Про счастье

Про счастье

счастье

Что такое счастье? Есть ли универсальный ответ на этот вопрос? Думаю вряд ли…

Долгие годы я жила с уверенностью в том, что счастье – это проект моего будущего. Что если долго тужиться – морочиться – испытывать лишения и трудности – расти – учиться – развиваться, то в один прекрасный день наступит счастливая пора. И будет она длиться – длиться – длиться…А сейчас «покой нам только снится». И надо очень торопиться – подгонять время – чтобы скорее в эту «нирвану» попасть…И то, что сейчас – совсем неважно, мелко, обыденно и скучно…А вот там, за поворотом и начнется настоящая счастливая жизнь.

Ты ползешь в эту придуманную тобой гору, оступаешься, иногда скатываешься вниз, но точно уверен в том, что покорение вершины наконец-то подарит тебе умиротворение, покой и счастье на всю оставшуюся жизнь…

Не знаю как у вас, но у меня праздник реализации желаемого – читай выхода на вожделенное плато после утомительного подъема – всегда короткий. Да, я радуюсь и горжусь собой какое-то время. Но совсем скоро, оглядевшись как следует на «взятой высоте», замечаю, сколько еще всего «непокоренного» вокруг. Эйфория победы проходит быстро…И ты потихоньку – помаленьку начинаешь карабкаться к новой вершине…

И опять все те же трудности пути…

А что же со счастьем? С тем самым гарантированным – интересно, кем или чем – состоянием будущего, достигнув которого можно будет наконец-то выдохнуть и праздновать всегда?

Когда я первый раз осознала, что мое ожидание суть иллюзия, то расстроилась ужасно…Я искренне негодовала, сердилась на злодейку – судьбу, на какое-то время потеряла интерес к любому виду деятельности кроме вялого и злобного по отношению к окружающему миру «ничего – не – делания». Отсутствие каких бы то ни было гарантий на будущее приводило меня в отчаяние…Неопределенность моего «завтра» лишало меня сегодня желания хоть как-то двигаться…Ступор, тупик, кризис…

Но постепенно забрезжил свет в конце туннеля…Если мое вчера уже состоялось, и мое будущее – без каких – либо твердых и обнадеживающих гарантий, за что я могу держаться в этом водовороте жизни?

Только за свое «сегодня». Потому что именно на «сегодня» я могу хоть как-то влиять – своими мыслями, ощущениями, выборами, поведением. Именно сейчас я могу подарить себе – или отнять у себя – возможность стать счастливой – на этот такой короткий, но точно мой миг «тут и теперь». Я могу проваляться вечер на диване, фантазируя о том, что когда – нибудь напишу умную книжку, которую прочтут миллионы. А могу именно сейчас сесть и написать страничку – другую о том, что меня искренне волнует. Продвигает или тормозит. Забавляет или делает грустной.

Когда я внимательна к себе и к жизни сейчас, я могу осознать, чем моя жизнь наполнена. Или что – в дефиците.

Когда я фокусируюсь на настоящем моменте, я гораздо бережней отношусь к себе. Потому что для меня и правда становится важным то, чем я наполняю свое время сегодня. Ведь гарантий на завтра очень мало. Практически никаких. И тогда актуальный момент наполняется совсем другим вкусом и значением. Время замедляется. Дни перестают мелькать, как сливающийся в однообразную полосу пейзаж за окном скоростного экспресса. Каждый день становится ценным. Важным. Особенным.

Что я сегодня сделала? Для себя? Для других? Зачем? Радуют ли меня результаты? Или огорчают? Как я прожила этот свой день?

Уверена, каждый, задавший себе такой вопрос, точно найдет в своем сегодня хоть совсем крошечный, но кусочек счастья. Ведь счастье – это вряд ли всегда фейерверк, буря эмоций, крики джунглей и брызги шампанского. Это может быть очень простая вещь. У каждого – своя. Улыбка случайного прохожего. Вовремя подошедший автобус. Пятерка, принесенная ребенком из школы. Минус полкило на шкале весов. Вечерняя победа над собой, когда вместо ленивого безделья садишься писать статью. Или звонок матери, что ей стало чуточку лучше…Конечно, в каждом дне и несчастья полно…Такого же на первый взгляд крошечного. Или покрупней. Но тут уже от нас зависит, на чем делать акцент. Что искать – повод порадоваться или причину огорчиться…

И как это ни парадоксально, но с таким подходом и цели на будущее формулировать и достигать легче. Многим знакомо изнурительное «топтание на пороге». Чем объемней цель, чем больше она требует – в твоих фантазиях – трудозатрат, тем трудней начать. Накатывает протест или ощущение своего бессилия…

А если я живу именно сегодня, и для меня мое «сегодня» — единственная «прочная» реальность, я точно могу опознать, какой кусочек желаемого – или какой шажок к цели – я могу сделать сейчас. И постепенно достижение цели вместо трудного «грандиоза» превращается в цепочку твоих маленьких, но вполне реальных шагов…

Так что счастье по-моему вполне реально и доступно. Причем в каждодневном режиме.

Все зависит от тебя…

АвторИрина Лопатухина

Я боюсь Фредди Крюгера!

Я боюсь Фредди Крюгера!

Фредди Крюгер

Моему племяннику Вовке было 5 лет, когда он случайно увидел фильм про Фредди Крюгера. Мальчишка он живой, энергичный, экспериментатор и фантазер. Чудовище из фильма впечатлило Вовку и сильно напугало. Фредди стал сниться ему во сне – как он вылезает из могилы; монстр завладел его воображением и чудился в самых неподходящих местах. Ребенка стало невозможно оставить одного в комнате даже на пять минут. Сестра рассказала мне об этом – «Может, поработаешь с ним?».

