Почему семейный подход

Почему семейный подход

С детства нас приучали слушаться безоговорочно старших и подчиняться им, самостоятельно не принимая решения, не настаивая на своем. Ведь взрослые лучше знают, что верно, что полезно для ребенка. Это очевидно: у взрослого человека гораздо больше информации в каких-то областях.

Многим родителям не хватает гибкости в поведении, чтобы не навязать какое-то решение ребенку, а очень искусно убедить его в чем-либо. Когда мы что-то говорим другому человеку, сообщаем новую информацию, всегда в нашем взаимодействии присутствует скрытая команда: что другой человек должен сделать в ответ на коммуникацию. Например, когда жена сообщает мужу вечером, что у нее болит голова, она тем самым кроме информации о состоянии, дает команду, которая может быть сформулирована: «Пожалей меня» или «Не беспокой меня», в зависимости от контекста, в котором это было сказано. Когда родители говорят разбаловавшемуся ребенку: «Веди себя прилично! Что люди скажут!». Здесь одновременно  скрытая команда: «Измени свое поведение», а также и команда: «Ориентируйся на мнение других людей, считай это наиболее важным критерием», и даже если смотрим еще глубже в некоторых случаях: «Я не знаю как эффективно влиять, помоги мне».

Вырастая, ребенок усваивает способ влияния родителей как единственно возможный вариант. Или я не прав, или другой. Не может быть двух независимых реальностей.

Когда он строит свою семью он либо по — накатанной воспроизводит все шаблоны, которые были приняты в семье, или если ранний опыт был болезненным, то стремится сделать все наоборот. Но мало кто сознательно начинает отслеживать свои установки, касающиеся воспитания, влияния, взаимодействия с другими людьми. И в любой семье, на ранних стадиях происходит столкновение двух реальностей: мужа воспитывали одним способом, жену – другим. Пытаясь сделать сосуществование возможным, люди ищут разные способы. Если способ неэффективный – появляются стабильные проблемы  в семье, и тогда семья обращается за помощью к психотерапевту.

Давайте рассмотрим подробнее, как работают семейные терапевты:

Когда один из членов семьи испытывает трудности, которые проявляются в определенных симптомах, то эти трудности так или иначе затрагивают всех членов семьи. Такого члена семьи терапевты называют «выделенным»  («предъявленным») пациентом, указывая тем самым, что разделение членов семьи всегда относительно. Как говорится в афоризме: «В котле с кипящей водой нет холодного места».

Симптомы всегда выполняет определенную функцию для семьи, они стабилизируют ситуацию и объединяют всех членов семьи. В 1954 г. Джексон ввел термин «семейный гомеостаз».
Согласно концепции семейного гомеостаза, семья действует таким образом, чтобы во взаимоотношениях поддерживалось равновесие. Члены семьи способствуют сохранению этого равновесия не только явными способами, но и скрытыми. Это равновесие обнаруживается в повторяющихся, циклических, предсказуемых паттернах коммуникации в семье. Когда семейный гомеостаз оказывается под угрозой, его участники прилагают много усилий, чтобы его сохранить.
И один из важных моментов: то, как складываются отношения между супругами, сильно влияет на характер семейного гомеостаза – будет ли обстановка в семье благополучной или наоборот, возникнут проблемы. Супружеские отношения – это ось, вокруг которой строятся все остальные семейные отношения. Супруги являются «архитекторами» семьи.
Отмечу некоторые направления в семейной терапии:

1. Структурный подход (С. Минухин и др.)

Более всего акцент в данном подходе делается на том, как дела обстоят в настоящее время в семье. Также исследуется опыт родительских семей, чтобы понять,  откуда муж и жена научились вести себя определенным образом.

Терапевт может интерпретировать ситуацию, привести в пример яркую запоминающуюся метафору, обращать внимание на какие-то моменты в коммуникации членов семьи, комментировать и показывать к чему может привести подобный способ взаимодействия через какое-то время. Также терапевт нацелен на действие: ситуацию необходимо изменять уже в процессе консультации. И для этого можно изменить пространственное расположение членов семьи, использовать максимально свое тело, терапевт может присоединяться к каждому члену семьи по отдельности и налаживать взаимодействие внутри семейных диад.

