беспокойство. При этом это беспокойство не поддается контролю, от него нельзя избавиться.

В некоторых случаях человек сам не может объяснить, о чем именно он тревожится, его тревога, как говорят специалисты, «диффузна». В других случаях человек начинает сильно тревожится по любым, самым незначительным поводам, даже понимая при этом сам, что повод «выеденного яйца не стоит».

Наконец, тревога может быть привязана к конкретным жизненным обстоятельствам. При этом, близкие, а зачастую и сам человек понимают, что беспокойство либо чрезмерно преувеличено, либо совсем нереалистично. Это могут быть, например, чрезмерная озабоченность материальным состоянием семьи, благополучием близкого человека или своим здоровьем.

Как правило, за большинством из внешне беспричинных тревог лежат тревоги реальные и реалистичные из настоящего или прошлого. По тем или иным причинам, осознавать то, что в действительности вызывает беспокойство, человек оказывается не способен: это может быть слишком страшно, слишком стыдно, слишком ужасно или «слишком безвыходно», для того, чтобы человек оказался способен думать об этом. Именно поэтому тревога смещается на более «безопасные» предметы и ситуации, довольно часто косвенным образом связанные с реальным источником тревоги. Хронические тревожные состояния требуют помощи психотерапевта. В острых случаях, прежде чем начинать работу с психотерапевтом, целесообразно пройти курс медикаментозной терапии. Она позволяет снять тяжесть симптомов и привести человека в работоспособное состояние. В том случае, если тревожное расстройство является «отложенной» реакцией на какое-то травматическое событие, краткосрочной психотерапии может оказаться достаточно. Напротив, «диффузная», «беспричинная» тревога, как правило, требует длительной помощи психотерапевта.

Паническое расстройство

Ах, я не выдержу! Помощи просить не у кого, никому не понять, что я чувствую. Словно волна накатывает на тебя от макушки до пят. Терпеть не могу этого ощущения. Мне очень страшно… Кажется, что я сейчас умру или что-то случится».

Именно так описывал свои ощущения один из тех, кто страдает приступами паники. В противоположность генерализованному тревожному расстройству, люди с паническим расстройством испытывают приступы паники, которые могут длиться всего несколько минут. Приступы начинаются с резко выраженных мрачных предчувствий, страха или ужаса. Эти чувства сопровождаются физическими симптомами тревоги, например учащенным сердцебиением, головокружением, обморочным состоянием или ощущением удушья. Приступы возникают внезапно и практически всегда не связаны с какими-либо конкретными обстоятельствами. Кроме того, после нескольких приступов, у большинства людей возникает неотступная озабоченность возможным появлением новых приступов. Для многих людей, подверженных приступам паники, ужас ожидания следующего приступа и порождаемое им ощущение беспомощности становятся постоянными спутниками жизни. Постоянный страх перед приступом изматывает человека, мешает ему полноценно работать и получать удовольствие от жизни, а в некоторых случаях приводит к значительной потере работоспособности.

Автор — Конопий Наталья

Как нам встретиться или несколько слов о контракте?

Как нам встретиться или несколько слов о контракте?

От автора: Очень часто в работе с клиентами остается много открытых вопросов касающихся ответственности и обязанностей сторон принимающих участие в решении проблем клиента. Данная статья это прямой ответ на множество вопросов возникающих во время совместной работы.

«Определите значение слов, и вы освободите человечество от половины забот», — Рене Декарт

Контракт на долгосрочную психотерапию

Данный контракт состоит из правил, в соответствии с которыми, происходит психотерапия.

Психотерапия происходит с частотой один раз в неделю. Продолжительность одной сессии 60 минут. Более редкие встречи, как правило, не обеспечивают достаточной интенсивности процессов самопознания у клиента, которые могут помочь желанным изменениям.

Первые двадцать недель мы встречаемся без перерывов. На первом этапе психотерапии это необходимо для более быстрого формирования доверия между нами и ясной постановки рабочих задач. По этой же причине в течение первых двадцати недель можно отменить не более двух встреч.

Если вы хотите взять перерыв в работе, вы можете сделать это после первых двадцати встреч.

Исключением являются ситуации болезней и отъездов, но о последнем вам нужно известить меня не позже, чем за две недели. Я со своей стороны также извещу вас о планируемых у меня отъездах.

Также я готова при необходимости принять вас вне графика, если для этого найдется время в моем расписании.

Время наших встреч мы определяем на первой встрече, и в дальнейшем это время становится вашим фиксированным. Это удобно: не нужно дополнительно согласовывать время визита, его трудно забыть или перепутать. Время встреч можно изменить, если в этом есть необходимость у вас и возможность у меня.

Важно понимать, что если вы опаздываете к назначенному времени, наша встреча укорачивается на длину вашего опоздания. Обычно я, к сожалению, не имею возможности передвинуть свое рабочее расписание таким образом, чтобы скомпенсировать вам время вашего опоздания. По той причине, что сессии в моем расписании идут друг за другом, и пришлось бы для этого двигать все остальные консультации этого дня. Поэтому, пожалуйста, приходите вовремя. По тем же причинам, пожалуйста, не приходите раньше назначенного времени.

Сотрудничество в работе

Я пользуюсь разными методами в работе. Я рисую вместе с клиентами, играю, иногда ставлю небольшие драмы или эксперименты. От всего этого вы имеет полное право отказаться, если вам не нравятся те или иные методы работы. Мой основной метод — диалогическая гештальт-терапия. Нет никаких специальных вещей, которые вы должны делать во время наших сессий, кроме одной. Я ожидаю от вас готовности к диалогу. Я подразумеваю под этим вашу готовность вместе со мной изучать свой внутренний мир, свои реакции на различные внутренние и внешние события, свои чувства на эти обсуждения. Нет ничего такого, что бы я считала возможным заставлять вас делать. Мне глубоко претит идея насильственного самообнажения и обязанности непременно рассказывать психологу максимум подробностей своей жизни. На мой взгляд, в этом нет прямой нужды. Готовность к диалогу — единственное, но обязательное условие нашей работы.

Если вы недовольны тем, как идет наша работа, я всячески приглашаю вас обсудить это со мной. Тупик или сложность в психотерапевтической работе могут указывать на скрытые возможности, которые нами не используются, на то, что рабочие задачи поставлены неточно или выбран неверный способ их достижения. Кроме того, ощущение тупика может быть частью вашего внутреннего процесса, что также является крайне важной информацией для нас обоих.

Психотерапия иногда вызывает разные сильные чувства у разных людей. Чувства иногда побуждают нас к принятию разных решений и совершению поступков. Важно понимать, что решения, принятые на основе сильных чувств, могут быть преждевременными или неверными. Пожалуйста, воздержитесь от спонтанного принятия важных решений в процессе своей психотерапии.

Если вы хотите завершить психотерапевтическую работу, вам нужно обсудить это со мной минимум за одну встречу до ее завершения. Спонтанные решения о завершении психотерапии редко бывают верными.

В конце психотерапии вы приходите на завершающую встречу. Эта встреча заранее планируется как последняя. Мы подводим итоги работы, завершаем незавершенные темы, обмениваемся впечатлениями о пройденном пути.

Правила оплаты сессий

В течение всего срока нашей работы оплата производится по две встречи вперед (за исключением самой первой).

Отмена ближайшей встречи может быть за двое суток до вашего времени. В этом случае оплата автоматически переносится на следующий раз. Если вы отменили встречу позже этого срока оплата пропущенной встречи не переносится на следующий раз. Это правило обеспечивает вашу ответственность за присутствие в нашей работе, а также — финансовую безопасность и устойчивость моего рабочего расписания.

Один раз в год (с 1 сентября или 1 января) стоимость сессии повышается в связи с инфляцией, на тот процент, который адекватен настоящему положению вещей.

Конфиденциальность

Я гарантирую полную конфиденциальность нашей работы. Никакие подробности вашей жизни не станут известны третьему человеку, вне зависимости от того, знакомы вы с этим человеком или нет.

Исключения

  • Исключением являются ситуации профессиональной супервизии или интервизии, во время которой я могу обсуждать возникающие в нашей работе ситуации с коллегами.
  • Исключением являются ситуации, когда я сочла, что ваше состояние может серьезно угрожать здоровью и (или) жизни вашей или кого-то из ваших родных. В этом случае я оставляю за собой право известить ваше доверенное лицо о необходимости принятия соответствующих мер.

Автор — Конопий Наталья