Я, конечно, не работаю с близкими, но эта ситуация могла разрешиться просто через игру, поэтому я решила попробовать.

Традиционный способ избавиться от страха, известный всем родителям, — воплотить его и уничтожить — порвать или даже сжечь. Я позволю себе выразить несогласие с этим способом. Для меня это магический способ обращения со своими переживаниями – если что-то уничтожено, значит, этого не существует. К сожалению, в переживаниях действует другой закон – избегая чего-то, мы усиливаем страдание. Избегая встречи со страхом, просто отбрасывая, мы его увеличиваем.

Поэтому я пошла другим путем. Я предложила племяннику нарисовать чудовище Фредди. Он не сразу согласился, потому что ему было очень страшно. Когда монстр появился на бумаге, я стала расспрашивать о нем Вовку. Какой Фредди Крюгер и чем он опасен для Вовки, и главное – как он его пугает, что он конкретно делает такого, что ему становится страшно.

Я руководствовалась при этом следующими соображениями. В страхе, как в сундуке с замком, спрятаны сокровища – энергетические ресурсы организма. Страх сопровождается выбросом адреналина, который дает силы на то, чтобы убегать или бороться. Это и есть та сила, которая делает страх полезным и оправданным природой. Есть опасность – нужно спасаться.

Но опасности бывают разные. Они бывают осознанными и адекватными, когда объект страха – то, чего нужно бояться, распознан. А бывают неосознанными и странными. Когда девочка боится ведьму, страх может быть адресован маме. Когда-то мама напугала девочку – возможно громкими звуками или резкими действиями, и в памяти девочки остались именно эти конкретные действия. Но маму бояться не всегда «удобно» для психики маленького ребенка. Поэтому эти же действия неосознанно приписываются подходящему объекту в мире – или сказочному герою, или животному, насекомому, природному явлению, чему угодно. Ребенок начинает бояться чего-то странного, того, что часто не представляет никакой опасности. Как правило, этот объект наделен завидной силой и энергией. Тогда, чтобы понять, что именно является угрожающим для ребенка, нужно узнать, какие опасные действия совершает пугающее существо.

Теперь вернемся к племяннику. Я узнала от Вовки, что Фредди может внезапно вылезти из могилы, схватить его и утащить. Я подробно расспросила Вовку, что с ним будет происходить, когда Фредди нападет на него, как ему будет страшно, как он почувствует этот страх, и попросила показать, как он будет бояться. Вовка затрясся и задрожал, заклацал зубами, правда, немного смущаясь при этом. Таким образом, мы активизировали полюс, связанный со страхом, или полюс жертвы.

Дальше, внимание!, мы сделали следующий шаг – я предложила Вовке стать Фредди Крюгером. «Теперь представь, что ты стал этим чудовищем. Покажи, как ты вылезаешь из могилы, как ты хватаешь Вовку, как ты тащишь его за собой, как ты внезапно появляешься и пугаешь его». Вовка посмотрел на меня с несомненным интересом. Я, его, наверное, никогда так не удивляла. Тем не менее, он поиграл во Фредди Крюгера. Несмотря на то, что после этой игры небольшой страх у Вовки все равно остался, через некоторое время Фредди был забыт, и больше не беспокоил ребенка.

Здесь действует следующий механизм. Кто-то пугает ребенка определенным способом – отец подбрасывает младенца вверх так, что ребенок неожиданно теряет контроль. Если это происходит часто, ребенок может усвоить такой же способ пугания других людей – сделать что-то неожиданное. Потом ребенок ребенок по разным причинам выносит или проецирует свою «пугающую» часть во внешний объект. Этот ужасный объект – паук, ведьма, Фредди Крюгер является спроецированной частью самого ребенка, которая не осознается. Маленький человек как бы разделяется на две части – на боящегося, слабого, дрожащего, живущего внутри, с которым соотносит себя ребенок, и на нападающего, сильного, энергичного, который живет во внешнем мире, в том самом пугающем объекте, которого он боится. Задачка психотерапевта – вновь воссоединить эти части.

Когда я предложила Вовке стать Фредди Крюгером, я активизировала в нем полюс нападающего. В психотерапии это называется – присвоение проекции страха. Через это действие мы возвращаем во внутренний мир личности ту часть, живущую во внешнем мире. Поскольку в пугающем объекте спрятано много энергии и силы, присвоив ее себе, вернув обратно, человек может изнутри прочувствовать, что он может справиться с ситуацией, может защищаться. Личность вновь становится целостной. И тогда страх проходит.

Здесь важно добиться телесной экспрессии и наиболее полного вживания в роль. Пусть ребенок как можно экспрессивнее сыграет роль страшного объекта. Пусть он станет чудовищем из своих снов или фантазий, изображая его – двигаясь, как он, рыча, кряхтя, нападая, ползая, показывая зубы, размахивая руками. Чем полнее ребенку удастся идентифицироваться с энергией вынесенного вовне страха, тем полнее он вернет себе обратно часть своей личности, способную к борьбе или бегству, способную справиться с опасностью.

Ту же методику можно применять и при работе со страхами у взрослых людей.

В заключение хочется добавить, что аллюзии на эту тему содержатся, например, в преданиях об оборотнях. Эти предания, повествующие о людях, превращающихся в агрессивных хищников, намекают на то, что в человеке живет неведомая и непризнанная сила. Профессиональные психотерапевты занимаются тем, что знакомят человека с этой силой, помогают принять и признать ее право на существование, учат договариваться со своей оборотной стороной, использовать ее ресурсы в ситуациях, когда нужно отстаивать себя, защищать и менять ситуацию в свою пользу.

Автор — Юлия Дунаева