Иногда требуется преодолевать напряженность в процессе консультации и идти дальше, подталкивая членов семьи к новому поведению, не смотря даже на то, что они показывают «красный» свет. Разыгрывается драма, напряжение растет. При этом позиция терапевта остается нейтральной – он играет как опытный арбитр, не становясь ни на чью сторону в семье и действуя только ради общего блага и изменения ситуации.

Это не так-то просто нарушить неблагоприятный гомеостаз в семье, который устанавливался длительное время.  Поэтому терапевт должен располагать широким арсеналом всевозможных способов, опыта и уметь погружаться в семейную реальностью, для того чтобы изнутри понимать ее,  и выходить из нее, для того чтобы действовать.

2. Стратегический подход (Хейли, Маданес и др.):

Терапевт рассматривает настоящее: он отслеживает структуру или цикл коммуникации, которая сопровождает какой-либо симптом, проблему. Например, к терапевту обратилась семья, у которой проблемы с воспитанием ребенка, он плохо себя ведет, не слушается. Терапевт смотрит на последовательность взаимодействия членов семьи. Когда возникает напряжение между супругами, ребенок начинает демонстрировать плохое поведение, затем отец строгим голосом пытается влиять на ребенка. После этого мать начинает защищать ребёнка и они спорят с отцом.  Когда терапевт понял последовательность взаимодействия, которая сопутствует проблеме, он может давать предписание, чтобы ее изменить.

Часто в семье конфликты возникают не по поводу того, что «кушать на ужин», а по вопросу — кто это решает и вообще устанавливает правила. В данном подходе акцент делается на семейной иерархии.

Если она четкая, то обстановка в семье  благоприятная. Если иерархия спутана и ребенок стоит во главе или есть скрытые коалиции между членами семьи, другими словами ведется нечестная игра, то как следствие — возникают проблемы.

Собрав достаточную информацию терапевт очень подробно объясняет предписание: что необходимо делать членам семьи, чтобы проблема решилась и, давая предписание, терапевт мотивирует и показывает насколько важно верно его выполнить.

Терапевт может использовать как прямой подход (конкретное четкое объяснение того, что необходимо сделать всем членам семьи), так и парадоксальный, когда семья сильно сопротивляется изменениям.

М. Палаззоли и ее коллеги очень хорошо использовали парадоксальную стратегию с семьями шизофреников. Всем членам семьи предписывается поведение, поддерживающее патологию. Когда терапевт из добрых побуждений предписывает правила системы, должно измениться либо поведение семьи, либо смысл старого поведения, поскольку оно предписано терапевтом.

П. Пэпп различает предписания, основанные на подчинении, или прямые (т.е. терапевт ожидает, что семья их выполнит) и парадоксальные (терапевт ожидает, что семья будет им сопротивляться). Предписания, основанные на подчинении (совет, объяснение и предложение), включают побуждение к открытой коммуникации, обучение родителей способам контролирования детей, перераспределение обязанностей и привилегий между членами семьи, установление правил дисциплины и предоставление необходимой информации. Парадоксальные предписания вызывают сопротивление инструкциям терапевта – либо немедленное, либо возникающее, когда выполнение предписания приводит к абсурду. Пэпп описывает три шага парадоксального предписания:

  • Определение симптома как предназначенного для сохранения стабильности семьи;
  • Предписание симптома, запускающего цикл взаимодействия;
  • Удержание семьи, когда она проявляет признаки изменения.

Например, когда дочь чувствует себя несчастной и  это является ее единственным способом на данный момент обособляться от родителей, терапевт передает кажущее противоречивым сообщение, состоящее в том, что дочь должна быть несчастной, чтобы быть счастливой. Т. к. если она будет счастлива – это доставит удовольствие родителям, что сделает ее несчастной, а если будет несчастна, то и родители будут несчастливы, но как последствие – она доставляет неудовольствие и себе.

Даются такие рекомендации с верой терапевта в то, что дочь способна найти новый способ того, как отделится от родителей.

Когда терапевт умеет применять несколько подходов и видит, какой способ работы подходит для работы с конкретной семьей – результат становится гораздо эффективнее. Проблемы, с которыми работают семейные терапевты, могут варьироваться от психоза до супружеских проблем, одиночества, страхов, проблем в поведении детей и психосоматических симптомов.

Автор — Екатерина Анкина

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *